Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                                  
катился рядом с желтым шаром, словно хотел  обогнать  его.  Потом  они
окончательно исчезли в горах.
    Тут на горной тропе застучали камни и послышались торопливые шаги:
к ним сверху, от замка, быстро шел председатель Колонтаев.
    - Где твой... шедевр? - крикнул он еще издали. - Показывай, что он
может.
    - А его нет.
    - Как это нет?
    - Убежал. За шаром погнался.
    - Зачем же ты его отпустил?
    - Ему еще учиться надо.
    - Кому учиться? Роботу? Не смеши!
    - Надо учиться, - упрямо повторил Ермаков.
    - Да чему учиться? Воду качать? В огороде копаться? Обнорский  сам
скажет ему, что делать.
    - Обнорский? Пусть сам за собой убирает.
    Колонтаев побледнел в гневе,  но  сдержался,  не  стал  кричать  и
ругаться.
    - Ладно, потом разберемся.
    Но теперь не сдержался Ермаков.
    - Роботовладение тебе не  напоминает  рабовладение?  -  сказал  он
запальчиво.
    - Не злоупотребляй каламбурами.
    - Это  не  каламбур,  а  печальная   истина.   Роботовладельческая
психология  не  слишком  отличается  от   рабовладельческой.   А   мы,
соглашаясь, что одна позорна, даже преступна, по существу,  утверждаем
другую.
    - Робот не человек.
    - Не  о  роботах  речь...  О  роботовладельцах.  Они-то  люди.  Их
разлагает эта психология, порождающая паразитизм.  Роботы  создавались
для  освобождения  человека  от   чрезмерно   тяжелого,   монотонного,
изнурительного труда, а не от всякого. Не от всякого!.. Вы тут создали
не Город высокой эстетики, а город бездельников, не умеющих  трудиться
и презирающих труд...
    Ермаков и еще бы говорил на эту тему, да Колонтаев как-то  странно
вдруг посмотрел на него и, повернувшись, пошел, почти побежал по тропе
к замку. Оглянулся, крикнул издали:
    - Ты сумасшедший!  Тебя  надо  изолировать,  пока  чего-нибудь  не
натворил!..
    - Это они сумасшедшие, - сказал Ермаков Лене, обалдело смотревшему
на него. - Жизнь, какой они живут, ведет не к развитию человека,  а  к
деградации.  Но  беды  научат.  У  кого  трудовая  наследственность  -
вспомнят, выживут. Человек должен уметь все  или  хотя  бы  многое.  И
ценить, любить это свое умение...
    На душе было тошно. Не от жалости к несомненно обреченному  Городу
эстетов. Ему вдруг подумалось: вирус  паразитизма  привезен  с  Земли.
Значит, он гнездится и  там?  Трудно  поверить,  что  человечество  не
справится с болезнью. Теперь он знал о ней и не мог  успокоиться.  Вот
какую весть пошлет он на Землю. Если, конечно, удастся наладить связь.
    В этот день Ермакову  не  работалось.  Ходил  по  берегу  речки  в
сопровождении  молчаливого  Лени  и  все  думал,  что  теперь  делать.
Обнорский и другие хотели  доказать,  что  для  творчества  необходимы
особые,  исключительные   условия,   даже   отшельничество.   Но   еще
неизвестно,  как  будут  приняты  творения  эстетов:  не   сиюминутные
восторги, а время выносит окончательные оценки.  Пока  же  эксперимент
ведет к неожиданному для них результату. Хотя можно было предвидеть. В
глубокой  древности  похожий  эксперимент  поставила   сама   история.
Рабовладение привело к извращению подлинных человеческих ценностей,  к
распаду общества. Но трудовая  наследственность  сказала  свое  слово,
создав в конце  концов  общественную  формацию,  где  высшая  ценность
человека - умение трудиться - стала высшей ценностью общества...
    И  тут  он  увидел  прямо  перед  собой  еще  один  огненный  шар,
небольшой, размером с кулак. Шар, будто мячик, отскакивал от камней со
звуком легких шлепков. Но прыгал не как попало, а устремляясь  в  одну
сторону, вверх, в гору.
    - Словно зовет за собой, - сказал Ермаков.
    - Как в тот раз, - откликнулся Леня.
    И тут Ермаков испугался. Куда зовет шар? Туда же, в  скалы?  Чтобы
показать разбившегося робота?!
    Дорога была та самая. Вот и  угол  скалы,  за  которым  обрывалась
пропасть. Шар вспыхнул -  и  скрылся  из  глаз.  Ермаков  остановился,
подождал Леню. Вдвоем они осторожно пошли вперед. Увидели, как желтый,
зыбучий, словно шаровая молния, огненный проводник сорвался с обрыва и
полетел по снижающейся дуге к центру  долины,  простиравшейся  глубоко
внизу. Там, куда он летел, искрилось  множество  огненных  точек.  Они
слипались в шар, и шар этот, уже  Огромный,  как  дом,  все  продолжал
расти,   переливаясь   всеми   цветами   -   от   ярко-малинового   до
ярко-оранжевого.  Потом  он  стал  ярко-голубым  и,   все   накаляясь,
превратился в  ослепительно  белый.  И  вдруг  тонкий  прозрачный  луч
выметнулся из его середины, вонзился в блеклую пустоту неба.
    Теперь накалялся этот луч, а шар  стал  бледнеть,  растворяться  и
наконец совсем исчез. Всплеснулось какое-то сияние на том  месте,  где
он был, донесся далекий то ли вздох, то ли  стон,  и  все  исчезло.  И
ничто не напоминало о  загадочном  феерическом  действии,  только  что
разворачивавшемся в долине.
    - Что это было? - прошептал Леня.
    Ермаков не ответил. И вдруг увидел внизу движущийся в  их  сторону
желтый шар, бегущий стремительно и как-то  странно,  прыжками,  словно
его  смертельно  напугало  происходившее  в  долине.   Потом   Ермаков
разглядел, что это вовсе не огненный  шар,  а  какой-то  рыжий  зверь,
странно круглый, многоногий...
    - Это же наш робот! - воскликнул Леня.
    Теперь Ермаков  и  сам  видел,  что  это  робот,  только  какой-то
нарядный, блестящий позолотой. Достигнув обрыва, он не остановился, не
побежал в сторону, а быстро, словно муха,  полез  по  отвесной  скале,
цепляясь за ее неровности острыми шипами ног. Потом вылез на  площадку
и свирепо блеснул всеми четырьмя глазищами.
    - Это ты, создатель? - сказал он. И тут же как бы обмяк.
    - А если бы не я?- спросил Ермаков.
    - Я потерял к людям доверие.
    - Терять можно то, что имеешь. Откуда ты знаешь людей?
    - Мне говорили. - Робот махнул рукой-щупальцем в блеклое  небо.  -
Когда я еще не умел двигаться,  но  уже  все  понимал,  приходил  шар,
объяснял, что люди, которым я должен помогать, обречены, и лучше, если
они поймут это раньше. Но программа  внушала  мне,  что  нужно  всегда
помогать людям. Теперь я знаю; и помощь бывает во вред.
    - Значит, эти шары... живые?
    - Да. Они изучали вас, но вы оказались недостойны контакта.
    Ермаков зажмурился. То, о чем он смутно догадывался,  оправдалось.
Мы в своей самонадеянности не догадываемся, что сами, в  каждом  своем
желании и деянии, можем оказаться объектом исследования. Даже эстеты с
их обостренными чувствами ничего не заметили. Или  они,  так  сказать,
видят только самих себя?
    - Недостойны? - с трудом выговорил Ермаков. - Все люди?
    - Кроме тебя, создатель. Но ты в этом обществе ничего не решаешь.
    - Здесь не все общество. Это лишь частица, к тому же не лучшая.
    - Частица  -  отражение  целого.   Так   они   говорят.   Болезнь,
угнездившаяся в одной части тела, незримо присутствует и в других.  Вы
недостойны контакта...
    - А ты? -  вдруг  рассердился  Ермаков.  -  Ты,  созданный  нашими
руками, вобравший в себя наши мысли и желания?..
    - Я был нужен, чтобы сообщить решение. Они этого хотели.
    - Значит, собираются вернуться?
    - Возможно. Но это будет не скоро.
    - Ну хоть так, - облегченно вздохнул Ермаков и посмотрел на  Леню,
вытянувшегося, напряженно ловившего каждое слово. -  Слышишь,  Леонид?
Ждать придется тебе.
    - И мне, - откликнулся робот.
    - И вам, - сказал Леня.
    - Ну что ж, - медленно проговорил Ермаков. - Я... постараюсь.
    Теперь ему было легко. Он знал, что ему делать. Не только  сегодня
и завтра, но и через год, и через десять лет. Ему  предстояло  сделать
все, чтобы таких, как Леня,  не  коснулся  паразитизм  роботовладения,
чтобы они не только много знали, но и многое умели, не только мечтали,
но и делали. Делали своими руками.  Через  руки  приходит  к  человеку
уверенность в себе, нравственность, гордость и достоинство. Лишь через
руки, умеющие делать все. Теперь он,  Ермаков,  будет  самым  яростным
глашатаем радости и простого труда. Потому что теперь он, как никогда,
знает: мало твердить о  будущем  в  наших  мечтах,  в  наших  сердцах.
Светлое будущее становится реальностью, когда про него можно  сказать,
что оно - в наших руках...


Предыдущая Части


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг