Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
Насколько я понял, он всерьез вознамерился перечитать все по второму разу.
  Мы поднялись наверх, вынесли из спальни все одеяла и перины, я
соорудил из них некое подобие вороньего гнезда в дальнем углу гостиной и
уже собирался отрубиться, но мне не дали. Дверь, нерешительно скрипнув,
открылась и на пороге появились собаки: Друппи и говорящий Дримарондо.
  - Макс, твой пес давно хотел тебе сказать, что он тебя любит! -
торжественно сообщил мне Дримарондо. - Он воспользовался оказией и
попросил меня передать тебе эти слова. Кстати, твой пес отлично понимает
человеческую речь - куда лучше, чем другие мои родичи!
  - А я никогда и не сомневался, милый, - улыбнулся я. У меня еще
кое-как хватило сил, чтобы потрепать Друппи по мохнатому загривку, но на
большее я не был способен. - Передай ему, что я его тоже люблю, но спать
хочу зверски, так что нежности отложим на завтра, если он не возражает...
- на этих словах я отключился окончательно.
  Проснулся я на рассвете, свежий, бодрый, почти счастливый и
обремененный целой кучей гениальных (как мне казалось) идей. Лонли-Локли
не производил впечатление человека, довольного жизнью - скорее уж наоборот.
  - Устал? - сочувственно спросил я.
  - Да нет, что ты. Не думаю, что я почувствую усталость прежде, чем
наступит вечер. Просто мною овладело чувство сопереживания, - совершенно
серьезно ответил он, выразительно помахивая перед моим носом томиком
Кинга. - Я всю ночь снова читал об этих людях, и дело закончилось тем, что
их в высшей степени странные проблемы стали моими... А проблем у них
много, и даже благополучный конец истории представляется мне весьма
безрадостным. Насколько я понял, они начали забывать о пугающих чудесах,
которые с ними случились. И судя, по всему, подразумевается, что вскоре
эти люди забудут о них вовсе. Я подумал: возможно, в Мире, где ты родился,
это - нормальное явление? То есть, чудесные события случаются там со
всеми, или почти со всеми, но ваша память тут же прячет их в самый дальний
чулан, чтобы никогда к ним не возвращаться...
  - Ужас какой! - искренне сказал я. Меня испугал его неожиданный
вывод, поскольку я и сам всю жизнь подозревал нечто в таком роде, не знаю
уж, почему...
  - Давай сменим тему, - тактично предложил Шурф.
  - Давай, - с облегчением согласился я. - Слушай, я только что
подумал: а чего мы с тобой, собственно говоря, дурью маемся? Какие-то
загадки, которые почему-то надо разгадывать... можно подумать, что мы -
мальчишки, играющие в сыщиков! Давай я просто шарахну своим Смертным Шаром
кого-нибудь из Кутыков - того же Маркуло, раз уж он у них глава семьи.
Спросим у него, куда подевался третий сын - да обо всем, что тебя
интересует, спросим! Он нам тут же все выложит, а потом сделает, что ему
скажут, и все будет путем... Ты чего головой мотаешь? Думаешь, на Кутыков
мои Смертные Шары не подействуют? До сих пор они действовали даже на
покойников!
  - Макс, твое предложение кажется мне очень разумным, - сухо сказал
он. - Но к сожалению, в данной ситуации оно никуда не годится.
  - Но почему? - изумился я.
  - Мы с тобой находимся на территории Графства Хотта, - тоном
человека, решившего доверить мне великую тайну, сообщил Лонли-Локли. - А
законодательная система Графства Хотта - одна из самых простых в мире и,
как мне кажется - одна из самых справедливых. Ты можешь применить к своему
противнику любое оружие, включая магические приемы, и закон Графства Хотта
будет на твоей стороне - в том случае, если ты действуешь в порядке
самообороны. Если же ты применишь свой Смертный Шар первым, ты будешь
считаться преступником.
  - И что? - насмешливо спросил я. - За нами приедет местная полиция? И
нас поведут в тюрьму? А мы будем плакать и проситься домой, к доброму дяде
Джуффину, так что ли? Нечего сказать, напугал ты меня, дружище!
  - Макс, я прекрасно понимаю, что представители местной полиции не
являются для нас с тобой опасными противниками, - мягко сказал он. - Но,
видишь ли, сейчас у меня такой период жизни, когда мне следует быть
законопослушным гражданином - где бы я не находился. Работа у меня такая,
знаешь ли!
  - Извини, об этом я не подумал, - вздохнул я. Вспомнил, что даже во
время эпидемии Шурф был единственным ненормальным колдуном, который честно
угробил полдня в приемной Магистра Нуфлина, чтобы получить официальное
разрешение вылечить свою собственную жену, и понял, что уговаривать его
бессмысленно. Оставалось только молить небо, чтобы на нас как можно скорее
кто-нибудь напал - в противном случае, пребывание в "фамильном замке
Кутыков" грозило затянуться до конца года!
  - В таком случае, пошли, попробуем нарваться на какие-нибудь
неприятности, - примирительно улыбнулся я. - Надеюсь, если этот злодей
Маркуло набросится на меня со столовым ножом, это даст мне право на
самооборону?
  - Все зависит от размеров ножа, - задумчиво ответил этот невероятный
парень. - Только давай сначала поднимемся наверх. Ночью я слышал в наших
спальнях какой-то шум, но решил не ходить туда, чтобы не оставлять тебя в
одиночестве...
  - Спасибо, - вежливо сказал я. И встревоженно осведомился:
  - А что за шум-то был?
  - Это были звуки непонятного происхождения, - тоном профессора
объяснил Шурф.
  Мы поднялись наверх и заглянули в одну из спален. Я остолбенел на
пороге: признаться, я ожидал чего угодно, только не такого изумительного
зрелища. Спальня превратилась в настоящий райский сад, вернее, в
непроходимые райские джунгли. Пространство комнаты густо заросло гибкими
толстыми стволами каких-то незнакомых мне вьющихся растений с толстыми,
блестящими, словно смазанными маслом, гибкими стволами. Добраться до окна,
или даже до кровати можно было бы только прокладывая себе путь мачете.
Темно-зеленые листья и крупные голубые цветы, от которых исходил тонкий
упоительный аромат, показались мне восхитительными - несмотря на то, что
само по себе появление этих растений в комнате походило скорее на
агрессию, чем на подарок судьбы. Впрочем, наслаждаться зрелищем мне
довелось всего несколько секунд. Потом сверкнула ослепительная вспышка
белого света: Шурф испепелил эту красоту, и бровью не повел. Впрочем, не
знаю, что у него там происходило с бровями: он закрыл лицо правой рукой в
огромной защитной рукавице.
  - Такой хороший был садик! - укоризненно сказал я ему. - Пусть бы
себе рос: мы же все равно решили, что не будем тут спать...
  - Быстро иди умойся и высморкайся. Рот тоже прополощи, - глухо сказал
он. Посмотрел на мою ошалевшую рожу и добавил, не отнимая рукавицу от лица:
  - Я не шучу, Макс. У этих цветов очень ядовитый аромат. Конечно,
чтобы умереть, нужно вдыхать их запах часа два, не меньше. Но головная
боль и расстройство желудка тебе тоже ни к чему, верно?
  Я молча кивнул и побежал выполнять его инструкции. Когда я вернулся,
дверь во вторую спальню была распахнута, а пол покрыт тонким слоем пепла:
очевидно, здесь тоже состоялось великое сражение сэра Лонли-Локли с
колдовской флорой. Сам он стоял в коридоре между двумя спальнями и
задумчиво смотрел в потолок.
  - Кутыки колдуют? - спросил я. - Ничего себе! Я-то, дурак, думал, что
на таком расстоянии от Ехо самый крутой колдун может разве что костер без
огнива разжечь... - и ехидно добавил:
  - Мне вот что интересно: мы уже можем начинать обороняться, или
подождем, пока нас разрежут на кусочки?
  - Я понимаю твое нетерпение, Макс, - мягко сказал Шурф. - Но я очень
тебя прошу: повремени пока со своими Смертными Шарами, ладно? Посмотрим,
как будут развиваться события.
  - Тебе интересно, что они еще придумают? - понимающе улыбнулся я.
  - Вот именно, - невозмутимо ответил он. - В конце концов,
использовать твой Смертный Шар и допросить все семейство мы всегда успеем,
правда?
  - Если нас не отравят прямо за завтраком, - ехидно буркнул я. - И
учти: если этот нетрезвый урод снова начнет мне хамить, я в него плюну!
Хорошая порция яда - единственное средство для перевоспитания таких ребят,
поверь моему опыту! А потом можешь брать меня под арест, если тебе так уж
приспичит...
  Он только укоризненно покачал головой и торжественно отбыл в
маленькое неуютное помещение, в котором помещались бочка с водой и
несколько древних тазов из хрупкого темного металла - приводить себя в
порядок перед очередным официальным визитом к родственникам. По моему
скромному мнению, мы вполне могли проигнорировать семейный завтрак.
Признаться, я здорово надеялся, что именно так мы и поступим: в нашем
распоряжении были мои скромные фокусы со Щелью между Мирами, из которой
можно было извлечь сколько угодно вкусных вещей и съесть их, не созерцая
при этом жуткую рожу того же господина Пуреха. Да и физиономии остальных
Кутыков казались мне не самым привлекательным зрелищем во Вселенной, даже
юные ведьмочки, блондинка и брюнетка, совершенно меня не очаровали. Но
Шурф настоял на походе в большой дом. По его словам, мы должны были
"поторопить события". Мне оставалось смириться. Впрочем, у меня с самого
начала не было иллюзий касательно моей роли в этом путешествии: слушаться
дядю Шурфа, катать его в амобилере, носить за ним его книжки, преданно
заглядывать в глаза и не выпендриваться со своими гениальными идеями -
больше от меня ничего не требовалось!
  Во дворе нас встретили окончательно сдружившиеся собаки. Когда они
увидели у меня в руках очередной окорок, под удручающе белобрысым утренним
небом стало на два совершенно счастливых существа больше.
  - Осторожно ходите по двору, - предупредил нас Дримарондо. - Здесь с
раннего утра резвился Маркуло младший, везде мышеловок понаставил.
Надеется, что я туда нос засуну, или вы сапогом наступите...
  - Что еще за Маркуло младший? - нахмурился я. Семейство Кутык,
которое и без того казалось мне удручающе большим, росло на глазах!
  - Сын Маркуло. Очень злой мальчишка, - пожаловался пес. - Он мне
проходу не дает. Сегодня, правда, увидел Друппи, испугался и не стал к нам
приставать.
  Мой красавец на мгновение оторвался от окорока, чтобы бросить на меня
горделивый взгляд. До сих пор он всегда огорчался, когда понимал, что
многие люди его боятся, а вот теперь выглядел довольным, как победитель в
битве гладиаторов.
  - Понял, что не все люди душки? - сочувственно спросил я. - Эх ты,
бедняга! В свое время подобное открытие доставило мне много неприятных
эмоций!
  - Я ему всю ночь про Кутыков рассказывал, - вставил Дримарондо.
-Объяснял, что с ними лучше всегда быть настороже. Он сначала не верил. Но
когда своими глазами увидел, как маленький Маркуло расставляет мышеловки,
понял, что я говорю правду.
  - Ах ты бедняга! - вздохнул я, сочувственно потрепав свою собаку по
загривку. - Розовые иллюзии насчет человечества разбиты, но по крайней
мере, за твои лапы и нос я теперь спокоен, дружок - и то хлеб... Ладно,
сэр Шурф, пошли, навестим этих чудесных людей, твоих родственничков!
  У входа в большую башню нас ждал еще один сюрприз из серии особо
неприятных. Только в тот момент, когда мой спутник взялся за дверную
ручку, я с ужасом заметил, что над дверью пристроен огромный камень -
настоящая глыба. Пока я пытался осознать, что происходит, Шурф уже потянул
на себя дверь, и камень начал медленно, но верно скользить в направлении
его темени. Как он сам не заметил этой примитивной ловушки, до сих пор
остается для нас обоих величайшей загадкой: то ли местные ведьмочки глаза
ему отвели, то ли он, как и я, ожидал сюрпризов позаковыристей, чем
обыкновенный камень над притолокой.
  Наконец я кое-как пришел в себя и заорал что-то невообразимое,
пытаясь в одном слове совместить понятия: "посмотри наверх" и "прыгай в
сторону". Но Шурф сразу меня понял. Он не стал прыгать в сторону, а задрал
голову и уставился на камень, который уже начал свое короткое путешествие
к его голове. Мне повезло: я стал свидетелем потрясающего зрелища. Под
тяжелым взглядом Лонли-Локли камень сначала замедлил свое стремительное
движение, а потом и вовсе завис в воздухе. Не отрывая взгляда от камня,
Шурф принялся снимать защитную рукавицу со своей левой руки. Делал он это
неописуемо медленно и аккуратно, как всегда. Думаю, все событие
продолжалось несколько секунд, не больше, но тогда они показались мне -
нет, конечно, не вечностью, как принято говорить в таких случаях - но
все-таки они были чертовски длинными, эти грешные секунды! Наконец,
каменная глыба вспыхнула и исчезла, несколько частиц темного тяжелого
пепла осели на лицо Шурфа - вот, собственно, и все.
  - Кажется, мне придется еще раз умыться, - невозмутимо сказал он.
  - Этот камешек тоже не следует расценивать как нападение? - ядовито
спросил я. - Просто милая шутка? Что по этому поводу говорится в нежно
любимых тобою законах Графства Хотта?
  - Не горячись, Макс, - тоном святого мученика сказал этот
непротивленец. - Посмотрим, что будет дальше...
  Я страдальчески закатил глаза к небу - все, что мне оставалось! И мы
вошли в дом. Теперь уже мы были научены горьким опытом, так что прежде,
чем сделать шаг, внимательно смотрели под ноги, по сторонам, вверх и даже
оглядывались назад - мало ли что! Все эти дурацкие предосторожности
оказались как нельзя более кстати. Нет, никаких смертельных опасностей,
вроде давешнего камня, больше не было, но несколько примитивных мышеловок
и тонких, но прочных веревок, протянутых на высоте лодыжки, мы обнаружили.
Судя по всему, это были шутки мальчишки, на которого жаловался Дримарондо,
хотя... кто их разберет, этих Кутыков! Может, все вместе старались...
  Они уже собрались за завтраком, почти все семейство. Не хватало
только орангутанга Пуреха, но храп, доносившийся из-под стола,
свидетельствовал о том, что его телесная оболочка тоже присутствует в
помещении. Босоногий "поэт" уставился на нас с откровенным ужасом, и я
сразу понял, что за садовник украсил наши спальни. Маркуло вон давеча
жаловался, что тот вырастил какой-то колючий куст прямо в его постели...
Оставалось только понять, зачем он это сделал? Я здорово сомневался, что
этот мечтательный дядя - основной соперник Шурфа в борьбе за наследство.
Впрочем, вполне могло статься, что ему просто приказали.
  - Твои цветы были весьма недурны, Йохтумапп, но больше никогда не
сажай их прямо в спальне. Растениям в человеческом жилье не место. К тому
же их запах вреден для спящего. На первый раз я, так и быть, готов сделать
вид, будто верю, что ты действовал из лучших побуждений, - сказал ему Шурф.
  Для человека, которого дважды за это утро пытались убить - пусть даже
не слишком умело! - мой друг говорил на редкость приветливо.
  - Вечно он везде свои сорняки сажает! - с притворным возмущением
подхватил Маркуло.
  Из-за его спины выглядывал Маркуло младший: совсем маленький мальчик,
худенький и угловатый, с подвижным лицом, готовым скривиться не то в
плаксивую гримасу, не то в нахальную усмешку. Я сразу понял, что эти два
настроения полностью описывают его каждодневное бытие. Прекрасное дитя
внезапно заулыбалось и сноровисто швырнуло в нашем направлении какой-то
кусок пищи, обагренный жидким соусом - было ясно, что мальчишка метил в
одного из нас, но попал в хмурого увальня с соломой в волосах, который
сидел как раз напротив - прямо в его круглую румяную физиономию. Тот
поспешно утерся рукавом и сердито поморщился, но не сказал ни слова:
очевидно, маленькому Маркуло позволялись еще и не такие выходки. Впрочем,
у Шурфа было иное мнение о том, как следует воспитывать детей. Ни слова не
говоря, он подошел к маленькому хулигану, взял его в охапку - мальчик
пронзительно заверещал, и его можно было понять, на его месте кто угодно
заверещал бы, оказавшись в охапке у самого сэра Лонли-Локли! - подошел к
открытому окну и бережно опустил свою визжащую ношу по ту сторону
подоконника.
  - Вернешься за стол, когда научишься себя вести, - почти ласково
сказал он мальчику и уселся на свое место.
  Маркуло младший обиженно взвыл, но вернуться в дом не решился.
Взрослые члены семьи оцепенели. Впрочем, мне показалось, что все, кроме
отца этого "ангелочка", были совершенно счастливы, что нашелся наконец-то
добрый человек, который исполнил их давнюю заветную мечту...
  - Что ты сделал с моим сыном? - наконец возмущенно спросил Маркуло.
  - В моем доме никто не должен бросать в других людей кусками пищи, -
флегматично сообщил ему Шурф. - Это условие не кажется мне невыполнимым, в
то же время, его соблюдение будет способствовать порядку в помещении и
созданию спокойной атмосферы...
  Самое замечательное, что этот парень говорил без тени иронии: уж я-то
успел изучить все нюансы его невыразительных интонаций!
  Пока младший Маркуло в голос ревел во дворе, а старший открывал и
закрывал рот, как только что пойманная рыба, бойкая старушка поспешно
вскочила на ноги, пулей вылетела из комнаты, а через минуту вернулась с

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг