Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
не расисты. Видимо, в них хлорофилл...
     - А в оранжевых - апельсиновый сок? - поинтересовался я, глядя на еще
одного входящего.  Стас поперхнулся.  Новый инопланетянин,  действительно,
имел волосы ярко-оранжевого цвета,  перетянутые над  глазами  узким  белым
бинтиком. Сам он был молод, костляв и носил очки вполне земного вида. Этим
привычные человеческие черты исчерпывались.  Из  непривычных  были:  очень
большие  и  оттопыренные  уши,  шишки на висках и перепонки между пальцами
рук, как у лягушки.
     - Это два вида гуманоидов, - уверенно объяснил Стас, - первый питает-
ся за счет фотосинтеза,  а второй с болотистой планеты,  где воздух разре-
жен, и звук распространяется плохо.
     Я настолько был поражен эрудицией брата, что не нашелся, чем достойно
ответить.  Наверное у него от волнения произошел интеллектуальный всплеск,
но с каким-то странным завихрением... Паузу нарушил оранжевоголовый.
     - Не,  чувак, ты гонишь, - с непередаваемой интонацией произнес он. -
Какой я тебе гуманоид с болотистой планеты? У тебя башка белая, а у него -
в мою сторону вытянулись сразу два перепончатых пальца - темная. Но вы оба
люди, и я - тоже.
     Мы уже ничему не удивлялись. Лишь для порядка Стас огрызнулся:
     - А для чего у вас перепонки на пальцах?
     - Чего? А... - Оранжевоголовый гордо оглядел руку. - Я плавать люблю.
В большой ванне. Вот и вырастил прошлым летом.
     Мы потихоньку начали расслабляться.  Ни пытать,  ни убивать нас никто
не собирался.  По крайней мере пока. Увешанный оружием зелено-белый кротко
улыбался,  наблюдая за разговором. Потом сказал что-то непонятное. Молодой
оранжевоголовый так же непонятно ответил.
     - Это не английский и не русский, - сказал Стас.
     - И даже не древнеегипетский, - подтвердил я.
     Между тем наши собеседники окончили короткое совещание, и оранжевого-
ловый откашлялся.
     - Давайте знакомиться, детишки, - сладким голосом сказал он. - Я дядя
Смолянин, младший майор космофлота Земли; переводчик.
     - Земли? - ахнули мы с братом.
     - А он,  - Смолянин сделал жест  в  сторону  зелено-белого,  -  гене-
рал-сержант Кубатай, командующий космофлотом, лицо особо важное.
     Выдержав короткую паузу, он добавил:
     - На вид он - хитрый перец. Но душа у него добрая, ребятишки.
     - Где мы? - требовательно прервал его Стас.
     - На окололунной орбите, - успокаивающе ответил Смолянин.
     - Ура,  - неуверенно сказал Стас,  и прошипел в мою сторону: "На Луну
непохоже..." - Ура. А мы-то думали, что улетели в другую звездную систему.
     - Не,  вы провалились в будущее,  в две тысячи пятьсот тридцатый год.
Все в порядке.
     Потребовалось секунд пять,  чтобы улыбка облегчения сползла  с  наших
лиц. Стас, пораженный крахом своих гипотез, притих. А я спросил:
     - Так это...  то, в чем мы были... это не космический корабль инопла-
нетян?
     - Нет,  - слегка сочувственно ответил Смолянин.  - Это  ихняя  машина
времени. Или не ихняя.
     ...Как рассказал генерал-сержант Кубатай (сам он по-русски больше го-
ворить не пытался,  его переводил Смолянин),  встретить нас со Стасом было
делом всей его жизни.  Точнее не нас, как уточнил Кубатай, а машину време-
ни,  в  которой  мы прилетели.  И лишь попутно - спасти нас и доставить на
Землю.
     Мне это  уточнение не понравилось.  Но Кубатай нашего мнения не спро-
сил, а нахмурившись посмотрел в пространство и тоскливо добавил:
     - Теперь судьба хронопатрульной службы под вопросом...
     Мы со Стасом не особенно много поняли. Но переспрашивать не решились.
     Снаружи, за  открытым  люком нашей машины времени,  мелькали какие-то
люди в желтой форме и беретах на разноцветных волосах.  С  волосами  здесь
явно не церемонились и перекрашивали их в любые цвета. Может быть даже, их
попросту красили под цвет рубашки.  Во всяком случае  у  Смолянина  из-под
комбинезона выглядывала оранжевая футболка.
     Кубатай предложил нам всем пройти в рубку крейсера "из  этого  злопо-
лучного хроноскафа". Честно говоря, выходить нам было страшновато. Все-та-
ки мы с этим самым "хроноскафом" много чего вместе испытали.  Но была одна
веская причина не отказываться. Стас не выдержал и спросил:
     - Смолянин, а у вас на корабле туалет есть?
     Наш переводчик наморщил лоб, явно вспоминая слово, и кивнул:
     - Конечно, корешок.
     И действительно,  тут у них все оказалось в порядке.  Но это все-таки
неприлично, и не буду описывать... Тьфу, опять это слово! В общем, все бы-
ло в порядке.  Между делом я раздумывал о том, что сказал по дороге Смоля-
нин:  оказывается на Земле никаких стран уже давно нет, язык у всех - все-
земной, и экипаж в корабле - интернациональный. Здорово...
     Но толком обдумать это светлое будущее человечества я не смог, потому
что в дверь туалета заскреблись,  потом приоткрыли ее, и Смолянин нетерпе-
ливо крикнул в проем:
     - Эй,  малолетки! Шевелитесь чуть-чуть! Из-за вас торжественную цере-
монию задерживают! Вся шобла ждет! Освобождайте толчки!
     - И он у них - лучший переводчик?!  - возмущался Стас,  выскакивая из
своей кабинки, как ошпаренный. - Он что, в зоне языку учился?
     - Он,  наверное,  про свою узкую область - русский язык,  прочел все,
что смог,  - предположил я.  - И учил по всем словарям, включая блатной, и
по видюшным фильмам, и по книжкам дурацким...
     Но когда мы увидели "торжественную церемонию", всякая охота обсуждать
проблемы языковедения у нас исчезла.
     Вместе с экипажем мы выстроились возле огромного экрана-иллюминатора,
в  который  во всей своей красе была видна удаляющаяся капсула нашего хро-
носкафа. А еще был виден ствол пушки, торчащий из-под иллюминатора.
     Генерал-сержант Кубатай коротко скомандовал, и один из членов экипажа
рванул какой-то рычаг.  Ствол пушки дернулся,  пол под нашими ногами дрог-
нул, и на месте хроноскафа образовался яркий огненный шар. Через мгновение
он погас, и экипаж сорвал с голов желтые береты. Некоторые всплакнули.
     - А как же мы теперь?.. - начал Стас. Но я оборвал его:
     - Молчи.  Может наш хроноскаф - одноразовый? Может, у них таких - ты-
сяча?
     - А если нет?
     - Ну,  тогда...  Тогда...  - Я не знал, что сказать. - Тогда этот все
равно уже не вернешь...
     И мы растерянно переглянулись.



               Глава 2, в которой все веселятся по секрету,
                     а Стас объявляет себя холостяком

     Я не раз замечал,  что комфорт - штука странная.  Каждый его понимает
по-своему.  Когда мы на шлюпке отчалили к Земле, то вместо того, чтобы лю-
боваться полетом,  я, Стас и Смолянин впали в гипнотический сон. Пилотиро-
вать шлюпку вызвался Кубатай, так как лично должен был отчитаться на Земле
за проделанную операцию.  Он и объяснил нам, что теперь всякое нудное ожи-
дание - в дороге,  в очереди или когда просто нечего делать, люди проводят
в гипносне. И в нем совсем не старятся.
     - Очень клево,  - с энтузиазмом сообщил нам Смолянин, поправляя очки,
которыми страшно гордился,  будучи единственным очкариком в мире. - Прихо-
дишь,  например, к другу, а его дома нету. Входишь в гостиную, и автомати-
чески включается генератор гипносна. Просыпаешься, когда друг уже вернулся
домой. Вот только плохо, если его несколько дней нет. Гостей много скапли-
вается.
     Мне это удобство не понравилось,  и я сказал, устраиваясь на откидной
полке:
     - Я бы, перед тем как в гости пойти, сначала по телефону позвонил.
     - По  видеофону,  - поправил меня Смолянин и продолжил сокрушенно:  -
Не, не катит, у всех автоответчики есть. Звонишь - а тебе говорят: заходи,
дорогой.
     - Ну я бы сразу определил, что это автомат, - сказал я.
     - А как?  - удивился Смолянин,  - они же так врут, что не подкопаешь-
ся...
     Стас, оказавшийся на полке надо мной, прямо как дома, свесился с нее,
ехидно покрутил пальцем у виска и хотел мне что-то сказать,  но так,  све-
сившись, и заснул. Через миг отключился и я.
     А когда проснулся, Стас ворочался на полу: он, балбес, не пристегнул-
ся. Так ему и надо, нечего обзываться, даже жестами.
     Я-то думал что мы выйдем на огромном космодроме,  но шлюпка оказалась
почему-то  не  на  открытом воздухе,  а в застекленном ангаре,  похожем на
большой парник. Сходство усиливалось тем, что пол устилала зеленая травка,
а не какой-нибудь заурядный бетон.
     Мы вышли,  разминая затекшие руки и ноги. Стас потирал огромную шишку
на голове,  и Смолянин, поправляя свой бинтик, понимающе ему улыбнулся. Но
тут Кубатай значительным тоном что-то произнес,  и младший майор начал пе-
реводить:
     - Добро пожаловать на Землю,  корешки.  Вы находитесь  на  территории
специального космопорта Департамента Защиты Реальности.  К сожалению, пока
вам не разрешено свободное передвижение по планете.  Кроме того,  никто не
должен знать, кто вы и откуда.
     - Будущее называется, - проворчал Стас, - тюрьма какая-то, а не буду-
щее.
     Внезапно из отверстия в стене слева от нас выпрыгнуло что-то сверкаю-
щее и поскакало к нам. Сделав последний прыжок, нечто, размером с легковой
автомобиль,  шлепнулось в паре шагов от нас. Это и был автомобиль - только
не на колесах, а на двух суставчатых лягушачьих лапах.
     - Ква-ква, - шутя поздоровался Стас, чтобы скрыть испуг.
     - Ква-ква!  -  широко улыбаясь,  ответил розовощекий усатый мужчина в
полосатом,  выглядывая из прыгохода.  Видно,  он решил, что так на русском
звучит приветствие.
     Я тихонько пихнул Стаса и шепнул:
     - Теперь со всеми так здоровайся, понял?
     - У них что, чувства юмора нет?
     - Есть или нет, потом разберемся, а пока...
     Закончить я не успел,  потому что розовощекий что-то быстро затарато-
рил. Смолянин дождался паузы и перевел:
     - Специальный инспектор Департамента Реальности  Кейсеролл.  Приветс-
твую вас и балдею от встречи с представителями древней цивилизации.  Упол-
номочен сделать официальное приглашение на сабантуйчик в вашу честь.  Миру
- мир. Все в кайф.
     Кейсеролл жестом позвал нас в урчащий прыгоход.  Входное отверстие за
нами затянулось блестящей пленкой,  и такая же пленка вмиг отделила нас от
кресла водителя, в котором устроился Кейсеролл. И вновь мы неожиданно впа-
ли в проклятый гипносон.
     Выбравшись из прыгохода,  мы опять оказались в сверкающем ангаре,  но
гораздо меньшего размера. Кейсеролл провел нас довольно унылым тоннелем, и
через минуту мы вошли в просторный вестибюль с ковром на полу, безвкусными
люстрами  под  потолком и портретами на стенах.  Я с удивлением узнал тех,
кто был изображен на ближайших: Эйнштейн, Наполеон, Пол Маккартни и Ленин.
Смолянин перевел гордо сказанную Кейсероллом фразу:
     - Тут, ребятишки, все адаптировано под ваше столетие.
     Мы подошли к высоким дверям, и они распахнулись.
     Огромный зал был полон людей все в тех же желтых  комбинезонах.  Люди
сидели  за длинным-предлинным столом.  Мы шагнули в зал.  Гул возбужденных
голосов смолк. Кто-то коротко скомандовал, все вскочили с мест, вытянулись
в струнку и хором прокричали:
     - Ква-ква!
     - Ква-ква, - приветливо махнул рукой Стас, а мне вполголоса бросил: -
Работает разведка.
     Я тоже смущенно квакнул,  и нас, как виновников торжества, усадили во
главе стола.  Смолянин,  Кубатай и Кейсеролл устроились рядом. Пахло очень
вкусно, и только тут я понял, как проголодался.
     Все сели,  но никто не прикасался к еде.  Стоять остался только абсо-
лютно лысый, пожилой, но крепкий и атлетически сложенный человек на другом
конце стола.  Одет он был в такой же,  как и остальные, желтый комбинезон,
но весь усыпанный разноцветными нашивками и кисточками.
     - Это Ережеп - генеральный директор Департамента,  - шепнул  Смолянин
доверительно, - он тут самый крутой.
     Ережеп откашлялся и гнусаво затянул долгую торжественную речь.  Я ог-
ляделся.  Слава Осирису, наши далекие потомки были почти нормальными людь-
ми.  Никаких следов вырождения и радиоактивных мутаций я не  заметил.  Все
смуглые и скуластые. Кое-кто был выбрит наголо, но большинство имели коро-
тенькие аккуратные прически.  Доминировал розоватый цвет  волос,  довольно
часто встречались зеленый и синий,  а у одного, выглядевшего особо молодо,
волосы были клоками выкрашены в разные цвета.  Парень беззастенчиво  тара-
щился  на  нас,  в то время как остальные лишь изредка любопытно косились,
глядя, в основном, на говорившего.
     Смолянин начал переводить:
     - Секите, чуваки, кто перед нами! Славные путешественники во времени,
легендарные  аргонавты.  Они  же  по  нашим законам являются и величайшими
преступниками.  Но все мы врубаемся,  что там, откуда они прибыли, законов
этих не было. Это прикол.
     Гости заулыбались и закивали головами.
     - Факт их присутствия здесь стал отмазкой тех огромных затрат,  кото-
рые делались народом Земли на содержание  славного  флота  хронопатрульной
службы. А ведь нередко раздавались в наших рядах голоса разных козлов, ко-
торые уверяли, что хронопатрульная служба - бессмысленное расточительство,
что  семьдесят процентов - это еще не повод.  Тем больший героизм проявили
те сотни клевых парней,  которые взялись за выполнение этой  неблагодарной
миссии.
     От этого перевода я немного ошалел.
     - Сегодня  мы  наглядно удостоверились:  их героизм и труд не пропали
даром. Но сколько классных бойцов космофлота не дожили до этого дня?.. Бу-
дем же благодарны судьбе и возрадуемся - и за себя,  и за всех, кто уже не
может этого сделать.
     Особо хочу отметить то, что если и раньше наш труд был круто засекре-
чен,  то все что касается нынешних событий имеет категорию тайны всемирной
крутизны.
     Гости понимающе закивали, сохраняя суровые выражения лиц.
     - И еще, - продолжил Ережеп. - Уверен, и те служащие Департамента За-
щиты Реальности,  которые сегодня несут тяжелую, но почетную вахту на дру-
гих наших фронтах,  например, исследуя и охраняя известный вам остров, так
же как и хронопатруль сегодня,  рано или  поздно  будут  праздновать  свою
славную победу. Я закончил. Поприветствуем наших клевых гостей.
     Зал взорвался криками,  топотом,  хлопками и свистом.  Прямо  как  на
рок-концерте. Мы подскочили от неожиданности, но Смолянин успокоил нас од-
ним словом:
     - Тащатся.
     Председательствующий Ережеп еще что-то коротко произнес и  уселся  на
место. Смолянин перевел:
     - Ответную речь сказать не западло будет?
     Мы переглянулись. Гости в ожидании молчали.
     - Давай,  Стас, - тихо сказал я, потому что чувствовал: сам под прис-
тальными взглядами сотен глаз вряд ли смогу выдавить из себя и пару слов.
     Стас резво вскочил.  Откашлялся. Потом почесал в затылке. Затем шмыг-
нул носом и вытер его. Наконец сказал хрипло и пискляво:
     - Ну, это. Ква-ква, короче.
     Смолянин перевел, гости опять бурно зааплодировали и засвистели. Стас
начал было присаживаться, но вновь наступила тишина, и на него снова уста-
вились в ожидании. Стас осмелел, но, кажется, забыл, что мы не у иноплане-
тян:
     - От имени всех людей Земли,  - начал он,  но я шепнул:  "Стас, мы на
Земле!", и он поправился:
     - Точнее от всех людей двадцатого века,  всем привет. Мы тут с братом
посовещались,  - я удивленно глянул на него,  - и вот что решили. Давайте,
поедим сначала, а потом уж поговорим.
     Присутствующие обескураженно молчали,  но Ережеп дал команду, грянула
незнакомая  торжественная музыка,  и в распахнувшиеся боковые двери в зал,
ни на что не опираясь, вплыли круглые плоские платформочки с тремя гибкими
тонкими руками-манипуляторами на невысоком штыре посередине.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг