Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     - Молчи!  Смотри и слушай! - Лавузен держался бодро, но был одет как-то
рассеянно.
     Их окружала толпа придворных и военных чинов. Сыпались фразы:
     - Страна напряжена.
     - Мы нуждаемся в ответственном министерстве.
     Лавузен кланялся, прижимая руки к груди.
     - Благодарю  вас.  Конституция,  джентльмены,  вы  забываете! - Лавузен
шаркнул   ногой  и,  повернувшись,  столкнулся  со  свеженадрезанным  куском
лососины.   При  рассмотрении  лососина  оказалась  лицом  человека,  грузно
ворочающего глазами.
     Лавузен поклонился.
     - Какая честь, ваша светлость!
     - Да-а,-   прохрипела   лососина,   хватая  воздух  губами,-  я  явился
напомнить  вам,  что  здесь  не  по-ли-ти-че-ский  салон. Я еду в парламент,
чтобы свалить правительство. Да здравствует диктатура!
     Бурные крики.
     Лососина  пошевелила  носом  и выплыла из расступившейся толпы. Это был
герцог Эльсинор Готтентотский.
     День  раздвинулся  в  бесконечный  коридор,  в  глубине  этого коридора
суетились   лакеи,   военные,  держа  подмышками  кивера.  Ежеминутно  рычал
громкоговоритель,  и  гул  шаркающих ног сливался с рокотом толпы, бурлившей
вокруг  дворца.  Из  окон  было  видно,  как  люди  карабкались  на деревья,
перебегая газоны.
     Лондонское  солнце,  скосив огненный глаз, скупо цедило золото лучей. К
главному  подъезду подкатила карета, запряженная шестью лебедиными, завитыми
конями.
     Пронзительные фанфары герольдов.
     Оттиснутый  Марч  едва  успел  различить  в массе лиц седые усы короля,
чуть приподнявшего цилиндр.
     Бич   кучера   вонзился   в   серебряную  подставку  -  стальные  вожжи
натянулись.  Два засахаренных лакея подхватили с подножки бархатную подушку,
и  шестерка лошадей плеснулась пеной в резные ворота. Вслед за ними покатили
ландо свиты.
     За  изгородью чей-то густой бас пел "Типперари". В грузном небе дрожали
аэропланы.   Издалека   глухо  бились  трубы,  сверля  медью  воздух;  флаги
трепались из окон дворца.
     Шум,  гуденье,  раскаты  -  все  это  звучало в голове Марча джазбандом
Лавузеновского безумья.
     Марчу  хотелось  плакать, смеяться, боксировать. В его глазах продолжал
мчаться  вихрь  экипажей, несущих в каком-то судорожном парадоксе Лавузена к
победе над здравым смыслом.

                                   * * *

                                АЛЛО! АЛЛО!

     Король,  королева и младшие члены королевской семьи сегодня днем отбыли
в  Плимут,  для  дальнейшего  следования  в  Италию. На вокзале их величеств
провожали:  принц  Уэльсский  со  своей  высокорожденной супругой принцессой
Августой,  аккредитированный  посол  Италии, члены кабинета, правые депутаты
парламента,  лорд-канцлер - хранитель печати, герцог Эльсинор Готтентотский,
лидер  рабочей  партии  лорд  Ахдональд  и  духовник  королевской  семьи его
преподобие  сэр  Гульби. Ровно в 12.30 по среднеевропейскому времени главный
церемониймейстер,  баронет Кеннези отдал знак отправления. Специальный поезд
в  составе  двенадцати  королевских  вагонов  плавно  отошел от дебаркадера.
Охрану  несли  шотландцы  I,  II,  III  лондонских  полков. С трех часов дня
движение будет открыто для всего южного расписания.

                                АЛЛО! АЛЛО!

     Сегодня  вечером ожидается прибытие в Лондон поезда обезьян типа горилл
и орангутангов на адрес "Академии омоложения".

                                АЛЛО! АЛЛО!

     Италия.  Премьер  Дучелинни,  в  память  годовщины чудесного сохранения
собственного  носа  от  врагов  диктатуры,  сказал  речь  по поводу прибытия
короля  английского.  Депутаты,  пресса, духовенство и многочисленные гости,
переполнявшие  парламент в день национального торжества, склонны расценивать
приезд  высоких  гостей  как  попытку сближения с Италией, в целях освежения
основ государственности Англии по принципу фашизма.

                                АЛЛО! АЛЛО!

     Смотрите   в   Сплендид-Палас   новую   фильму  Чаплина  "Поцелуй  двух
глупышек"!

                                   * * *

     Вошедших  встретил  школьный гул. С кресел сразу вскочило десятков пять
девиц в голубых платьях.


                                Глава вторая


     - Доктор  калечит,  инженер  кутит,  торговец  надувает,  но что делает
принц Уэльсский? - возмущался Лавузен.
     - Принц Уэльсский путешествует,- вздохнул Марч.
     - Провались ты с путешествиями! - Лавузен взял трубку телефона.
     - Алло!   Дайте   дворцовое   ведомство.  Звонят  из  кабинета  принца,
перечислите  аристократические  клубы.  Марч, записывай. Да, я слушаю. "Клуб
подагриков".  "Клуб  безусых". "Общество взаимного недоверия". "Жокей-клуб".
"Лига родовитых безумцев". "Клуб самоубийц". Благодарю!
     - Куда же? - спросил Марч.
     - Никуда.  Я  думаю,  что  мы  с  тобой  такие же жокеи, как подагрики;
безумцы  мы  уже  давно;  что  же  касается общества взаимного недоверия, то
вполне  достаточно  жить в XX веке, чтобы быть членом вселенского клуба. Мне
вовсе  не  интересно  бывать там, куда шляется Франция, Германия, Италия, не
говоря уже о Румынии. К самоубийцам, думаю, рано.
     - Я  с  ужасом  убеждаюсь,  что нам вообще некуда идти,- заметил Марч,-
просто коронованный тупик.
     - Погоди,  я  забыл  о  филантропических учреждениях! - Лавузен взял со
стола  книгу.-  Вот!  "Общество  эстетического  воспитания девиц от 15 до 17
лет".   Председатель   лорд   Гуль.  "Лига  удачного  замужества".  Вот  это
любопытно:  положительно  жизнь  и здравый смысл опередили мои трюки. Адрес,
Марч!
     - Уайтхолл, 141.
     - Едем!
     С  равнодушием  людей,  привыкших  ко всему, друзья поместились в своем
излюбленном  моторе,  и  оба  очнулись в тот момент, когда склоненная голова
ливрейного напомнила о прибытии.
     Наверху   белой   лестницы  их  встретила  женщина,  видом  своим  мало
отличавшаяся от окружавших ее предметов, приличных и достаточно скучных.
     - О, ваше высочество. Какая честь! Они как раз на уроке.
     - Кто?  -  спросил  Лавузен, рассматривающий потолок с надписью: "Здесь
рождаются гармоничные браки".
     - Леди,   жаждущие  счастья.  Прошу  убедиться,-  и,  распахнув  двери,
директрисса присела в реверансе.
     Вошедших  встретил  школьный гул. С кресел сразу вскочило десятков пять
девиц  в  голубых  платьях;  даже лысый учитель спустил одну ногу с подножки
кафедры, нежно прижимая евангелие к груди.
     Директрисса писала вензеля реверансов.
     - Продолжайте  урок,- Лавузен сел в кресло и, вскинув монокль, застыл в
позе героев Жокей-клуба. Марч скромно согнулся в секретарской позе.
     - Этюд  ©  1.  Девочки,  что  нужно  для  того, чтобы выйти замуж? Мисс
Августа, отвечайте.
     - Во-первых, надо иметь жениха.
     - Прекрасно! Идем дальше, что вы подразумеваете под понятием "жених"?
     - Субъекта  своего  класса,  не  ниже  тысячи  фунтов  годового дохода,
имеющего две основных и две запасных профессии.
     Лавузен  сохранял  строгое  выражение. Директрисса наклонилась к нему и
прошептала:
     - У  нас  преподает  патер  Уилькер, сочетающий религию с экономической
моралью. Изумительные результаты!
     - Сколько времени длится курс? - спросил Лавузен.
     - Два года.
     - Только теоретически?
     - Зимой  -  да.  Летом  мы  выезжаем на модные курорты, экзаменом у нас
служит   брак.   С   каждого   освященного  церковью  союза  школа  получает
пожизненный процент.
     - Часто проваливаются на экзаменах? - Марч вынул блокнот.
     - О,  нет!  Неуспевающих  одна, много две из пятидесяти. В прошлом году
вон  та,  крайняя, с пепельными волосами, вышла замуж за поэта, но это чисто
болезненный  случай,  когда  девушка  настолько  забывает о своей чести, что
бросается на шею субъекту ниже ста фунтов.
     - Средний возраст учащихся? - поинтересовался Лавузен.
     - От  двадцати  до  сорока восьми... Что вы скажете, ваше высочество? -
настаивала леди.
     Все  трое  спускались  по лестнице. Служитель распахнул парадное. Шофер
открыл  дверцу  автомобиля.  Марч,  сняв  цилиндр,  и леди, распластав юбки,
ждали ответа.
     - По-моему,  вполне культурное начинание,- заметил Лавузен,- деление на
классы  просто  необходимо,  чтобы  какой-нибудь матрос не женился на дочери
пэра.
     - Вы шутите, ваше высочество,- присела директрисса.
     - Ничуть.  Мало  ли что может случиться, а, во-вторых, я бы посоветовал
ученицам  за  сорок  расширить  круг  аристократических  женихов  до первого
встречного,  с  постепенным понижением имущественного ценза, но не ниже пяти
шиллингов,   иначе  это  противоречило  бы  здравому  смыслу.  До  приятного
свидания, сударыня.
     Когда автомобиль тронулся, Марч тяжело вздохнул.
     - Эта  пепельная  девушка  меня  поразила;  от  нее  веет средневековым
героизмом. Кто был ее муж?
     - Поэт,- мрачно бросил Лавузен.
     - А разве они существуют?
     - Не видал. Говорят. А впрочем это можно проверить.
     Мимо  скользили  омнибусы  с  переполненными  империалами.  Пролетевшая
витрина  вскрикнула  плакатом об осенней распродаже у Бааркера. Автомобиль с
гербами  привлекал  внимание;  щеголи  снимали  шляпы.  От Трафальгар-сквера
автомобиль мчался вниз к Виктория-стрит.
     Внезапно,  как это часто бывает в Лондоне, сумрак стушевал контуры. Вот
завертелось.  Никто  еще  не видит. Огненные шарики фонарей догнали мотор, и
город расхохотался миллионами лампочек.
     Наконец сияющий угол Виктория-стрит. Марч выскользнул первый.
     Громадный дом с вывеской:

                             !! МАГАЗИН ТЕМ !!

     У   подъезда  толпа  нищих  осадила  криками,  шуточками.  Между  одним
кривоглазым  и  женщиной  в лохмотьях вспыхнула ожесточенная перебранка. Оба
клялись, что "я первый открыл дверцу вашего автомобиля, сэр".
     Лавузен  что-то  поспешно сунул в две руки и, согнувшись, быстро прошел
сквозь  писк  шарманки,  дробь  барабана,  оглушенный ревом унылого концерта
нужды.
     Стеклянная  дверь  уплыла  вверх  как  занавес,  и  Лавузен  очутился в
обширной зале. К вошедшим с поклоном приблизился толстяк в смокинге.
     - Вам тему?
     - Да,  пожалуй,-  нехотя  согласился Лавузен, опуская голову, чтобы его
не узнали.
     - Любовную, бытовую? - обернулся смокинг.
     - Любовную, господин директор.
     Толстяк крикнул в рупор:
     - © 128 442 - ЛЮБОВЬ...
     Десяток клерков заплясали каблуками по винтовой лестнице вдоль стен.
     Марч спросил:
     - Лавузен, где мы?
     - А вот увидишь.
     Зал  гудел.  Под  тропическими деревьями, на кушетках, в античных ложах
томились,  полулежа, мужчины, женщины и подростки. Иные из них кружились под
свистящую  музыку,  другие яростно раскачивались в гамаках. Но все - лысые и
длинноволосые,   худые  и  жирные,  включая  костлявого  старика,  по  грудь
сидящего в бассейне,- держали в руках тетради с карандашами.
     Клерки,  изнемогая,  доползли  до  предельной  высоты,  где  помещалась
любовь,  нажали  пластинки,  и  белые  листки  по  желобкам скатились в руки
директору.
     - Вот  рекомендую,-  начал  он, подходя к Лавузену,- великолепная тема:
богатая  девушка  влюбляется  в нищего. Родители против. Влюбленные бегут на
дилижансе.  Родители догоняют и благословляют. Финал: майское солнце золотит
кусты боярышника.
     - Нет,    благодарю,-    поморщился    Лавузэн,-    дайте    что-ни5удь
диккенсовское.
     Директор взялся за рупор. Марч возмутился.
     - Ради  дьявола, почему вон того дядю то бросают на трапеции, то вертят
вокруг  него  колеса  и над самым ухом стреляют из пугача? Где мы, в клинике
умалишенных?
     Лавузен пожал плечами.
     - Пустяки.  Здесь  магазин  тем. Все эти люди нормальные писатели, если
только  писатели могут быть нормальными в современном обществе, требующем от
них  романов  с  моралью и политически благонадежных. Что касается летающего
на  трапециях,  то  это  автор  приключенческих  романов;  тот вон, спящий в
летаргическом  сне,-  бытовик. Во всяком случае, не беспокойся за сидящего в
бассейне,  он не простудится (вода подогрета), а в результате может написать
роман  из  жизни  подводного  мира. Но мне уже надоело,- нет, мы передумали,
господин  директор,  потому  что  заниматься искусством и жить на это в наши
дни большое искусство.
     Положив пять шиллингов на стойку, Лавузен вышел, подтолкнув Марча...

                                   * * *

     - Стандартизированные  папиросы,  дома,  теперь  любовь  и, как видишь,
искусство.  Европа  догнала  Америку. Нам нечего делать, Марч,- все сделано.
Остается  разрушить,  но это вне нашей компетенции,- Лавузен занес было ногу
на подножку автомобиля, как вдруг юркий мальчишка шмыгнул мимо.
     - Экстренный  выпуск  "Дейли-Телеграф"...  Король,  королева  и младшие
члены, кроме принца Уэльсского, оставшегося в Лондоне по болезни...
     - Это  мне  нравится:  о  собственной  болезни  приходится  узнавать из
газеты,- пробурчал Лавузен.
     Садясь в автомобиль, Марч ужаснулся.
     - Значит, вы единственный член королевской семьи?
     - Не совсем! Здесь еще моя жена, но и она уезжает в Рим.
     - Ваша... жена?
     - Разве  ты  не знал? О, это милая женщина. Когда я сделаюсь королем, я
тебя обязательно познакомлю с ней.
     - А когда вы сделаетесь королем? - улыбнулся Марч.
     Лавузен вынул записную книжку.
     - Сегодня у нас пятница. В будущую среду!
     - Лавузен, что вы задумали? - вскрикнул Марч, бледнея.
     - Как  это  называется?.. Да, государственный переворот. Не бойся друг,
я уверен, что рассмешу весь мир. А смех - наше оружие.


                                Глава третья


     Вечер  упал  как-то  сразу.  Сперва  в громадные окна просочилась кровь

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг