Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
закинув руки за голову.
  - Сейчас изречет что-нибудь, - произнес в темноту Хлыщ. От сигареты он
размяк и подобрел.
  Действительно, Желудь глубокомысленно сказал:
  - Не отчаивайся на достигнутом.
  - Это он тебе, - засмеялся Хлыщ, тыкая в Серого. Тот выискивал в куче
шлака камешки покрупнее и швырял их в покосившийся телеграфный столб. В
сумраке не было видно, куда они летят, и попадание можно было установить
только по звуку. По звуку было ясно, что Серый все время мажет. Сделав еще
несколько попыток, Серый не выдержал, загреб побольше шлака и этой
шрапнелью запустил в сторону столба.
  - Прекратить! - крикнул санитар, доставая что-то из-за шиворота. - Вот я
вам! - Он потряс карабином.
  - Ну, ты, камнеметатель, - упрекнул Хлыщ. - Человек закурить нам дал, а
ты... И вообще, откуда у тебя сил на это хватает? Видно, ты не очень-то
устал с тележкой бегать. Будешь теперь лопатой грести, обормот.
  Серый затравленно посмотрел на телеграфный столб и непонятно кого спросил:
  - Что же делать? Что делать?
  - И как жить? - добавил Корень. - Вон Желудя спроси, он тебе расскажет
что-нибудь такое-эдакое.
  - Ты не свихнешься, - возразил Хлыщ, - нечем тебе. Вообще я удивляюсь,
глядя на тебя, ты же безвредный. Ну ноешь, недовольство изображаешь,
недостатки выискиваешь. Так это даже хорошо. Такие даже просто необходимы,
для контраста, так сказать. Тебя нормальный человек послушает - все равно
что пирамидону съест. Целебный ты человек, Серый. Может, тебя как
подсадную утку к нам? А мы удивляемся, не понимаем, отчего это сплошные
провалы. Корень, слышь, Корень, надо бы ему процессор раскурочить или
задницу про-перфорировать...
  - Да кончайте вы, - прикрикнул на них Корень. - Подождем еще немного. Раз
Бычок сказал - ждать, так и будем ждать.
  Санитар докурил:
  - Встать.
  Серому дали лопату, и он с Хлыщом и Желудем полез на вагон. Работа шла
медленно. Под утро пришел коридорный. Дикари валились с ног. Они не успели
разгрузить и половины того, что им положил начальник. Ему даже стало жалко
их, почерневших и покорных. Он отвел дикарей обратно в блок и разрешил
поспать до утренней поверки.

  * * *

  С утра Варгин решил заняться поисками фабрики-прачечной номер сто сорок
семь. Но эти поиски как-то сразу зашли в тупик. По справочному телефону
ответили, что прачечной с таким номером в Санаториуме нет. А на
предложение Варгина поискать в провинции объявили, что в провинции
прачечных, а тем более фабрик-прачечных в принципе нет. История принимала
детективную окраску. Что же было думать, если в кармане погибшего Ремо
Гвалты была найдена личная карточка с указанием фабрики-прачечной номер
сто сорок семь как постоянного места работы?
  В тот момент, когда мысли Варгина кружились в высоких сферах обслуживания
отдыхающих, в дверь постучали.
  - Входите, открыто, - пригласил он.
  В дверях появилась тощая фигура Фарбера.
  - Я не рано, мистер Игор?
  - Нет, входите.
  - Вы завтракали? Нет? Ни в коем случае не заказывайте завтрак в номер, -
заговорщическим тоном предупредил Фарбер.
  - Почему? - настороженно спросил Варгин.
  - Вас могут соблазнить за завтраком, - Фарбер рассмеялся.
  Варгин махнул рукой. Он еще не успел привыкнуть к специфическим шуткам
доктора Фарбера.
  - Ну, раз вы здесь, - сказал Варгин, - я могу быть спокоен за себя.
  Он заказал себе и Фарберу кофе.
  - Что же это за таинственный президент названивал вам вчера.
  - Я толком не понял. Какой-то президент Чирога. Фабер присвистнул.
  - Человек известный. Можно сказать, власть предержащая. Что же он хотел?
  - Пригласил на банкет. Куда, правда, ехать - не сказал. Автомобиль
пришлют. Фарбер встрепенулся.
  - О, мистер Игор, намекните ему насчет научной литературы. Иначе мы
проблему с урожаем и за десять лет не решим. Объясните ему, что нужны
лаборатории, оборудование, желательно импортное, с передовой технологией.
Например, с Земли. Пусть они там, в правительстве, решат. Я не говорю
конкретно о себе, боже упаси упоминать мое имя...
  - Хорошо, хорошо, - перебил Варгин. - Но объясните толком, что тут у вас
вообще происходит?
  В этот момент постучалась горничная. Она поставила кофе и сказала:
  - Доктор Фарбер, вас ждут внизу.
  Фарбер извинился и вышел, пообещав скоро вернуться. Прошло полчаса. Кофе
остыл. Варгин наконец почувствовал неладное и спустился вниз. Внизу
Фарбера не было. Администратор сказал, что "вроде как мистер Фарбер и еще
два человека уехали в автомобиле". Варгин поехал на пятый этаж и на всякий
случай постучал в номер Фарбера. Никто не ответил. Он вернулся в свой
номер и позвонил горничной. Ему ответил мужской голос. Варгин бросил
трубку.
  Звонить в полицию глупо. "Найдите человека, которого я встретил вчера и
который поехал по своим делам".
  Стоп, а ведь это мысль - позвонить в полицию. Небольшой эксперимент.
  Варгин оделся, вышел из гостиницы, пересек площадь, зашел в кабину
телефона-автомата и набрал номер полиции:
  - Полиция, центральный пункт, - ответили в трубке.
  - Сообщаю: Ремо Гвалта, фабрика-прачечная номер сто сорок семь, находится
в отеле "Улыбка Фиббоначи". - Варгин повесил трубку.
  Он вышел из будки, в небольшом скверике напротив выбрал скамейку и
принялся наблюдать, стараясь не пропустить ни одного человека, входящего в
отель. От усердия правый глаз начал слезиться. Через несколько минут
послышался вой сирены. К отелю подлетело три машины. Из них выскочили
одетые в униформу отдыхающие. Оставили двоих у входа, остальные исчезли
внутри. Минут через десять из отеля вывели троих под руки. У входа
скопилась небольшая кучка прохожих. Они молча проводили взглядом
арестованных и после того, как машины отъехали, быстро разошлись.
  Варгин встал и пошел по бульвару, фальшиво насвистывая популярную песенку
"Когда ты приедешь за мной?".
  Что же мы, как говорил Фарбер, имеем в ответе? Крайне обостренную реакцию
органов правопорядка на личность Ремо Гвалты. Этих троих, конечно,
отпустят с извинениями. Надо думать. Варгина начали одолевать сомнения.
Что же я делаю - троих взяли, Фарбер исчез, теперь это ясно почти
наверняка. Ах ты, детектив-аматор, надо же поосторожнее. С таким свежим
подходом можно пол-Санатория пересажать. Ну а кто же мог ожидать? Шеф, я
думаю, и тот не мог ожидать. Санаторий! Санаторий! Триста солнечных дней в
году! Живописные парки, минеральные воды. Подумаешь, прирост валового
продукта понизился. Прирост понизился, а голодающих нет. Все счастливы,
взрослые сосредоточенно ходят на работу, дети... Хм... А собственно, где
они, эти дети? Варгин остановился и начал оглядываться по сторонам. Чепуха
какая-то. Впрочем, вон же, у Фарбера двойняшки. Так, еще вопрос.
Спрашивается, можно ли решить проблему, бесконечно увеличивая число
вопросов? Можно, если пропорционально увеличивать число ответов.
  Варгин вдруг заскучал по дому. Сначала по дому, потом по институту, по
работе, по своим двукрылым. Перед тем самым историческим разговором с
директором возникла хорошая идейка, как смоделировать полет двукрыла.
Проблема, над которой он бился последний год, состояла в том, что двукрылы
летали без крыльев значительно лучше, чем с крыльями. Зачем, спрашивается,
им крылья? Отчаянные головы, правда, утверждали, что в этом состоит
диалектика эволюции, так сказать, создавать с запасом, на всякий случай.
Известно же, аргументировали они, если человеку пустить кровь, так он даже
лучше себя чувствует. Некоторые знатоки истории утверждали, будто в
древности кровопусканием лечили страшную болезнь - грипп. Ну ладно,
эксперимент проведут ребята. Слава богу, аэродинамическую трубу я успел
заказать. А вот в какой трубе "продуть" Санаторий? Санаторий вступил в
содружество тридцать семь лет назад. Но в отличие от других повел себя
странно. То есть вначале все было как обычно: обмен информацией, идеями,
людьми. Участие в современных проектах и т. д. Но вот лет десять назад
Санаторий начал самоизолироваться. Очень постепенно и незаметно. Отдел
Глушинского, которому сам бог велел все знать про Санаторий, заметил
изменения лишь через несколько лет. Да и кто мог ожидать? Цивилизация, так
и не войдя в полный контакт с содружеством, стала выходить из него.
Конечно, дело хозяйское. Принципы невмешательства соблюдены. Как
говорится, насильно мил не будешь. А все же явление неординарное. В
довершение ко всему - гибель отдыхающего на Земле. Теперь совершенно ясно,
этот Ремо бежал. Сел на первый попавшийся звездолет. Приземлился в
Терсколе. Его, по-видимому, преследовали. Бежал, куда глаза глядят,
наткнулся на канатную дорогу. С непривычки вывалился. Падение с двадцати
метров. Непонятно только, если он преступник, так сообщите на Землю.
Возьмем в лучшем виде. Не нужен он им в лучшем виде, а нужен, как говорил
поэт, "в трупном виде". Но даже в таком виде он их волнует.
  Теперь - детишки. Их не то чтобы совсем нет. Варгин вспомнил подростков на
площади городской ратуши. Ну, это просто выяснить. Он начал рыться в
карманах в поисках клочка бумаги, на котором был записан телефон Кэтрин
Гвалта. Раз есть учитель гимназии, значит, есть дети. А впрочем, это еще
ничего не значит. Вон Гвалта был, а фабрики-прачечной нет. Тем более
позвонить надо. Куда же она запропастилась? Потерял, детектив фигов. Хоть
он ругал себя последними словами, но в душе был даже рад. Уж очень ему не
хотелось еще раз говорить с этой мымрой.
  Пока он стоял посреди аллеи и рылся в карманах, к нему по спирали
подбирался отдыхающий. На лице его играла заискивающая ухмылка, и вообще
он выглядел как-то неприятно. На последнем кругу спирали отдыхающий
подскочил к Варгину, наклонился, что-то поднял с асфальта.
  - Это не вы обронили? - Он разжал руку, на которой лежал смятый автобусный
билет. По виду билета было ясно, что его купили лет пять назад.
  - Нет, это не мое, спасибо, - ответил Варгин и повернулся, чтобы уйти.
  Однако отдыхающий, встав на цыпочки, шепнул:
  - Есть роман Рубака и другие книги.
  - Что? Не понял, - удивился Варгин.
  - Я извиняюсь, - оглядываясь, шептал отдыхающий, - книги есть редкие.
  - Покажите, - подыграл Варгин.
  - Пойдемте, здесь нельзя, - отдыхающий поманил Варгина в подворотню.
  Они подошли к груде ящиков, из которой неприятный тип вынул небольшой
чемоданчик. Когда чемоданчик был вскрыт, Варгин сказал разочарованно:
  - Обычные современные, изданы только хуже, в любом магазине такие же можно
приобрести.
  - В магазине, извиняюсь, не такие. В магазине хорошие продают, а это
плохие.
  Только сейчас Варгин заметил, что от незнакомца несет квасом.
  - Ну, и что же в них плохого?
  - Дрянь всякая. Про космос, например. Да я и не читал. Боже упаси...
  Вдруг продавец книг весь съежился и завертел головой, выбирая направление
для бегства. Из соседнего подъезда выбежала женщина. Размахивая чем-то
белым, она направилась к ним.
  - Ах, паразит, опять наквасился, - послышался ее голос, - вот я тебе
покажу.
  Так получилось, сбежать незадачливому продавцу никакой не было
возможности: он оказался зажатым между стенкой, Варгиным и чемоданчиком.
Женщина воинственно размахивала мокрой тряпкой.
  - С утра нализался. Вот и дружкам твоим достанется.
  Когда она подошла поближе, воинственный задор ее спал, а на лице появился
испуг.
  - Обормот несчастный, книги продаешь? Да ты посмотри, кому ты их продаешь.
  Отдыхающий выпучил глаза на Варгина. Женщина продолжала:
  - Я же тебе сказала - выбрось их на свалку от греха подальше. Ох, говорила
я тебе, доведет тебя квасок. Вы уж не подумайте чего, - обращалась она к
Варгину, - это он спьяну. Мы их и не читали даже. Дай чемодан сюда,
юродивый. Я его сейчас в мусорный ящик...
  - Постойте, я их беру, - остановил ее Варгин.
  - Нет, - с ужасом вскрикнула она и схватила в одну руку чемодан, а другой
- своего мужа.
  Варгин с тоской посмотрел на чемодан. Книги, да еще в таком патриархальном
виде казались ему живыми существами, которых ни в коем случае нельзя
выбрасывать на свалку. Заметив это, женщина заколебалась, не зная, что
делать.
  - Ладно, я вижу, что вы не мармыжник какой-то. Пойдемте к нам, с чемоданом
все равно не дам.
  Они поднялись на третий этаж. Незадачливый продавец совсем размяк, а
может, просто прикинулся, и Варгину пришлось его по дороге поддерживать. В
квартире хозяйка провела их на кухню.
  - Вы откуда будете? - спросила женщина, снимая с плеча мокрую тряпку.
  - С Земли.
  - Это где же такая?
  - Что ж ты, не знаешь? - проснулся муж. - Эх, необразованная ты женщина.
Ясное дело, в нашей галактике. Они все там передушились. Мужики говорили,
что недавно в новостях показывали, как у них все в противогазах ходят. И
рыба у них дохлая, и сами они... Вон, посмотри на него, бледный какой.
  - Ах, бедные, бедные. Нешто им наши помочь не могут? - спросила жена и
обратилась к Варгину: - Может, покушать чего? Так я мигом.
  - Нет, нет. Большое спасибо, - вежливо отказался Варгин. - Вы сколько за
книги хотите?
  - Да берите их даром, только вы уж никому про это. Ладно? Пойду заверну. -
Она вышла из кухни. Муж пододвинулся к Варгину.
  - Нам бы это, как его... - он щелкнул себя по горлу. Варгин непонимающе
смотрел на эти телодвижения.
  - На квасок бы, серебряный дали бы...
  - А, сейчас, сейчас, - Варгин полез в карман.
  - Только не при ней, зашибет.
  Варгин достал несколько монет и сунул тому в руку.
  - Вы чего тут шепчетесь? - спросила женщина, заходя на кухню. В руке у нее
была сетка. Хозяйка подозрительно посмотрела на мужа. Тот с отсутствующим
видом ковырял в ухе. - Книги сын собирал. Вернется, ругаться будет.
  - Так, может, оставите себе? - предложил Варгин.
  - Нет, возьмите, все равно выброшу эту заразу. Ничего, лучше быть
здоровым, чем умным.
  - Возьмите на всякий случай мои координаты.- Варгин протянул визитную
карточку. - А где ваш сын?
  - Да кто его знает, где он сейчас. Может, в школе, может, на фабрике.
Приедет раз в году, молчит. Программу правительства осуществляет.
  - Какую программу?
  - Бес ее знает, какую. - Она толкнула мужа в бок. - Как ее называют,
помнишь?
  - Отставшая ты от жизни у меня, - разомлев от полученных денег, сказал
муж. - Программу раздельного самовоспитания в духе... это...
неразборчивости, а, нет, непревзд-вдз-ти...
  - Непредвзятости, - поправил его Варгин, поднаторевший в местной
терминологии.
  - Во-во, - подтвердил тот, - этой самой.
  - Как же вы без него, да и он без вас?
  - Да ничего. Ему даже лучше. Тут с этим алкоголиком разве жизнь? Да и нам
легче. Он там на всем казенном. Конечно, скучаем. Да так - хоть скучаем, а
жили бы вместе, лаялись бы каждый день. Тут уж ничего не поделаешь: и так
плохо, и так. Все из-за этого пьяницы. Фамилия у него, видишь ли, древняя
- Гриол. Пуп Санатория проклятый. Думает, раз фамилия, так можно ничего не
делать. Вот и спился совсем. Может, пообедаете с нами?
  - Нет, спасибо, - заторопился Варгин. Женщина провела его в прихожую.
Когда он выходил, она взяла его за рукав и спросила:
  - Нешто правда, в противогазах ходите? Варгин рассмеялся:
  - Нет, неправда.
  Он еще раз попрощался и вышел. Женщина проводила его взглядом, полным
сомнения.
  Дело шло к обеду, когда на аллее возле дома, где жила семья Гриолов,
появился подозрительный человек с авоськой в руке. Он несколько раз
повернулся на месте, словно выбирая, куда бы ему пойти, назад или вперед.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг