Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | LAT


Александр Больных
Железный Замок
 < Предыдущая  Оглавление > 
22. Радуга Счастья
Полотнища странного прозрачного пламени трепетали над неряшливой грудой камней, в которой совершенно невозможно было угадать очертания горделивых башен замка. Огонь то вздымался к самому небу, слабо трепеща, то прижимался к земле, хотя не чувствовалось ни малейшего ветерка. Иногда развалины выплевывали клубы густого черного дыма, которые поднимались, образуя лохматые кольца. Морской Король поймал себя на том, что глупо улыбается, хотя было ему вовсе не до смеха.
Он стоял на самом краю крутого обрыва, не обращая внимания на сыплющиеся из–под ног мелкие камешки. Как он попал сюда? Он бежал, не помня себя от гнева и страха. Словно во сне, король выбрался из замка перед самым штурмом, ошеломленный и растерянный. Он привык считать Двухголового земным воплощением зла, силой непредставимой и неодолимой, а на проверку колдун оказался тем же эфемерным мыльным пузырем, что и Хозяин Тумана. Морской Король заскрипел зубами, посылая бессильные проклятья копошащимся внизу людям. Если бы он не страшился, то сейчас же бросился бы душить их собственными руками. Но... Ему оставалось лишь бессильно злобствовать. Морской Король не хотел второй раз попадаться людям.
Одна назойливая мысль не давала покоя королю: неужели силы мрака, которым он служил всю жизнь, действительно обречены? Уходят один за другим Фрозен, Хозяин Тумана, Эвигезайс, Двухголовый... Не может того быть, чтобы людишки одолели, не может и не должно. Ведь подземелья Железного Замка темны и глубоки, они уходят в бездонные огненные глубины, где обитает зло. Пусть сегодня краткоживущие взяли верх, завтра зло возродится еще более сильным. Они поборются!
Морской Король начал громко произносить слова заклинания. Зловеще гремели в тишине слова Черного языка, но короля волновало другое – откликнется ли тот, кого он вызывал. И король обрадованно заплясал, ощутив, как шевельнулось вдалеке жуткое существо, созданное мраком. Король радостно захохотал и погрозил кулаком долине.
И замер раскоряченной статуей.
Потому что увидел, как бешеное пламя объяло скалу, на которой недавно стоял Железный Замок. Густой желтый цвет огня постепенно перешел в красный. Замелькали белые проблески, огненный шар выплевывал черные стрелы дыма, от ужасающего жара занялся вереск на склонах ущелья. Клочья дыма прекратили разбегаться в стороны и собрались в большой ком, который принялся расти вверх, пробив тучи. Король зажал себе рот, чтобы не закричать. Черно–красный столб рассеял пелену туч, и проблески огня совершенно затмили солнце. А потом вершина столба растеклась, образовав подобие шляпки гриба...
– Проклятье... – застонал король. – Почему Хозяин Тумана меня не послушался, когда я советовал ему убить каменного великана?! Ведь он сродни Радужникам! Такому нельзя верить ни на миг! Камень всегда таит в себе измену.
Довольно странный вывод... Но Морской Король не помнил себя от злобы. Великан Каменные Глаза, взорвавший подвластную ему гранитную гору, совершил то, что король полагал невозможным – надолго, если не навсегда, похоронил золотую шахту.
Король дернул перстень–паука, и тот слетел с пальца, словно бы и не прирос к нему намертво. Короля прошиб холодный пот. Это могло значить только одно – кольцо потеряло свою волшебную силу. Гибель золотой шахты повлекла за собой уничтожение последних остатков могущества Морского Короля. Трясущимися пальцами он поспешно надел кольцо обратно, пролепетал заклинание... и облегченно вздохнул. Раздалось знакомое гудение, промелькнула невесомая золотая сеть. Но король подметил, что произошло это после ощутимой заминки и летела сеть немного медленно. Все–таки кольцо стало слабее, хотя страхи короля во многом оказались беспочвенны.
А вскоре явился и тот, кого звал король. Отвратительно пища, перед ним бил крыльями огромный туманный нетопырь. Удушающее зловоние, испускаемое этим сгустком мрака и пыли, показалось Морскому Королю райским благоуханием. Нетопырь, повинуясь приказу, подхватил короля когтистыми лапами и поднялся в воздух. Он описал широкий круг над долиной и тревожно запищал, спрашивая, куда лететь. Морской Король на мгновение замялся. Он хотел убраться как можно дальше от места очередного поражения, просто бежать от опасности подальше... Но настало время подумать о будущем. Колебания не затянулись.
– Келатрионазверн! – радостно выкрикнул король.
Там, во владениях Подземной Ночи, он переждет смутное время, соберется с силами, найдет союзников. И кто знает, может, в запутанных лабиринтах пещер отыщет дорогу к золотым жилам? Нетопырь сделал еще один круг и, словно выпущенная из гигантского лука стрела, помчался прочь.
Рюби, Ториль, Хани и Дъярв смотрели на дымящуюся яму, в глубине которой клокотала жидкая ярко–алая масса. Их лица зарумянились, и временами Хани казалось, что вот–вот они изжарятся заживо. Но непонятная сила задерживала всех, принуждая смотреть на огонь.
– Ужасно, – сорванным голосом вымолвил Дъярв. – Никогда не подумал бы, что существуют в мире силы, способные расплавить огромную каменную гору, словно комочек воска. Ужасно.
– А ведь ты все время жил рядом с этой силой, – усмехнулся Хани.
– Великан Каменные Глаза, – догадалась Ториль. Она судорожно передернула плечами и прижалась к Дъярву, словно искала у него защиты.
Дъярв побагровел от смущения.
– Мы... Я...
– Не беспокойся, – сказал Хани. – Больше он не будет вредить Свободному Народу и уйдет в горные глубины. Он сильно изменился со времени нашей последней встречи. Ты напрасно не пошел с нами, когда мы вместе с Волосатыми искали его.
– Только этого мне не хватало, – буркнул Дъярв. – У меня своих забот было выше головы.
– А будет еще больше. Ведь нам предстоит восстанавливать Тъерквинг, – добавила Ториль.
– Нам? – удивился Хани. – Да, конечно... Но придется, видимо, снова искать великана. Без его помощи трудно будет заново отстроить города. Ведь ему подчиняется гранит, способный не только разрушать, но и созидать.
– Спасибо, – чрезмерно вежливо поклонился Дъярв. – Постараюсь обойтись без него.
Рюби со странным выражением смотрела на них, потом глухим, сдавленным голосом произнесла:
– Все отлично. Зло побеждено и вырвано с корнем, начинается новая жизнь.
Глядя на нее, помрачнел и Хани.
– Я отдал бы все на свете, чтобы только вернуть брата.
– Брата? – переспросила принцесса. – Слишком уж он не похож на тебя. И не только лицом.
– Действительно, немного странно, – согласился Дъярв. – Я мало знал Чани, но мне всегда казалось сомнительным ваше родство. Какой–то он был... замороженный.
– Не говори так! – выкрикнул Хани. – Родители никогда не делали между нами никакого различия и любили нас одинаково. Не вздумай рассказать вздорную историю о подброшенном младенце в парче и золоте. Он был моим братом! Плохой ли, хороший ли... Нет, я не то говорю. Он всегда был хорошим.
– Только напрасно он вообразил себя принцем, – вздохнула Ториль. – Черный Меч умело находит слабину в сердцах и здесь тоже быстро нащупал уязвимую струну. Какой из него Чанганна Ослепительный?
– Однако он был до странности похож на изваяние древнего короля, которое мы видели на Большом Болоте, – принялся защищать брата Хани. – Так что не известно, совершенно ли беспочвенны его претензии.
– Тогда выходит, что он тебе не брат, – усмехнулась принцесса. – Или ты всерьез начнешь утверждать, что среди ваших предков были короли Анталанандура?
– Конечно, нет, – уныло согласился Хани. – Полная глупость. Но все–таки, кто из вас объяснит такое поразительное сходство?
– Случайность? – неуверенно предположил Дъярв.
– Не думаю, – Рюби была предельно серьезна. – Что–то здесь кроется, но разгадку мы, похоже, не узнаем никогда...
Но Хани уловил недоговоренность в ее словах и нервно воскликнул:
– Ты о чем–то умалчиваешь! Не хочешь ли ты сказать, что мой брат был не только орудием, но и созданием темных сил?!
– Не знаю... – Рюби опустила голову. – Исключить полностью такую возможность я не могу. Ведь все происходящее – не более чем мелкий эпизод в вечной борьбе света и мрака. Для вас это великая война, грандиозные битвы, крушение целых царств, однако подобное происходило сотни раз в прошлом и будет происходить тысячи раз в будущем. Миру предстоит увидеть битвы гораздо более страшные. Миллионы людей будут сгорать в адских кострах, по сравнению с которыми сегодняшний пожар – жалкий костерок рядом с извержением вулкана.
– Ах, как коротка и быстротечна человеческая жизнь, – язвительно вставила Ториль. – С высоты каменных тысячелетий она выглядит такой крошечной и никчемной...
– Напрасно ты пытаешься завязать спор, – Рюби снисходительно улыбнул