Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
хотелось отправляться в "неизвестное измерение", но он был единственный
человек, знавший герцога в лицо, и начальство решило, что лучшей
кандидатуры не сыскать.
  Не обошлось тут, конечно, без моральной поддержки профессора Ашкенази,
вступление которого в должность председателя Чрезвычайной комиссии по
делам национальной безопасности было делом нескольких дней.
   

  * * *

   
  Кровавая схватка в больнице продолжалась.
  Задыхаясь от страшного захвата, Гавриэль пытался достать не слишком
приветливого родственника прикладом, но тот только покруче затянул петлю
на шее своего пленника. К этому времени к театру военных действий подоспел
сержант Альтерман. Культурный досуг в обществе жены, неожиданно сорвался;
актера игравшего "Идиота" нашли задушенным в гримерной. Спектакль пришлось
отменить и недовольная публика села в армейский автобус, который под
присмотром солдат развез их по домам. Проводив огорченную жену, сержант
немедленно вернулся на объект и сразу был, втянут в побоище.
  Альтерман первый открыл огонь и меткой очередью привел генерала в
замешательство. Потрясенного ветерана зашатало, словно гнилое дерево от
резкого порыва ветра, но на ногах он устоял. Приблизиться к дедушке,
сержант не посмел, памятуя о затянутом в могилу командире. Хильман
оказался более чувствителен к пулям, нежели герцог и его можно было
ошеломить по крайней мере, автоматной очередью. Но стрелять в деда
повторно Альтерман не решился. Хильман использовал Гаври как живой щит, и
пока сержант искал удобную позицию, дедушка, проявив удивительное
проворство, вцепился зубами в горло молодого человека и разорвал его.
  Подоспевший армейский патруль набросил на людоеда стальную сеть, которую
ему не удалось порвать, несмотря на чудовищную силу. Обезглавленный Румын
все еще извивался в регистратуре, словно оторванный хвост ускользнувшей в
последнее мгновение от преследователя змеи.
  Из-под операционного стола смущенно выползла ошарашенная голозадая пара,
так и не сумевшая осуществить задуманную ими любовную связь. Кто-то
бережно накрыл простыней уже застывшее тело Гавриэля.
   

                                   Глава 75


  В это хмурое ненастное утро герцог был зол и мрачен как никогда.
  С недавних пор ему стала мешать ревнивая королева, и он решил убрать ее.
  Он со стыдом вспоминал, как накануне был вынужден целовать холодные ноги
своей благодетельницы, умоляя простить ему "постыдную сцену " в кабинете
покойного короля.
  После непродолжительной бурной близости с ней, которую он предпринял для
демонстрации своей безграничной преданности английской короне, он вышел из
аудиенц-зала навсегда прощенным ею и подал условный знак верному
лорду-распорядителю, давно уже приготовившему предательское оружие.
  Де Брук, дождавшись глубокой ночи, украдкой вошел в опочивальню Ее
величества и обнажил меч. "Все-таки продал свою госпожу, грязная собака!"
- с невольным сожалением сказала королева, и явно струхнувшему де Бруку
было непонятно, кого она имела в виду - герцога или своего убийцу.
  Королева приняла смерть достойно, прямо смотря в рысьи глазки лорда,
который в минуту смертельного удара трусливо отвел взгляд в сторону.
  - Я убил ее, сэр, - слабым голосом сказал он Балкруа, сидевшему в
кабинете Генриха четвертого, и тот мрачно усмехнулся в ответ.
  С самого утра королева не показывалась на людях, а у бесстрашного рыцаря
и героя первого крестового похода, не хватало духу войти к ней и лично
удостовериться в ее смерти.
  Он решил одним махом разделаться со всеми, кто стоял у него на пути к
власти. Королева мешала ему добиться герцогини и он, не задумываясь,
умертвил свою госпожу - так он называл ее в самый разгар их затянувшейся
любовной интриги.
  Он уберет с дороги всех, кто хочет отнять у него драгоценную Алис. Он
думал теперь только о ней. Много раз в своем воображении он овладевал
ею, как сделал это в русской церквушке Михаила Архангела в Яффо, порвав на
ней воздушную одежду, которой она очаровывала его некогда на турнирах.
  И сейчас в любую минуту он мог удовлетворить свою похоть столь же
свободно и грубо, но он хотел, чтобы она любила его, как прежде, когда в
их жизни не появился еще этот проклятый маркиз. Он знал, что никогда уже
не сможет рассчитывать на ее взаимность, де Хаимов нагло отбил у него
даму сердца и навсегда омрачил ему жизнь.
  Отдавая последние распоряжения, касающиеся казни бывшего полководца,
герцог чувствовал - еще немного и ничто более не будет препятствовать его
страстному стремлению, унизить и уничтожить морально женщину, которая
предпочла ему - знатному смелому рыцарю, какого-то ничтожного лекаришку.
  Он решил обставить казнь врага как можно торжественнее, чтобы насладиться
безутешным горем сломленной герцогини. Он обещал ей сделать из казни
прекрасный спектакль, который запомнится людям на века:
  - Но ты можешь спасти его, - сказал он, - если отдашься мне, Алис!
  Эта была гнусная ложь, но ему хотелось, чтобы она поверила ему и ускорила
его триумф и свою погибель.

  * * *
 
  В центре Лондона на дворцовой площади, среди огромного количества винных
лавок и знаменитой харчевни "Биг дил", где подавали жареную дичь для
бедняков, возвели деревянный помост и согнали к нему всех жителей
столицы. Под безжалостно палящим солнцем люди стояли, обливаясь потом, в
ожидании казни государственных преступников.
  Свирепый герцог пребывал в сомнении - кому доверить акт обезглавливания
заклятого врага - палачу или знатному рыцарю из свиты. И вдруг его
осенило. Ухмыляясь, он подозвал притихшего Вольфа и предложил ему доказать
свою преданность хозяину. В первое мгновение комиссар выразил готовность
всем сердцем служить их сиятельству, но, услышав, в чем должна проявиться
почетная миссия, сделал брезгливую мину и отказался от предложенной чести.
  - Тогда будешь казнен с ним за компанию, - сурово сказал герцог, - я ведь
не забыл твоих интриг, гнусный христопродавец!
  - Ваше сиятельство, я никогда не убивал людей, - оправдывался комиссар.
  - Ты предатель, - презрительно сказал герцог, - а предательство и
убийство одно и тоже.
  Своим положением при дворе Иуда Вольф был обязан Ривке, выхлопотавшей ему
не только жизнь, но и теплую должность с приличным окладом в сто золотых
монет. Шеф полиции собрал уже тысячу монет, надеясь тайком перевезти их на
родину.
  - Чего ты боишься, комиссар, - засмеялся герцог, - убить человека не
трудно. Это даже приятно, если убиваешь врага.
  Он взял в руки топор и приказал подвести изменника к эшафоту. Подхватив
обессиленного Циона, стражники приволокли его к месту казни.
  Заярконский был бледен и заметно прихрамывал.
  Герцог уложил больную ногу Циона на плахе и одним ударом отсек ее.
  Вскрикнув, Цион потерял сознание. Его примеру последовал слабонервный
комиссар.
  - Тьфу ты нехристь, - хрипло засмеялся де Брук, - не видел, как колют
людей что ли?
  Де Брук, желая угодить хозяину, сам взял топор в руки и велел подвести
Василия. Маркиз гордо подошел к эшафоту, встал на колени и ткнулся лбом о
холодную твердь плахи. Набрав в грудь воздуха, распорядитель широко
размахнулся, но в эту минуту раздался повелительный окрик Алис:
  - Не делай этого, палач!
  Де Брук застыл с огромным топором в руках. Балкруа дал знак повременить.
  - Я согласна, герцог, - тихо сказала она рыцарю, - оставьте его.
  - Встань, Аля, - гордо сказал Василий, - не унижайся перед этим...
  Меченым, он изувечил моего друга, я расквитаюсь с ним за все!
  Герцог раскатисто засмеялся, подошел к Васе и острием кинжала резко
провел по лицу бесстрашного пленника. Кровь выступила полосой. Алис громко
вскрикнула, но Василий мужественно улыбнулся ей изуродованным лицом.
  - Теперь и ты меченый, - удовлетворенно сказал Герцог и вернулся к трону.
  - Я рассчитаюсь с тобой, Балкруа, - твердым голосом сказал Вася.
  - Вот и пришла твоя смерть, лекарь, - улыбаясь, сказал герцог.
  - Я приду к тебе с того Света! - засмеялся Василий.
  - Хорошо, - сказал герцог, - только ты подожди меня там, пока я здесь
позабавлюсь с твоей супругой?
  Грубо схватив Алис, он поволок ее в спальню.
  - Изверг, - закричала Алис и забилась в его сильных руках, но это только
разжигало безумную страсть рыцаря. Он бросил ее на ложе страсти, с силой
раздвинул ей ноги и вдруг увидел в углу бледную физиономию Кадишмана.
  Дрожащими руками майор старательно наводил на него карабин.
  Тель-авивская полиция давно уже приняла на вооружение новую модель
стрелкового оружия, но новоиспеченный майор предпочитал работать по
старинке; он пристрелялся уже к карабину образца 1948 года и мог слету
сбивать из него бутылки из-под пива. К новой модели образца 1998 года надо
было привыкать, а времени на это не оставалось. Впрочем, другие парни из
группы захвата были менее консервативны, чем их старомодный командир, и
герцог увидел, как они бесшумно выплывают в красных беретах из-за тяжелых
дворцовых портьер, держа навесу короткоствольные автоматы.
  Рыцарь молниеносно вытащил из-под подушки стартовый пистолет и выстрелил
в голову Алис. Выстрел был громовым, но она по-прежнему лежала на месте
живая и невредимая. Герцог понял, что его обманули, и одним ударом в висок
убил свою возлюбленную. Кадишман запоздало нажал на курок, и пуля вспорола
герцогу грудь.
  Он был еще жив, когда неведомо откуда появившаяся Ривка хладнокровно
прикончила его выстрелом из дамского пистолета, который вытащила из
сумочки, где хранила косметику.
  - Халас! - устало сказал Кадишман, стирая липкий пот с бледного лица, -
кончился наш благородный герцог.
  - И у нас в стране теперь все тихо! - кокетливо улыбнулась ему в ответ
Ривка.




                                  Глава 76



  В воскресенье тридцатого августа профессор Хульдаи вел допрос генерала
Хильмана и его надежды на то, что ему удастся все-таки раскрутить упрямого
деда, с каждой минутой все более таяли.
  Напротив него стоял опутанный сетью старый сгорбленный человек с пустыми
глазницами. Освободить труп из стальных пут, профессор не решался, зная,
во что это может вылиться.
  - Скажешь ты, наконец, куда девал детей, ирод? - холодно вопрошал
Хульдаи.
  Профессор все еще оставался председателем чрезвычайной комиссии, но
вопрос о его "самоотводе" был практически решен в высших эшелонах власти.
  Хильман молчал. Профессор подумал, что никто и никогда не слышал от этой
высохшей мумии ни одного человеческого слова и пожалел, что ему уже,
верно, не придется обучать его "разговорам", как он научил в свое время
Ахмада, который поначалу тоже был нем, как рыба, а потом его вдруг
прорвало, и он очень даже мог соперничать с политическими комментаторами
второго канала. Профессор забыл, что генерал разговаривал все же однажды
с Кадишманом за минуту до того, как затащил того в могилу.
  - Ну что ж, любезный, не умеешь отвечать - научим! - усмехаясь, сказал
Хульдаи и собрался уже включить в камере пленника магнитофон с избранными
речами депутатов кнесета, но Хильман, позвякивая сетью, неожиданно
вытянулся перед ним во весь рост (будто хотел достать профессора
презрительным плевком) и вдруг вспыхнул ярким, синим пламенем.
  - А.а.а.а... - пронзительно закричал мертвец.
  Это было удивительное и страшное зрелище. Раньше генерал не реагировал
даже на разрывные пули, не говоря уже о швабре Гавриэля, которая разрубила
надвое его разбухшую голову. Что случилось, почему ему так больно сейчас?
  Профессор был так испуган, что забыл пригласить в кабинет надзирателя,
который стоял в коридоре, на случай, если мертвец станет выкидывать
номера. Но генералу было не до шуток; - он начал как-то странно
размываться в воздухе и опадать на пол огромными шипящими кусками.
  Хульдаи, боясь забрызгаться трупным ядом, плотно прижался к стене, свалив
при этом на пол вешалку с черной шляпой, которую он носил в праздничные
дни; поимка мертвого генерала была для него таким праздником. На его
глазах Хильман распался на груду гнилого мяса, которая, вскипая и шипя,
растекалась лужей по сверкающему паркету. Стальная сеть с глухим звоном
упала на пол. Непокорного призрака больше не существовало в природе.
  Праздник, которого так долго ждал профессор, закончился прозаическим
"испарением" мертвеца.
  В кабинете стоял едкий запах хлорки разъедавшей глаза..
  - Я так и знал, - трясущимися губами прошептал профессор, - герцога
убрали в его проклятом логове!
  Он осторожно обошел мокрое место, оставшееся от генерала и попросил
секретаршу срочно соединить его с главой государства.

  * * *
 
  Профессор распорядился перемешать зеленую густую жидкость, оставшуюся
после мертвеца, с раствором серебристой ртути, бережно влил ее в цинковую
пробирку и самолично передал драгоценную реликвию "Уважаемому премьеру",
который давно уже не церемонился с отставным ученым. Премьер в свою
очередь срочно призвал к себе главу внешней разведки "Мосад" и все вместе
они участвовали в секретной акции погребения пробирки с прахом героя войны
за независимость и заливки ее многометровым слоем бетона.
  В эти же часы навсегда растворились и исчезли в небытие все бывшие
перевоплощения герцога в Узбекистане и Англии, о чем полиция Израиля была
своевременно информирована зарубежными коллегами из Интерпола.
   


                                  Глава 77



  Лорда-распорядителя прибил Василий, когда тот с топором в руках пытался
рассчитаться с военачальником за оскорбление, нанесенное им во время
королевской трапезы.
  Вася подошел к еще теплому телу Алис и долго стоял над ней, не веря, что
ее больше нет. Плакать он не умел и две слезинки, выступившие на его
глазах, были скорее от ветра, чем от горя, которое он испытывал, потеряв
жену.
  Когда все кончилось, комиссар с недоумением спросил Ривку:
  - Дорогая, какое отношение ты имеешь ко всему этому балагану?
  - Я выполняла задание секретной службы "Шабак" - скромно отвечала жена, -
и, кажется, пробила тебе должность генерального инспектора, милый.
  Комиссар нежно обнял ее:
  - А со студенткой у меня ничего не было, - виновато сказал он.
  - Я знаю, - усмехнулась Ривка, - это потому, что тебе нужна одна лишь я,
правда, милый?
  "Зато ты нужна многим" - хотел сказать комиссар, но передумал - мириться
так, мириться, ведь никто, кроме нее, ему на самом деле был не нужен, а на
золотые монеты, которые он отсюда увезет, они еще ни одну виллу отстроят в
Тель-Авиве.
   

  * * *

   
  Супруги Вольф в срочном порядке возвратились на родину, где им был

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг