Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
измерением.
     В третий раз  сверкнула  молния,  и  шестеро  беглецов  на  мгновение
увидели появившуюся в проеме фигуру.
     Нечеловечески белая кожа туго обтягивала череп, грива  жестких  волос
торчала вверх, в глазницах затаилась тьма. Белым было и облачение.  Тонкие
костлявые пальцы унизывали перстни, с тощей шеи  на  грудь  падало  тускло
отсвечивающее ожерелье, за богато украшенный пояс был заткнул кривой  нож.
В руках пришелец держал огромный топор, и с  его  сверкающего  отточенного
лезвия капала свежая кровь.
     Зловеще зарокотал гром, и под  его  раскаты  в  окно  влетело  что-то
крылатое. Никто не успел  понять,  кто  это,  но  Никита,  не  раздумывая,
взмахнул мечом и перерубил визитера пополам.
     Пустые глазницы черепа гневно полыхнули красным, и тут у  Михаила  не
выдержали нервы.
     Бессмысленно завопив, он набросился на  жуткого  гостя.  Топор  легко
отбил удар меча, легким поворотом выбил его из рук. По напряженным  нервам
откуда-то из-за окна ударил ледяной безжизненный смех.
     Свободной рукой пришелец вцепился в Михаила и согнул его, как  куклу.
Молнией сверкнул топор, голова ремесленника со стуком упала на пол.
     Из-за спины пришельца в комнату ворвались три  низеньких  толстеньких
существа, припали губами к кровоточащей шее и алчно принялись пить.
     - Получай!
     Никита резко прыгнул вперед и разрубил  ближайшего  нетопыря.  Тельце
его развалилось на две половинки, но верхняя, с головой, все еще  пыталась
дотянуться до до тела Михаила, но не смогла, и тогда с  той  же  алчностью
присосалась к неподвижной отрубленной голове.
     - Еще! И еще!
     Никита изрубил нетопыря на мелкие куски и повернулся к остальным.  Те
отступили от тела Михаила, выхватили кривые сабли и набросились на бывшего
дружинника. Никита отбивался, умело прикрываясь щитом.
     Еще одна крылатая тварь влетела  в  окно,  бросилась  на  Александра.
Карпов инстинктивно взмахнул мечом, отрубив ей крыло, но тварь поползла  к
нему по полу. Александр ударил ее снова, потом еще...
     Никита успел изрубить обоих  нетопырей,  но  к  этому  времени  куски
первого притянулись друг к другу и срослись. Никита разрубил его вновь, но
тут из-за спины призрака выскочили новые.
     - Держись!
     Опомнившийся Олель подскочил к Никите и тоже вступил в схватку.
     Александр наконец обрел  способность  двигаться,  да  и  стоять  было
страшнее, чем драться, и потому он тоже шагнул вперед.  Тотчас  же  кривая
сабля  нетопыря  потянулась  к  его  незащищенной  шее.  Александр   успел
подставить меч, отбил удар и рубанул сам.
     Схватка стала всеобщей.  Упырей  было  ненамного  больше,  однако  из
разрубленные  тела  вновь  срастались,  и  положение  людей  стало   почти
безнадежным. Оно ухудшилось еще больше,  когда  в  окно  влетело  еще  две
крылатых твари. Одна из них с налету набросилась на  Брагина  и  вцепилась
ему сзади в шею когтями и зубами.
     Александр оказался в Брагину ближе всех, но ударить мечом побоялся, и
ухватил тварь рукой за шею, оторвал ее и изо всех сил отшвырнул в сторону.
     - Ты как? - спросил он Брагина, но осмотреть кровоточащие раны на шее
не успел - на него набросилась вторая летающая тварь.
     С Брагиным же  произошла  странная  метаморфоза.  В  его  лица  сошло
выражение боли,  в  глазах  появилась  покорность,  и  механическим  шагом
деревянной куклы он зашагал к поджидающему его призраку. Размахивая мечом,
Карпов на мгновение оглянулся и успел  увидеть,  как  топор  вновь  описал
сверкающую дугу и разделил голову и тело...
     Со двора вновь послышался жуткий  хохот.  Едва  он  стих,  как  вновь
захлопали крылья.
     - Держите окна!
     Разгоряченный Никита в очередной  раз  перерубил  упыря  и  напал  на
следующего.
     Захар и Александр успели как раз  вовремя,  чтобы  преградить  дорогу
крылатому ужасу, но Никите с Олелем сразу стало труднее. Пока  их  спасали
кольчуги и умение владеть мечом, но до бесконечности так  продолжаться  не
могло. Натиск на окна прекратился, и тут вновь зашевелился призрак.
     - Сашка! Беги! - крикнул Олель, с  ожесточением  отбиваясь  сразу  от
трех или четырех упырей.  Один  из  них  все  же  прорвался  мимо  него  и
набросился на Александра. Его сабля  чуть  не  прорвала  неумелую  защиту,
задела острием лоб, но Александр, в горячке не почувствовав боль, с  силой
пнул нападавшего ногой по колену. Тот согнулся, Александр отсек ему голову
и ударом ноги отправил ее в дальний угол.
     - Беги, Сашка! - вновь крикнул Олель. - Прыгай! Мы следом!
     Александр больше не колебался. Последнее,  что  он  видел  в  зале  -
медленно надвигающийся призрак,  размахивающий  мечом  Никита  и  Олель  с
огромной горящей головней, выхваченной из  камина.  Александр  вскочил  на
подоконник, увидел, как Олель швырнул  пылающую  головню  на  сухие  доски
пола, оттолкнулся и прыгнул со  второго  этажа.  Удар  по  ногам  оказался
довольно сильным, Александр по инерции рухнул на выставленные вперед  руки
и выронил меч. Подхватив меч, он краем глаза заметил  метнувшиеся  к  нему
тени и помчался по мокрой земле к широкому пролому в стене.
     Сзади  кто-то  еще  выпрыгнул  из  окна  и   припустил   следом,   но
оборачиваться было некогда.
     Приземистая  фигура  упыря  преградила  ему  путь.  Сверкнул  клинок.
Александр успел отскочить, наугад рубанул в темноту и промчался  мимо,  не
сбавляя скорости.
     А вот и пролом. Карпов  мчался  наугад,  не  разбирая  дороги.  Сзади
слышался топот, подстегивая его и заставляя увеличивать скорость.  Никогда
в жизни Александр так не бегал.
     Через несколько минут, когда легким стало не хватать воздуха, он стал
замедлять бег. Ноги налились свинцом и  почти  перестали  повиноваться,  и
лишь инстинкт самосохранения продолжал гнать его вперед.
     Все.  Наступило  мгновение,  когда  даже  страх  смерти  не  смог  бы
заставить его сделать хоть шаг. В висках  бешено  шумела  кровь,  заглушая
топот ног за спиной. У него осталось сил лишь развернуться и обеими руками
приподнять меч.
     Сквозь заливающий глаза пот где-то очень далеко  от  заметил  отблеск
огня - горел замок. На фоне этого относительно светлого пятна он разглядел
приближающуюся из темноты фигуру.
     Карпов заставил себя дышать ровно и глубоко.  Он  не  обманывал  себя
насчет умения  владеть  мечом,  к  тому  же  усталость  одолела  страх,  и
внутренне ему было уже все равно. Смерть, так смерть. Лишь бы скорее.
     Преследователь не торопился. Он приближался,  пошатываясь,  словно  и
сам изнемог от долгого бега.
     -  Ну,  иди,  нечисть...  Иди...  -  прошептал  Александр,  стискивая
рукоятку меча.
     - Ох, и здоров же ты бегать, парень, - ответила фигура знакомым басом
Захара.



                                    13

     Рассвет застал  их  уже  далеко  от  проклятого  замка.  Дождь  давно
перестал, ветер расчистил небо, и по правую руку от двух  устало  бредущих
людей из болота выкатилось солнце.
     - Считай, в рубашке мы с тобой родились, - сказал Захар.
     Теперь, при свете, вид у него был ужасен. Весь он с ног до головы был
перепачкан в грязи, кожаный подкольчужник  изорван,  левый  рукав  весь  в
засохшей крови, глаз заплыл. Но все же на боку у него болтался меч,  а  за
спиной виднелись лук и колчан со стрелами. Правда, в  нем  было  лишь  две
стрелы, остальные выпали то ли при при прыжке во  окно,  то  ли  во  время
безумного ночного бега, но все же это был хоть какой-то  шанс  подстрелить
дичь на обед.
     - Как мы в темноте в болоте не потонули - ума не  приложу,  -  кивнул
вправо Захар.
     - Повезло, - согласился Александр.
     Кольчуги на нем тоже не было, только куртка  поверх  кожаной  рубахи.
Правый рукав лопнул подмышкой по шву, но  в  остальном,  если  не  считать
грязи, одежда оказалась в порядке. Хуже было с  самим  Александром.  Сабля
упыря наискось содрала кожу над правой бровью, и всю ночь глаз заливали не
только пот и дождь. Сейчас кровь перестала течь, но рана  саднила.  Сильно
болело и правое колено, хотя где и когда он его расшиб,  Карпов  вспомнить
не мог. Костяшки пальцев на левой руке были сбиты и тоже ныли. Но все  это
были пустяки по сравнению с усталостью.
     - Ничего,  -  ободрил  его  Захар.  -  Раз  солнышко  взошло,  значит
кончилось их время. Днем у нежити силы нет.
     - У меня тоже.
     Карпов уселся прямо на мокрую траву и стал искать по карманам курево.
Остатки табака остались на месте, правда, подмокшие. Но ничего,  раз  есть
солнце - подсушить не проблема, а вот трубки не оказалось, видно, потерял.
Зато в нагрудных карманах нашлись обе полупустые пачки сигарет, укрытые от
дождя кожаным подкольчужником. Карпов вытряхнул две  сигареты  и  протянул
одну Захару.
     Жадно затянувшись, они впервые задумались о своей судьбе.
     - Олель говорил, что Гуляй-Поле  на  юге,  а  мы  на  север  прем,  -
прикинул Александр. - Ночью-то не до направления было.
     - Это точно. - Захар покосился через плечо. - Но ты меня хоть режь, к
замку я больше не  пойду.  Понимаю,  что  и  путь  туда,  и  ребята  могут
неподалеку оказаться... но не могу - и все.
     - Как думаешь - вырвались? - с надеждой спросил Александр.
     - Кто ж его  знает?  Я  перед  тем,  как  прыгнуть,  лук  с  колчаном
прихватил. Пол-то там сухой был, уже заниматься  начал,  в  аккурат  между
ребятами и этой нежитью в белом, да и упыри  немного  отступили.  Так  что
вырваться могли. Я в окно углядел, как у тебя пятки сверкают, да и  рванул
вдогонку. А вот Ромке-то и разбойником точно хана. Видать,  их  в  подвале
и... Не надо было им ходить.
     - Откуда было знать?
     - То-то и оно. Может, они ту нечисть и разбудили. А с другой  стороны
- навряд ли. Нежить - она нежить и есть, дух человечий за версту  чует.  И
оружием простым ее не убить, только заговоренным. Видал, как срастались?
     Александр кивнул и  передернулся,  вспомнив  ползущие  друг  к  другу
разрубленные куски.
     - А летающие твари? - спросил он.
     - Нетопырей не признал? Хотя, откуда тебе, - вспомнил Захар.  -  Люди
говорят, зубы у них с ядом - укусят человека, и все, он уже в их воле.
     - Помню. Брагина укусили... Пошли, что ли? - предложил  он,  отбросив
окурок.
     - А куда? - поднялся Захар.
     - На север. - Заставить себя вернуться Карпов не  смог.  -  Попробуем
болото обойти, не бесконечное же оно.
     - Может, и бесконечное. Кто ведает? Хотя, поверни мы на  юг,  к  ночи
аккурат к замку подойдем.
     При упоминании о замке оба невольно ускорили шаг, но вскоре усталость
взяла свое.
     Местность оказалась довольно однообразная. Болото  справа,  невысокие
холмы слева, редкие деревья и трава, трава... Вдали  за  холмами  виднелся
лес, но от болота пока не отдалялись, вдруг и вправду оно скоро  кончится,
завернет? Да и  от  замка  хотелось  убраться  подальше.  Очень  быстро  к
усталости прибавился голод - в последний раз ели без малого сутки назад, а
поужинать вчера так и не довелось. Еды с собой никакой не было, дичь  тоже
не попадалась, так что приходилось терпеть.
     К полудню голод взял свое. Свернули в лес,  и  после  часа  блужданий
Захар подстрелил крупного зайца. Им и пообедали,  запив  водой  из  ручья.
Потом шли до самого  вечера,  а  перед  наступлением  темноты  укрылись  в
кустах, прижались друг к другу и забылись тяжелым сном.
     Так и потекли дни. Кормились охотой, а на ночь укрывались  в  лесу  -
болото не зря прозвали Заколдованным, поди знай, какая еще нечисть  в  нем
живет.
     Осень тем временем постепенно вступала в свои права. В  лесу  обильно
росли грибы, зато ночи стали холодными. Александр  простудился,  и  теперь
мучился от кашля и насморка. Болоту, казалось, не будет конца и  края,  но
путники продолжали идти не север. Счет  дней  они  давно  потеряли,  табак
кончился, у них осталось всего шесть сигарет, и Карпов берег их  на  самый
черный день, а сам, по примеру Захара, курил сухой мох.
     Но в один из дней все переменилось. Еще утром вокруг  была  привычная
картина, но как только они вошли в подступивший прямо  к  болоту  лес,  то
сразу ощутили непонятную, и оттого еще более тревожную тишину. Ни ветерка,
ни малейшего движения - все застыло в оцепенелой неподвижности.  Александр
уловил отзвук какой-то угрозы и попытался поделиться сомнениями с Захаром,
но здоровяк лишь безразлично кивал. Казалось, он засыпает прямо на ходу.
     - Что с тобой? - не выдержал Александр. - Ты не заболел?
     Захар в ответ пробормотал что-то неразборчивое.  Карпов  встревожился
не на шутку, но тут заметил под деревьями какой-то коричневый бугорок.
     - Захар, посмотри-ка, что там?
     Напарник с трудом приподнял голову, но тут  же  снова  уронил  ее  на
грудь. Карпов махнул рукой.
     - Ладно, присядь отдохни. Я до того холмика и обратно.
     Захар  с  готовностью  опустился  на   траву.   Александр   не   стал
оглядываться. Пусть посидит, может, легче станет. Но откуда у  него  такая
сонливость? Ночью вроде выспались.
     Еще не дойдя до холмика  Александр  понял,  что  это  огромный  лось.
Только непонятно, спит он, или умер. Или лоси днем не спят?
     Лось оказался мертвым, и умер явно совсем недавно  -  запаха  гниения
Александр не ощутил. Правда, нос у него сегодня опять был  заложен,  и  он
почти совсем запахов не чувствовал.
     Чуть дальше виднелся еще один зверь, и шагов за десять по серой шкуре
Александр узнал волка. Тот еще дышал, но очень  редко,  и  судя  по  всему
умирал. Чуть поодаль под деревом Карпов заметил мертвую сороку, и тут  ему
стало по-настоящему страшно.
     Он не верил в совпадения.  Три  мертвых  или  умирающих  животных  на
маленьком пятачке леса, и никаких следов насилия. Значит...
     Подстегнутый страшным  предчувствием,  Карпов  повернулся  и  побежал
обратно. Захар спал на то месте, где он его  оставил.  Александр  принялся
тормошить его, даже вылил на голову  воду  из  самодельной  фляжки  -  все
напрасно.
     Сонный мир. Куда можно только войти и заснуть крепким, переходящим  в
смерть сном. То ли растения выделяют какой-то яд, то ли  колдовство...  Но
почему тогда он на ногах? Или причиной его неуязвимости стало то,  что  он
не родился в этом мире?
     Выяснять было некогда. Он с трудом взвалил на себя бесчувственное,  и
потому такое тяжелое тело и потащил Захара назад. Они не могли забрести  в
лес далеко, а там, за  пределами  сонного  царства,  Захар  должен  ожить,
проснуться. Он просто не может, не имеет права оставить Карпова одного  на
краю бескрайнего болота. Он настоящий  мужик,  этот  Захар,  последний  из
четырнадцати спутников, его надежда и опора...
     И Александр тащил его из последних сил, то на руках, то на спине,  то
волоком, поминутно падал, вставал и тащил вновь...
     Он мог лишь гадать, как долго сам сможет оставаться неуязвимым, да  и
не хотел знать. Остаться  одному  -  тоже  верная  смерть,  так  уж  лучше
сразу...
     Нет,  бесполезно.  До  ночи  ему  просто  не  успеть.  Переполнившись
ненавистью к этому отвратительному  миру,  Александр  закричал.  Он  редко
кричал в своей "земной" жизни, но сейчас  не  сдержался,  разрушая  вечный
покой сонного леса отборнейшими проклятиями.
     И вдруг лес шелохнулся в ответ.
     От   неожиданности   Александр   вздрогнул,   а   потом,   ободренный
результатом, закричал опять.
     - Кто смеет нарушать наш сон? - громкий голос, доносившийся, казалось
отовсюду, перекрыл его одинокий крик.
     - Чей это ваш? - все еще в азарте прокричал в ответ Александр.  -  По
какому праву вы усыпили моего друга?
     - По праву хранителей сна Волоха. Но  почему  не  спишь  ты?  Кто  ты
такой?
     - Человек. И спать не собираюсь, - гордо ответил  Александр,  но  ему
все-таки стало не по себе, и он положил ладонь на рукоять меча.
     - Нас не волнуют твои желания. Ты тоже сейчас уснешь,  и  никогда  не

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг