Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     - Если ничего не жалко, принесите нам что-нибудь на ваш вкус, - решительно
сказал я.  Меньше всего на свете меня сейчас прельщал интеллектуальный труд над
местным меню.  - Немножко выпивки, немножко закуски - все, что требуется, чтобы
скоротать время за приятной беседой.
     - Ах ты мой золотой,  как же ты доверяешь моему вкусу!  - восхитилась она.
Подмигнула Мелифаро и  нежно спросила:  -  А  ты  согласен со  своим приятелем,
господин молчун?
     Надо отдать должное парню: он не взорвался, хотя, судя по его покрасневшей
физиономии,  дело к  тому шло.  Но  он  молча кивнул,  изо  всех сил  изображая
смущение.
     - Такой молоденький и уже женат,  - ласково бормотала женщина, отправляясь
на кухню. - Каких только шуток любовь с людьми не шутит!
     Мы  остались одни,  и  Мелифаро уставился на меня дикими глазами.  Все его
существо сейчас истекало одним немым вопросом: "Что здесь происходит?!?!"
     - Где  же  твоя  хваленая наблюдательность?  -  укоризненно спросил  я.  -
Неужели ты еще не понял:  здесь матриархат,  причем очень ярко выраженный. А ты
думал,  почему нас бесплатно кормят и  развлекают?  На  моей родине,  например,
существуют ночные клубы,  где мужчины платят за вход,  а женщины -  нет. Думаю,
здесь тоже начиналось с чего-то в таком роде...
     - Как ты сказал?  "Матохерат"?  А что это такое? - ошеломленно спросил мой
друг.  Я  попытался объяснить,  он удивленно качал головой и  вообще производил
впечатление человека,  изрядно сбитого с толку. До меня с некоторым запозданием
дошло:  чтобы понять,  что  такое матриархат,  следует быть знакомым хотя бы  с
патриархальным устройством общества.  В  Соединенном Королевстве уклад какой-то
другой, какой именно - не берусь сформулировать. Что касается политики, мужчины
у нас -  фигуры более заметные,  а женщины,  как я постепенно выяснил,  - более
влиятельные. В семейной жизни существует своего рода равноправие, основанное на
прочном фундаменте непонимания:  а  с какой стати кто-то должен быть "главным"?
Фамилии  берут  и  материнские,   и  отцовские,   руководствуясь,   скорее,  их
благозвучностью,  чем каким-то  принципом.  В  других государствах Мира все еще
более запутано:  например,  в Куманском Халифате существуют гаремы,  но в то же
время большинство государственных служащих, в том числе полицейских, - женщины.
В Шиншийском Халифате, как мне рассказывали, у мужчины вообще очень мало шансов
поступить на  службу в  армию:  там  считается,  что наш брат мало пригоден для
войны.   В  Изамоне,   где  высокие  государственные  должности  распределяются
исключительно между мужчинами,  все мужья поголовно боятся своих жен: больно уж
много  юридической власти  отдает  в  распоряжение их  суровых  подруг  местное
законодательство.  В  частности,  любая женщина может выгнать мужа из дома,  не
объясняя причину столь жестокого поступка,  и,  что  еще хуже,  она не  обязана
отдавать ему ни гроша из им же заработанного "общего" имущества. Ну и так далее
- это я все к тому,  что ни патриархальными, ни матриархальными, в традиционном
понимании этих терминов, обществами в нашем Мире, кажется, и не пахнет. Поэтому
мои попытки объяснить Мелифаро, что такое "матриархат", отняли несколько больше
времени, чем я рассчитывал. Кроме всего, он еще то и дело отвлекался от беседы:
с  новым,  обострившимся интересом разглядывал окружающих,  очевидно искал в их
поведении то ли доказательства, то ли опровержения моих слов.
     - Кажется,  я понял,  -  наконец вздохнул он. - А я-то еще с самого начала
удивился:  какая у  них мода странная!  Мужики нарядные,  причесанные,  а  леди
одеты,  словно собрались поработать на ферме,  а не развлечься. Теперь понятно:
если  женщины здесь  главные,  надо  стараться им  понравиться.  Вот  ребята  и
стараются как могут. И вся эта бесплатная кормежка... Они нас кормят, как птиц:
потому что это забавно и доставляет удовольствие.  И, наверное, еще потому, что
мужчина в этом странном месте вряд ли может хоть что-то заработать:  его просто
никто не возьмет на работу. У них это, наверное, не принято.
     - Думаю,  заработать все-таки можно,  -  усмехнулся я.  - Но исключительно
своим прекрасным телом.  Гляди!  - Я указал ему на нескольких нарядных, искусно
причесанных мальчиков,  вертевшихся вокруг двух пожилых леди. Молодые люди вели
себя  с  недвусмысленной развязностью -  точь-в-точь недорогие проститутки моей
родины.  Дамы оценивающе оглядывали их с ног до головы, небрежно похлопывали по
поджарым ягодицам, понимающе перешучивались между собой - жаль, что вполголоса:
я  был почти уверен,  что с  их уст срываются умопомрачительные непристойности.
Наконец женщины выбрали двух  молодых людей,  покровительственно обняли  их  за
плечи -  каждая своего - и неторопливо удалились. Отвергнутые "плейбои" немного
потоптались  на  месте,  пошептались и  наконец  отчалили  -  на  поиски  новых
интересных знакомств, я полагаю. Мелифаро зачарованно смотрел вслед удаляющимся
парочкам. Кажется, его проняло.
     Хозяйка   кафе   вернулась  с   огромным,   тяжелогруженым  подносом.   Ее
представления о  том,  что такое "немного",  явно не  совпадали с  моими,  но я
скорее обрадовался такому недоразумению,  чем  огорчился.  Она  некоторое время
ласково ворковала с  Мелифаро,  пытаясь его растормошить,  но  у  нее ничего не
вышло: мой любвеобильный друг был явно не в духе. Впрочем, в глазах нашей новой
знакомой его  замкнутость наверняка выглядела как очаровательная застенчивость,
подобающая женатому мужчине. Я же вовсю наслаждался нелепостью ситуации - когда
еще доведется!
     - Если  тебе  здесь  больше не  нравится,  можем уйти  в  любую минуту,  -
напомнил я Мелифаро.  -  Впрочем,  я бы предпочел сначала поужинать.  И немного
выпить.  И покурить - даже если это здесь не принято. И самое главное, обсудить
с тобой кое-что... если ты, конечно, не против.
     - Мне здесь действительно не слишком нравится,  - проворчал Мелифаро. - Но
выпить я тоже не прочь,  да и закуска не помешает...  Знаешь,  чудовище,  я уже
довольно долго живу на  свете и  за  это время как-то успел привыкнуть к  тому,
что...  А, ладно, плевать! В конце концов, это не наши проблемы. По сравнению с
той  раскаленной пустыней здесь все  равно райское местечко.  Да  и  шерстью до
пояса они не поросли, что вполне удовлетворяет моим эстетическим потребностям.
     - Вот именно,  -  кивнул я.  -  От добра добра не ищут.  Когда еще выпадет
возможность спокойно поговорить...
     - А  о  чем,   кстати,   ты  собираешься  трепаться?   -  с  набитым  ртом
поинтересовался он. - Придумал что-нибудь?
     - Нет пока.  Поэтому трепаться будем о  твоей насыщенной личной жизни,  за
неимением другой темы,  -  усмехнулся я.  - Только не обижайся, Мел. Я бы ни за
что не стал совать нос в твои дела, но мне необходимо кое-что выяснить.
     - Например,  спал ли я с нашей гостеприимной хозяйкой,  пока ты дрых, сидя
на стуле?  -  насмешливо перебил меня он. - Ну, предположим. И что с того? Тебе
интересны подробности?  Могу и подробности выложить,  если ты убедишь меня, что
они имеют фатальное значение для судеб вселенной...
     - Да иди ты со своими подробностями! - нетерпеливо отмахнулся я. - У меня,
хвала Магистрам, богатое воображение... Я хочу, чтобы ты просто описал мне: как
она выглядела?
     - Кто?! - изумленно переспросил Мелифаро.
     - Кто,   кто...  Твоя  вчерашняя  подружка,  эта  колдунья,  опоившая  нас
благословенным "соком пыльной полыни", наш добрый ангел, одним словом.
     - Макс,  не дури,  - строго сказал мой друг. - Ты же видел ее не хуже, чем
я...  - Он озабоченно нахмурился и сочувственно спросил: - Что, у тебя проблемы
с памятью? Начинаешь забывать наше путешествие? Вот напасть! Хвала Магистрам, я
пока вроде бы все помню...
     - Нет, с памятью у меня все в порядке, - успокоил его я. - Не в этом дело.
Просто опиши мне,  как выглядела наша хозяйка,  - так, словно я слепой и не мог
ее  увидеть.  Я  тебе потом все объясню.  Это не розыгрыш,  дружище.  Если тебя
гложут сомнения, могу принести какую-нибудь страшную клятву.
     - Ну...  ладно,  -  растерянно согласился он.  - Если ты так хочешь... Она
невысокая,  худенькая,  кожа смуглая...  или  загорелая,  она ведь на  огороде,
наверное,  возится целыми  днями!  Волосы  темно-каштановые,  причесаны,  мягко
говоря,  небрежно,  - он нежно улыбнулся недавнему воспоминанию и уточнил: - То
есть такое впечатление,  что гребней в ее доме не водится, но ей эта лохматость
даже идет.  Глаза -  вот же,  драный Магистр,  а ведь не помню точно!  Кажется,
все-таки зеленые, но тут я могу ошибаться...
     - Ясно,  -  кивнул я.  -  Вполне достаточно.  Спасибо. А теперь скажи мне:
сколько ей лет -  я имею в виду, на сколько лет она выглядит? Если не принимать
во внимание, что некоторые люди умеют колдовать и все такое...
     - Ну... - неуверенно протянул он, - с виду она - наша с тобой ровесница, а
то  и  помладше.  Вообще-то,  я  бы  еще  меньше лет ей  дал,  если бы  не  эти
многозначительные рассказы о  бывшем  муже  и  намеки на  невидимое присутствие
какой-то "старой Герды"...  Ну да, ты еще ночью мне говорил, что она, наверное,
старая ведьма - но какая, к Темным Магистрам, разница!
     - Я  не произносил слова "наверное",  -  поправил его я.  -  Просто сказал
тебе,  что она старая.  Не  предположил,  а  констатировал факт.  Факт при этом
визжал и вырывался, но я его все-таки констатировал... Не догадываешься почему?
     - Наверное, ты внимательнее прислушивался к ее болтовне, чем я. - Он пожал
плечами и,  как мне показалось,  довольно смущенно признался: - Я-то все больше
ее  ножки  рассматривал:   уж  больно  соблазнительно  они  выглядывали  из-под
накидки!..
     - А кстати, какого цвета была накидка? - подскочил я.
     - Красная.  Вернее,  ярко-алая...  А к чему ты, собственно, клонишь, Макс?
Какая разница, сколько лет моей случайной подружке? Она была красива, ласкова и
заботлива, она помогла мне отвлечься от воспоминаний об этом грешном пекле, так
что  нынешней ночью я  наверняка буду  спать спокойно и  без  кошмаров -  если,
конечно,  мы  найдем подходящее для сна место...  По-моему,  вполне достаточно,
чтобы всю жизнь вспоминать ее с благодарностью.
     - Да вспоминай на здоровье,  - вздохнул я. - Просто... Не хочу подмешивать
к  твоим сладким воспоминаниям свои,  чуть менее сладкие,  но  мне кажется,  ты
должен  это  знать,  поскольку  всю  информацию о  наваждениях Лабиринта  лучше
держать не в одной голове,  а в обеих... Понимаешь, какое дело, дружище: ты всю
ночь видел перед собой молодую девушку,  а я -  глубокую старуху. Все остальное
вроде бы совпадает:  цвет ее одежды,  слова, которые она говорила... И теперь я
пытаюсь разобраться: почему так вышло?
     - Ну...  -  к  моему  глубокому облегчению,  Мелифаро  совершенно спокойно
отнесся к моим словам, - может быть, все объясняется просто: она сразу положила
глаз на  меня и  напустила на тебя наваждение,  чтобы ты не приставал к  ней со
своими глупостями?  Или наоборот,  ты видел все как есть,  а  меня эта плутовка
околдовала,  о чем я,  кстати, совершенно не жалею. Подумаешь - мало ли как это
выглядело со стороны!
     - Может быть,  и  так,  -  неохотно согласился я.  Его объяснение казалось
очевидным и  правдоподобным,  но  что-то в  нем меня не устраивало.  Слишком уж
банально.  Мне почему-то казалось, что игра в Лабиринте Мёнина ведется по более
изящным  правилам,  и  в  последнее время  меня  не  оставляла смутная надежда,
нашептывающая мне,  что эти правила вполне поддаются формулировке... и что тот,
кто  сумеет постичь их  странную логику,  может  рассчитывать на  благоприятный
исход путешествия.  Скажу больше:  в  глубине души я уже тогда был уверен,  что
ответ  лежит  где-то  на  поверхности и  надо  лишь  хорошенько пошарить в  его
поисках.
     - Не бери в голову,  Макс,  всякое бывает!  - великодушно сказал Мелифаро,
поднимая стакан  с  темно-оранжевой жидкостью,  которая вполне могла  оказаться
наливкой   из   какого-нибудь   местного  аналога   абрикосов,   с   некоторыми
незначительными аранжировками  в  области  вкуса  и  аромата.  -  Эта  колдунья
положила глаз на меня,  а вот нашу леди Меламори я у тебя так и не смог отбить,
как ни старался,  даже пять лет назад,  после того как между вами бешеный индюк
пробежал...  Никогда заранее не  знаешь,  кто  тебя приголубит,  а  кто  пошлет
подальше!
     - Что? - изумленно переспросил я. Его разглагольствования отвлекли меня от
размышлений,  так  что  я  не  разу понял,  о  чем речь.  А  когда понял,  тихо
рассмеялся.  -  Парень,  если бы все наши проблемы сводились к  тому,  кто кого
приголубил... тебе не кажется, что мы были бы самыми беззаботными существами во
вселенной?
     - Ну  не скажи!  -  серьезно возразил Мелифаро.  -  Я  знаю кучу ребят,  у
которых других проблем отродясь не было.  И  что же?  Счастливчиками я бы их не
назвал!
     Мои  попытки  вернуться  к  серьезным  размышлениям так  и  не  увенчались
успехом:  парень вдруг решил,  что  его священный долг -  немедленно ознакомить
меня  с  невразумительными,   но  душещипательными  сердечными  проблемами  его
бесчисленных  родственников,   друзей  и  бывших  однокашников.   Возможно,  он
действительно намеревался меня растрогать,  но смог только насмешить.  Впрочем,
ничего иного мне и не требовалось,  если честно. Я здорово расслабился - словно
мы  сидели где-нибудь в  одном из  летних ресторанчиков Нового Города,  а  не в
одном из тупиков Лабиринта Мёнина,  из которого надо было как-то выбираться - а
вот как?..
     Наконец  мы  решили,   что  пора  бы  и  честь  знать.  Разноцветные  огни
аттракционов гасли один за другим,  столики кафе опустели. Наверное, по местным
меркам  наступила  ночь  и  всем  "добропорядочным женатым  мужчинам" следовало
отправляться  по   домам,   чтобы  не   нарваться  на   какие-нибудь  неведомые
неприятности.
     Приветливая хозяйка не отказала себе в удовольствии немного нас проводить.
Чтобы  поддержать  разговор,   я   спросил,   почему  ее   заведение  именуется
"Королевский приют":  на фоне многочисленных "Лакомок", "Сладкоежек", "Сластен"
и "Сытых добряков" название действительно выглядело несколько вызывающе.
     - О,  да я его только вчера и переименовала!  -  Хозяйка явно обрадовалась
возможности поговорить на эту тему.  -  Сестры Тайсон полдня табличку делали, -
пожаловалась она,  -  и еще за срочность двойную цену взяли... А ведь это такая
забавная  история  со  мной  вышла!  Второго  дня  под  вечер  заявился ко  мне
прехорошенький мальчик -  а  уж  какой нарядный,  слов нет!  Будто на  карнавал
собрался.  И любезный,  и приветливый.  Я сперва было подумала,  он из тех, кто
готов предложить свою  любовь всякой,  лишь  бы  заплатила побольше,  но  потом
поняла:  он  не  из таких,  просто манеры у  него на удивление вольные.  -  Она
умолкла,  явно  пытаясь  воспроизвести перед  своим  внутренним взором  портрет
"прехорошенького" гостя.
     - И что? - дрогнувшим голосом спросил я, уже предчувствуя ответ.
     - Этот мальчик все время говорил,  что он король, представляешь, лапушка?!
- охотно сообщила она. - Я сначала думала, что он шутит, а потом поняла: бедный
мальчик  сам  верит  всему,  что  говорит.  Возможно,  он  просто  помешался от
несчастной любви, так бывает. Хотя не понимаю: и как можно такого не любить?!
     - Я тоже, - деревянным голосом сообщил я. - Думаю, вы рассказываете о моем
помешанном соседе.  Живет  один  такой  рядом с  нами,  тоже  твердит,  что  он
король... Как вашего гостя звали? Он называл свое имя?
     - Называл,  только я запамятовала.  Странное какое-то имя: не то Георг, не
то Грег, не то еще как-то...
     - Гуриг,  -  подсказал я, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди -
так гулко оно бухало по ребрам. - Точно, мой сосед... А куда он потом пошел, вы
не знаете?
     - Он ушел с такой красивой дамой,  - с явным сожалением вздохнула она. - А
мне уже потом,  когда он  ушел,  пришло в  голову переименовать мою "Сладенькую
булочку" в "Королевский приют". На память об этом прелестном мальчике - коль уж
он называл себя королем... Посетителям вроде бы нравится: все хотят отдохнуть в
"Королевском приюте"!
     - Конечно, - заверил ее я. - Отличное название. Просто великолепное.
     Наконец  наша  опекунша  с  явным  сожалением  отправилась обратно.  Мы  с
Мелифаро понимающе переглянулись.
     - Итак, здесь отметилось наше заблудшее величество, - ехидно констатировал
он. - Чтоб ему пусто было, любителю приключений!
     - Боюсь,  Гуригу сейчас и  без наших пожеланий вполне пусто,  -  в тон ему
усмехнулся я.
     - Задержимся здесь  и  попробуем  его  разыскать?  -  неуверенно предложил
Мелифаро.
     - Думаю, это совершенно бессмысленно, - вздохнул я.
     - Ну уж,  так сразу и бессмысленно!  - довольно вяло огрызнулся он. Думаю,
за годы нашей дружбы у  парня выработалась устойчивая привычка возражать мне по
любому поводу.
     - Скажи: ты видел здесь парочки, занимающиеся любовью на открытом воздухе?
- невозмутимо поинтересовался я.
     Прежде чем ответить, Мелифаро еще раз добросовестно огляделся по сторонам.
     - Ну,  предположим,  нет...  пока,  по крайней мере,  -  признал он. В его
голосе звучало не  то разочарование,  не то готовность исправить столь досадное
положение вещей. - А с чего это ты спрашиваешь?
     - С того, что если Его Величество действительно ушло с какой-то дамой, она
безусловно повела его к себе домой...  или еще куда-нибудь,  не важно. Главное,
что ему наверняка понадобилось войти в какую-нибудь дверь...  Ладно,  даже если
дама  была  одержима невинным желанием покатать нашего монарха на  карусели,  и
ничего больше, неужели ты думаешь, что за это время ему ни разу не захотелось в
уборную?  А  туалеты  в  любом  цивилизованном обществе находятся за  закрытыми
дверями, поверь уж крупному специалисту в этом вопросе!
     - А  если  наше  величество выше  этих человеческих слабостей?  -  фыркнул
Мелифаро.  И тут же задумчиво признал:  -  Ты прав, Макс: в любом случае Король
вряд ли станет спать на улице, а это значит...
     - Именно это я и хотел сказать. Он был здесь позавчера. За два дня ни разу
не  воспользоваться дверью...  Практически  невозможно!  Единственный наш  шанс
найти Гурига -  это  столкнуться с  ним  нос  к  носу в  каком-нибудь очередном
"тупике".
     - А  если двери на  него не  действуют,  что тогда?  -  озабоченно спросил

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг