Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
оказалась сегодняшней возлюбленной нашего полисмена, вот и явился он с ней
за компанию. Майор Кожух менял женщин через день, иногда - по два раза на
дню. Знала ли об этом дамочка? Феноменальный был бабник, животное,
тантрический йог... но я отвлекся.
  - Огорчен? - спросил меня проницательный майор.
  - Удовлетворен, - возразил я. - Внутренний мир некоторых особей, как и
ожидалось, подтвердил вульгарную зависимость от внешнего. Хотя, честно
говоря, лишний компьютер моим идиотам тоже не помешал бы.
  - Идиотами он называет учеников, ПИДАгог, - пояснил Кожух своей дамочке. -
Всех без исключения. Кстати, познакомься, на самом деле это уникум. Вот ты
у меня кто? Нормальная математичка. А он? Учитель физкультуры, литературы
и физики, и все в одном флаконе...
  Уникум, не уникум, но Коля сказал правду. У себя в школе я добился права
вести три совершенно разных предмета, наплевав на глухое недовольство
коллег. Учебная нагрузка, как мы понимаем, это деньги. Поскольку я не
гнался за деньгами, ничто не нарушало моего Равновесия, ни чья-то зависть,
ни бесконечные интриги. "Не следует увлекаться противопоставлениями, чтобы
не нарушить психику", - писал великий Во Го. Вот именно. Прежде всего меня
интересовало объединение... Объединение столь отдаленных друг от друга
дисциплин, как гимнастика, литература и физика - вплоть до полного их
слияния. Этому и была посвящена моя конкурсная программа, благополучно не
замеченная дорвавшимися до кормушки приматами. На уроках физкультуры,
например, детишки у меня наматывали круги по спортзалу под сказки
Толкиена, гениально прочитанные одним известным актером. Ставилась
кассета, включался магнитофон - и вперед. Отжимания выглядят так: вдох -
это нечетная строка из "Евгения Онегина", выдох - четная. Вдох-выдох,
вдох-выдох - и роман в стихах освоен. Расчет траектории баскетбольного
мяча, летящего в корзину - с проверкой на практике. Изучение закона Гука
на примере подкидной доски. Сочинение на тему: "Нарушение 2-го начала
термодинамики в творчестве М.А. Булгакова"... и тому подобные
конфигурации. Кому-то все это покажется карикатурой, ярким образцом
патопедагогики, на что я замечу, что никто - НИКТО! - из родителей не
выразил протеста. Удивительные чувства испытываешь, когда на твоих глазах
из идиота начинает формироваться человек с развитым мышлением и устойчивым
внутренним миром - совершенный человек... Совершенство - вот она, цель
моей работы.
  Правду сказал Коля, истинную правду! Равных мне нет, сколько не ищи...
  Когда речь зашла о педагогике, ты, Щюрик, и воспользовался моментом,
поделился своей проблемой. Как бы по инерции. Боюсь, говоришь, за ребенка.
Целыми днями, говоришь, места себе не нахожу. Он у меня маленький еще, и
часто остается один дома. Долбишь человечку, долбишь, что нельзя
посторонним дверь открывать - без толку! Самостоятельность так проявляет,
что ли? Даже когда мы с Идкой дома - все равно бежит впереди нас. Фильмы
ему страшные подсовывал, триллеры всякие про маньяков - нет, не понимает.
Идка говорит - задержка психического развития. Лишен чувства опасности.
Вроде бы даже болезнь такая есть - отсутствие чувства опасности... Мало
того, дверной замок за собой никогда не закрывает! С этим - просто беда.
Приятели к нему бегают, сам он с улицы приходит - и все, дверь брошена.
Забыл закрыть, видите ли. Бывает, не проследишь, и квартира полдня
открытой может простоять...
  Такая печальная история. Дошло до того, распалился ты, что однажды в
собственной прихожей вы с женой обнаруживаете какого-то детину!
Здоровенный, в тулупе, с квадратной челюстью. Подергал, видать, за ручку:
было открыто, он и вошел. Увидел вас - и нет его. Простите, мол, ошибся.
Тебя потом час трясло. А если б взрослых дома не было? Что бы этот бродяга
с ребенком сделал?.. Пугнуть надо мальца, подмигнул ты нам с Кожухом.
По-настоящему пугнуть, чтоб навсегда запомнил. Ну как, педагоги? Наука не
против подобных методов?
  - Проси вот этого парня, - сказал Коля, хлопнув меня по спине. - Лучше его
- не найти. Зверь, монстр, фанатик... Был я как-то в его келье, - принялся
Кожух с восторгом рассказывать своей молчаливой подружке. - Абсолютно
голые стены, ноль мебели, раскладушка в углу и нунчаки на подоконнике.
Настоящий боевой монах-отшельник. От подробностей его холостяцкой жизни у
тебя бы волосы дыбом встали, причем, по всему телу...
  - Ну что, Димaс? - тихо спросил ты меня. - Поможешь?
  Монах-отшельник... Удачная шутка. Не знаю, не знаю. Прежде всего я -
профессионал, и уже потом - монстр с нунчаками на подоконнике... Почему бы
нет, весело подумал я. "Пугнуть мальца". В гостях у четы Барских я ни разу
не был, так что ребенок никогда раньше меня не видел.
  А еще вот о чем мне тогда подумалось. Каким же ты, Щюрик, стал трусливым и
мнительным, если готов опуститься до столь сомнительных воспитательных
"методов". В детские годы, помнится, ты был решительно другим. Один наш с
тобой опыт с подводной ракетой чего стоил...
  - Жди меня завтра, - шепотом пообещал я.



  2. Коан о бестолковых учениках, лишившихся ушей

  Прежде чем начать урок, я достаю из кармана пиджака записную книжку.
Зачитываю вслух цитату:
  - "Бездействие, как состояние, есть процесс служения Карме посредством
минимального вмешательства в Реальность. Так, может, лучше умереть сразу,
покончив жизнь самоубийством? Но самоубийство - так же есть действие..."
Что ты по этому поводу думаешь, Барский?
  - Бред, - откликается он сейчас же.
  - Вот и я думаю, что самоубийство в нашем с тобой случае - не выход...
  Мне нужна была сила, и я прикоснулся к ней. Мне нужно было хоть на миг
вернуться в свой мир, и мудрые слова открыли дверь.
  - Между прочим, - добавляю с гордостью, - это была выписка не из
кого-нибудь, а из Во Го.
  - Из какого Вого.? - с ужасом спрашивает Щюрик.
  - Не знаешь? Позор. Лучший российский автор в формате дзен, так что
рекомендую. Жаль, публикуется только в Сети, да еще под псевдонимом.
  - Ты спятил, Димaс, - корчится он.
  Спорить? С идиотом? Я бы улыбнулся, если б смог выплюнуть зловонную
трухлявую затычку, распирающую гортань. Кроме цитат в моей записной книжке
хранится много чего полезного. Нестерпимо хочется проститься с внешней
частью Реальности, пока есть еще время... а есть ли время?.. я хватаюсь за
пульс - бусинки сердечных сокращений сыпятся по ступенькам, обгоняя одна
другую, вне ритмов и медицинских законов... листы записной книжки лениво
перебирают воздух, как плавники висящей в воде рыбины... фамилии,
телефоны, адреса - всё то, что никогда мне уже не понадобится... я бы
заплакал, если б в сосудах моих осталась хоть капля влаги...
  Мальчишка продолжает методично бить чем-то в дверь ванной, и тогда я встаю.
  - Не смей трогать ребенка! - воет Щюрик мне вслед.
  Догадливый ты мой.
  Нет, я не за ним. В прихожей, среди лыж и ватников, я приметил комплект
удочек. Хозяин, оказывается, не дурак порыбачить. Однако леска там
слабовата - для моих целей не годится. Поэтому я, не выходя из комнаты,
останавливаюсь возле дверного проема. Здесь мастеровитый хозяин устроил
вместо двери остроумное украшение: свисающие до пола гирлянды из пивных
пробок. Пробки нанизаны на толстенную леску, вернее сказать, на плетеный
поликарбоновый шнур (ширина - около трех миллиметров в диаметре; выдержит
любой вес). Невероятно кстати! Обрываю всю эту конструкцию к чертовой
матери и ссыпаю пробки в угол. Потом делаю из шнура удавку и возвращаюсь к
своей добыче. У господина Барского завязаны и передние, и задние
конечности, поэтому ставить его тушу на ноги приходится мне. Он пытается
устроить возню, но одной зуботычины достаточно, чтобы процесс завершился.
Петлю я набрасываю ему на шею, а другой конец шнура, встав ногами на
разобранный диван, перекидываю через крюк, на котором висит люстра.
Устанавливаю пленника точно под этой люстрой, после чего натягиваю и
закрепляю шнур на крюке.
  - Не дергайся, - предупреждаю я человека. - Потеряешь Равновесие, и ты -
висельник.
  - Зачем ты это делаешь, Клочков? - спрашивает он, на мгновение заглянув
мне в глаза. - По-моему, спектакль с перебором.
  Все-таки к его лицу невозможно привыкнуть...
  - Зато пьеса хороша, - отвечаю я. - "Живой труп" называется.
  - В каком смысле? - силится он понять. - Это что-то из классики? - тужится
он вспомнить.
  - Классика не умирает, в отличие от людей.
  Я обрываю эту болтовню и иду наконец вызволять Барского-младшего из
темницы. Пришло время. Поднимаю вешалку, освобождая проход...
  Оказывается, он колотил в дверь не тазом! Здоровенный дюралевый бак для
грязного белья проносится мимо меня - еле успеваю увернуться. Как
мальчишка справлялся с этакой махиной? Воин! Я ловлю взбесившегося зверька
на пороге, поднимаю в воздух и бережно встряхиваю. Что-то в нем смещается,
что-то укладывается на место, и наступает взаимопонимание.
  Бак для грязного белья пуст, как великая русская мечта. Бак - это просто
находка, это даже более кстати, чем пивные пробки на шнуре. Беру трофей
свободной рукой, возвращаюсь в комнату и сгружаю всё на ковер. Пацан тут
же вскакивает.
  - Обрати внимание на папу, - придерживаю я его. - Если ты вдруг решишь не
слушаться старших, папа разволнуется и сделает себе очень больно. Ты
когда-нибудь резал пальцы леской? А я резал, даже такой толстой.
  - Леонид, все это понарошку! - с героическим весельем всхлипывает Шюрик. -
Как игра в чеченцев!
  Ага, значит моего подопечного зовут Леня? Приятно познакомиться.
  - Твое дело - стоять, - строго напоминаю я отцу. - Помни о леске, гроза
чеченцев. Memento leska1.
  Я снова сажусь в кресло. "Мушки" в глазах, сверло в груди. Что-то
страшное, необратимое происходит с моим организмом, но я блокирую все эти
отчаянные предупреждения. Время есть, не может не быть... нарушится
Равновесие, мир перевернется... но эта чертова псина во дворе меня просто
достала! Достала!
  - Ты - Леня, - приветливо говорю я мальчику. - Так? В третьем классе
учишься? (Он кивает.) Видишь, я угадал. Хорошо учишься? (Он крутит головой
- нет.) Ничего страшного, Леня. Я отметок не ставлю, так что двоек не
бойся. А называть меня можешь дядей Димой. Или дядей Димaсом, как больше
нравится. По отчеству не нужно, мои ученики обращаются ко мне без
отчества. Все понял?
  Он упрямо кивает, так и не произнеся ни одного слова. Когда ребенок
показывает характер - мне смешно!
  - Звонок на урок! - бодро провозглашаю я. - Дз-зенн! Дз-зенн!
  После чего надеваю бак для белья Леониду на голову. На маленькую стриженую
голову с огромными от изумления глазами.



  Зеркальная гладь прошлого:

  ...Вчерашний вечер продолжался. Наша теплая троица - я, ты, да Коля Кожух
с влюбленной обезьянкой под мышкой, - еще некоторое время постояла в фойе,
игнорируя торжественное сборище.
  - Не хотите мятную конфетку? - спросил ты нас, доставая глянцевую
упаковку. - Берите, берите!
  И сунул мне первому. Упаковка была уже вскрыта, и я бездумно взял одну
штучку. Воспитание - это условный рефлекс. Бывают ситуации, когда
предлагают, надеясь услышать отказ, и когда дают от чистого сердца. Я тебя
прекрасно знал, Щюрик, слишком много общих воспоминаний нас связывало...
так мне раньше казалось. Я верил в твою искренность. Даже симпатизировал
тебе...
  Взял я эту невзрачную белую таблетку и положил себе под язык.
  Хотя, именно вчера утром я сел на трехсуточное голодание. Пятница у меня
вообще особый день, без пищи, без воды и без тренировок - так называемый
вялый день. Ладно, думаю, вреда не будет. Помойка во рту, а кругом
женщины, приятный запах изо рта не помешает... Это оказалась не просто
мята. Это была адская смесь мяты, ментола и эвкалипта, и я пожалел о
сделанном уже через секунду. Зато опытный Коля, не отличавшийся хорошими
манерами, решительно отвел твою руку с угощением.
  - А конфетки не отравлены? - с подозрением осведомился он.
  Наш майор имел очень специфическую манеру общаться, и шутки его были
весьма своеобразны. Мент все-таки - злая порода, улыбка всегда с оскалом.
Вот, например, типичная история (со слов Коли, ясное дело). Некий его
сослуживец уходит в отпуск. Стоят они на лестнице, перекуривают. "Ты
вещи-то свои из рабочего стола собрал?" - невзначай интересуется Кожух. "В
каком смысле", - удивляется коллега. "Ну, мало ли что за время отпуска
может случиться, а то ведь потом другим придется барахло из твоих ящиков
на пол вываливать..." Через полчаса сослуживец отлавливает Колю в коридоре
- специально искал, бедолага! - и спрашивает, крайне озабоченный: "Стой, я
не понял! Почему кто-то будет вещи из моего стола на пол вываливать?"
Юмор ментовского розлива - это когда не сразу распробуешь, шутит он, гад,
или провоцирует. "Не отравлены ли конфетки..." Ты, Щюрик, сориентировался
мгновенно, ответил Кожуху в тон.
  - Нет, - говоришь, - я обычно только первую притравливаю.
  Дотошный майор заглянул в упаковку:
  - Так ты ему первую и дал, инквизитор.
  Потом мы дружно смеялись, и ты, Щюрик, беззаботнее всех. А потом
конференция закончилась, и мы разбрелись в разные стороны...



  Бак - со вмятинами на дюралевых боках, однако это не мешает делу. Главное,
что ребенку не составляет труда удерживать его на себе, настолько он
легкий. Мальчик Леня разместился под этой штуковиной почти на половину
своего роста, по пояс. Поразительно емкая тара! Пространства вполне
хватает, и чтоб дышать свободно, и чтоб разговаривать.
  А еще для разговора мне нужен большой ажурный подсвечник, который я снял с
верхней полки серванта и предусмотрительно поставил себе в ноги.
  - Леня, как ты думаешь, совершил ли ты ошибку, когда впустил меня в
квартиру? - начинаю я.
  Под баком - молчание и слабое шевеление.
  - Попробуй ответить голосом, - помогаю я мальчику. - Мне ведь не видно
выражение твоего лица, как и тебе - мое. Совершил ли ты ошибку?
  - Угу, - звучит глухой отклик.
  - Давай мы попробуем исправить эту ошибку. Я тебе помогу. Попробуем?
  - Угу.
  - Что бы ты сейчас обо мне не думал, я - мудрый человек, облеченный всеми
правами учить молодых людей. На всем земном шаре еще с древних времен
дикие первобытные люди собирали у костра маленьких мальчиков, чтобы
подготовить их к тому моменту, когда они станут воинами. А воином в
первобытном обществе становился мальчик 13-ти лет! С ними говорили мудрые
старцы, и они запоминали все услышанное слово в слово, на всю жизнь. Вот и
сейчас ты стоишь передо мной, как будущие воины стояли перед мудрым
старцем. О чем я буду с тобой говорить? Люди делятся на умных и дураков.
Умные очень осторожны, поэтому никто не может их заставить сделать самим
себе плохо. Дураки, наоборот, только тем и заняты, что делают себе плохо,
потому что проигрывают любому, кто скажет им хоть одно правильно слово.
Близкий человек, папа или мама, никогда не заставит тебя сделать себе
плохо, но есть другие люди, и эти люди - неизвестно кто. Они ходят по
улицам и ловят момент, чтобы сказать тебе правильное слово, которому ты не
сможешь сопротивляться... Тебе интересно?
  - Да, - тут же реагирует мальчик.
  - Ты любишь какао?
  - С молоком.
  - Тогда закрой глазки, - прошу я его. - Сейчас я буду считать до двадцати
четырех. После этого ты совершенно успокоишься и любые правильные слова,
которые ты раньше слышал, потеряют силу. Как я скажу, так ты и будешь
думать, так и будешь смотреть на жизнь...
  Начинаю счет. "Один, два", - короткая пауза. "Четыре, пять". Пауза. "Семь,
восемь и девять..." "Десять, одиннадцать и двенадцать..." Считаю тройками.
Равномерно и отстраненно. А вот и конец счета: "Двадцать два, двадцать три
и двадцать четыре..." Некоторое время молчу. "Ты спокоен". Снова молчу...
Все в порядке, можно работать.
  - Теперь ты слушаешь меня очень внимательно, - произношу я медленно и

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг