Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
они  начнут подпевать.  Но  вместо этого  растерянно умолк сам  Екки,  к  горлу
которого один из "статистов" приставил антикварный кинжал; потом завизжали дамы
в одной из ближних лож. Мы с Мелифаро растерянно пялились друг на друга, силясь
понять,  что же это за сценарий такой драматический:  увы,  у  нас не было даже
минимального  зрительского  опыта,   чтобы  отличить  пьесу  от   форс-мажорных
обстоятельств.  "Статисты" тем временем переглянулись; тот, кто угрожал маэстро
ножом,  презрительно сплюнул,  досадливо махнул рукой, и компания покинула зал,
бряцая браслетами и  потрясая мечами.  Когда  последний из  воинов покинул зал,
впечатлительный маэстро Балбалао потерял сознание.  Только тогда до меня дошло,
что происходящее выходит за рамки сценария.  Я выскочил на улицу, но "статисты"
уже скрылись за углом.  Попытавшись взять их след,  я обнаружил,  что следов не
было вовсе.  Получалось,  что хулиганы,  сорвавшие спектакль, не были ни живыми
людьми, ни даже мертвецами. Так, призрачные видения, мираж, морок...
     Ничего себе  "мираж"!  К  ночи  мы  имели  сорок с  лишним уличных драк  с
применением холодного  оружия  (и,  между  прочим,  никакой  запретной магии!),
восемнадцать погромов (громили почему-то  лишь  богатые дома Старого Города,  а
роскошные виллы Левобережья никто не трогал) и  восемь трупов в морге -  не так
уж много,  хвала Магистрам!  Пострадавшие в один голос уверяли,  что нападающие
хотели выяснить две вещи:  куда подевался их "господин" и  где скрывается некий
Телари   Ийс.   Ничего  удивительного,   что   несчастные  горожане  не   могли
удовлетворить их  любопытство!  Имя Телари Ийс никому ничего не говорило,  пока
разбуженные среди ночи  ввиду особых обстоятельств буривухи из  Большого Архива
не  сообщили  мне,  что  так  звали  Великого Магистра древнего Ордена  Пыльных
Рукавов.  Магистр сей попирал стопами мостовые Ехо столь давно, что кроме имени
и  названия Ордена о  нем почти ничего не было известно.  В истории сохранилась
разве что легенда о  его сражении с  воителем из Пустых Земель по имени Дрохмор
Модиллах.  Согласно  легенде,  Магистр  заключил грозного полководца в  рукоять
своего веера;  туда же последовал и  боевой отряд Дрохмора,  наводивший ужас на
окрестности Ехо. В легенде также говорилось, что когда с этого веера стряхивают
пыль,  появляются две дюжины призрачных воинов Дрохмора Модиллаха; искусный маг
может управлять воинами,  манипулируя веером,  простому же  человеку это не под
силу.  Следы волшебного веера давным-давно потерялись где-то  за океаном,  куда
отбыл непоседливый Магистр Телари вместе со своим волшебным скарбом.
     Я   сразу  понял,   что  нам  посчастливилось  стать  участниками  эпилога
старой-старой  сказки.  Дальше все  было  просто,  согласно законам жанра.  Мне
пришлось вытащить маэстро Екки Балбалао из постели:  я вовремя вспомнил, что на
сцене он  обмахивался диковинным веером в  форме бабочки.  Взяв в  руки изящную
безделушку,  я  содрогнулся.  Мне  не  требовалось никаких  индикаторов,  чтобы
понять: передо мной колдовская вещь, убойной силы талисманище. Екки сказал, что
веер -  подарок одной из поклонниц, присланный накануне в качестве извинения за
то,  что  она не  может принять приглашение на  его выступление.  Дама,  в  чью
спальню я бесцеремонно ввалился через полчаса,  сообщила,  что приобрела веер в
порту  у  одного из  иноземных моряков.  Да  уж,  нет  ничего хуже  вот  такого
случайного  возвращения  волшебной  вещицы  на  родину:  проку  от  них  обычно
никакого, зато хлопот не оберешься!
     Я,  впрочем,  выкрутился. Для начала выпустил из заточения самого Дрохмора
Модиллаха -  не  так уж сложно это оказалось,  хотя одного взмаха веера,  вроде
тех,  что позволили вырваться на свободу его воинам,  тут было недостаточно.  Я
понимал, что рискую: Дрохмор мог оказаться еще худшим подарком любимому городу,
чем его веселые сотоварищи,  -  но что мне оставалось?!  Пришлось положиться на
здравый смысл пленника веера и на свою удачу.
     Дрохмор  Модиллах  оказался  весьма  незаурядной личностью.  Великий  воин
древних времен,  родом из Пустых Земель.  Когда-то в древности он завоевал чуть
ли  не  полконтинента всего с  двумя дюжинами воинов -  именно эти две дюжины и
бесчинствовали всю ночь на улицах Ехо.
     Дрохмор Модиллах быстро уяснил ситуацию,  счел  меня  своим избавителем (в
сущности,  так оно и было), быстренько принес мне клятву верности (я решил, что
такого  рода  предосторожность не  помешает)  и  отправился  утихомиривать свою
банду.  К утру они все вместе явились в Дом у Моста,  счастливые,  ошеломленные
известием о  том,  что с  момента их  сражения с  Магистром Телари Ийсом минуло
несколько тысячелетий,  и  оттого  изрядно присмиревшие -  что,  собственно,  и
требовалось.
     Мне еще и завтраком пришлось кормить это тяжкое наследие темного прошлого.
Махури Островитянин, Гоу Хех, Удугат Габухая Сын Золотой Горы, которого я сразу
же  прозвал Голдбергсоном,  Кунема  Кунеман Шелковая Веревка,  Анчимор Великий,
Тинра Ольчок Повелитель Ящериц, Тотрих Борхот, Ангурлаг Бачиба, Рохи Весельчак,
Гудо  Хомух Красный Башмак,  Хели  Молигаят Абонский Принц Шести Городов,  Буха
Регидагр и  еще дюжина легендарных богатырей древности,  чьи имена я  так и  не
смог запомнить,  смирно сидели за столом в Зале Общей Работы и уплетали слоеные
булочки мадам Жижинды.  Меламори научила их  пользоваться салфетками.  Мелифаро
дал им  адрес Квартала Свиданий.  Нумминорих подпрыгнул чуть ли не до потолка и
бегом бросился за  женой и  детьми,  чтобы дать  им  возможность понаблюдать за
нашими гостями хотя бы в замочную скважину.
     За  завтраком Дрохмор Модиллах охотно ответил на  все мои вопросы.  Беседа
вышла в  высшей степени занимательная -  оставалось лишь  благодарить судьбу за
то,  что  язык  этого Мира  не  претерпел почти никаких изменений за  несколько
тысячелетий.  Сэр  Шурф,  впрочем,  не  выпускал из  рук  самопишущую табличку:
конспектировал речь наших гостей,  чтобы на досуге выявить особенности древнего
говора и его основные отличия от нынешних традиций.
     Меня же больше занимали другие вещи.  В  частности,  я  узнал,  как именно
Дрохмор собирал свое "элитное" призрачное войско. Это была, мягко говоря, очень
странная магия!
     Однажды в  полнолуние Дрохмор сел в  выгребную яму (нечистоты доходили ему
до пояса),  поднял голову к  небу и испустил призывный клич.  Так он сидел,  не
вставая с места,  до следующего полнолуния,  пока к нему не явились "две дюжины
величайших героев из  разных мест".  С  тех  пор  они  служили Дрохмору верой и
правдой,  ибо  не  могли противостоять его  чарам.  "Это  была  самая дерьмовая
ворожба за всю историю Мира",  -  резюмировал сэр Мелифаро, крупный авторитет в
вопросах такого рода.
     Мы  долго  ломали  голову:  как  поступить с  Дрохмором и  его  компанией.
Наказывать их за бесчинства,  учиненные в городе, было вроде как несправедливо:
мы  бы  и  сами на  их месте вели себя не лучшим образом.  Оставлять эту бравую
компанию на свободе было,  мягко говоря, рискованно. Да и рассерженные горожане
вряд ли  пришли бы  в  восторг от  такого гуманизма.  Выход нашел сам Король (у
Гурига вообще светлая голова,  в  последнее время я все чаще в этом убеждался).
Он пригласил Дрохмора к себе и провел с ожившей легендой содержательную беседу,
в ходе которой высокие стороны договорились, что в обмен на дарованные им жизни
и  свободу Дрохмор Модиллах и  его  призрачные воины будут служить Соединенному
Королевству дюжину  сотен  лет.  Сразу  после  аудиенции их  отправили охранять
границы  с  Пустыми Землями.  Герой  древности вернулся туда,  откуда  когда-то
началось его триумфальное шествие по миру,  а  мы вздохнули с облегчением:  при
всех своих достоинствах Дрохмор Модиллах был не тем человеком,  чье присутствие
могло бы скрасить наше существование.
         
     "Сад Мокки Келесса".  Жуткая история.  Помню, как я был ошарашен, застав в
своем рабочем кабинете самого Мабу Калоха!* Он вел себя как ни в чем не бывало,
говорил сухо и деловито - словно его визит в Дом у Моста был не беспрецедентным
событием,  а обязательной частью ежевечернего променада. "Ты знаешь, Макс, я не
люблю ни во что вмешиваться, но мне кажется, что тебе будет полезно прогуляться
по  этому  адресу,  -  сказал  он,  протягивая мне  лоскуток старинной шелковой
бумаги, на котором крупным ровным почерком было выведено название улицы и номер
дома.  -  И  возьми с собой кого-нибудь толкового -  ну хоть Безумного Рыбника.
Только женщин не бери ни в коем случае, даже Сотофу. Женщину там, чего доброго,
сразу съедят".  - "Это где-то на Левом Берегу?" - неуверенно протянул я, изучая
адрес.  "Да,  можно сказать,  по  соседству с  моим  домом",  -  кивнул Маба  и
невежливо исчез, не давая никаких объяснений.
     У  каждого,  наверное,  есть свой набор аксиом,  так называемых "очевидных
вещей",  которые не  подвергаются сомнению.  Моя  личная  коллекция не  так  уж
велика,  однако я твердо знаю: сэра Мабу Калоха следует слушаться во всем, даже
если этот загадочный джентльмен станет утверждать, будто бы я должен немедленно
броситься вниз головой с  крыши собственного дома.  Поэтому я послал зов Шурфу,
сообщил начальствовавшему в  те дни Мелифаро,  что нам нужно срочно отлучиться,
чтобы совершить бессмертный подвиг, и мы с Шурфом отправились на Левый Берег.
     Дом оказался нежилым:  к  воротам была прибита массивная доска с  надписью
"Собственность г-на Мокки Келесса, предназначена на продажу". Внешний вид доски
наводил  на  мысль,  что  недвижимость  является  объектом  продажи  со  времен
царствования Халлы Махуна Мохнатого, а то и дольше. Зато сад, увы, был обитаем,
это мы с  Шурфом почуяли сразу.  Не увидели,  а  именно почуяли:  неискушенному
прохожему этот сад мог бы показаться райским.
     Для  того чтобы увидеть истинный облик сада,  нам  пришлось отправиться на
Темную Сторону,  где  мир,  который нам удобно считать "настоящим",  становится
прозрачным,  а  спрятанные под  мясистой кожурой обыденности тайны выступают на
поверхность.  Обитатели сада на Темной Стороне смахивали на безобразных пауков,
вроде тех,  что  в  изобилии обитают в  кошмарных снах;  в  миру  же  они  были
невидимы,   но  прожорливы  и  беспощадны.  Вошедший  в  сад  обрекал  себя  на
мучительную и  страшную смерть:  его поедали заживо,  а бедняга до самого конца
так и  не мог понять,  что с  ним происходит.  Впрочем,  была в  поведении этих
невидимых тварей какая-то странная избирательность.  Маба был прав:  женщин они
предпочитали мужчинам, искушенных в магии - невеждам, а молодых - старикам. При
этом они почему-то  совершенно не интересовались маленькими детьми и  потомками
эльфов -  даже  теми,  в  чьих  жилах  текло  всего несколько капель крови этой
древней  расы.  Окрестные жители  потом  простодушно рассказывали мне,  что  их
ребятишки любят играть в этом "чудесном садике", а родители, насколько я понял,
не слишком настойчиво возражали, полагая, что самой большой неприятностью может
стать  объяснение  с   хозяином  собственности,   если  он  когда-нибудь  здесь
объявится... Счастье, конечно, что твари не интересовались детишками!
     Но все это мы разузнали уже позже.  А в тот вечер мы отправились на Темную
Сторону и  провели там несколько часов,  изучая облик и  повадки.  Давно мне не
было так страшно.  Скажу честно:  если бы  не присутствие Шурфа,  я  бы позорно
бежал,  заперся в  собственной спальне и  никогда в  жизни больше не пересек бы
Хурон,  ни за какие коврижки не сунулся бы на Левый Берег. Но, хвала Магистрам,
он был рядом,  а  рядом с Шурфом Лонли-Локли любой может позволить себе роскошь
держаться героем, даже я.
     Как ни странно,  убить невидимых тварей оказалось очень легко: Шурф поднял
левую руку и испепелил сад вместе с его кошмарными обитателями.  Разумеется, от
старого  дома  тоже  остался  только  пепел.  Вернувшись  в  Дом  у  Моста,  мы
подготовили все необходимые документы, чтобы возместить ущерб владельцу или его
наследникам, однако никто из них так и не объявился - до сих пор, кстати!
     На следующий день я  плюнул на все дела и  отправился разыскивать дом Мабы
Калоха.  Старый хитрец устроил свое жилище таким образом,  что  найти его может
только тот гость,  которого хозяин желает видеть. Для всех остальных этого дома
попросту  не  существует.  К  счастью,  мое  общество  редко  вызывает  у  Мабы
отвращение,   -   возможно,  потому,  что  я  крайне  редко  злоупотребляю  его
гостеприимством.  Однако в  тот раз я  потребовал разъяснений:  дескать,  заказ
выполнен, потрудитесь расплатиться.
     "Ты хочешь знать, откуда взялись эти твари? - сочувственно спросил Маба. -
Признаться,  мне тоже любопытно.  Но я не знаю.  Во Вселенной, видишь ли, полно
всякой пакости,  а  в  любом Мире рано или  поздно находится безумец достаточно
талантливый,  чтобы пригласить их в гости. Я знаю немного: до наступления Эпохи
Кодекса Мокки Келесс был неплохим колдуном,  он  не принадлежал ни к  одному из
Орденов, действовал в одиночку. Подозреваю, что в Смутные времена он, как и наш
с  тобой общий друг Джуффин,  был  наемным убийцей.  Потом вел  тишайшую жизнь,
возделывал свой сад, так сказать. Лет пять назад я видел Мокки в последний раз.
Некоторое время  спустя его  сад  начал вызывать у  меня  смутное беспокойство,
однако мне не хотелось лезть в  чужие дела.  Я  и не лез.  Но в последнее время
этот грешный сад стал совсем скверным местом, жить рядом с ним тягостно. К тому
же порой он привлекает внимание любопытствующих - сам понимаешь, со смертельным
исходом. И тогда я как честный гражданин решил обратиться в Тайный Сыск. А что,
имею полное право! Теперь ты доволен, сэр строгий следователь?"
     Вскоре он меня вежливо выпроводил,  сославшись на некую "важную встречу" -
честное слово, мог бы придумать что-нибудь более оригинальное! Впрочем, я и сам
уже был готов раскланяться:  колдовские занятия и  внезапное исчезновение Мокки
Келесса если и  не  объясняли все,  то  по  крайней мере давали мне возможность
нарисовать себе простую и понятную картинку: дядя перестарался, экспериментируя
с  Невидимой магией,  и  призвал к  себе монстров,  обуздать которых не  сумел.
Счастье еще, что они не могли выбраться за пределы сада: на Темной Стороне мы с
Шурфом ясно видели магический круг,  предусмотрительно очерченный с  внутренней
стороны ограды.
     Финальную точку в этой истории поставила Меламори,  которая,  выслушав мой
сбивчивый отчет,  строго  сказала:  "Я  всегда  считала,  что  нельзя  заводить
домашних животных,  если заранее не знаешь,  как и чем их следует кормить".  Ей
удалось выжать  из  меня  улыбку,  которая услужливо возвращается на  мои  губы
всякий  раз,  когда  я  вспоминаю  эту  скверную  историю,  -  все  лучше,  чем
содрогаться от ужаса!
         
     "Бездомный буривух".  Дело было простое,  но  противное.  В  Ехо случилось
несколько загадочных убийств.  Поначалу  ими  занималась Городская Полиция,  но
после десятого по счету трупа сэр Кофа решил, что надо брать дело в собственные
руки.  К этому времени наш всеведущий "Мастер Кушающий-Слушающий" уже знал, что
на  месте преступления не раз видели буривуха,  встрепанного и  неприветливого.
Это  запомнилось:  буривухи не  обитают в  Соединенном Королевстве и  вообще на
нашем континенте.  Их родина -  Арварох,  а у нас буривухи живут разве только в
Большом Архиве и  еще у  нескольких частных лиц,  связанных со своими пернатыми
питомцами какой-то таинственной разновидностью дружбы.  А этот буривух выглядел
бездомным, общаться ни с кем не желал, помощь принимать отказывался.
     Тогда Меламори вспомнила, что сама вернулась с Арвароха в птичьем обличье.
Это наводило на печальные выводы:  если Меламори удалось превратиться в  птицу,
значит, это могло получиться и у кого-нибудь еще.
     Нам пришлось начать охоту на буривуха,  а  у  меня к этим птицам отношение
особое.  Я  их  не  просто люблю,  а  испытываю по  отношению к  ним  обожание,
граничащее с идолопоклонством. Потому и говорю, что дело было противное, я даже
как-то умудрился отстраниться от участия в охоте:  боялся, что рука на птицу не
поднимется.
     К  счастью,  я  один  такой  идиот,  из  моих  коллег  получились  хорошие
птицеловы.  Охота прошла удачно.  "Бездомный" буривух оказался пожилым мужчиной
по имени Иххэ Малла. Когда-то он был Старшим Магистром Ордена Решеток и Зеркал;
после войны за Кодекс отправился в  изгнание;  скитания привели его в  Арварох.
Магистр Иххэ каким-то  образом сумел очаровать тамошних буривухов и  был обучен
разного рода волшебным превращениям.  Я  до  сих  пор иногда удивляюсь причудам
человеческой природы:  как мог человек, в совершенстве изучивший странную магию
арварохских птиц,  остаться мстительным и не слишком умным старикашкой,  долгие
годы носить за пазухой подробный список личных врагов,  а  вернувшись в  Сердце
Мира,  употребить все  свои  таланты  на  неаккуратные убийства,  на  раскрытие
которых у нас ушло всего-то два дня?!
     "Одно другому не мешает",  -  снисходительно сказал мне тогда сэр Кофа. Не
знаю, не знаю... Впрочем, он старый и мудрый, ему виднее, конечно...
         
     "Маленькая  угуландская  горгона".   Славная,   между  прочим,   оказалась
девчушка,  хоть  и  стала невольной виновницей первого после окончания войны за
Кодекс объявления национального траура,  а личное знакомство с ней чуть было не
стоило мне  жизни.  Известие о  том,  что  все жители крошечного селения Ави на
севере Угуланда превратились в  каменные изваяния,  повергло нас в панику.  Вот
когда  нам  действительно недоставало сэра  Джуффина:  целые  сутки Тайный Сыск
пребывал,  можно сказать,  в коме.  У нас не было ни одной стоящей идеи,  мы не
могли принять никакого решения -  ни впятером, ни поодиночке. Мы бездействовали
до тех пор,  пока Нумминорих вежливо не спросил меня:  "А почему бы кому-нибудь
из нас туда не съездить?"
     Я  лишний  раз  убедился,  что  власть  и  ответственность лишают человека
способности соображать:  почему-то  никому из  нас за  целые сутки не  пришло в
голову  отправиться в  Ави  и  уже  там,  на  месте,  попытаться  разобраться в
случившемся.  Через час мы с  Нумминорихом покинули Ехо и  еще до заката смогли
осмотреть импровизированный музей  скульптуры под  открытым небом  -  все,  что
осталось от жителей Ави. Камень, в который превратились их тела, имел необычный
вид:   своего  рода  гибрид  ракушечника  и  янтаря:  рыхлый,  ноздреватый,  но
блестящий, окрашенный в мягкий желто-оранжевый цвет. На ощупь, однако, каменные
тела  были  неожиданно холодны -  странно,  если  учесть,  что  они  целый день
простояли под лучами летнего солнца!
     Окаменели не только люди,  но и домашние животные: мы то и дело натыкались
на  застывшие в  нелепых  позах  изваяния индюшек,  кошек,  лошадей.  Несколько
каменных воробьев валялись под кустарником,  гнущимся под тяжестью спелых ягод.
Хвала Магистрам, хоть с растениями все было в порядке!
     Из-за угла дома,  неуверенно пошатываясь,  вышел крупный кот.  Было видно,
что он очень стар:  его длинная шерсть поредела и  отливала серебром (некоторые
животные с  годами лысеют и  седеют в точности как люди).  Мы обрадовались коту
как родному:  "Живой зверюга!"  Нумминорих тут же взял кота на руки,  погладил,
полез в  амобилер за  съестными припасами.  Через несколько минут он растерянно

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг