Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
столь благородных кровей.
   - Я захватил с собой фотографию, ваше величество, - сказал Барсукевич
и извлек карточку из той же черной кожаной папки.
   - Любопытно! - воскликнул полковник Бздилевич и взял фотокарточку  из
рук генерала.
   Внезапно выражение его лица изменилось, и ужасное богохульство сорва-
лось с его губ.
   - Ебаны в рот! - заорал полковник. - Опять этот педераст на мою голо-
ву!
   - Разве вы знаете этого человека, государь? - удивился Барсукевич.
   Император позвонил и  приказал  камердинеру  принести  новую  бутылку
портвейна, да желательно покрепче.
   - Вы правы, генерал! - с искаженным от злобы лицом  произнес  Бздиле-
вич. - Это очень опасный человек... От него следует избавиться.
   - Забрать и уничтожить этого человека в сегодняшней политической  си-
туации не совсем безопасно, - сказал начальник  охранного  отделения.  -
Взять его конечно можно, но расстрелять...
   Генерал с сомнением покачал головой.
   - Есть ведь и другие, менее легальные, зато более надежные способы, -
сказал Николай. - Действуйте, генерал!
   Барсукевич поклонился.
   - И внимательно следите за появлением того полковника  Бздилевича,  -
добавил император. - Вся жандармерия должна быть предупреждена.
   Барсукевич еще раз поклонился.
   - Давайте еще по стаканчику, генерал, - сказал Бздилевич, - и за  ра-
боту!

   x x x

   Пока узурпатор строил свои злобные планы, истинный наследник  престо-
ла, даже не подозревавший о своих правах и вообще чихавший на  всяческую
геральдику, собирался с друзьями на зимнюю охоту.
   Последний поезд в сторону Ладоги отправлялся с  Финляндского  вокзала
ровно в полночь. Охотники спланировали переночевать в трактире неподале-
ку от станции Бернгардовка и перед рассветом выйти на поиски  лося,  так
как именно в такой час встреча с исполином северных лесов представлялась
наиболее вероятной. По возвращении с охоты друзьям (всем, кроме  Шаляпи-
на) предстояло принять участие в заседании ЦК РСДРП, поэтому добыть све-
женького мясца представлялось крайне заманчивым.
   Итак, вечером, 19 декабря подготовка к охоте шла полным ходом: Пятни-
ца начищал обрезы и тесаки, Федор методично набивал свой  видавший  виды
рюкзак разнообразной снедью, Леха старательно намывал старые  объемистые
фляги, а Ульянов с Бени отправились к Каскаду, дабы было чем  эти  фляги
наполнить.
   - Я никогда тебя не спрашивал, Бени, - обратился к приятелю  Ульянов,
едва они вышли на Невский, - а случалось ли тебе в жизни охотиться?
   - Никогда, - признался итальянец.
   - Так я и думал. Тебе, конечно, невдомек, что главное на охоте -  это
фляга!
   - Фляга? - удивился Бени.
   - Да, да, именно фляга! Я часто охотился в Сибири, когда был в  ссыл-
ке, так что можешь мне поверить. Чего только не случается на охоте!  По-
рой добрый глоток из фляги пуще ружья пригождается.
   - А что может случиться? - встревожился Бени.
   - Да все, что угодно! Один мой знакомый барон как-то встретил в  лесу
волка. Страшный такой волчище, а барон, как назло, не вооружен и  беспо-
мощен. Что делать? К счастью, мой барон решителен, находчив и  смел.  Он
засунул кулак волку в пасть, захватил его внутренности, крепко рванул  и
вывернул зверя, как рукавицу, наизнанку!
   - Кажется, я читал про этого барона, - неуверенно произнес Бени.
   - Да, конечно, - улыбнулся Ульянов. - Разумеется, я шучу.
   Беседуя подобным образом, друзья бодро шагали по вечернему  Невскому,
а к Льву Абрамовичу тем временем заглянул Гришка Распутин, которого пол-
ковник Бздилевич отправил за портвейном.
   Случайно ли, или то были происки князя Путятина, но не успел Распутин
упаковать бутылки в суму, как в магазин  вломились  два  брата-атлета  -
негр и еврей. Скорчив зверскую  рожу,  еврей  железной  ручищей  схватил
Гришку за шиворот, оторвал от пола и заорал:
   - Этот!?
   Подпортив воздух, Распутин висел, болтая ногами и жалобно скуля. Негр
подошел к нему  вплотную,  улыбнулся  насмешливо  (Гришке  показалось  -
дьявольски) и на довольно приличном русском языке осведомился:
   - Последний раз вас спрашиваем: будете работать?
   - Буду, - быстро сказал Распутин, чтоб хоть что-то сказать.
   Тотчас могучая рука еврея опустила беднягу на пол.
   Лев Абрамович стоял за прилавком и молча  наблюдал  за  этой  сценой,
благоразумно ни во что не вмешиваясь. В ту самую  минуту,  когда  Гришка
обрел свободу и начал, пятясь, продвигаться к выходу,  в  магазин  вошли
Ульянов и Бени.
   - Лева! - воскликнул наследник престола. - Ты, я вижу, опять на  мели
и пытаешься отобрать бухло у этого бедняги... Это пижонство, Лев Давидо-
вич, чистой воды пижонство! - Ульянов  заговорил  шутливо-наставительным
тоном. - Культурный молодой человек из хорошей еврейской семьи стремится
отнять последний стакан пива у своего ближнего!..
   - Рад тебя видеть, Володя,  -  сердечно  сказал  Лев  Бронштейн,  как
только Распутин вышел из магазина. - Мы тут разыгрывали небольшой  спек-
такль с целью оказать маленькую любезность одному моему старинному  зна-
комому.
   - Вот как!?
   - Да. Жаль только, что ты неосторожно произнес вслух мое имя.
   - Неужели ты стал таким серьезным революционером, Лева, что даже упо-
мянуть твое имя в присутствии какого-то вонючего оборванца небезопасно!?
   - Этот вонючий оборванец не так прост, как ты  думаешь,  -  задумчиво
произнес Лева. - Особа, приближенная к императору! Ладно, черт с  ним!..
Кстати, это мой друг Иван Абрамыч Ганнибал! - сказал он уже совсем  дру-
гим тоном. - Прошу любить и жаловать.
   - Вот как!? - улыбнулся Ульянов. - Бени, познакомься, это арап  Петра
Великого!
   - Вы хотите сказать..? - начал Бени, но не закончил.
   - Лева, конечно, шутит, - сказал негр. - Меня зовут Абрагам.
   - Очень приятно, - сказал Ульянов и пожал арапу руку. - Давай,  Абра-
ша, выпьем за знакомство... Лев  Абрамович,  упакуйте  нам,  пожалуйста,
пять бутылок водки и две "Ерофеича", а одну бутылочку  водочки  откройте
сейчас.

   x x x

   Вернувшись в Зимний дворец, Распутин занес узурпатору сумку  с  порт-
вейном и, сославшись на нездоровье, уединился в отведенной ему  комнате.
Было от чего почувствовать себя нездоровым!
   Гришкина комната была, вообще говоря, очень большая, но  для  Зимнего
дворца - маленькая. По просьбе самого Гришки, не привычного  к  роскоши,
обставили его комнату простой и грубоватой мебелишкой. Впрочем, стол был
массивный и устойчивый, четыре дубовых стула - под стать столу, а огром-
ная кровать с клопами и тараканами вполне  могла  бы  служить  предметом
гордости какого-нибудь уездного дворянчика.
   Какое-то время Гришка посидел за столом, нервно  постукивая  по  нему
жилистым кулачком, затем походил взад-вперед по комнате и,  наконец,  не
выдержав, сбегал к полковнику Бздилевичу и попросил у него пару  бутылок
портвейна. Полковник, хоть и был скупердяй изрядный, одну бутылочку  вы-
делил. Вернувшись к себе, Распутин выпил два больших стакана  темно-баг-
рового вина и, обхватив руками свою лохматую башку, принялся думать.
   Положение было не из легких. Князь Путятин отнюдь не выглядел  шутни-
ком, а мавр и, особенно, жид произвели на Гришку такое же  ужасное  впе-
чатление, какое в эпоху великих географических открытий  производили  на
голых и безобидных индейцев горячие испанские жеребцы и бледнолицые  го-
ловорезы в тяжелых стальных доспехах. Индейцы при виде  этих  страшилищ,
несмотря на свое численное превосходство, обычно теряли разум от  страха
и позорно покидали поле боя, оставляя  завоевателям  свои  земли  и  бо-
гатства. Так и простой сибирский мужик Григорий Распутин, недавно  столь
успешно начавший свою карьеру при императорском дворе, теперь от  страха
готов был вступить в заговор против своего благодетеля.
   Задача не представлялась Гришке особенно сложной. Торча с  проститут-
ками в питерских кабаках, он постоянно слышал  разглагольствования  око-
севших террористов-антимонархистов и даже бывало выпивал с некоторыми из
них "на брудершафт". Выманить императора под каким-либо предлогом в  го-
род и подставить его там казалось  Распутину  делом  вполне  исполнимым.
Проблема состояла не в этом. Страх!  Животный  страх  мучил  несчастного
возжигателя царских лампад. Страх со всех сторон - вот  что  было  самым
страшным в его теперешнем положении. Гришке и не хотелось участвовать  в
этом заговоре, он панически боялся его возможных последствий, но Путяти-
на и его ужасных сподручных (особенно еврея!) он боялся еще больше.
   Распутин выпил еще один стакан, но в тот вечер  алкоголь  не  помогал
ему привести в порядок расстроенные нервы. Он решил попытаться  заснуть,
так как по опыту знал, что утром люди обычно смотрят  на  жизнь  гораздо
оптимистичнее. Гришка допил портвейн, задул свечи и  лег  в  постель.  В
темноте комната его стала как будто просторнее, она словно  бы  расшири-
лась, и в каждом углу ее как будто бы сидело по еврею. Бедный Гришка уже
жалел, что загасил свечи, но вставать боялся. Ему  казалось,  что  стоит
ему подняться, как ужасный еврей каким-то непостижимым способом  возник-
нет у него за спиной. Несчастный понимал всю абсурдность своих  страхов,
но побороть их все равно не мог. Спокойнее всего ему было лежать на спи-
не. В этом положении он промучился около часа прежде чем, наконец,  зад-
ремал.
   Однако стоило бедняге заснуть, как тяжелые шторы  бесшумно  раздвину-
лись, окно медленно растворилось, и в комнату влез еврей. Одним  прыжком
он пересек комнату и очутился возле кровати. В следующее  мгновенье  же-
лезная рука схватила несчастного Гришку за волосы, вытащила из  постели,
и громовый голос вопросил:
   - Этот!?
   Где-то далеко часы мерно отбивали полночь...

   x x x

   Ровно в полночь с Финляндского вокзала отходил последний поезд в сто-
рону Ладожского озера. Возглавляемые Ульяновым охотники прибыли на  вок-
зал лишь в последнюю минуту. У них не оставалось  времени  даже  на  то,
чтобы приобрести билеты. Пробормотав что-то типа: "Какие, в пизду, биле-
ты?", наследник престола решительно влез в поезд, и  друзья  последовали
его примеру.
   Заняв удобные места и разложив вещи, охотники вышли  в  тамбур  поку-
рить. Ульянов прихватил с собой рюкзак с запасами спиртного и  предложил
прямо в тамбуре наполнить фляги, чтобы потом не тратить на это драгоцен-
ное время. Ульянов, Шаляпин и Бени наполнили свои фляги водкой, а Максим
Горький и Осип Пятницкий - "Ерофеичем". После этого остались еще две бу-
тылки водки, и наследник престола предложил  "раздавить"  их,  чтобы  не
таскать с собой.
   Едва они успели принять по стакану, как в тамбур  вышел  контролер  -
степенный мужичек лет пятидесяти - и потребовал предъявить проездные би-
леты.
   - Примите-ка лучше стаканчик, папаша, - дружелюбно предложил Ульянов,
- да объясните нам заодно: почему вы тут въебываете,  когда  вся  страна
бастует!
   - Я тебе покажу - "папаша"! - взвился контролер.
   - Вы мне не тычьте! - строго сказал Ульянов и выдал  контролеру  уве-
систый подзатыльник.
   Как назло, именно в этот момент в тамбур вышли четверо  жандармов  во
главе  с  ротмистром.  Это  был  полицейский  ночной  патруль.  Ротмистр
предъявил удостоверение и сказал:
   - Железнодорожная полиция. Прошу всех предъявить документы.
   Это уже было серьезно.
   Бени мысленно поклялся, что если он выберется из этой  передряги,  то
еще до Нового года обязательно уедет  в  Неаполь.  Леха  и  Пятница  по-
чувствовали, что вновь "запахло" Петропавловкой, а то и вообще  Сибирью,
поскольку в Петропавловке Леха уже сидел. От перспективы очутиться в Си-
бири в самом начале зимы у Горького даже расстроился желудок. Федору  не
грозило ничего особенного, но излишне говорить, что арест в столь подоз-
рительной компании мог неблагоприятно отразиться на карьере  знаменитого
певца.
   Ульянов - единственный из друзей, не потерявший в  этот  момент  при-
сутствия духа - прекрасно понимал, что  столкновение  с  представителями
властей не сулит ему ничего хорошего: революция в стране  достигла  апо-
гея, а его имя достаточно широко известно. Перед лицом несомненной опас-
ности Ульянов принял решение действовать смело и нахально.
   - По какому праву, - гремел тем временем ротмистр,  -  вы  позволяете
себе хулиганские действия по отношению к должностному лицу, находящемуся
при исполнении?
   - Вы можете называть это хулиганскими действиями, - ответил  Ульянов,
отвешивая контролеру еще один подзатыльник, - а я называю  это  воспита-
тельной работой в массах.
   - А почему вы распиваете в тамбуре?
   - Не ваше собачье дело!
   - Что-о?.. Документы при себе имеете?
   - Не носим с собой такого говна!
   - Что-оо?.. Да не буду я ротмистр Фишер, если...
   - Послушайте, ротмистр Фишер, - строго сказал Ульянов, - вас действи-
тельно скоро разжалуют в рядовые, если вы будете продолжать хамить  пол-
ковнику императорской гвардии.
   - Ах вы еще и полковник? - насмешливо спросил ротмистр Фишер.
   - Полковник, - с достоинством ответил Ульянов.
   - Как ваша фамилия, полковник?
   - Бздилевич.
   "Полковник Бздилевич!" Несомненно, ротмистр  Фишер  слышал  это  имя.
Слухи о таинственном полковнике продолжали бродить по  городу.  Ротмистр
Фишер был, что называется далек от народа, и все же он где-то слышал это
имя. Только вот где?
   На всякий случай ротмистр решил сбавить обороты.
   - Прошу прощения, г-н полковник, я только исполняю свой долг.
   - Конечно, конечно, ротмистр, - также пошел  на  мировую  Ульянов.  -
Продолжайте, пожалуйста.
   - Если у вас нет при себе никаких документов, г-н полковник, и вы  не
согласны уплатить штраф...
   - Сколько? - сразу спросил наследник престола.
   - Пять рублей, - слегка помявшись, запросил ротмистр Фишер.
   Довольный, что так дешево отделался, Ульянов  сунул  ротмистру  мятую
пятерку и похлопал его по плечу.
   - Потрудитесь выдать квитанцию, ротмистр. И заберите  с  собой  этого
деятеля. Нам не нужны контролеры. Мы сами контролируем ситуацию.
   Ротмистр Фишер поклонился и положил руку на плечо несчастному контро-
леру...

   x x x

   ... Где-то далеко часы мерно отбивали полночь.
   Распутин проснулся и сел на кровати. Все было тихо. Даже в  кромешной
тьме он увидел, что шторы по-прежнему задернуты, и в комнате явно никого
нет. Потный и обессиленный, Гришка опять лег на спину и впал в  дремоту.
В темноте сразу же засверкали белки глаз страшного  негра.  Вежливо,  но
грозно воду осведомился:
   - Последний раз вас спрашиваем: будете работать?
   С криком "буду!" Распутин вновь проснулся, вскочил с постели и дрожа-
щими руками зажег свечи. Теперь он стоял, прижавшись спиной к стене. Ему
хотелось снова лечь и попытаться заснуть при свете, но он боялся  отойти
от стены и подставить таким образом спину коварному врагу.  Наконец,  он
решился и быстро подошел к кровати. Он уже собирался лечь,  когда  новая
мысль буквально парализовала его: он стоял спиной к дверям, и ему  поду-

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг