Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
его, пожалуй, не меньше, чем перевернутый вверх тормашками мир.
     - Мы вот тут сидим, - веско молвил он, - а туда, может  быть,  сейчас
тарелка прилетит...
     - Ну и флаг ей в руки! - беззаботно отозвался Ромка.
     - Дел, что ли, дома нету? - злобно спросил Василий.
     - А какие дела?
     Василий отнял взгляд от опрокинутого в вышине здания и  с  неприязнью
посмотрел на стриженого Ромку.
     - Ты ж дома не ночевал! Родители, поди, с ума сходят!..
     - Ага! Сходят! - сказал Ромка. - Им сейчас - хоть ночуй, хоть нет...
     Василий вспомнил о семейном положении задержанного и крякнул.
     - Ну все равно... Тебе вон, наверное, в армию идти!
     Ромка заморгал и вдруг во все глаза уставился на Василия.
     - Идти, - упавшим голосом подтвердил он. - В мае.
     - В этом?
     - В следующем...
     Василий скривился и чуть не сплюнул.
     - Защитнички...
     Его мрачный взгляд упал на  крадущегося  по  краю  площади  пушистого
лупоглазого зверька и несколько смягчился.
     - Эй, чита! - позвал Василий. - Иди  сюда!  Иди,  не  бойся!..  -  Он
чмокнул и призывно похлопал по коленке.
     Существо уставилось на Василия, как рыба-телескоп, и, издав  сердитую
трель, поспешно скрылось за соломенно поблескивающей опорой.
     - А чо? Ништяк! - в озарении промолвил вдруг Ромка. - Спать можно  на
полу, пожрать - дадут...
     - Бредишь, что ли? - недовольно спросил Василий.
     Ромка смотрел на него, приоткрыв рот.
     - Пока призыв - здесь  перекантоваться!  -  выпалил  он.  -  А  через
полгода армия профессиональной станет!..
     Василий сначала оторопел, потом потемнел лицом и, упершись ладонью  в
пол, повернулся всем корпусом к Ромке.
     - Ах ты паразит!.. - выговорил  он.  -  Да  я  тебя  под  конвоем  на
призывной пункт приведу, понял?..
     Ромка  надулся  и   демонстративно   принялся   изучать   пятиэтажку.
Зардевшиеся уши торчали как-то по-особенному обиженно.
     - И чего вы все так армии боитесь? - подивился Василий. -  Она  ж  из
вас людей делает! Вот посмотри на меня...  Ведь  таким  же,  как  ты,  был
обормотом! А отслужил - человеком стал...
     - Ментом ты стал, а  не  человеком!  -  не  подумав  о  последствиях,
буркнул Ромка.
     Последовала страшная предынфарктная пауза.
     - Как ты сказал? - сдавленно переспросил Василий, и  Ромку,  внезапно
оказавшегося на  ногах,  отнесло  шагов  на  десять  в  сторону.  -  А  ну
повтори!..
     - А чего, нет, что ли? - нагло ответил Ромка, отступая  еще  шага  на
три. Действительно, терять ему уже было нечего.
     -  Н-ну!..  -  Василий  сделал  резкое  движение,  как  бы  собираясь
вскочить, и Ромка что было сил дернул к дальнему выступу  опоры.  Метнулся
за угол и с легким вскриком скрылся из глаз.
     -  Пар-разит!..  -  прорычал  Василий,  вновь  опускаясь  на  пол   и
приваливаясь лопатками к стене. - Ну вот вернись только!..
     С темным от недобрых замыслов лицом, он сидел, изредка взглядывая, не
высунется ли из-за бледно-золотистого скругления опоры лопоухая  стриженая
голова. Голова что-то все не показывалась, и Василий ощутил  беспокойство.
Неужели и вправду сбежал, придурок?.. А потом скажет: заблудился...
     - Да нужен ты мне больно! - громко и сердито сказал Василий. - Еще не
гонялся я за тобой, за паразитом!..
     Повторялась история с летающей тарелкой. Ромка наверняка  затаился  в
какой-нибудь нише  и  молчал  из  вредности.  Василий  ругнулся,  встал  и
зашлепал босиком к бледно-золотистому выступу.
     - Ну чего дурака валяешь?.. -  Василий  не  договорил  и  отшатнулся.
Сразу за поворотом на светлом искрящемся покрытии разлеглись, подстерегая,
два овальных пятна неизвестно откуда падающей тени.



                                    7

                                        Где стол был яств, там гроб стоит.
                                                          Гаврила Державин

     Василий попятился. Из дырявой пазухи у  него  выпала  и  с  чмокающим
звуком ударилась об пол последняя непочатая капсула - та, что передал  ему
Ромка. Подпрыгнула и, заковыляв по дуге, откатилась метра на два.  Василий
проводил ее бессмысленным взглядом и  снова  уставился  на  растекшиеся  у
самых ног зловещие тени.
     Обернулся, пытаясь восстановить события.  Крепкое  смуглое  лицо  его
отдавало теперь малярийной желтизной. Вон она, надпись... Ромка  бежал  по
прямой... Здесь он свернул, вскрикнул - и...  Может,  как-нибудь  все-таки
проскочил между стеной и первым капканом?.. Да нет,  как  тут  проскочишь:
просвет сантиметров в двадцать, не шире... А ведь  он-то  -  бежал.  Бежал
сломя голову!..
     - Да что же это?.. - еле слышно, словно  боясь  собственного  голоса,
выдохнул Василий.
     Вокруг   величественно   посверкивали   бледно-золотистые    громады,
поигрывал  стеклянными  искорками  гладкий  дымчатый  пол,  а  за   спиной
свешивалась со льдистого потолка сволочная пятиэтажка.
     - Рома! - что было сил закричал Василий. - Рома, ты где?!
     И тут только обратил внимание, что здесь совершенно нет эха. По  идее
звук должен был отразиться  от  верхней  тверди,  загулять,  перекликаясь,
между колоннами. Ничего подобного. Звук глохнул, как упакованный в вату.
     Василий рывком расстегнул кобуру, дослал патрон  и  вскинул  пистолет
над головой, явно собираясь палить до тех пор,  пока  хоть  кто-нибудь  не
прибежит  на  выстрелы.  Но  "макаров"  отозвался  звонким   металлическим
щелчком. Осечка. Василий передернул затвор, выбрасывая бракованный патрон,
и нажал на спуск повторно. Опять осечка. Ругаясь одними  губами,  выбросил
другой. И - третья осечка подряд!
     Василий уставился на пистолет, потом -  на  выброшенные  патроны.  Не
веря своим глазам, нагнулся, подобрал. Патроны были тусклые,  зеленоватые,
словно пролежали в земле лет двадцать.
     Краем глаза он уловил легкое движение неподалеку  и  обернулся.  Там,
вздыбив от ужаса серебристую шерстку, обмер еще  один  лупоглазый  зверек,
пораженный,  видать,   порывистыми   движениями   огромного   существа   и
производимыми им металлическими щелчками.
     Несколько секунд они смотрели друг на друга. Затем лупоглазый коротко
прыгнул вперед, ухватил оброненную капсулу и снова обмер, явно  прикидывая
расстояние до ближайшего овала. В каком-то странном  остолбенении  Василий
смотрел, как пушистый жулик шажок за  шажком  продвигается  к  смертельной
тени. Вот до нее осталось всего полметра, зверек приостановился  и  дерзко
воззрился на человека. Задорное чириканье - и, метнувшись  прямо  в  центр
овала, лупоглазый исчез вместе с украденной капсулой.
     Медленно-медленно,  как  бы  боясь  спугнуть  затеплившуюся  надежду,
Василий вытер лоб кулаком, в котором были судорожно зажаты  черт  знает  с
чего позеленевшие, нестреляющие патроны, и на негнущихся ногах  подошел  к
округлому пятну.
     Сразу после удачного воровства жизнь самоубийством не кончают  -  это
Василий знал точно. И уж во всяком случае, не с таким радостным видом...
     Выставив кулак как можно дальше, он ослабил хватку и в ту же  секунду
почувствовал, что рука опустела. Патроны исчезли...
     Тупо уставился  на  ладонь,  словно  пытаясь  прочесть  по  ней  свою
дальнейшую судьбу. Патронов не было...
     Вновь покрывшись холодным  потом,  Василий  шваркнул  зачем-то  оземь
пустую кобуру с обрывком ремня и, обложив сдавленным матом  теневой  овал,
шагнул в самую его середину.


     Все-таки, наверное, следовало при этом закрыть глаза -  тогда  бы  он
вообще ничего не почувствовал. Но, согласитесь,  когда  во  мгновение  ока
одна местность сменяется другой, пусть даже и очень похожей,  не  утратить
равновесия - дело сложное.
     Василий взмахнул руками, изогнулся, будто и впрямь на льду, но все же
не удержался и с маху сел на пол.
     Площади с пятиэтажкой на потолке (равно как и на полу) нигде видно не
было. Он сидел на пятачке между тремя опорами, неподалеку от  целой  толпы
молочно-белых глыб, в сторону которых улепетывал во все  лопатки  пушистый
похититель  последней  капсулы,  по-видимому,  вообразивший,  что  за  ним
погоня.
     С застывшей улыбкой идиота Василий скреб ногтями щетину на левой щеке
и, судя по всему, мало что пока понимал.
     - Ну ясно... - бормотал он. - Жив, значит, паразит... Ясно...
     Потом встрепенулся и с испуганным лицом принялся хлопать ладонями  по
полу в поисках утраченного боезапаса. Оба патрона лежали рядом -  тусклые,
зеленоватые. Василий загнал  их  в  обойму,  обойму  -  в  рукоять,  хотел
отправить пистолет в кобуру, но кобура с обрывком  ремня  осталась  где-то
там, на краю площади, рядом с теневым капканом, который и не капкан вовсе,
а оказывается, вон что...
     Погоревав о кобуре (хорошая была кобура, почти новая), Василий  сунул
пистолет за пазуху и поднялся с пола. Но тут слуха его коснулся отдаленный
гулкий звук, очень  похожий  на  выстрел,  причем  из  оружия  куда  более
серьезного, чем тот же "макаров". Василий насторожился и вдруг понял - это
был треск лопающейся глыбы. "Выстрел" вскоре повторился,  и  лицо  Василия
просветлело: Ромка! Кому ж еще?!
     "Уши оборву!" - радостно подумал он и пошел на звук.
     За очередной золотистой громадой открылась группа из  пяти  некрупных
молочно-белых глыб. От одной из них была уже отколота примерно четверть, а
над тем, что осталось, трудился человек с ломиком.
     Но это был не Ромка!
     Интеллигентный  вроде  старичок,  розовый,  седенький,  закутанный  в
белоснежную простыню, тщательно примериваясь перед каждым ударом,  наносил
глыбе повреждение за повреждением.
     У Василия отяжелели брови. Все говорило о том, что перед ним -  автор
вырубленной на опорах похабщины. Озадачивали, правда, возраст и внешность.
Приятный такой старичок, только вот  одет  не  по-людски...  На  тех,  что
исписывают  стены,  решительно  не  похож.  Хотя,  с  другой  стороны,  на
субъектов, ломающих все из хулиганских побуждений, старичок тоже похож  не
был, - но вот ломает же!.. И  как-то  странно  опять  же  ломает  -  такое
впечатление, что безо всякого удовольствия...
     Так и не уразумев  толком,  что  происходит,  Василий  приблизился  к
престарелому нарушителю.
     - Послушайте! - сердито сказал он. - Чем это вы занимаетесь?
     Тот опустил ломик, обернулся - и в  старчески-прозрачных  глазах  его
мелькнул испуг.
     - О Господи!.. - вымолвил он, глядя на незнакомого человека,  одетого
в обрывки милицейской формы.
     (Рост - сто шестьдесят пять-сто семьдесят; телосложение -  худощавое;
волосы - прямые, седые; глаза - голубые, круглые; лоб  -  высокий,  узкий;
уши - малые, прижатые; нос - прямой...  Усы,  бородка...  Ломик  держит  в
левой руке. Возможно, левша...)
     Сноровисто разъяв морщинистое розовое личико на составные  словесного
портрета, Василий на минуту потерял его из виду в целом  и  был  несколько
озадачен, обнаружив, что старичок смотрит на него  уже  не  с  испугом,  а
скорее с мягкой укоризной.
     -  Ну  вот...  -  произнес  старичок,   сопроводив   слова   грустной
обаятельной улыбкой. - Опять со мной никто разговаривать не будет... Давно
прибыли?
     И Василий усомнился: а  точно  ли  он  квалифицировал  увиденное  как
хулиганство и  вандализм?  Больно  уж  раскованно  и  любезно  повел  себя
старичок. Чуть ли не с хозяйским радушием...
     - Вчера, - поколебавшись, сказал Василий. - С товарищем... А кто  это
с вами не будет разговаривать?
     - О,  найдутся!  -  вскричал  старичок.  -  Можете  в  этом  даже  не
сомневаться!.. А вы, я смотрю, из милиции?
     - Из милиции. - Василий насупился, приняв,  насколько  это  позволяли
обрывки формы, суровый официальный вид. - Так что вы тут делаете?
     Старичок озадаченно поглядел на ломик, на полуразваленную глыбу...
     - Ломаю, молодой человек, ломаю... - со вздохом сообщил он.
     - Зачем?
     Старичок улыбнулся в ответ ласково и ободряюще.
     - Знаете что, - решительно сказал он. -  Вы  ведь  сейчас  потребуете
объяснений, причем подробных... А подробно объяснять на пустой  желудок  -
это, знаете ли... Словом, давайте начистоту: с булыжником этим я, конечно,
погорячился. Сложный оказался камушек, непростой... - И старичок с досадой
звякнул ломиком по неровному стеклисто-мутному сколу. - А  вы,  я  смотрю,
мужчина крепкий... Причем учтите: кроме меня вам здесь  никто  разъяснений
не даст, а мне терять нечего - мне теперь  из-за  вас  так  и  так  бойкот
объявят... Короче, чисто деловое предложение: вы сейчас берете этот  ломик
и доламываете то, что я начал.  Дальше  вместе  пообедаем,  ну,  и  заодно
попробуем развеять какие-то ваши недоумения... Соглашайтесь!  Предложение,
мне кажется, самое для вас выгодное.
     - У меня товарищ потерялся!..
     - Найдется! Здесь, знаете ли, при всем желании не пропадешь. Прошу...
     - Да, но... - нерешительно начал Василий,  принимая  из  рук  бойкого
старичка орудие разрушения.
     - Не бойтесь, она хрупкая, - неправильно  истолковав  его  колебания,
подбодрил тот.
     - Да знаю, что хрупкая...
     Старичок изумился.
     - Знаете?.. И откуда же, позвольте спросить?
     - Да тут такое дело...  -  нехотя  объяснил  Василий.  -  У  товарища
железяка была... От летающей тарелки отломал...
     - От летающей тарелки? - с  каким-то  даже  негодованием  переспросил
старичок. - Это же невозможно!
     - Ну вот возможно, оказывается... Взял он эту  железяку,  шарахнул  с
дура ума по такой вот каменюке - та вдребезги...
     На розовом лице старичка обозначилось выражение крайнего недоверия.
     - Стукните! - внезапно приказал он,  указывая  пальцем  на  глыбу.  -
Стукните-стукните! Я посмотрю, как это у вас получится с  первого  раза!..
Ничего себе шуточки! -  возмущенно  продолжал  он.  -  Ударил  разок  -  и
вдребезги!.. Я второй год здесь живу - о таком даже и не слышал!..
     - Сколько?  -  ошеломленно  перебил  Василий.  -  Сколько  вы   здесь
живете?..
     - Нет, вы стукните! Стукните! - закричал старичок.
     Голова у Василия шла кругом. Он стиснул зубы и нанес сильный  колющий
удар.  Кривой  несподручный  ломик  с   хрустом   воткнулся   на   десяток
сантиметров, брызнули мелкие осколки.
     - Вот! - ликующе объявил старичок. - И так вы  будете  ее  тыкать  до
самого вечера!
     - Так  я  же  ничего  не  говорю!  -  огрызнулся  Василий,  с  трудом
выдергивая ломик. - Это товарищ ее с первого раза разнес, а я-то что?..
     - Ну, значит, ваш товарищ - феномен, чудо ходячее!
     - Да уж... - буркнул Василий. - Что верно - то верно...
     Он размахнулся и нанес еще один удар с тем же  результатом.  Раскачал
ломик, вынул и далее,  убавив  силу,  принялся  долбить  упорно  и  мерно.
Старичок  тем  временем,  хмурясь,  ходил  вокруг  глыбы,   ощупывал   ее,
осматривал, чуть ли не обнюхивал.
     - Где же она, подлая, прячется?.. - бормотал он.  -  Должна  же  быть
напряженка... О! По-моему, где-то здесь... Послушайте, э... - Он обернулся
к Василию, и на лице его отразилось некоторое смятение.
     - Ради Бога, извините, - сказал он. - И сам не представился, и вашего
имени не спросил. Как вас зовут?
     - Василий, - сказал Василий.
     - Очень приятно! А меня - Платон Сократович.
     - Что?!
     Старичок горько улыбнулся.
     - Я понимаю, - сказал он.  -  Поэтому  не  обижусь,  если  вы  будете

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг