Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     - Они не посмеют нарушить волю фараона. А я буду фараоном.
     Мы молчали,  просто не зная,  что сказать, а сфинкс пояснил, распаля-
ясь:
     - Я воспользуюсь гибелью Неменхотепа.  Я буду хорошим фараоном.  Я их
многому научу.  Как добывать железо,  как делать бумагу, как растить новые
сорта злаков...  А главное,  я научу их справедливости. Уж кто-кто, а я-то
знаю,  что такое справедливость.  Я буду очень справедливым фараоном,  мои
подданные будут любить меня.  И никаких жертвоприношений!  Это же  дикость
несусветная!  -  он помолчал,  а потом закончил проникновенно:  - А еще не
понравилось мне, как они там с кошками обращаются... я их научу.
     - Шидла!  -  не выдержал я.  - Но истории ничего не известно о фарао-
не-сфинксе! И вообще, сфинкс - существо мифологическое!
     - Сам  ты  - существо мифологическое,  - совсем по-стасовски обиделся
сфинкс. - А что истории не известно, так я и об этом позабочусь.


     ...Все-таки хроноскаф  -  действительно удивительное достижение инже-
нерной мысли. Во второй раз мы совершали на нем посадку по-человечески, то
есть,  зная куда,  когда и при полной его исправности. Шидла снова включил
голографический глобус.  Он повис за нашими спинами, занимая все свободное
пространство рубки. В тот раз эта миниатюрная модель Земли как-то не слиш-
ком поразила меня,  не до того было.  Сейчас же... У меня защемило сердце,
когда Шидла выключил свет,  и маленький, метра в полтора диаметром, земной
шар,  искрясь полярными шапками и переливаясь ручейками великих рек,  мед-
ленно вращаясь, завис на расстоянии вытянутой руки от нас.
     Казалось, дунь на него,  и где-то далеко внизу сорвутся крыши  с  ма-
леньких домов маленьких людей,  и маленькие,  вырванные с корнем,  деревья
помчатся по черному небу, увлекаемые грозной ураганной силой...
     - Где-то здесь, по-моему, - бесцеремонно ударил Шидла лапой по участ-
ку в северном полушарии. Шар послушно прекратил вращение, а на его поверх-
ности засияла бирюзовая звездочка. Я заметил, как вздрогнул Стас. Видно, и
он представил, как огромная звериная лапа опускается на наш город, превра-
щая в щебень наш дом, нашу школу, мамин музей... Но я быстро отогнал виде-
ние. В конце концов глобус, он глобус и есть.
     - Да, здесь, - подтвердил я, - чуть повыше. Как тогда, по ходу, сори-
ентируемся?
     - Сориентируемся, - согласился Шидла.
     И действительно, совершив временной скачек, хроноскаф с помощью пара-
шюта приземлился,  но, немного не долетев до поверхности, подобно антигра-
ву,  завис над землей.  А затем по нашим подсказкам,  двинулся туда, где в
вечернем полумраке светились огни города.  Глядя в иллюминатор, мы со Ста-
сом без труда нашли свою улицу, и Шидла посадил капсулу на пустыре, невда-
леке от нашего дома.
     Мы выбрались наружу.  Знакомая смесь запахов выхлопного газа и костра
из  осенних листьев ударила в ноздри и наполнила меня радостным ожиданием.
Откуда-то из глубин памяти выскочило еще недавно такое абстрактное для ме-
ня слово:  "ностальгия".  Оказывается,  ностальгия может быть не только по
месту, но и по времени.
     А мой порывистый братец рухнул на колени и забормотал:
     - Земля! Земля, матушка. Наша, _сегодняшняя_...
     Говоря это,  он  собирал пыльную землю в ладони,  поднимал к глазам и
сыпал между пальцев,  как в мультфильмах жадные богачи пересыпают  золотые
монеты.
     - Блин! - вдруг воскликнул он и замахал ладонью.
     - Ты чего? - удивился я.
     - Укололся, - объяснил он. - Гвоздей тут накидали... - Но сразу вновь
умилился: - Гвоздик! _Наш_ гвоздик! - С этими словами он, продолжая стоять
на коленях, торжественно, как великую драгоценность, опустил ржавую желез-
ку в нагрудный карман.
     Все это время Шидла тактично молчал, только подозрительно принюхивал-
ся, расширив ноздри, с неописуемым отвращением на лице.
     - Ну что, - спросил я его, - будем прощаться?
     - Будем,  - кивнул он. - Хотя... Давайте-ка в последний раз прикинем,
все ли мы учли.
     Я задумался. И сразу обнаружил в наших построениях тонкое место.
     - Слушай,  - сказал я, - сейчас-то мы знаем, как запустить хроноскаф.
А тогда...  Чисто случайно. Мы ведь даже и не хотели его запускать, мы хо-
тели только выйти. Вдруг в этот раз мы его не включим?
     - В  какой "этот раз",  - передразнил оправившийся от патриотического
экстаза Стас. - Это все уже произошло.
     - Если мы прибыли раньше,  а по-моему,  это так, тогда вроде потемнее
было,  то это еще не произошло, только произойдет. - Возразил я. - А вдруг
не произойдет?
     - Если один раз произошло,  то и сейчас повторится, - уверенно заявил
Стас, но я-то видел, что он, как и я, слегка запутался.
     - Фатализм сфинксов, - установил я диагноз. - Но даже они, между про-
чим, на судьбу не полагаются, а все обеспечивают сами.
     - Старший прав,  - поддержал меня Шидла.  Но тут же добавил: - Хотя в
этом случае мы, по-моему, ничего сделать не можем.
     - Можем!  - заявил Стас.  На лице его мелькнула тень вдохновения.  Не
сказав больше ни слова,  он кинулся к хроноскафу и забрался в него.  Любо-
пытство заставило меня последовать за ним.
     Стас, высунув  от напряжения кончик языка,  что-то творил с приборным
щитком. Я заглянул ему через плечо. Только что найденным гвоздем он вкривь
и вкось выцарапывал над пусковой кнопкой слово "выход".
     Меня словно током ударило. Я и забыл про эту надпись.
     Закончив свой труд, Стас обернулся ко мне и пояснил:
     - Нехорошо,  конечно, обманывать. Но я же для дела. К тому же мы ведь
себя обманываем, а не кого-то другого.
     - Стас,  - шепотом сказал я. От волнения у меня пропал голос. - Стас,
я уже видел тут эту надпись.
     - Когда? - удивился он.
     - Тогда, в музее. Из-за нее-то я и на кнопку нажал...
     - Круг замкнулся,  - нарушив благоговейную  тишину,  весомо  произнес
Шидла  за  нашими  спинами.  - И в прошлое я отправляюсь с легким сердцем.
Прощайте, - закончил он и, чуть поколебавшись, добавил, - братья.
     Возможно, он сказал так, имея в виду, что братья мы со Стасом. Но это
вряд ли.  По-моему,  он назвал нас так, подразумевая, что мы - его братья.
Он назвал нас так, как сфинксы называли друг друга.
     - Передай привет жрецу, - усмехнувшись, прервал паузу Стас, - мы, ес-
ли помнишь, очень с ним подружились. А вообще спасибо тебе за все. Ты нас-
тоящий... сфинкс.
     А я просто зарылся лицом в его жесткую серебристую гриву. Сфинкс, ко-
нечно. Но все-таки...



       Глава 7, в которой мы сначала чуть не надавали себе по шее,
                     а потом потихоньку сходим с ума

     Хроноскаф с Шидлой на борту превратился в еле  заметную  на  вечернем
небосклоне звездочку.  Утих и гул его двигателей. Лишь далекий собачий лай
да сверчковая азбука Морзе слышались на нашем пустыре,  но они только под-
черкивали незыблемость тишины.
     - Все,  - сказал Стас и испуганно посмотрел на меня. Я понял, чего он
испугался.  Не темноты, не тишины, и даже не одиночества. Нет, просто, как
и я, он испугался, что закончились наши приключения. Конечно, много было и
неприятностей, и опасностей... Но зато какая насыщенная жизнь!
     - Ладно, ты, - подбодрил я его, - потом будешь сопли распускать. Сей-
час нужно домой спешить. А то правда придется экспромты сочинять.
     - И сочиню, - буркнул Стас. Но успокоился. И мы двинули в сторону до-
ма.  Часов у нас не было,  поэтому определить,  насколько раньше,  а может
быть все-таки позже срока мы прибыли, я не мог. Нужно быть осторожнее.
     Вот и наш дом!  Окна не светятся,  значит,  или мы еще не вылезали на
улицу,  или уже вылезли, а папа с мамой нас еще не хватились. Вот это было
бы лучше всего.  Но нет, только я успел об этом подумать, как в окне нашей
комнаты показалась чья-то встрепанная башка. Да моя это башка, моя!
     Я-тогдашний спрыгнул  вниз,  обернулся,  поднял  руку и что-то взял у
тогдашнего Стаса.  "Фонарик", - вспомнил я-нынешний. Затем я-тогдашний по-
мог спуститься Стасу, и оба кинулись через дорогу в сторону музея.
     - Дураки же мы!  - буркнул умудренный опытом Стас-нынешний.  - Сейчас
бы догнать и надавать по шее как следует.
     Меня даже передернуло от какого-то  странного,  сродни  брезгливости,
чувства,  когда я представил себе эту картину. Я не стал напоминать Стасу,
кто вообще всю эту историю затеял, а сказал главное:
     - Все было предначертано, Стас. Мы не могли себя вести по-другому.
     - Типичный фатализм сфинксов,  - передразнил он меня. - Ладно, попер-
ли.
     Мы-прежние уже исчезли из нашего поля зрения.  Нужно было спешить. Мы
подбежали к окну,  я подсадил Стаса,  а потом он, забравшись, подал сверху
руку и помог залезть мне.
     Первым же  шагом  в  темной комнате я угодил ногой в мягкое и теплое.
"Кошка!" - понял я.  Но было поздно.  Ночную тишину вдребезги разбил дикий
вопль:  "Мя-а-ау!!!" Кошка орала, как рассерженный сфинкс. И ее острые ко-
готки безжалостно вонзились мне в ногу.
     В панике я отскочил в сторону,  наткнулся на стул,  и мы (я и стул) с
грохотом полетели на пол.  Похоже,  и Стас потерял навыки существования  в
мире, изобилующем кошками; только я упал, как из другого угла комнаты раз-
дался очередной возмущенно-истерический кошачий крик - явно крик существа,
на которое наступили.
     Вновь воцарилась тишина,  и я,  на четвереньках подползая к  кровати,
услышал, как сначала заворочались, а потом заговорили в спальне за стеной.
     - Стас! - зашипел я, - быстрее ложимся, сейчас сюда папа придет. Что-
бы разобраться.
     - У меня пульт выпал, - прошипел он в ответ.
     - Какой пульт?!
     - Какой, какой! От оживителя!
     Я уже раздевался, сидя на постели, а этот балбес все ползал по полу.
     - На фига он тебе нужен? - возмутился я. - Браслетов-то нет!
     - На память, - отрезал он.
     За стенкой заскрипела кровать.  Это папа или мама поднимаются,  чтобы
выяснить, что у нас за шум.
     - Стас! - заорал я уже почти в голос, - идут! Потом найдешь! Ложись!
     Здравый смысл победил, и мой чокнутый братец в один миг взгромоздился
на верхний ярус.  Еще через мгновение его одежда полетела вниз.  А  спустя
еще миг, дверь отворилась, и в светлом проеме возникли контуры папиной фи-
гуры.
     Ох, и  соскучился  же я по нему!  А приходится делать вид,  что сплю.
Обидно.
     - Что тут у вас происходит? - спросил он сонно.
     Мы спали. Но через щелки в прищуренных глазах внимательно за ним наб-
людали.
     Он подошел к письменному столу и включил настольную  лампу.  Узел  из
скомканной одежды Стаса угодил как раз на стол.  Наверное, папа хотел сло-
жить одежду как следует, но, взяв рубашку, оторопело на нее уставился. Да.
Она прошла огонь и воду, побывала в лапах сфинксов, в темнице фараона, ва-
рилась в масле... Лохмотья. А ведь папа-то ее на Стасе только что, за ужи-
ном, видел - новенькую и чистенькую.
     Брезгливо, двумя пальцами,  папа поднял над столом шорты.  Оглядел  и
положил  обратно.  Затем  осмотрелся  и поднял что-то с пола.  Я узнал это
"что-то":  пульт оживителя. Папа задумчиво пощелкал выключателем туда-сюда
и сунул приборчик в карман стасовых шортов. Потом шагнул к кровати, взял с
перекладины на спинке мою одежду и также морщась,  оглядел и ее. Боюсь, ее
состояние его не успокоило.  Он внимательно посмотрел мне в лицо.  И я, не
выдержав, широко открыл глаза.
     - Так,  - сказал папа. - Выкладывайте. Только честно. Чтобы стыдно не
было.
     - Папа,  - сказал я, - там, в музее, в глыбе - не корабль пришельцев,
а машина времени.
     - Интересная гипотеза, - согласился он, даже не удивившись, тому, от-
куда я вообще знаю про глыбу. - Но к тому, что вы сотворили со своей одеж-
дой, это отношения не имеет. Не темни.
     Ну сами подумайте,  как я мог рассказать ему все, что с нами произош-
ло, да так, чтобы он поверил. Мы ведь только что все вместе сидели за сто-
лом...
     Вмешался Стас:
     - Просто мы с Костей поспорили,  у кого быстрее одежда  износится.  Я
выиграл.
     Придумать что-нибудь глупее, по-моему, было трудно. Папа это тоже за-
метил.
     - Версия не проходит ввиду несостоятельности,  - сказал он. - Следую-
щий?
     - Мы в футбол играли, - неуверенно сказал я. - На пустыре. Сразу пос-
ле ужина вылезли в окно и играли. А сейчас обратно залезли.
     - И на кошку наступили, - поддержал меня Стас.
     - Уже лучше,  - сказал папа.  - Только темно очень. Вы что - на ощупь
играли?
     - По запаху,  - сказал Стас, и глаза его округлились. - Мы мяч чесно-
ком намазали.
     Я испуганно глянул на него.  Крыша у него явно съезжала. От пережива-
ний.  Но папа,  похоже,  вошел в азарт и решил,  что Стас удачно  пошутил.
Просмеявшись, он сказал:
     - Ладно, принимается, как запасной вариант. Теперь давайте что-нибудь
поправдоподобнее. Чтобы я поверил.
     Мы беспомощно переглянулись.
     - Может быть, тебе все это снится? - нерешительно предложил Стас.
     - Точно!  - обрадовался папа. - Вот это - хорошо. Но если все это мне
снится, да так реалистично, то на это можно не обращать внимания. Как буд-
то все на самом деле.  А раз так,  вы все равно должны  мне  правдоподобно
объяснить, что случилось с вашей одеждой. Правильно?
     Мне положительно надоел этот урок шизофрении.  Пожалуй, наш правдивый
рассказ будет выглядеть сейчас не более сумасшедшим,  чем весь этот разго-
вор.
     - Все, - сказал я, - хватит. Дело, значит, было так. - И начал тороп-
ливо рассказывать: - Сначала мы со Стасом случайно услышали, как ты объяс-
нял маме про глыбу.  Потом мы вылезли в окно. Проникли в музей и забрались
в капсулу, которая была в этой глыбе. Там еще был серебряный сфинкс, но он
выпал.  А капсула называется "хроноскаф".  И на ней мы отправились в буду-
щее. Но там ее уничтожила хронопатрульная служба. Поэтому обратно нас вер-
нули сфинксы - на своей капсуле. На самом деле это одна и та же капсула...
     - Стоп,  стоп,  стоп, - сказал папа и озабоченно потрогал мне лоб ла-
донью.
     - Папа,  он не перегрелся,  - заступился за меня Стас, - но он еще не
рассказал про Египет. Меня там сварили в котле, но Костя меня оживил, и мы
со сфинксом полетели в Ташкент...
     Вид у папы стал совсем несчастным.
     - Я всегда знал, что этот древнеегипетский до добра не доведет, - пе-
чально сказал он,  а затем продолжил нарочито спокойным голосом:  - Лежите
смирно, а я пока вызову скорую. Только не вставайте! Чтобы хуже не стало.
     - Влипли,  - сказал Стас мрачно,  когда папа выскочил из комнаты. - В
Департаменте нас в плену держали,  сфинксы нас похищали, египтяне нас каз-
нить хотели,  теперь только в психушку лечь,  и тогда уже будет полный бу-
кет.
     - Лично я в психушку не собираюсь.
     - Я тоже. Но что делать? - Он растерянно глянул на меня.
     - Давай станем нормальными, - предложил я.
     - Не,  не выйдет. Потому что тебе уже и пытаться без толку, а я и так
нормальный.
     - Кончай острить,  каракуц бесхвостый, - разозлился я. - Нашел время.
Давай будем делать вид,  что ничего не было - ни Венеры,  ни Египта. Тогда
никто не подумает, что мы сумасшедшие.
     В этот момент в коридоре раздался звонок телефона.  Странно: это папа
должен был звонить, а не наоборот. К тому же время позднее.
     Но мои мысли перебил Стас.
     - А как мы папе с мамой про одежду объясним?
     - А никак.  Будем говорить, что мы ее еще днем испачкали и порвали, а

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг