Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                                  
мечетью Ибн-Тулуна. Нельзя пропускать время...
     Длиннорукий  Барат  по  его  знаку  убил  одного за другим всех эмиров,
которые были с ним в Мансуре, когда франк направил на него копье. И тех убил
он, которые рубили с ним Айбека. И тех, кто в Айн-Джалуте  был,  когда  взял
его  к  себе  на  коня Барат. И многих других убил он, время которых пришло.
Нельзя оставлять жизнь тем, кто был рядом...
     И первым пришло время быстрого, как кошка,  Шаму-рата,  который  морщил
лоб,  когда  не  ему  дарил  он  коня  или  женщину. И Турфан был последним,
которого задушили вчера по его знаку, после того, как он забрал у него дочь.
Давно отстранил от  себя  он  Турфана.  Но  львы,  ставшие  собаками,  видят
неправильные сны...
     И  один  Барат  остался  возле него из тех, которые были рядом. И глаза
Барата сегодня утром смотрели в сторону...
     Бейбарс поднял правую руку, и всадники показались на ближних и  дальних
холмах.  Ухнули  сигнальные  трубы,  и  помчались  к Эль-Кахире первые сорок
Эмиров Охраны, оставляя посты. И ждали уже внизу еще  сорок  с  напряженными
луками  на  локтях. И еще сорок съехались плечо к плечу и конь к коню, чтобы
охранять его спину...
     Конь, осторожно переступая, сошел вниз. На стене, откуда  брали  камни,
рядами  шли  одинаковые  люди  страны  Миср  с одинаковыми длинными глазами.
Одинаково вытянув вперед правую руку, несли они богу  положенное.  Это  было
правильно-то,  что делали люди, строившие пирамиды. Султан у них был богом.
И ему были пирамиды.
     Бейбарс посмотрел вокруг. Гладкие каменные колонны уходили в  небо.  Он
вспомнил, зачем поехал сюда, и удивился. Какое-то слово мешало ему утром...
     Он  Бейбарс  и презирает слова. Прямо смотрит он и все видит. Ничего не
было утром, только глаза Барата смотрели в сторону!
     Ожидание знака было в черных глазах Шамила- Эмира  Охраны.  И  браслет
его  был  начищен песком с серой. Шамил будет Раисом Острова, пока не придет
его время. Молодой он, и руки его крепко держат кривой  мамелюкский  нож.  И
хорошо,  что он Бурджи. Чужим будет он среди Речных, и не скоро найдет своих
девять. И не будет он смотреть прямо,  когда  найдет.  И  придет  тогда  его
время...
     Бейбарс дал знак, и с горячей желтой мглой, красящей страну Миср в один
цвет, понеслись они к Эль-Кахире...
     Красное солнце легло в Реку. 11 красной стала желтая мгла. Желтый песок
и серые  камни  стали  красными.  И  красной  была  Река,  и  синие минареты
Эль-Кахиры были красными от солнца. И он видел это прямо, а не так, как люди
страны Миср. Кровью пророка Хусейна называли они простую вечернюю зарю.
     На новых кирпичах перед  мечетью  Ибн-Тулуна  молились  они,  расстелив
мягкие  коврики. Во дворах и на улицах молились. И на крышах домов молились,
повернувшись лицом к  Мекке.  Он  трогал  рукой  камень  в  Мекке,  которому
молились они, и испачкал руку...
     Тяжело  ухнули  трубы  Цитадели, заглушив муэдзинов на минаретах. Через
железные ворота въехали они на стертый каменный двор. И  бросив  повод  коня
черному рабу, пошел он с Шамилем и Эмирами Пяти в Зал Приемов.
     И  ждали  уже  там двадцать четыре бея и эмира, которым отдал он страну
Миср. И Эмиры Тысячи в красных  сапогах  ждали.  Знатные  люди  страны  Миср
ждали,  которым  позволил  он видеть себя. И ждал тот, кого назвал он братом
халифа. И склонились они, прижав руки к животам.
     Прямо смотрел длиннорукий Барат, который был Раисом Острова,  но  утром
он  смотрел  в  сторону. И Бейбарс сделал знак черному рабу. И принес черный
раб высокую золотую чашку с красным александрийским вином. Взял  он  у  раба
чашку, и передал Барату, и сощурил глаза. И Барат выпил красное вино, потому
что пришло его время.
     На  ковер  сел Бейбарс, и ждал со всеми, пока у Барата побелели губы. И
побелели губы Барата, и бритая голова его ударилась о  край  фонтана.  Тогда
Бейбарс  встал  и  вышел  в сад. Все розы были красные в саду. И листья были
красные. Камни на дорожке были красные. И Розовый Дом был красный, и дверь в
него была открыта...
     Девочка была там, где утром. Она спала, и маленькая рука ее лежала  под
пухлой  щекой.  И  ног  ее  не  увидел  он, потому что скорчилась девочка от
вечернего холода. И грудь  ее  была  детская.  Оттопыренные  губы  и  мокрое
обиженное лицо были у нее.
     Красное  солнце  горело  в высоких окнах. Стены и потолок были красные.
Зеленый ковер на полу был красный. И только красная  тахта  была  черной  от
вечернего солнца. И всхлипнула во сне девочка...
     Куке-е!..  Словом  вдруг  разорвало ему горло. Горькими сразу сделались
губы. И он все вспомнил...
     Это высокая горькая трава пахнет так, красная от  вечернего  солнца.  И
красный песок становится чернее. А на песке лежит человек, и это его куке. И
плачет мальчик, и тянет своего куке за большую руку. Только стрелу он боится
трогать с черными жесткими перьями...
     Чернеет  песок.  И все вокруг чернеет. А запах становится гуще, и такой
уже горький он, что нельзя облизать  сухие  губы.  И  зеленые  точки  совсем
близко  в  горькой  темноте.  Их  все  больше  вокруг, и все ближе они. И он
прижимается к большому холодному куке, и тепло ему, и не страшно так...
     А потом опять белое солнце в белом небе. И трава белая. И только песок,
на котором растет  она,  красный.  Весь  мир-этот  твердый  красный  песок,
потрескавшийся  от  белого солнца. И ничего больше нет. И куке лежит, примяв
горькую траву. И не хочет вставать куке, потому что стрела с черными перьями
прошла через его горло. А там,  где  вышла  она,  черные  капли  на  красном
песке...  А  когда  снова  краснеет  трава  и  начинает  пахнуть, появляются
откуда-то большие мохнатые ноги. Медленно ступая, идут они мимо, все идут  и
идут.  И  мерный  звон стоит над черным песком. Кто-то трогает острым копьем
открытые глаза куке.
     - Тут мертвый кипчак!-ясно говорит чей-то голос. И похож он на  голос
купца Джакомо...
     И  отрывают  его  руки  от  холодного  куке,  и  передают его человеку,
сидящему на верблюде. И человек этот похож на Джакомо, а кожаные  штаны  его
пахнут дорожной пылью и морем...
     И  дальше  идут  верблюды.  А слезы легко текут из его глаз. И тянет он
руки назад, и плачет, задыхаясь горьким воздухом:
     - Ку-у-ке-е!..
     Бейбарс тронул рукой лицо. Оно было мокрое. Тихо ступая, подошел  он  к
тахте и прикрыл девочку накидкой от холода.
     Потом  Бейбарс  пошел обратно в Зал Приемов. Бей и эмиры, которым отдал
он страну Миср, пили красное александрийское вино. Из высоких золотых  чашек
пили  они,  которые берут в пирамидах, и твердые коричневые бугры были у них
на руках.
     Чашка Барата стояла пустая. Бейбарс сам налил ее, выпил и вышел в  сад.
Эмиры молчали, скованные непониманием...
     Так  умер  Бейбарс  Эль-Мелик-эд-Дагер, четвертый бахритский султан, по
прозвищу Абуль-Футух, победитель монголов и крестоносцев.  С  1260  по  1277
годы  от  р.  Хр.  правил  он  страной Миср. И плакали люди страны Миср, и с
минаретов кричали его имя раньше имени бога, и святым стало  в  стране  Миср
все, чего он касался.
     И  как  жил  он,  так и умер-чтобы не знали, где его могила. В Дамаске
показывают ее, и в Эль-Кахире, и в других местах...


ЭПИЛОГ

     Это случилось в год смерти Бейбарса...
     Твердый красный песок был вокруг, потрескавшийся от  белого  солнца.  И
горькая белая трава. Ничего больше не было в мире...
     С  четырех  сторон  налетели  монголы  на  маленький  род  Берш. Падали
кипчаки, потому что с четырех сторон летели к ним легкие стрелы  с  жесткими
черными  перьями.  Быстро  связали  монголы живых мужчин. Молодых женщин они
тоже связали и положили в толстые шерстяные мешки  на  седлах.  Длинногривых
кипчакских  лошадей  монголы согнали в один табун. Только больных и стариков
не взяли они. И маленьких детей не взяли, которых нужно долго кормить, чтобы
продать.  Это  были  дикие  монголы,  которые  не  знали  Великого  Хана   в
Каракоруме.
     И  высокого  старика со шрамом у левого глаза не взяли монголы, который
пришел утром. Старик пришел откуда-то и сел у огня крайней семьи.  Ему  дали
поесть,  и  не  спрашивали  ничего, потому что он молчал. И старик не поднял
руки, чтобы закрыть лицо,  когда  ударил  его  камчой  молодой  красноглазый
монгол, потный от крови.
     Он стоял и смотрел, как убивали монголы, как вязали они мужчин и валили
на песок женщин. И молчал старик.
     И когда умчались монголы, ничего не осталось у кипчаков. Совсем мало их
было,  старых  и  больных.  Они  засыпали  красным  песком  мертвых и зажгли
собранную в кучи сухую горькую траву емшан. И заплакали они все,  и  подняли
руки  к  белому солнцу. Высокий старик поднял со всеми руки, и лицо его было
мокрое.
     А когда стала краснеть от  вечернего  солнца  белая  трава  и  почернел
красный  песок, высокий старик собрал оставшихся. И они пошли за ним, ничего
не спрашивая...
     Он вел их к Северу, где были холодные леса, которых не  любят  монголы.
Зеленые точки были совсем близко в горькой темноте, и они прижимались друг к
другу.  Тихо шли они, и только мальчик на руках у одной старухи все плакал и
тянул назад руки:
     - Ку-у-ке-е!..
     Так слово  победило  человека...  По-разному  рассказывают  об  этом  в
Красных  Песках:  путают  имена и страны. И русский летописец услышал только
один рассказ о белой  горькой  траве,  запаха  которой  не  в  силах  забыть
человек. А Красные Пески большие...


Примечания


     Миср - средневековый Египет.

     Мамелюки-сакалабы - славянский корпус мамелюкской гвардии.

     Раис - начальник, буквально - "пасущий стадо" (арабск.).

     Барбарои - иноземцы, варвары (арабск).

     Аль-Азхар - университет в Каире (образован в 972 году).

     Низамийя  -  знаменитый  университет  в  Багдаде,  названный  по имени
организовавшего   его   Низам-аль-Мулька,   великого   везиря   Сельджукидов

(1018-1092).

--------------------------------------------------------------------
"Книжная полка", http://www.rusf.ru/books/: 30.05.2002 14:48


Предыдущая Части


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг