Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     - А что за человек господин Дия? - осторожно спросил Шаваш.
     - Скверный человек, - сказал  Астак,  -  все  время  чего-то  жует  и
стремится к выгоде. Он торгует с Осуей и  отца  заставляет  делать  то  же
самое. Этакий позор - императорский наставник торгует воском и кружевами!
     - Да, - сказал  Шаваш,  -  он  посылал  меня  в  осуйский  квартал  с
подарками, и мне показалось, что они посредством подарков договариваются о
гнусном. А откуда он взялся?
     - Их тут целая компания, - продолжал Астак о своем, - человек  двести
или триста, со всех концов империи. Это называется - вассальные  торговцы.
Отдают свои заводы Андарзу, а взамен требуют покровительства.  Это  подлые
люди  поссорили  Андарза  с  советником   Нараем,   и   они   обворовывают
государство. Дия  руководит  ими,  а  Иммани  на  него  доносит.  Они  оба
ненавидят друг друга. Это вообще-то правильно, потому что когда двое  слуг
ненавидят друг друга, хозяин всегда осведомлен о  том,  что  происходит  в
доме. Три недели назад Иммани принес Андарзу бумаги о воровстве вассальных
торговцев. Они были в таком плоском  ларчике  из  розового  дерева,  а  на
крышке было выдавлено изображение павлина. Хотел бы я иметь эти бумаги!
     Шаваш вздохнул и сказал:
     - И отчего только люди плохо себя ведут?
     - Все люди, - ответил юноша, - действуют под влиянием злобы, зависти,
алчность, гордости, самодовольства и отчаяния, и все это не что  иное  как
разновидности страсти к стяжанию.
     - Все? - переспросил Шаваш.
     - Все-все.
     - А государь?
     - Государь владеет всем миром, от полевой травы до зверей в горах,  и
поэтому он избавлен от алчности. В том-то и смысл всемирной империи, чтобы
был человек, который владеет всем, и поэтому  не  имеет  ни  алчности,  ни
зависти, ни злобы.
     Помолчал и добавил:
     - А правда, что ты умеешь воровать?
     Шаваш сделал смущенную мордочку.
     - Слушай, - сказал молодой господин, - почему бы тебе не  залезть  во
флигель Иммани и не поискать павлиний ларчик?
     - А что, - сказал Шаваш, - Иммани где-то пьян, флигель пуст - пошли!
     Астак был совершенно поражен.
     - Как? Сейчас?
     Однако согласился. Мальчики  прокрались  ко  флигелю.  Шаваш  оставил
Астака на дорожке и сказал:
     - Если Иммани вернется, просто окликните его погромче, и поговорите с
ним. Я услышу.
     Шаваш уже раньше осмотрел дверь флигеля, и она  ему  не  понравилась.
Помимо хитроумного осуйского замка, который было  невозможно  открыть  без
следов, слева от двери висел бумажный талисман "агава", совсем  новенький.
Против этого талисмана у Шаваша,  правда,  имелось  отличное  средство  из
сушеных лягушачьих лапок. Но Шаваш только недавно слыхал о том,  как  один
вор с этими лапками влез в в сад через дверь с талисманом "агава", и  спер
какую-то мелочь: а когда он уходил, персиковое дерево,  растущее  в  саду,
выдралось из земли  и  погналось  за  ним.  Впоследствии  выяснилось,  что
лягушачьи лапки были некачественные.
     Словом, вместо того, чтобы лезть в дверь,  Шаваш  обошел  флигель  со
стороны, достал из-за пазухи  заранее  припасенную  веревку  с  кошкой,  и
забросил кошку за резной край плоской крыши. Миг - и вот он  уже  крадется
по плоской кровле. Еще миг - и Шаваш, зацепив кошку за одно из узких,  как
лапша, отверстий для света, какие обыкновенно делают в  крышах,  скользнул
внутрь.
     Флигель был невелик: в нем было  два  этажа  и  три  комнаты.  Нижняя
комната, где работал  Иммани,  была  устроена  на  двух  уровнях:  верхняя
половина, на которую вели шесть ступенек, была  затянута  синим  ковром  и
закидана подушками и подушечками. От нижней  комнаты  ее  отделяла  ширма.
Нижняя часть представляла из себя кабинет. Рабочий стол  был  придвинут  к
помосту, и документы, не  умещавшиеся  на  нем,  были  сдвинуты  прямо  на
помост. Все было вылизано, как шерсть  на  кошке.  Окно  над  столом  было
сделано не из бумаги, а из стекла, и поэтому лунный свет, бивший  в  него,
был необыкновенно ярок: малое полнолуние только что прошло, а до  большого
полнолуния оставалось три дня.
     Шаваш стал рыться в ящиках письменного стола и в корешках книг. Шаваш
не думал, что такой умный человек, как Иммани,  станет  держать  лазоревое
письмо там, где его можно легко отыскать, но у него были другие намерения.
Среди книг Шаваш не нашел ничего интересного, не считая нескольких  книжек
из числа непристойных. Ящики в письменном столе были полны  всякой  дряни.
Среди  прочего  одна  вещица  привлекла  внимание  Шаваша:  кусок  мастики
величиной с грецкий орех. Человек, непосвященный в тайны искусства жить от
чужих кошельков, не обратил бы на эту мастику внимание, или принял  ее  за
благовоние. Но Шаваш очень хорошо знал, что это  за  штучка,  -  это  была
смола дерева вак, смешанная с мелом и шерстью  черной  овцы,  сожженной  с
надлежащими заклинаниями, и употреблялась  она  для  снятия  отпечатков  с
ключей.
     Осмотрев комнату, Шаваш и направился было к лесенке на  второй  этаж.
Вдруг он замер и уставился на дверь, освещенную ярким лунным светом: ручка
двери тихо поворачивалась. "Черт побери!  -  подумал  Шаваш  -  никак  это
убитый привратник явился выяснять отношения с Иммани!" Шавашу стало  очень
неуютно, ибо, хотя он привратника не убивал,  это  был  мертвец  свежий  и
вздорный, и вряд ли он был настроен в отношении Шаваша доброжелательно.
     Дверь отворилась: на пороге стоял господин Нан. Шаваш сразу  заметил,
что до талисмана "агава" чиновнику не было решительно никакого дела: более
того, он откуда-то раздобыл  ключи.  Нан  мягко  повернул  ключ  в  замке,
огляделся. Он подошел к окну, задернул  занавески  и  вынул  из-под  плаща
фонарь в форме тыквы. Шаваш вспомнил, что у Нана карие глаза, и что, стало
быть, чиновник гораздо хуже видит в темноте. Дело в том, что у Шаваша были
глаза золотистого цвета, и люди с такими глазами  видели  в  темноте,  как
кошки.
     Чиновник вынул из рукава слуховую трубочку и, приложив  ее  к  стене,
принялся методично простукивать кабинет,  с  каждый  шагом  приближаясь  к
помосту, где за ширмой, ни жив ни мертв, сидел Шаваш. Право,  трудно  было
сказать,  что  бы  Шаваш  предпочел  в  эту  минуту:  встречу  с   мертвым
привратником или живым чиновником.
     Чиновник подошел к самой ширме, и тут его усилия увенчались  успехом:
стена справа от помоста откликнулась  на  стук  как-то  не  так.  Чиновник
довольно осклабился и принялся осматривать деревянные  планки.  Он  поддел
одну из планок и отложил ее  в  сторону.  За  планкой  блеснула  бронзовая
скважина. Чиновник выбрал ключ из имевшихся у него в связке, и вставил  ее
внутрь. Кусок стены провернулся. Нан  посмотрел  в  сейф  и  разинул  рот.
Потом, словно не веря себе, он вытащил из вместительного ящика то, что там
лежало, и положил на стол.
     Это была многократно изогнутая стеклянная трубка. Каждое  из  коленец
трубки было перехвачено бронзовым кольцом и прикреплено к бронзовой  раме,
так что все сооружение напоминало челюсть собаки  со  стеклянными  зубами.
Шаваш бывал у алхимиков и  знал,  что  эта  штука  стоит  очень  дорого  и
называется змеевик. Но зачем она Иммани? К  тому  же  алхимики,  учиняющие
насилие над  природой,  преследовались  не  меньше,  чем  воры,  учиняющие
насилие над людьми, а денег почти не имели,  так  как  насиловать  природу
было неприбыльно.
     Нан вытащил из кармана нож-кочедык и процарапал на бронзе еле  видную
полоску. Убрал змеевик обратно и закрыл тайник. Может, так было  еще  что,
но Шаваш не видел.
     Наконец Нан подошел к письменному столу, поставил фонарь  на  краешек
стола и стал пробовать, один за другим, ключи. Третий  ключ  подошел.  Нан
дернул на себя ящик: фонарь затрепетал,  соскользнул  со  стола  и  погас,
шлепнувшись об пол. Чиновник выругался и наклонился, ища фонарь.
     Шаваш ужом скользнул к лестнице и взлетел на  второй  этаж.  Чиновник
замер, вертя головой и вглядываясь в темноту: но без фонаря он  был  слеп,
как крот.
     Прошло еще минут пятнадцать, прежде чем  Нан  с  фонарем  поднялся  в
летнюю спальню: в спальне все было тихо, через узкие отдушины под потолком
светились звезды. Нан приподнял полог, ощупал постель и насторожился:  под
подушкой лежало  что-то  твердое.  Нан  приподнял  подушку,  взял  книжку,
которую обнаружил под ней, и стал листать: он не прочел  и  двух  страниц,
как понял, что читает дневник покойника Ахсая.
     Шаваш нашел молодого господина в беседке у пруда: тот положил  голову
на круглый столик и сладко спал. Шаваш разбудил его.
     - А, - сказал Астак, - нашел?
     - Нет, - сказал Шаваш, - а потом пришел этот чиновник, Нан, и я чудом
удрал.
     - И ты ничего не нашел?! - капризно сказал Астак.
     Шаваш не стал ему разъяснять, что это было дело Астака, -  сидеть  на
карауле, и что вместо того, чтобы выполнять свою  часть  уговора,  молодой
господин спал, как тритон зимой.
     Мальчики прокрались по дорожкам сада. Астак вернулся в свою  постель,
а Шаваш - на лежанку.
     - Интересно, - сказал Астак, - что  Нану  понадобилось  у  Иммани?  И
откуда у него ключи?
     - Не знаю, - сказал Шаваш, - но думаю, что он  подозревает  Иммани  в
убийстве  привратника.  Господин  Нан  -  справедливый  чиновник.  Ему  не
нравится,  что  какой-нибудь  секретарь  Иммани   может   ускользнуть   от
правосудия только потому, что он раб высокопоставленного вельможи.


     Около  второй  ночной  стражи  Айр-Незим,  судья  Осуйского  квартала
согласно разрядным спискам  империи,  и  посол  Осуи  в  империи  согласно
разрядным спискам Осуи, стоял за конторкой и читал  сборник  упражнений  о
том, как познать Бога, - этот предмет его сильно занимал,  и  он  посвящал
ему все время, свободное от делания денег. Он как раз  собирался  очертить
круг и вынуть из колбы беса по имени  Шестиухий  Черный,  когда  во  дворе
раздались голоса слуг и стук подков, и  через  минуту  привратник  доложил
Айр-Незиму, что в его дом пожаловал господин  Нан,  новоназначенный  судья
десятого округа.
     Айр-Незим в ужасе выронил колбу с бесом, оправил воротничок и сошел в
нижнюю залу, занятую суконной лавкой.
     Молодой чиновник нетерпеливо  постукивал  красным  каблучком  о  пол,
разглядывал черную листву, шевелящуюся за окном. Он был чисто выбрит, и от
него приятно пахло инисским благовонием, которое в столичных лавках стоило
пять ишевиков фунтик, а у Айр-Незимовой племянницы - четыре  с  половиной.
Айр-Незим отметил, что об этой разнице в ценах стоит Нану сообщить.
     Новый судья десятого округа поклонился и сказал:
     - Прошу прощения за столь позднее вторжение! Но сегодня ночью ко  мне
прибежал сыщик и заявил, что он слышал, будто в портовом  кабачке  Золотой
Кукиш толпа треплет троих осуйцев. Я немедленно выехал в  кабачок,  но  не
обнаружил никаких следов насилия.  Тем  не  менее  я  почел  своим  долгом
навестить вас, господин Айр-Незим: точно ли, что у вас никого не зарезали?
     Айр-Незим немного помолчал. И ночи  не  проходило,  чтобы  кто-то  не
пустил слуха о драке между осуйскими матросами и народом, и  каждый  пятый
из слухов оказывался верным. Обычно власти столицы не очень-то  извинялись
за потасовки. В случае чего, они еще брали штраф с осуйского квартала.
     - Нет, сказал посол, - наших сегодня никого  не  зарезали,  а  вашего
чиновника, представьте себе, чуть не зарезали: и причем в нашем квартале.
     - Кого же это, - поинтересовался Нан.
     - Иммани, секретаря господина Андарза.
     Нан всплеснул руками.
     - Что вы говорите! Я распил  с  ним  сегодня  чашечку  вина  в  "Трех
Трилистниках". Заметил,  что  он  желает  напиться,  и  спешно  простился.
Однако, что ему понадобилось в осуйском квартале?
     Осуец пожал плечами:
     - Наши патрульные, - сказал он, - обнаружили его под стеной  квартала
в тот момент, когда  над  ним  старался  какой-то  бродяга.  Они  пытались
поймать злоумышленника, но тому удалось утечь. Иммани был мертвецки  пьян.
Вряд ли он соображал, куда идет.
     Нан вспомнил женский силуэт в двери и шепот:  "Иммани!  Иммани!"  Это
точно - вряд ли Иммани соображал, куда идет, но ноги сами  привели  его  в
знакомое место. Вернее, то, что между ног.
     Новый  судья  выразил  желание  посмотреть  на  пьяного.  Осуец,   из
вежливости, лично проводил его в подсобное помещение при посольской лавке.
Иммани лежал на деревянной скамейке, и от него несло спиртным  и  канавой.
Нан осторожно поковырялся  в  одежде  пьяного,  вытащил  кошелек  и  двумя
пальцами ослабил кожаный шнурок:
     - Однако у него ничего не украли! - изумился чиновник.
     - Бродяга выронил кошелек, когда увидел патруль, - пояснил посол.
     Кладя кошелек обратно, Нан тихонько спустил в него ключи, которые  он
три часа назад  прихватил  с  собой.  Случись  у  него  такая  история  со
стражниками империи, он бы, разумеется, спер ключи, а стражники бы  сперли
все остальное. Но  тут  добродетельные  лавочники,  как  и  опасался  Нан,
оберегли карманы. "Вот чудаковатый народ" - причмокнул про себя чиновник.
     Господин посол заверил господина судью, что  завтра  же  утром,  едва
откроют большие ворота, он лично отправит  захворавшего  чиновника  в  дом
своего друга Андарза. Он был очень растроган  учтивым  визитом  гостя,  и,
прощаясь, вынес ему скромный подарок. "Это не случайный визит!  -  отметил
про себя консул. - Этим визитом он хочет показать, Нан  не  забыл  прежних
друзей, и при случае можно на него рассчитывать."
     Консулу было крайне приятно иметь среди приближенных Нарая  человека,
на которого можно было рассчитывать.



                                    6

     Когда Шаваш проснулся, было уже  позднее  утро:  в  стеклянных  окнах
сверкало лимонное солнце, плавились золотом крутобокие вазы на малахитовых
подставках, и по расшитому шелком ковру кралась  пушистая  кошка.  Постель
молодого господина была пуста: пухленькая служанка вытряхивала перину.  На
столике лежала книга с черной обложкой.
     - Давай-ка я помогу, - сказал Шаваш.
     - Да лежи уж, - сказала служанка.
     Но Шаваш все-таки помог  ей  управиться  с  периной:  потом  служанка
показала ему, как мести ковер, чтобы вылущить из него  кошачью  шерсть,  а
сама стала заплетать в шар свежие цветы.
     - Уф, - сказала служанка через  час,  -  однако  сегодня  я  раненько
управилась.
     Они сели рядышком на ковер и Шаваш, любопытствуя, подоткнул под  себя
книжку с черной обложкой.
     - А что это молодой  господин  тебя  позвал?  -  спросила  пухленькая
служанка, которую звали Дарани, что означало "сад тысячи удовольствий".
     - Не знаю, - сказал Шаваш. - Боязливый он. Чего он боится?
     - Ну, - сказала служанка, - у людей из рода наместников Аракки всегда
есть кого бояться.
     - А что, - спросил Шаваш, - правда, что есть такие личные привидения,
которые липнут к одному человеку, и ходят за ним даже днем, а другие  люди
их не видят?
     - Не знаю, - сказала  служанка,  -  а  только  в  этом  доме  водятся
привидения всех четырех видов. Ты лучше ночью  не  ходи  к  Белому  Пруду:
утопят.
     - А кого здесь больше, - спросил Шаваш, - живых или приведений?
     - Днем, наверное, больше живых, - сказала служанка, - а ночью  больше
привидений. Намедни господин  Теннак  зашел  ночью  на  задний  двор:  так
какой-то покойник налетел на него сзади и стал  топтать.  Теннак  дал  ему
разок между глаз, и покойник - бряк на землю. Наутро на этом  месте  нашли
белого хряка: Теннак проломил ему лоб. А вчера  секретарь  Иммани  напился
пьян и не ночевал в усадьбе: так в его флигеле видели призрачный огонь.
     - Это, наверное, был вчерашний покойник, - сказал Шаваш, - какой-то у
него был зуб на Иммани.
     - Да ты что? - возмутилась служанка таким предположением. -  В  нашем
доме обитают самые высокопоставленные мертвецы трех  династий!  Есть  даже
несколько родственников императора. Да какой-то там привратник в  трактире
и носа бы не посмел высунуть в их обществе! Они бы его тотчас разодрали на
клочки!
     - А какие в доме самые частые привидения? - спросил Шаваш.
     Пухленькая служанка задумалась и стала загибать пальцы.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг