Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
наружу: вероятно, внутри все горело. Ах, черт возьми, прозевать такой
пожар! Скуолдринг неистово ругался.
  У колючей проволоки Скуолдринг наткнулся на лежащего человека. Видимо, он
пролезал под колючей проволокой, задел ее, колючки разорвали его одежду.
Одежда его была не только порвана, но обгорела и дымилась. Человек лежал
не шевелясь, лицом вниз: он был без сознания.
  - Вот он, поджигатель! - воскликнул Скуолдринг и перевернул неподвижное
тело на спину. Все узнали пожилого бродягу Джима, известного под кличкой
Дохлая Жердь, что заменило ему давно забытую фамилию. Он слонялся по
городу, работал, если попадалась работа; просил, если подавали; воровал,
если что плохо лежало. Иногда на целые месяцы он исчезал из города, затем
снова появлялся, точно Медиана притягивала его, хотя никакой
собственности, кроме своей тени, у него не было. Впрочем, он и сам был не
многим объемнее своей тени: за худобу он и получил свое звонкое прозвище.
  Скуолдринг распорядился перетащить Джима в проходную. Трубя и звеня,
примчалась пожарная команда, и Скуолдринг разослал сбежавшихся охранников
ей на помощь и по постам.
  Джим, которого положили на скамью, стал в тепле проявлять признаки жизни:
раскрыл глаза, попытался было приподняться, но снова упал, прохрипев:
"Воды!" Скуолдринг злобно сунул ему в зубы край жестяной кружки, Джим пил,
обливаясь и захлебываясь.
  - Ну, дохлятина, очнулся? - свирепо спросил Скуолдринг, когда Джим наконец
уселся, опираясь спиной о стену. - Видишь этот крюк? - показал Скуолдринг
на потолок. - Так вот, считай, что ты уже болтаешься на этом крюке. А не
нравится, выкладывай все начистоту. Понял?
  Но Джим и не собирался ничего скрывать. История была самая простая. В эту
холодную ночь ему не повезло: ни в сарай, ни на чердак - нигде забиться не
удалось. Вот и занесло его в доски: между штабелями были промежутки, есть
где человеку погреться, все-таки там затишье. Ну, закурил, холодно ведь.
Сам не заметил, как задремал, да, видно, огонек из трубки заронил...
  - Ты мне глаза не отводи! - яростно закричал Скуолдринг. - Говори: кто
послал поджигать?
  - Я? Меня? Да господин начальник...
  - Э, я думал, с тобой добром договорюсь... Ну, пеняй на себя!
  Скуолдринг с таким свирепым видом подошел к бродяге, что тот завопил:
  - Начальник, господин начальник, все скажу, все, что надо!..
  - Забастовщики подослали?
  - Они...
  - Коммунисты?
  - Они...
  Скуолдринг услышал в коридорчике шаги Дакнайра и, наскоро показав Джиму
свой знаменитый кулак, прошипел:
  - Ну, смотри, попробуй отказаться от своих слов!
  Дакнайр был взбешен. Этот неожиданный пожар грозил сжечь его карьеру.
Скуолдринг понял, что дела его очень плохи, когда услышал, каким
презрительным тоном хозяин бросил ему:
  - Щенок слепорожденный! Мокрица! Туда же - взялся за охрану!.. Купи себе
соску!..
  - Да ведь забастовщики подослали, коммунисты... - заторопился Сэм,
показывая на Джима, безуспешно пытавшегося вскочить со скамьи. - Сам
сознался... Говори! - прикрикнул он на бродягу.
  Джим, так и не совладав со своими ногами, снова свалился на скамью.
  - Да... действительно... коммунисты... - бубнил он, - подослали...
говорят: подожги... обещали... - тут бродяга запнулся, не успев придумать,
что ему обещали.
  Господин Дакнайр, брезгливо разглядывая бродягу, напряженно раздумывал.
Конечно, можно затеять дело против забастовщиков. Да ему, Дакнайру, чести
от этого мало: допустил, чтобы лазутчик коммунистов поджег завод! Выдумка
хороша для Сэма, а не для будущего Великого Магистра Ордена. Здесь нужен
взлет вдохновенней!
  И вдруг господин Бернард Дакнайр понял: вот он, великий случай, великий
шанс!
  - Коммунисты сказали: подожги... обещали... - тянул бродяга.
  - Заткнись! - угрожающе тихо сказал Дакнайр. - Чего врешь?
  Бродяга осекся и замолчал. Он ничего не понимал: тот грозил, а этот...
Скуолдринг был изумлен еще больше: хозяин не одобрял его замечательной
выдумки.
  - Ты видел, как упал огонь? - отрывисто спросил Дакнайр у бродяги.
  - Из трубки? Не видел. Спал.
  - Из трубки... - передразнил Дакнайр. - С неба!
  Бродяга молчал. Он понимал только, что над ним издеваются.
  - А ты видел? - повернулся Дакнайр к Скуолдрингу.
  Сэм понял. У него мороз по коже подрал: хозяин гениален!
  - Видел! - радостно закричал он. - Видел!
  - Эх ты, дурак, - почти ласково сказал Дакнайр бродяге. - От страха все
перепутал. Слушай да запомни. Ты проходил мимо досок. Вдруг с неба упал
огненный луч. Тебя обожгло. Загорелась одежда. Ты потерял сознание. Ведь
так?
  - Так... - неуверенно сказал бродяга.
  - Ну вот, и он видел, - Дакнайр показал на Скуолдринга. - И я видел. Дома,
из окна... Луч с неба видел. Потому сюда и прибежал. А ну-ка повтори...
  Господин Прукстер приехал, когда огонь уже сбили. Пожарники заливали
догоравшие доски. Прукстер ругнулся и пошел в проходную, где, как ему
сказали, был Дакнайр. Он собирался до конца разделать этого мерзавца, так,
чтобы от него костей не осталось. Но поднесенная ему Дакнайром история
заставила его онеметь. Он слушал и изумленно поглядывал на вещественное
доказательство: бродягу в обгорелой одежде, с обожженным лицом и руками.
Оба редактора самозабвенно строчили в блокноты.
  "Да, этот пойдет далеко!" - подумал Прукстер о Дакнайре: он чувствовал не
только изумление, уважение, почтение, но даже что-то вроде робости. И
господин Бернард Дакнайр, ощутив это, понял, что великий шанс не упустил.
Нет, о нем не скажут, что звезд с неба он не хватает! Разве не с неба снял
он свою звезду?


12. Последние дни Помпеи



  ...есть только одно средство, одно-единственное, чтобы увлечь толпу:
Паника. Поверьте: чтобы раскачать безоружную массу, надо нагнать на нее
страх. Надо бежать и кричать: "Спасайся, кто может! К оружию!"


  А.Франс. "Современная история"



  Кто слышал в Великании о Медиане? Кроме самих медианцев, немногие. А
теперь о Медиане говорили в столице, во всей стране, во всем мире! Теперь
стало ясно, что таинственные лучи направляются из-за океана и притом
удивительно точно: они попали в Медианский завод прожекторов Ундрича. Это
уже не какой-то безыменный, никому не нужный островок!
  Генерал Реминдол вначале смутился: откуда новый луч? Может быть,
действительно Коммунистическая держава? Но в столицу прибыл господин
Прукстер, генерал встретился с ним и успокоился. Черт возьми, случай снова
давал ему в руки сильно действующее средство!
  Возбуждение в столице царило необычайное. Депутат Скрафастер выступил в
палате с громовой речью, в которой обрушился на правительство с обвинением
в бездеятельности, беспечности, безрассудстве, безразличии, бестолковости,
бессердечии, бесчеловечности, бессистемности и т.д. и т.д. Воистину надо
быть беспечным и безрассудным, чтобы не принять мер для охраны города
Медианы от нападения Коммунистической державы: ведь именно в Медиане
организуется производство "лучей Ундрича". Или об этом ничего не известно
нашему военному министерству?
  Депутат Кэрс, известный своими нескончаемо длинными речами и потому
незаменимый для обструкций, произнес самую короткую в своей жизни речь:
"Не понимаю, о чем мы тут разглагольствуем? Агрессия совершена - значит,
время болтовни прошло. Или у нас нет атомной бомбы?"
  Выступивший с ответом военный министр генерал Реминдол был не менее
краток: он сказал, что даст ответ не сейчас, а скоро, очень скоро, и не
здесь, в Медиане. Ответ будет сокрушителен. Речь министра заинтриговала.
  Министр просвещения сообщил, что им отдано экстренное распоряжение о
проведении во всех школах атомной тревоги. Всем школьникам выдаются
металлические номерки, по которым родители смогут опознать трупы своих
детей, сожженных таинственными лучами.
  Словом, столица была охвачена паникой, как будто бы, подобно древней
Помпее, небесный огонь уже был готов испепелить ее.
  Впрочем, многие господа, не поддаваясь никакой панике, умело устраивали
свои дела.
  Именно в эти дни выросли, как грибы после дождя, многочисленные
конкурирующие акционерные компании под разными наименованиями и
поэтическими девизами: "Безопасна жизнь только у нас", "С милым рай и под
землей", "Не на земле, а под землей счастье..." За весьма сходную цену
пионеры новой отрасли строительной индустрии предлагали клиентам уютные
индивидуальные подземные убежища на одну-две персоны и на целую семью.
  Тогда же возник всемирно знаменитый проект создания "Города Будущего",
или, как его иначе называли, "Эдема XX века". Расположенный на глубине
многих тысяч футов, он должен быть полностью изолирован от внешнего мира и
снабжен всем необходимым вплоть до варьете с обнаженными девами. Нипочем
ему будут бушующие наверху атомные, водородные бомбы, лучи смерти и прочие
земные достижения. Население его в сотни тысяч человек, естественно, имели
право составить лишь люди, доказавшие свою жизнеспособность с капиталом не
менее ста миллионов. В этом подземном Эдеме счастливцы по слову божию
будут плодиться и размножаться не одну сотню лет и лишь невинные
праправнуки выйдут на поверхность земли, чтобы посмотреть, что же именно
осталось на земле. Этот блистательный проект показал всему миру величие
идей и дел Великании.
  В эти же дни разъезжал по всей стране с импрессарио прославившийся
господин Джим Фленч. Никто теперь не посмел бы назвать его Дохлой Жердью.
На нем прекрасный костюм от первоклассного портного, а жалкие отрепья, в
которых его подобрали у горящих досок, фигурируют в качестве вещественного
доказательства, когда господин Джим Фленч повествует перед потрясенной
аудиторией о своем чудесном спасении от таинственного луча.
  А господин Бернард Дакнайр, конечно, пожал плоды своей гениальной идеи. Он
уже в столице и организует новый патриотически-великанский орден, но пока
не подобрал для него достаточно звонкого названия. О, эта восходящая
звезда скоро, очень скоро засияет на столичном небосклоне!
  Трезвые голоса тонули в общем шуме. Профессор Чьюз-старший напечатал в
газете "Рабочий" статью, в которой доказывал, что перенос мощной энергии
через океан при помощи лучей - нелепость; к тому же лучи прямолинейны:
обогнуть землю они не могут. Пожары на безыменном острове и в Медиане,
приписываемые "лучам из-за океана", - выдумка, злостная провокация. Статью
замолчали.
  Президент Бурман на сей раз произнес по радио весьма воинственную речь,
для чего ему пришлось дважды нажать все кнопки своего автомата в шестом
ряду, где, как известно, доктор Крафф расположил философию атомной бомбы.
Не довольствуясь этим, президент обратился к обеим палатам с посланием, в
котором просил о дополнительном ассигновании на оборону десяти миллиардов.
"Раки" и "крабы" с энтузиазмом утвердили новый закон.
  Жизнь в Великании пошла нормальным порядком.



  13. Генерал Реминдол громит врагов


  Кто из читателей воспылает желанием ближе познакомиться с мистером
Вильямом Болваниусом, тот пусть прочтет его замечательное сочинение
"Способ стереть вселенную в порошок и не погибнуть в то же время".


  А.П.Чехов. "Летающие острова"



  Вскоре стало известно о сюрпризе, который подготовил стране генерал
Реминдол: было объявлено об испытании "лучей Ундрича" в полевой обстановке
близ города Медианы. Туда прибывает сам министр, изобретатель и комиссия
по проверке условий испытания во главе с профессором Уайтхэчем. Как
обычно, Уайтхэч сначала отказался возглавить комиссию: все таинственные
лучи из-за океана он, понятно, не мог принять за чистую монету. Но
кончилось тем, что генерал Реминдол переубедил его. Не все ли равно, в
конце концов, какими средствами поддерживать на высоте боевой дух? Разве
этот боевой дух не создает ученым благоприятных условий для работы?
(Понятно, для тех ученых, которые знают, куда направить свои силы!)
Профессор Уайтхэч не мог не признать, что аргументы генерала достаточно
убедительны.
  Медиана торжественно встречала своих гостей. На аэродроме собрались толпы
народа. Здесь же были медианские сливки, впереди всех стояли трое:
"прожекторный король" Прукстер, мэр Иолш и судья Сайдахи. Трудно в одном
человеке сочетать все достоинства. Зато эта троица сочетала все главное:
Богатство (Прукстер), Благородство (седая грива Иолша) и Ум (красноречие
судьи Сайдахи). Именно судье Сайдахи и было поручено приветствовать
знатных гостей, а в помощь его красноречию новый главный мастер "Вольных
тюремщиков" Сэм Скуолдринг выставил своих молодцов, точно указав им, когда
следует проявлять энтузиазм.
  Трибуны были черны от публики. Сучья деревьев за оградой аэродрома от
насевших на них мальчишек превратились в огромные гроздья винограда.
  Вот вдали показались увеличивающиеся точки самолетов. Возбуждение публики
достигло предела. Какая-то излишне нервная дама забилась в истерике, ее
пробовали было вынести, но у ворот она спрыгнула с санитарных носилок и
бросилась назад.
  Головной самолет сел на летное поле. Толпа дам, восторженно визжа и
размахивая пышными букетами, бежала к машине. Из нее вышли генерал
Реминдол, инженер Ундрич и профессор Уайтхэч. Улыбаясь, каждый принял по
охапке букетов.
  Вскоре все пять самолетов с экспертами, ассистентами, корреспондентами,
фотографами, кинооператорами и прочими гостями были на аэродроме. Тогда
судья Сайдахи приблизился к микрофону, и тысячи репродукторов разнесли его
взволнованную речь по всей стране.
  - От имени... от имени... всего населения, - сказал судья Сайдахи, - вот
именно, приветствую... творца... смерти... вот именно, "лучей...
смерти..." Ваш приезд... несет счастье... да, да, нашим людям... несет...
смерть... нашим врагам... несет... вот именно, ваш приезд, - и господин
судья неожиданно закончил: - Да здравствуют "лучи смерти" Ундрича! Да
здравствует генерал Реминдол!
  Столичные гости были поражены такой речью, но слушатели бурно
аплодировали, и гости, видимо решив, что, по местным понятиям, это вполне
приличное приветствие, с чувством пожали руку достойному судье. Затем
генерал представил обществу изобретателя инженера Ундрича, профессора
Уайтхэча, группу прибывших ассистентов, военных и ученых экспертов и
знаменитого летчика, аса и рекордсмена, майора Дауллоби, который должен
был выполнить весьма ответственную роль в предстоящем испытании.
  Гости и встречающие лица сели в автомобили и под гул толпы отбыли в
резиденцию Прукстера на торжественный банкет.
  Испытания были назначены в тот же день, под вечер. Ундрич считал сумерки
наиболее подходящим временем: все предметы были еще достаточно видны, и
вместе с тем бледно-голубые лучи его прожектора, терявшиеся днем, эффектно
выделялись на фоне темнеющего неба.
  Медианский аэродром, расположенный недалеко от города, граничил с большим
лугом - место было очень удобно для испытаний. Народу собралось множество.
Расчет Реминдола и Прукстера покоился на старой истине: пышные военные
торжества, будь то в прошлом парады разряженных по-опереточному
кавалеристов или в настоящем авиационные парады, неизменно привлекают
толпы и настраивают даже самых мирных обывателей на воинственный лад. Со

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг