Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
оттуда никто не показывался.
  Они залезли в "веретено" и увидели необычную картину - Ольгу, не просто
сидящую в кресле за пультом, а "висящую" вместе с креслами и пультом
высоко в воздухе и контролирующую со своих высот площадку гиперперехода;
возле второго кресла лежал, тоже "в воздухе", волк - судя по
неестественной для спящего животного позе - убитый.
  - Готов? - спросил Вик, поднимаясь первым по невидимому полу и склоняясь
над волком.
  - Нет, живой еще, - ответила Ольга. - Битер ведь просил доставить ему
живого - вот мы и доставим.
  Хан, подойдя, тоже осмотрел первым делом волка.
  - Молодой был? - повернулся он к Ольге.
  - Угу. Ты что, не видишь? - сказала она, протягивая одновременно к Хану
две руки - с "диадемой" и с "Суордом".
  Хан забрал у нее свое оружие защиты и поражения.
  - Так. Этого берем с собой - его еще можно будет просканировать, - сказал
он, опуская "Суорд" в держатель и одевая "диадему". - Пригодится, если не
загоним старого.
  - И кто ж эту тушу поволокет? - пробурчал Вик, поднимая волка за задние
ноги и уже примериваясь. Хан взялся за передние.
  - Понесли наружу, там поможешь взвалить.
  - На тебя, что ли, взваливать будем?
  - Нет, на нее, - хмыкнул Хан, кивнув на Фэй, стоявшую слева от Вика, между
креслами. Она зло усмехнулась:
  - Не уронить бы.
  Вынеся волка из "веретена", они совместными усилиями взвалили его Хану на
плечи.
  - Волчий воротник, - буркнула Фэй, даже не притронувшаяся к зверю в
процессе его перетаскивания и взваливания. Ольга пока оставалась в
аппарате и успела за это время уложить у туннеля в кучку еще пятерых
одров. Хан отдал Вику его карабин, крикнул Ольге:
  - Можешь выходить!
  Теперь "на крючок" к оборотням могла попасть только Фэй. "Дрейк" пока
остается у Вика - иначе им не пройти гиперсети. "Ну да с Фэй мы уж
как-нибудь справимся, если она психанет", - решил про себя Хан.
  Уложенная Ольгой у гипертуннеля пятерка одров оказалась последней,
явившейся на стоянку - команда без приключений вернулась в "стартовый"
коридор. Здесь теперь было почти так же пусто, как к моменту их прибытия -
почти, потому что свидетельства предыдущего посещения группой данного
"узла" валялись по обе стороны во множестве.
  - Неужто мы всех покиляли? - усомнился Вик, обходя поникшую розовую
пирамиду, видимо, "лежащую" - поскольку была мертва - на пути к следующему
туннелю.
  - Мечтай, - откликнулась Ольга. - Перебьешь, пожалуй, по одному всех
муравьев в муравейнике.
  - Надо убить матку, - вступила в разговор Фэй.
  - Хороша "матка" - старый оборотень, - проворчал Вик.
  - Оставь пока этого здесь, - кивнула Ольга на волка, отягощавшего плечи
Хана. - Будем возвращаться - подберем.
  Он покачал головой:
  - Орда уволокет - ищи потом.
  - Здесь пароль - "бров", - сообщил Вик.
  - Псы, - сказала Фэй.

  9.

  Помещение, в которое они "влетели" на этот раз, представляло собой нечто
вроде казармы - Хану уже приходилось видеть подобные "лежбища" на
захваченных кораблях Орды: множество комнат - нечто вроде разного рода
коллективных спален с ячейками - выходили в один общий коридор.
  Вик, державший наготове пушку на случай внезапной атаки одров, опустил
ствол оружия и присвистнул: весь коридор казармы был завален трупами
чужих; по трупам бегали, забегая в комнаты и выбегая из них, несколько
"одеревеневших" миллипидов. Над картиной избиения незримо, но ощутимо
витал призрак огромного плаката с надписью большими красными буквами:
"ЗДЕСЬ БЫЛ СЕШТ". Чарсу в боевой раскраске не страшны были никакие лазеры,
а уж науку убивать без помощи прикладных орудий Сешт превзошел в
совершенстве в обеих своих ипостасях, особенно эффективно это у него
выходило именно в кошачьей.
  Компания зашагала через трупы и по ним, заглядывая в "спальни" и
отстреливая по пути самых настырных "палочников". В спальнях наблюдалась
та же картина, что и в коридоре, лишь с меньшей концентрацией трупов -
очевидно, что основную бойню Сешт устроил в "прихожей". Пройдя коридор до
конца и убедившись, что чарса здесь нет, Хан обратился к Вику:
  - Куда, думаешь, он мог деваться?
  - Назад он не вернулся - стало быть, одры его таки одолели и куда-то
утащили.
  - Тем же путем? - спросил Хан, кивая в другой конец коридора.
  - Может тем, а может и этим, - отозвался Вик, многозначительно поводя
подбородком в противоположную сторону. - Там у них, похоже, магистральный
гипер - даже отсюда сквозит.
  - Магистральный, говоришь?..
  Трое переглянулись, словно обменявшись одной мыслью.
  - Туда, - резюмировал Хан.
  Они прошли несколько шагов до конца коридора. Вик постоял несколько
мгновений молча, словно прислушиваясь. Послушал и произнес:
  - Йерн.
  - Вот так вот!.. - высказался Хан.
  - Хм-м-м... - протянула Ольга, подняв брови.
  Фэй между тем исчезла.
  - Вперед, - закрыл дискуссию Хан, и все трое провалились синхронно в
магистральный гипер.
  Залитая мертвенным светом изогнутая труба, по которой они теперь
стремительно мчались, была значительно шире, чем предыдущие, и имела
множество ответвлений - чтобы попасть в них, необходимо было только слегка
изменить угол скольжения своего тела по туннелю. Были здесь и попутные
ответвления, выводящие на магистраль, из этих, по идее, должны были бы
беспарашютным десантом сыпаться одры - но почему-то не сыпались;
магистраль была пустынна, словно основной кабель полностью отключенной
сети.
  У Хана по периферии сознания будто пробежал полк остроногих муравьев:
"Тревога". Его правая рука непроизвольно потянулась к "Суорду". Вик налету
сменил плазменный блок в "Айкоре"; падение все ощутимее становилось
зловещим, будто в конце магистрали их поджидал котел с кипящим маслом -
только, разумеется, при таком варианте "приземления" оружие им уже не
пригодилось бы.
  То, во что они в конце концов упали, действительно можно было назвать
"кипящим котлом"; вот только маслом здесь и не пахло, а ощутимо пованивало
чем то другим, а конкретно - большим скоплением рикеров. И не только
рикеров. Огромный полукруглый зал, куда их вынесла и на котором
закончилась "магистраль", был забит чуть не под самый потолок шевелящимся
месивом одров; команда Хана свалилась в самый центр копошащегося в котле
"варева": кругом мелькали мельницы ободранных рук рикеров, трепыхались
пирамиды шатунов, свивались в штопоры миллипиды, сновали, прокладывая себе
путь сквозь массы, золотые шары эгзов и еще много-много чего металось,
трепыхалось и сновало; окончательно довершали ощущение безумного шабаша
скачущие в бешенном танце патлатые ведьмы.
  Едва оказавшись в этом "одровороте", не успев еще даже коснуться пола - да
и мудрено тут было его коснуться - "группа вторжения" открыла опоясывающий
пулевой огонь, чтобы освободить себе жизненное пространство для принятия
более решительных мер по ликвидации окружающего "роения"; находясь внутри
подобной кучи, Вик не рискнул использовать "Айкор" - это грозило почти
стопроцентной вероятностью спалить и себя заодно с окружающим чертовым
месивом. Что же касается твердого пола - они его так и не достигли, потому
что пол в центре зала оказался прикрыт горой бездыханных тел самых разных
конфигураций; на вершине "кургана" находился не кто иной, как капитан
Сешт, рядом, чуть ли не под его когтистыми лапами припала уже побитая и
истрепанная Фэй. Команда Хана, плюясь очередями, вывалилась из месива
буквально им "на головы". Сешт, правда, успел ловко отскочить, умудрившись
при этом еще увеличить "курган" на двух джаров и хэга, Фэй тоже сумела
увернуться.
  Скидывая первым делом с плеч волчью тушу, Хан отметил, что лазерниками
нападающие не пользуются - Сешта сейчас лазером было не взять - впрочем,
как и "морозилкой" - и в такой толкучке чужие только проредили бы
собственные ряды, покосив и поморозив друг друга. Огнестрельного оружия
одры, словно из каких-то своих принципов, у человечества так и не переняли
- на счастье последнего - а плазменник оставался пока для Орды оружием
секретным, так как захватить человека, у которого в руках был "Айкор", не
удалось пока ни одному из чужих, и не многие из них, видевшие плазменную
пушку в действии, имели потом возможность описать другим это феерическое
зрелище.
  Не вызывало сомнений, что центральной фигурой и поводом для всего сборища
являлся именно Сешт; сам он пребывал сейчас явно в боевом безумии: в
глотке его клокотало хриплое ворчание, глаза бешено взблескивали, узкие
зрачки напоминали лезвия двух черных кинжалов. Чарс продолжал
безостановочно месить ближайших одров; каждый его удар нес смерть.
  Убедившись, что пулевой стрельбой окружающего пространства им не
расчистить, Хан приказал беречь патроны, и команда в результате просто
подключилась к рукопашной бойне - одры теснились, лезли со всех сторон,
мешали друг другу, и это только облегчало "группе вторжения" задачу. Фэй
была единственной, кто не принял участия в драке - она находилась в кругу
за их спинами, рядом с полудохлым волком, и только вскрикивала время от
времени, пытаясь предупредить кого-то из дерущихся о неожиданном ударе.
Потом она внезапно смолкла, но никто из команды не обратил на это
внимания, как не обращал до того внимания на ее вскрики.
  Молниеносно двигаясь в боевом танце, Хан одновременно соображал, что не
напрасно, ох не напрасно сгрудилась в этом зале такая тесная компания!
Что-то или кого-то они здесь обороняют: не просто же так, "с кондачка",
Сешт сюда упал, и не одры его, конечно, сюда притащили. "Йерн", - вспомнил
Хан и хотел уже было задать вопрос бьющемуся рядом Сешту, но тут же понял,
что тот на него не ответит - ни сейчас, пребывая в своем кошачьем образе,
ни когда станет вновь человеком. Хану тут же припомнился протест чарса,
относившийся к существованию расы "хозяев", и его высказывание о
"совпадении".
  "Совпадение?.. - Хан ткнул носком сапога в смертельную точку ближайшему
спини, "отключил" приемом "Взлет" двух шатунов и бросил короткий взгляд на
яростного чарса, сдирающего "абажур" с очередного дэзла. - А то, что вы -
кошки, а они - собаки, тоже, скажешь, совпадение? Не многовато ли
совпадений на квадратный километр одной операции?" Следующая же мысль
привела его в тупик: если чарсы знали о неизвестной волчьей расе, то с
чего бы им скрывать это от людей?..
  Хан, кстати, обратил внимание, что Сешт дерется не просто так, а упорно
пытаясь куда-то пробиться - он кидался остервенело на живую стену врагов,
которые именно в этом направлении кучковались особенно плотно и постоянно
накатывали, будто силясь его не пустить. Увидеть, к чему именно стремится
подобраться Сешт, было невозможно; Хан хотел уже было отдать приказ всей
группе пробиваться в том направлении, как вдруг наседающая толпа одров
отхлынула и расступилась именно в том месте - прямо перед чарсом,
образовав перед ним широкую ровную дорогу. Там, в конце пути в
металлической стене зияла огромная ниша, а в ней на возвышении, будто
скульптура на постаменте, сидел в кресле величественного вида старик; на
голове его, словно огромная лучистая корона, покоился широкий золотой
обруч с расходящимися веером лучами-проводами: концы проводов уходили в
недра стены. Справа, у самых его ног пристроилась, обняв загорелыми руками
кожаные коленки, Фэй. Хана словно кипятком ошпарило: он непроизвольно
обернулся назад, где валялся на поверженных одрах неподвижный волк;
девчонки рядом с ним, естественно, не было. Хан быстро взглянул на Ольгу -
та, сосредоточенно хмурясь, уже прижимала к виску взятый только что у Вика
"Дрейк" и отрицательно покачивала головой. Это покачивание не предвещало
ничего хорошего.
  - Не пробиться. Словно бетонную стену выстроил, - проронила она тихо,
протягивая "Дрейк" обратно Вику.
  Чарс между тем замер - да и все окружающие, включая одров, тоже замерли на
своих местах, словно над полем боя прозвучал внезапно сигнал отбоя - хотя
никакого отбоя - по крайней мере, в звуковом варианте - люди не слышали.
  В наступившей тишине старик громко произнес какую-то фразу, непонятную, но
отчетливо издевательскую, в которой, на человеческий слух, было многовато
рычащих и хрипящих согласных. Сказанное предназначалось явно для Сешта.
  Чарс, не издав в ответ ни звука, прыгнул вперед, будто надеясь одним
прыжком достичь старика в нише. Старик поднял руку - в ней, оказывается,
был зажат револьвер - примитивный земной "линкольн" - и выстрелил. Сешт
будто споткнулся налету, перевернулся в воздухе, упал и остался лежать
неподвижно, преодолев в прыжке лишь треть пути, расчищенного для него
Хозяином Орды, словно специально для сведения последних счетов.
  "Как просто", - подумал Хан. - "Одна подлая пуля против честного вызова на
смертельную битву клыков и когтей..."
Оборотень в кресле победно ощерился - оскал у него, невзирая на возраст,
оказался отменным - и в этот самый миг по огромному залу, жадно пожирая
роящееся в нем разномастное стадо, прокатилась огненная волна - Вик
получил наконец возможность задействовать "Айкор". Старик вздрогнул,
оторвав взгляд от поверженного врага, и торжествующая улыбка на его губах
моментально погасла - похоже, он только теперь заметил, что чарс проник в
зал и сражался в нем последние минуты своей жизни не в одиночестве.
  - Вик, не спали его! - кричал Хан, уже несясь вперед к старику, мимо
лежащего Сешта, по не сомкнувшемуся пока живому коридору; за ним бежала
Ольга. На самом деле Вик не мог сейчас поджарить старика при всем желании
- тогда бы он подпалил вместе с оборотнем и их вдвоем, не говоря уже о
Фэй, которая тем временем вскочила, заслоняя собой фигуру в кресле.
Оборотень еще раз выстрелил из-за ее спины, а в следующее мгновение на
бегущих Хана и Ольгу, сломав строй и загородив хозяина многочисленными
телами, бросилась со всех сторон Орда. Хан принялся остервенело
раскидывать чужих с дороги, но не успел еще расправиться с ближайшими
четырьмя, как одры отхлынули; дорогу они, правда, на сей раз не
освободили, но перестали нападать, словно потеряв внезапно к ненавистным
только что пришельцам всякий интерес. Полные лишь секунду назад решимости
уничтожать, давить, терзать, рвать врага чуть ли не зубами, теперь чужие
толкались кругом безо всякого смысла, как люди в городском транспорте в
часы "пик", только, пожалуй, менее целенаправленно и более бестолково. Со
всех сторон доносились беспорядочные увесистые удары и стук: сыпались на
пол под ноги общей толкучке меркнущие эгзы, и "выпадали в осадок"
парализованные миллипиды.
  Хан с Ольгой продолжали пробиваться вперед сквозь дезорганизованные массы
к нише со стариком, хотя оба уже понимали: Орда стала неуправляемой -
значит, оборотня почти наверняка на месте уже нет. Но он должен был
находиться еще где-то здесь: вход в гипер караулил Вик, он не выпустит из
зала старика - или волка - если тот уже успел обратиться в зверя. И еще
где-то там, в районе ниши находилась Фэй - Хан очень надеялся, что пока
живая.
  Пробившись наконец к нише, они убедились, что она пуста - ни старика ни
девушки, только в проводах над креслом качался олицетворением свергнутого
королевского величия золотой обруч.
  Они взобрались на возвышение перед креслом и обозрели бестолковую толкотню
в зале - Вик стрелял недолго, и одров уцелело более чем достаточно; здесь
сейчас без труда мог бы затеряться и здоровенный мамонт, что там говорить
о старике с девушкой. "Только бы в зале не оказалось дополнительных
гипертуннелей", - думал Хан, при этом мучительно осознавая, что "черный
выход" из логова наверняка существует, и, скорее всего, именно в него
сейчас ускользает оборотень, прихватив с собой для страховки Фэй.
  - Сешт мертв, - мрачно сказала Ольга. - Он, вероятно, умел самостоятельно
пользоваться гиперсетью.
  - И вообще знал гораздо больше, чем мы предполагали, - еще более мрачно
добавил Хан.
  - Знаешь, что старик ему сказал? - спросила Ольга. Хан только теперь
вспомнил, что Ольга знает язык чарсов.
  - Что?
  - "Ты недостоин лучшей смерти", - процитировала она.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг