Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
полезли вверх. Огибая белесый голец, след "Икара"  круто  брал  влево.  За
гольцом подъем неожиданно кончился, и след  очень  резко  ушел  вниз  и  в
сторону. Не сбавляя скорости, Макгерти крутнул  транспортер  -  на  экране
заднего обзора взметнулись  вверх  комья  вывороченной  гусеницами  почвы,
жгуты лиан - и вдруг резко нажал на тормоза.
     - Ты что? Черт! - Дорнье чуть не разнес лбом приборную доску.
     - Смотри!
     В нижней части пологого склона  прямо  перед  ними  след  упирался  в
обширную,  искромсанную  гусеницами  прогалину,  черную,  будто  выжженную
огнем.
     - Вижу, - Дорнье впился глазами в экран лобового обзора, в  то  время
как Макгерти стремительно обегал пальцами клавиатуру управления. - Что  бы
это могло быть?
     - Я  думаю...  -  Макгерти  облизнул  пересохшие  губы.  -  Я  думаю,
полоснули излучателем защиты. Вон какую полосу выжгли!
     - Но ведь это... - Дорнье разом осунулся, будто похудел, лишь  черные
усы топорщились на его заострившемся посеревшем лице.
     - Литер "Эй"! - хрипло сказал Макгерти.
     Они оба знали, что это значит. На этой обгорелой поляне кто-то совсем
недавно пустил  в  ход  боевой  излучатель,  то  есть  применил  последнее
средство, допустимое только в случае возникновения смертельной опасности.
     Этот пункт  в  уставе  межпланетчиков  был  обозначен  литерой  "Эй".
Нарушить его - применить боевой излучатель на поражение без крайней на  то
необходимости - значило навсегда вычеркнуть  себя  из  списков  допуска  к
работе  в  неземных  мирах.  Каждый  случай  применения   боевого   оружия
рассматривался специальной Комиссией Безопасности.  Даже  поисковик,  даже
изыскатель на границах известного Пространства до последней минуты медлил,
прежде чем нажать алую клавишу боевого излучателя.
     И Макгерти, и  Дорнье  помнили  -  трех  лет  не  прошло  со  времени
потрясшего мир случая  с  доктором  Алесандро.  Ведя  одиночный  поиск  на
боте-разведчике в системе Черных близнецов F-740,  доктор  был  неожиданно
атакован неизвестной машиной или существом. Бот получил повреждения систем
ориентации и жизнеобеспечения. Стоило Алесандро нажать клавишу излучателя,
и он превратил бы неизвестного агрессора в плазму. Но  доктор  не  решился
уничтожить это, быть может, единственное в своем роде существо. Окутавшись
защитным полем, Алесандро  до  последней  возможности  вел  видеосъемку  и
замеры параметров атакующего его объекта. Подоспевший на выручку аварийный
бот снял с поврежденного  корабля  ученого  блоки  информации,  но  спасти
самого Алесандро не успел.
     И вот здесь, на мирной уютной Дикси, где хищная  фауна  отсутствовала
напрочь, совсем недавно произошло нечто страшное - только этим можно  было
объяснить весь этот обугленный хаос разрушения.
     - Мак, - почему-то шепотом сказал Дорнье. - Надо немедленно  сообщить
в Центр.
     - Не выйдет, - Макгерти не отрывал рук от клавиатуры.  -  Я  поставил
поле полной защиты.
     - Мы можем не успеть, Мак, - Дорнье бессознательно натягивал наушники
приемопередатчика.  -  Еще  не  известно,  кто  стрелял: "Икар"   или   по
"Икару"...
     - Стрелял "Икар", - Макгерти показал на  экран  правого  обзора,  где
отчетливо был виден уходящий  в  заросли  след  гусениц.  -  Они  стреляли
справа, вот из той просеки, а потом  кормой  вперед  пятились  в  джунгли.
Предварительно испахали всю  поляну,  видимо,  маневрировали.  Как  же  их
приперли, если парни решились-таки на залп? Потом ушли.
     - След неровный, - Дорнье подкрутил верньер  увеличения.  -  Зацепили
их, что ли? Мак, надо сообщить в Центр! Скорее!
     - Давай!  -  тяжело  выдохнул  Макгерти.  -  Готов?  Меняю  плотность
защиты...


     - Вот мы и дома! - Алексей опустился  на  сложенные  у  стены  пещеры
транспортные мешки. - Прошу! Сейчас соорудим чего-нибудь пожевать.
     Раэнгаоратила с интересом  оглядывалась.  Ей  все  нравилось  в  этом
нехитром лагере,  разбитом  на  глубине  более  километра  от  поверхности
планеты. В груди еще не утих  щемящий  восторг  спуска  в  бездну  входной
пропасти, когда на протяжение  долгих  минут  спуска  перед  глазами  лишь
шероховатая титаническая стена да зыбкое марево сиреневых испарений.
     Подземный лагерь был разбит в защищенной от ветра  нише  уходящей  со
дна Пропасти галереи. Здесь было темно, но зато тепло и безопасно: ближе к
выходу со  стен  Пропасти,  особенно  во  время  дождя,  шли  нескончаемые
камнепады, и находиться на ее дне было смертельно  опасно.  Днем  и  ночью
камни били  в  дно  Пропасти,  заросшее  диковинными  растениями,  которые
ухитрялись расти здесь в условиях  тусклого  света,  холода  и  постоянной
бомбардировки  сверху.  Углубляться  в  "Донные  джунгли"  пока  никто  не
рисковал,  хотя  кое-кто  из  глубинщиков  уже  вынашивал  планы  разведки
таинственных зарослей. Подумывали даже спустить на  дно  танк-транспортер,
которому нипочем прямые попадания каменного ливня. Но пока это были только
планы.
     Так что лагерь был  самый  настоящий  -  подземный:  две  ярко-желтые
палатки под  высокими  влажными  сводами.  Раэнгаоратила  с  удовольствием
осмотрела сложенные из плитняка стол и лавки, заглянула в палатки, подошла
к кухне, оборудованной на бурой глине галереи несколько в стороне.
     Алексей молча возился с газовой  плиткой:  вставил  новый  баллончик,
погремел пустыми котелками.
     - Ты располагайся, Ора, -  сказал  он,  тяжело  поднимаясь.  -  Я  за
водичкой схожу.
     Девушка живо обернулась:
     - За водой? Я тоже пойду! Ладно?
     Алексей молча пожал плечами:
     - Тут недалеко... Пойдем, если хочешь.
     Он включил светильник и загрохотал камнями  куда-то  вниз  за  черный
поворот галереи. Раэнгаоратила  решительно  последовала  за  ним,  освещая
дорогу ярким светом нашлемного фонаря. Пол был усыпан рухнувшими со сводов
и стен глыбами, поэтому передвигаться было неудобно. Несмотря на природную
ловкость, девушка с трудом поспевала  за  долговязой  фигурой  глубинщика.
Алексей двигался, будто не  спеша,  его  длинные  ноги  в  тяжелых  горных
ботинках внешне неловко переступали по шатким обломкам, и тем не менее  он
очень редко оступался.
     Вода блеснула впереди неожиданно - черное матовое зеркало  в  боковой
арке. Поверхность озера красноватыми огоньками отразила лучи  их  фонарей.
Алексей наклонился, зачерпнул котелком черную воду, от чего по ее  матовой
поверхности разбежались концентрическое круги.
     - Ловко это у вас получается! - Раэнгаоратила присела рядом, осветила
арку уходящего над водой хода.
     - Что именно?
     - Ну,  вот  это...  -  Раэнгаоратила  отвела  луч,  покрутила  желтой
перчаткой. - О! Ходить. Ведь ни разу не споткнулись даже!
     - Привычка, - Алексей  мельком  глянул  на  девушку.  В  пропасти  не
принято при разговоре смотреть друг другу в лицо - свет фонарей  неприятно
слепит глаза. - В нашем деле главное не спешить, так?
     - Мощно тут! - Раэнгаоратила посвечивала фарой по сторонам. - Это  же
надо, какие масштабы!
     - Мощно! - согласился Алексей. - Завтра вниз пойдем, там посмотришь.
     Эхо их шагов гулко отдавалось под сводами.
     На  голубом  пламени  горелки  запыхтел  автоклав.  Порывшись   среди
упаковок,  Алексей  быстро  вскрыл  несколько  пакетов:  одни  засыпал   в
посудину,  другие  расположил  на  каменном  столе,  достал  пару  кружек.
Огромными  черными  глазами  Раэнгаоратила  задумчиво   следила   за   его
манипуляциями. Вот он пригасил горелку,  снял  автоклав,  поставил  его  в
изотермическую баню на каменном столе.
     -  Кушать  подано,  -  Алексей  прочно  уселся  на  импровизированную
скамейки. - Что будем заваривать? Какао? Мед? Молоко?
     - Что-то я прямо как в  гостях!  -  девушка  чуть  смущенно  покачала
тяжелым шлемом. - Но... один момент! - она быстро поднялась и прошелестела
пологом палатки.
     - Ора, спальник захвати! Скоро нас холодок прихватит.
     - Момент!
     - Так что будем заваривать?
     Из палатки донеслось шуршание.
     Не дождавшись ответа, Алексей засыпал в автоклав сухой  мед,  молоко,
витаминный чай, а когда оглянулся, не удержал удивленного  междометия.  На
каменном выступе  стола  горела  свеча.  Раэнгаоратила  смотрела  на  него
сияющими глазами:
     - Хорошо?
     - Ну-у! - Алексей покрутил головой. - Еще бы! Откуда?
     - С Земли, - девушка  мягко  поправила  фитилек.  -  Выключите  свет,
Альоша.
     Алексей вырубил  осветитель,  и  лагерь  сразу  погрузился  в  зыбкий
оранжевый полумрак. Подстелив под себя непромокаемые спальные мешки, они с
комфортом расположились у каменного стола.
     - Ну вот теперь мы с вами как давным-давно, правда? Очень люблю живой
огонь. Вот, ношу с собой для торжественных случаев...
     Раэнгаоратила наполнила кружки дымящейся жидкостью. Алексей рассеянно
следил за ее длинными пальцами. На душе было тошно.  Короткий  разговор  с
Сандрой по радиотелефону разбередил утихшую было внутреннюю боль. И  в  то
же время он понимал: все прошло,  кончилось,  ушло  безвозвратно.  И  было
смутно и  больно,  будто  кончилось  детство,  словно  снилось  солнце,  а
проснулся - и снова дождь. И еще не покидало чувство  вины.  Зачем  Сандра
приходила в лагерь? Заблудилась, случайно. Случайно?  Пусть  случайно,  но
ведь снова, как тогда в городе, она протянула ему руку для  примирения,  а
он не смог. Не смог преодолеть в себе оцепенелости. Был  сух,  безразличен
до неприличия, даже не расспросил как следует, что там у нее  случилось...
А, черт! Надоело все это самокопание, на-до-е-ло!
     - ...Альоша, вы меня не слышите? - из  сумбура  образов,  теснившихся
перед его внутренним взором, медленно проступила реальность - точеное лицо
Оры, затененные ресницами чуть удивленные участливые глаза.
     - Прости, задумался, - Алексей виновато провел ладонью по лицу.
     - Ой-ой, не надо! -  девушка  схватила  его  за  руку,  отстранилась,
осматривая. Алексей удивленно следил  за  ее  действиями  -  и  вдруг  она
прыснула, рассмеялась, и эхо подхватило ее смех.
     - Задумчивый рыцарь, вы стали похожи на... на трубочиста!
     Опомнившись, Алексей глянул на ладонь, черную от  копоти:  угораздило
же  лапнуть  за  днище  котелок!  Представил  свою  физиономию  и   нехотя
улыбнулся:
     - Что, хорош?
     - Дивно! -  Раэнгаоратила  снова  перехватила  его  руку.  -  Давайте
помогу, перемажетесь еще больше.
     Она смочила платок водой и осторожно  стерла  сажу  с  лица  Алексея.
Чуткие пальцы девушки неожиданной лаской скользнули по его щекам.
     - Ора, - сказал Алексей, все еще ощущая ее мимолетные  прикосновения.
- Ора, я думал, мне показалось. А почему мы вдруг перешли на "вы"?
     Ресницы девушки взлетели,  лукавые  искорки  озарили  расширенные  во
мраке зрачки.
     - Помните Окуджаву? "Зачем нам быть на "ты", к чему?"...
     - ..."Мы искушаем расстоянья"? - Алексей улыбнулся.  Включаясь  в  ее
настроение, спросил: - Вы знаете Окуджаву?
     - Его песни... - Лица Оры осветилось ответной улыбкой. - Кто искушает
расстоянья, не может не знать их...
     - Пожалуй. Ну а все же?
     - Альоша... Для меня это такой обычай. Вот вы, наверно, часто бываете
под землей, в пещерах, да?
     - Естественно, такая работа.
     - А для  меня  Пропасть  -  это...  храм.  Я  ведь  по  специальности
радиотехник. Спелеология для меня, скорее, увлечение, это...  как  бы  это
сказать... душа. А в душе, как в храме, все должно  быть  возвышенно...  -
она замолчала. - Вы не слушаете. Наверно, я зря об этом.
     Они смотрели на огонек свечи, не замечая подступавшего холода пещеры.
     - Нет, нет, я весь внимание, - Алексей достал из кармана  комбинезона
аптечку, из нее - сигарету, наклонился, прикурил от свечи. - Вы будите  во
мне что-то такое давнее, полузабытое. И  ведь  было  это  раньше,  но  вот
осталось только ощущение. Черт! Это ведь страшно важно,  все  то,  что  вы
сказали, Ора! В душе обязательно должно быть хоть чуточку чище, чем вокруг
нас. Иначе исчезает суть, ясность. И душа превращается  в  мусорную  кучу,
неотличимую от повседневности. Это чертовски тяжело, когда на душе болото!
Простите, я, кажется, не о том.
     - "Давайте горевать и плакать откровенно"... -  чуть  слышно  сказала
Ора.
     - "То вместе, то поврозь, а то попеременно", - улыбнулся  Алексей.  -
Нет. Горевать, а тем более, плакать мы больше не будем.
     - А вам уже легче, - сказала  Раэнгаоратила  и  смутилась.  -  Вы  не
сердитесь, Альоша?
     - За что?
     - Я слышала ваш разговор с Сандрой... На спуске. Потом  сообразила  и
отключила шлемофон. Страшно не люблю, когда лезут в душу, а сама - вот.
     - Ерунда, - Алексей, внешне спокойно затушил окурок о камень.
     - Нет, не ерунда, - девушка заглянула ему в глаза. - Вы поссорились?
     - Наоборот, - усмехнулся Алексей.  -  Помирились!  Только  иногда  не
знаешь, что лучше...
     - Худой мир лучше доброй ссоры. Но вы уже справились.  Самое  трудное
позади.
     - Да? И ждет меня дальняя дорога и интерес в казенном доме...
     Девушка неотрывно смотрела на него.
     - А вы не пара, - вдруг сказала она. - Не  сердитесь,  Альоша.  Я  не
хочу вас сбивать. Просто вижу. Ваша удача еще впереди.
     Слова больно кольнули в сердце. Не пара? Ей-то откуда знать: пара или
не пара!
     - Моя прапрабабушка была колдуньей, - как бы в  ответ  на  его  мысли
улыбнулась Ора. - Я говорила, помните? Когда-нибудь вы  вспомните  меня  и
этот наш разговор и порадуетесь, что я оказалась  права.  Ну,  пожалуйста,
Альоша! - мягкой ладошкой она снова провела по его уже колючей  от  щетины
щеке.  И  как  тогда,  в  "Икаре",  Алексей  поразился  ласковому   покою,
исходящему от ее рук: будто легкая пена ложилась на тлеющие  болью  уголья
его души,  и  боль  послушно  отступает  все  глубже  и  глубже,  оставляя
невесомую теплую золу.
     Алексей поднял руку и легонько прижал пальцы девушки к своему лицу:
     - Ой, Ора, чую, не только бабушка у вас!..
     Раэнгаоратила рассмеялась, но руку не отняла:
     - Я же говорю! Какой у  нас  чудный  вечер,  правда,  Альоша?  Свечка
горит, и мы - в пещере!
     - И утром я уйду за мамонтом!
     - А я буду поддерживать очаг? Нет уж, я пойду с вами!
     Они рассмеялись, и Алексей ощутил, что на  душе  становится  легко  и
прозрачно. Будто звонким осенним утром.
     Резко зазвонил аппарат связи.
     - Вызов! - Раэнгаоратила метнулась к трубке. - Альоша, посветите!
     Алексей нажал на кнопку осветителя.
     - "Лагерь один" слушает! -  Алексей  с  удовольствием  слушал  низкий
голос девушки, освещая ее  гибко  склонившуюся  к  передатчику  фигурку  в
желтом люминесцентном экзотермике.
     - Говорит "Лагерь два", - усиленный динамиком голос Джо умножило эхо.
- Базовый, что слышно?
     - Это он с верхом, - сказал Алексей.
     Раэнгаоратила подняла глаза  и  чуть  заметно  кивнула.  Теперь  она,
неотрывно, смотрела на него, но чувствовалось - вся была  там,  на  другом
конце связи.
     В приемнике заурчал далекий Мишкин голос:
     - Без изменений, командир. "Икар" в базу  не  вернулся.  По  следу  с
биостанции вышел аварийный транспортер. Давно пошел, часа два назад.  Пока
никаких известий. Биологи запрашивали, не  приходил  ли  к  нам  охотничий
транспортер Дайка.
     - Ну? - в голосе Джо прорвалось нетерпение.
     - Никого не было, командир! - Алексей отчетливо представил, как Мишка
машинально разводит руками. - И Сандра тоже  ничего  не  знает.  Она  было
собралась пешком на биостанцию топать, так мы не пустили.
     - Правильно сделали, - Джо помолчал, видимо,  осмысливая  информацию,
потом сказал: - "Лагерь один", как у вас?

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг