Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
  ...Подъехали к Главному управлению. Вход в лабораторию был не с Литейного,
а со Шпалерной. Мертвая улица, освещенная единственным фонарем, уходила в
бесконечность, но так далеко нам было не нужно. 1-й подъезд - ФСБ, 2-й -
ворота, 3-й - наш.
  - Входи, не трясись, - пригласил меня Кожух. - Вот тебе ЭКУ.
  ЭКУ - и было Экспертно-криминалистическое управление, куда мы
направлялись. А трясся я, кстати, от озноба. Коля предъявил удостоверение
и сказал про меня:
  - Этот финт - со мной.
  - Пропуск нужён, трщ мъйр, - нервно возразил сержант.
  - Ты сколько здесь стены метишь? - участливо поинтересовался мой друг.
  - Два года как.
  - На третий не перевалишь, - улыбнулся ему Кожух. - И челюсть подними, а
то бздёжь до Каляева дойдет.
  Тот неуверенно схватился за телефон: мол, надо бы связаться с дежурным по
отделению.
  - После дежурства, - отрезал Кожух и нажал на рычаг отбоя.
  - Чего после дежурства? - не понял сержант.
  - После дежурства в госпитале с сиделкой связываться будешь. Через шнур.
Совсем у мужиков мозги говном1 поросли, - проворчал он в потолок, взял
меня под локоть и повел.
  По крутой узкой лестнице, по которой одновременно прошли бы максимум
полтора человека, мы вскарабкались на два пролета. Место, куда меня
любезно привели, располагалось на втором этаже и функционировало круглые
сутки. Полы были устланы багровым линолеумом, а в коридоре висел какой-то
странный, не совсем медицинский запах...
  - Принюхиваешься? - заметил Кожух. - Это галоперидол так пахнет.
  - Что?!
  - Галоперидол - составная часть "правдодела", - сказал он как о чем-то
совершенно обыденном. - Специфика службы.
  - Так ты меня обманом в психушку затащил?
  - А надо бы, - оскалился он. - Главное, Димaс, ничему не удивляйся. Баксы
в задницу не провалились?
  - Вот они, - показал я.
  - Тогда - за мной.
  Вошли в дверь без названия или номера. Дверь медленно закрылась -
массивная, армированная. В кабинете не было окон. За столом печально сидел
некий ханыга, подперев десницей щеку. По всему - человек был с похмелья.
  - Эй, Валенок, - позвал Кожух. - В рот брал или сам давал?
  Тот легким выхлопом дезодорировал помещение. Коля с наслаждением втянул
воздух и развил тему:
  - Есть что выпить?
  - Посмотри в сейфе, - наконец подал голос и хозяин кабинета. - Там, в
колбе.
  В колбе был чистый спирт. Приятели выпили, не разбавляя, не закусывая, и
вспомнили обо мне.
  - Видишь финта? - показал на меня Кожух.
  - А ЭТО что, с тобой? - ничуть не заинтересовался ханыга.
  - Это ОНО, - поправил его Кожух и пояснил мне: - Наш великий эксперт за
людей держит только своих братков по лаборатории. Ментов вроде меня
терпит, как неизбежное зло, а шпаков просто не видит. Проблемы со
зрением... - и снова ему. - Слышь, Валенок. Надо бы человечку в задний
проход залезть и посмотреть, какой заразой он испражняется последние два
часа.
  - Перчатка не постирана, - меланхолично откликнулся эксперт.
  Кожух пошутил, срыгнув:
  - А если стволом?
  Потом он взглянул на меня, на мое лицо... и вдруг сообразил, что к чему.
Шагнув ко мне вплотную, прошипел исключительно трезво:
  - Не вздумай махать яйцами, супермен. Ты в Главке, а не на Клавке. Если не
этот парень (он кивком указал на существо по имени Валенок), то никто тебе
больше не поможет. Усек?
  Есть на свете очевидные вещи. Не маши в Главке яйцами, не нюхай с кем
попало галоперидол... Столько лет я жил, точно зная, что в моей Реальности
- я хозяин. Я - всё, я и есть - Реальность, а значит, глупо сердиться на
дураков, жалкие тени которых иногда заслоняют от меня солнце и луну... и
чуть было не растерял это счастье - в одну секунду.
  Токсин пожирал мою душу. Достаточно было понять это, чтобы раздражение
проиграло схватку.
  - Я в порядке, - небрежно сказал я Кожуху, протолкнув слова лжи сквозь
распухающий в горле ком.
  Тот с подозрением осмотрел меня ("Ну-ну..."), вернулся к эксперту,
панибратски обнял его и начал с ним азартно шептаться.
  Я не прислушивался. Наползающая муть мешала вчувствоваться, врасти в это
недоброе место, однако полочку с книгами я заметил. Выделялся томик с
надписью "Токсикология" на корешке. Я вынул его, полистал, силясь что-то
понять и запомнить, затем, повинуясь внезапному импульсу, сунул книгу под
пиджак, в тайный "учительский" карман за подкладкой.
  "Почему он тогда не в больнице?" - донеслось до меня, и слух мой, не
спрашиваясь, тут же перешел в боевой режим. "Да потому что он с
тараканами", - обрисовал ситуацию Кожух, прикинувшись простодушным и
примитивным. "С тараканами бороться - не по моей части..." "Да какая тебе
разница, если он бабки плoтит", - давил простодушный Кожух. " И
какие-такие бабки он плoтит?" "Ну, давай смету распишем..."
Через минуту-другую эксперт хлопнул ладонью по бумажке с начертанными
фломастером цифрами, продуктом компромисса между леностью и жадностью,
оторвал зад от стула и подошел ко мне. Оказалось, Валенок вполне был
пригоден к осмысленной речи. Что жрали, спросил он напрямик. На
трехсуточном голодании, ответил я, внутренне усмехнувшись. Начал вчера
утром. Но чем-то все-таки траванулись, подмигнул он, - тем, о чем ни жене,
ни другу не расскажешь, а только знающему жизнь цинику вроде меня. Не
траванулся, а траванули, поправил я. Кто, мгновенно вспыхнул он. "Не ваше
дело!" Ах, да, вспомнил он, тараканы неразумны... И чем, по-вашему,
траванули? По симптомам похоже на бледную поганку, мужественно сообщил я.
Сожрали маринованные грибы, догадался он. Грибов не ел, но, вероятно,
можно сделать вытяжку, высказал я осторожное предположение... и подлить в
утренний кофе, забурлил мой собеседник от восторга. Вытяжку, вы слышали?
Каково! - оглядывался он, словно искал публику, -- а то взять и вколоть
синтетический аманитотоксин внутривенно, минуя кишечник, лучшему другу под
видом морфия, - кстати, в каких отношениях вы с морфием?.. Отсмеявшись,
эксперт потребовал историю моей короткой болезни. С раскладкой по времени,
желательно с точностью до часа. Я рассказал, не утаив ни одной
физиологической подробности. Он стал серьезным. Вы что, видели, как люди
умирают от бледной поганки, спросил он меня. В детстве наблюдал, сознался
я. У вас кровяной понос, судороги, сильная слабость, боли в печени,
рассердился он. Да? Пока нет, сказал я. Тогда не слишком ли пристально вы
наблюдали в детстве за умирающим грибником? Бледная поганка, уверяю вас,
исключена. А вот токсическими гастритами никогда не страдали? Нет? Жаль,
жаль... Яд, с большой вероятностью, имеет растительное происхождение,
пошел он размышлять вслух. Желудочно-кишечная симптоматика, отсроченное
действие... да вот, хотя бы... да-да, почему бы и нет?..
  Что! - едва не закричал я. Что - "вот"?
  Например, ботулизм, неохотно закончил он. Не пугайтесь, это всего лишь
версия. По первому впечатлению - нечто похожее, но... Консервы, конечно,
вы за истекшие сутки не жра... не употребляли? Одну-единственную
ментоловую таблетку, застонал я. Эксперт удовлетворенно покивал.
Ботулический токсин можно внести куда угодно, если сделать это намеренно,
а голодный желудок - комфортная среда для жизнедеятельности бактерий...
Проверим, конечно. И другие версии обязательно проверим...
  Ни в какой задний проход, разумеется, мне не залезали. Шутки у них, у
ментов, такие, что без вытяжной трубы не обойтись. Измерили температуру
тела, которая оказалась нормальной. Взяли кровь, мочу, кал. С большой
легкостью получили рвотную массу, сделали промывание желудка, бережно
сохранив промывные воды - все это тоже пошло в дело. "И что теперь?" -
спросил я. Теперь, молодой человек, комплекс лабораторных исследований,
тяжко вздохнул эксперт Валенок. Химические исследования, физические,
спектральные, микроскопические, бактериологические... "И что же мне
делать?" - спросил я.
  Вам? Ждать. Но лучше - не здесь.
  На этом мой визит в ЭКУ закончился. Пятьсот долларов я передал Коле,
потому что из моих рук эксперт их категорически не принял. Понимаю,
доверие взяточника надо заслужить. Они оба срочно отправились в туалет -
якобы по нужде, причем, криминалист был вооружен ультрафиолетовым
осветителем. Очевидно, пугливый спец намеревался проверить, не помечен ли
заработанный им гонорар...



  ...Кожух остался на службе. Сказал, дождусь результата - и сразу тебе
отзвонюсь. Я же - куда? - домой, конечно. В свой настоящий дом, к
стареньким родителям, к маме. К вечному чувству вины, о котором мамуля моя
не догадывается, к этому жалящему, разъедающему память чувству, о котором
никто никогда не узнает... Но дрогнуло сердце, слетели с губ непрошеные
слова: "Здесь притормозите", - и такси выгрузило меня вовсе не там, куда
стремился дух умирающего воина.
  Не решился я - к маме. Реальность корчилась в агонии. Моя огромная и
пустая комната с нунчаками на подоконнике не так уж пуста, как шепчутся, -
вот туда я и приполз за утешением. Мои книги на полу, мои незатейливые
спортивные снаряды... электроплитка, где я готовил себе овощи и каши...
вовсе не за этим я вернулся. Ожидая ответ из лаборатории и все еще на
что-то надеясь, я занялся самолечением. Мальчик наивный, идиот, бывший
когда-то учителем... Справочник по токсикологии, который я украл у
эксперта, поведал мне мое будущее. Червячок, живший до сих пор в
подсознании, выбрался наружу. Не зашло ли действие токсина так далеко, что
стало необратимым? - вот, оказывается, о чем я думал несколько последних
часов. Я просматривал справочник и... нет, не плакал; глаза раздирала
такая же сухость, как и все мое убитое тело. Страшный вопрос разрешился
полностью. Чем бы ни накормили меня вчера, будь то вытяжка из бледной
поганки, будь то споры ботулизма, - надежды нет. Ответ из лаборатории
станет приговором, а приговор вскоре приведут в исполнение...
  Самолечение, как и следовало ожидать, дало обратный эффект. Опять меня
вынесло из всех дырок сразу - и вместе с бессмысленной марганцовкой я
освободился от страха. Я перестал наконец бояться! С ледяным спокойствием
я сказал себе: вот он, уникальный шанс подняться на новый уровень
самопознания. Перепрыгнуть через несколько уровней. Не упусти шанс,
человек...
  Да, я всего лишь школьный учитель. Я - это мой долг, это цепь моей Кармы.
Цепь прочна, но чем ее разбить, как не выполненным долгом?
  Простой кулак превратится в Лучезарную звезду, а удар кулака - в
ослепительное прикосновение Мудрости... Лишь настоящий учитель шагнет на
эту ступень!
  Взяв необходимое, я оставил свою келью навсегда. В конце пути меня ждал
ты...


  ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ В ПОМЕЩЕНИИ


  Она - из тех женщин, которые используют вместо зеркальца кухонный нож.
Этот нож лежит в кухне отдельно от остальной утвари, чтобы сталь не
попортилась.
  Такова семейная легенда, рассказанная однажды Щюриком.
  Поэтому я перевожу себя в режим "спинной мозг", чего бы это мне ни стоило.
Чтобы никаких нам сюрпризов. Третий глаз на затылке, все интеллигентские
рефлексии - в загон! Втягиваю дамочку в квартиру и захлопываю дверь. Одним
взглядом она охватывает и разгром в прихожей, и сорванное украшение из
пивных пробок, и труп кота на столике, и мою исцарапанную руку. Потом Идея
Шакировна видит ноги сына, торчащие из-под бельевого бака, бежит в комнату
- еще секунда, и грянул бы взрыв. Ох, наломала бы она дров... Я опережаю
ее на эту секунду.
  - Ида! - зычно (как мне кажется) командую я. - Стой, раз-два!
  Она стоит. Тем более, мужа своего подвешенного обнаруживает.
  - Никаких телодвижений, - говорю я, - иначе потолок рухнет.
  Здесь главное - чем бoльшую глупость сморозишь, тем скорейшего эффекта
добьешься.
  - Землетрясение? - с абсолютным хладнокровием спрашивает Идея Шакировна,
осматриваясь. - Так я и знала, когда шла домой, что дома - тоже
землетрясение.
  Голос у нее низкий, властный. Хозяйка.
  - Сумочку снимите, - прошу я. - Потом плащ. Потом - медленно - подайте все
это мне.
  - С другой стороны, - как ни в чем не бывало продолжает она, - если
потолок рухнет, то мой муж освободится от вашей петли. А Ленечка, умничка,
уже в укрытии. Причин для волнений нет. Из-за чего вы так волнуетесь,
Димочка?
  Я - волнуюсь? Грандиозная женщина.
  - Устала, как собака, - жалуется она, - освобождаясь от сумочки и верхней
одежды. - Двадцать человек за ночь! Везли и везли. Иногда и двух на всю
больницу не наберется, а сегодня наш экспедитор просто уж не знал, куда
машины разворачивать...
  Она взбрыкнула, все-таки взбрыкнула! Пока заговаривала мне зубы,
освободила у сумочки защелку...
  В режиме "спинного мозга" свою реакцию я не контролирую. Некий сверкающий
предмет, выпав из ее руки, тяжело брякнув о сервант, а сама шалунья уже
лежит, опрокинутая на спину. Доля секунды. Я сажусь рядом, прижав коленом
ее рассыпавшиеся по полу волосы. Какие же у нее великолепные волосы -
рыжие, с зеленоватым отливом, совершенно натуральные... масть Кота
Дивуара, надо полагать, подбиралась с толком, отнюдь не случайно...
  - А ну - кулаком! - яростно шипит женщина, неестественно задрав
подбородок. - Добивай, шакал!
  - Леонид, не снимай бак! - в очередной раз кричит Щюрик.
  И смех, и грех.
  - Я не хочу никого избивать, - спокойно говорю я им всем. - Кулак не для
того, чтобы бить, а чтобы направлять... Эй, папаша, - зову я Барского, - в
какую часть ведра постучать? Поруководи хоть немного процессом воспитания,
это же твой ребенок!
  - Отпусти Иду, ей больно! - кричит он.
  - В верхнюю часть бака или в нижнюю? - я терпелив.
  - В нижнюю.
  - Отлично. Объединив усилия, мы многого добьемся.
  Я кидаю пробочку от пива. Металл с готовностью отзывается. И Леонид тоже
отзывается:
  - Кто там?
  В голосе мальчишки - слезы.
  - Теперь скажи что-нибудь своей жене, - велю я Щюрику.
  Та, не в силах шевельнуться, с ненавистью смотрит на меня снизу вверх.
  - Ида, он спятил, - выдавливает из себя урод. - Он решил, что я его
отравил. Ты, главное, не принимай поспешных решений.
  Пользуясь положением, я смотрю поверженной женщине в глаза.
  - Оставим проблему безумия философам, многие из которых, кстати, истинную
мудрость полагают именно безумной. Насчет остального, сказанного вашим
мужем, - сущая правда. Жить мне, Идея Шакировна, всего ничего. И терять
мне, соответственно, нечего. Ну как, можно рассчитывать на ваше
благоразумие?
  - Буду паинькой, - отвечает она.
  "Буду паинькой", - густым, сочным контральто - ух, как впечатляет! Я
убираю ногу с ее волос. Она свободна. Она, презрительно усмехнувшись,
поправляет задравшуюся юбку и желает подняться.
  - Вам лучше посидеть на ковре, - останавливаю я это движение. - Отползите,
пожалуйста, в тот угол. Правильно, сюда. А теперь снимите обувь и бросьте
ее в прихожую. Спасибо.
  - Я женщина восточная, - соглашается Идея Шакировна. - Мое дело -
повиноваться мужчине. Ваши изысканные, тонкие манеры, какие я имела
удовольствие испытать на своей прическе, убеждают лучше любых слов. Даже
мой парикмахер не додумался до таких радикальных приемов...
  Не обращая внимания на эти змеиные укусы, я поднимаю с пола вещицу, при

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг