Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
  - К Тисве-оружейнику.
  Лязгнув, дверь отворилась. Рагнар и ликантропы вошли внутрь.
  В глаза бросился огромный, просто невероятных размеров стол, заваленный
самым разнообразным оружием. За ним восседал грузный мужчина с обвисшими
щеками. Настоящий бульдог, столь же ленивый и, несмотря на кажущуюся
неповоротливость, опасный. Двое, стоявшие по другую сторону стола,
копались в груде заточенного металла и что-то тому доказывали. Толстяка,
похоже, их доводы мало заботили. Время от времени поглядывая на
"собеседников", большую часть своего внимания он уделял собственным
пальцам, педикюру и толстым золотым перстням на них.
  Все трое оглянулись и молча уставились на вошедшего. Верфольфы, тонко
почувствовав момент, распахнули алые пасти и представили себе по лимону.
  Рагнар прошел между застывшими спорщиками и уселся в единственное кресло
по эту сторону стола. Бульдог бережно сложил руки на животе и, прищурив
маленькие глазки, поглядел на незнакомца. Рагнар подумывал о том, что
неплохо бы еще закинуть на столешницу ноги в грязных сапогах... Но,
очевидно, хозяин не оценит такого жеста. Да и столешница высоковата.
Неудобно.
  Ликантропы подошли и уселись по обе стороны кресла. Спорщиков как ветром
сдуло.
  - Господин Тисва? - вежливо осведомился Рагнар.
  Толстяк степенно кивнул, отчего все три его подбородка беспорядочно
заколыхались.
  - Он самый.
  - Я от Тортира. - Таким именем Хёд просил назваться Оружейнику.
  - Вы как раз вовремя, - толстяк заметно подобрел, - ваш заказ готов и ждет
погрузки. Желаете оценить работу?
  - Конечно.
  Рагнар понятия не имел, о чем идет речь, но послушно последовал за Тисвой
к двери в углу помещения. Судя по звукам, доносившимся из-за толстого
дерева, там находилась кузня. Предприятие Тисвы оказалось обычной лавкой
ремесленника, - с некоторым разочарованием подумал Рагнар. Все, что
изготовляли в кузне, выставлялось на продажу в соседней комнате,
приспособленной под магазин. Вот только лецензии у Тисвы, изготовлявшего
практически любые виды оружия, на данную деятельность не было. Выполнить
же в легальных кузницах заказ Хёда, очевидно, было невозможно, не
привлекая внимания закона. Да и оружие, проданное Тисвой, славилось своим
качеством. Двое спорщиков просто пытались сбросить оправданно высокую
цену.
  Тисва распахнул дверь и протиснулся в проем. Внутри было жарко, пахло
мужским потом, раскаленным металлом и горелым деревом. Пятеро кузнецов и
вдвое больше подмастерьев трудились у наковален, проигнорировав появление
как хозяина, так и посетителя.
  Тисва подошел к стене, наклонился и взял в руки копье несколько
необычного вида. Широкий листообразный наконечник занимал едва ли не треть
всей длины. Повертев в руках копье, толстяк передал его Рагнару. Тот тоже
повертел и поставил обратно. Хёд знал, к кому обращаться. Так что заявлять
какие-либо претензии не входило в обязанности Рагнара.
  Тисва двинулся дальше, мимо ряда одинаковых копий, и вот они уже
разглядывают длинные мечи, клинки которых формой походили на наконечники
копий. На рукоятях могли разместиться целых три руки одновременно, так что
это были скорее трехручники.
  И, последний номер программы - громоздкие арбалеты, снабженные
гипертрофированными воротами для натягивания тетивы.
  Всего по двадцать.
  Число было выбрано отнюдь не случайно. Вернее, на тот пожарный случай,
чтобы у Тисвы не возникло ненужных инсинуаций. Вряд ли на подобные мысли
толстяка могли навести огромные псы, чем-то напоминающие волков, и все
же... Они рисковали. Простое объяснение беззакониям, творимым как Чертовой
Дюжиной (днем), так и Повелителем волков (ночью) могло найти свое
воплощение в мыслях простого нелегала сторхейльмского рынка оружия.
  - Годится, - вынес свой вердикт Рагнар, так и не высказав ни единой
претензии.
  Впрочем, произнес он это с такой интонацией и миной, что Тисве, должно
быть, послышалось "И так сойдет".
  Так оно и было. Даже на взгляд такого непрофессионала, как Рагнар, оружие
было изготовлено великолепно. Конечно же, сойдет. Блики, отбрасываемые
огнем пылающих горнов, играли на тусклых металлических поверхностях. Перед
глазами Рагнара вставали суровые картины: простые железки, должным образом
заточенные и доведенные до максимальной практичности вековыми процессами
усовершенствования форм и размеров, все для удобства в умелых руках.
Привыкших убивать. За всем этим стоит одно лишь убийство. А Тисва, выходит
- торговец смертью.
  Рагнар вздрогнул и отвел глаза. За все время своего пребывания в стае,
оружие использовалось ими лишь с целью защиты собственных шкур. Но важно
ли это - с какой именно целью? От этого они не перестают быть убийцами, а
Тисва - их общим подельником.
  (В последнее время Рагнару вообще казалось, будто его преследуют призраки
убитых.)
Ерунда какая-то. Если не они, так их. Да и на бандитов те уроды походили
гораздо больше, чем даже ликантропы. Называться они также предпочитали
соответственно - "охотники за головами". Награда - то опосля. Вначале
нужно ту самую голову притащить законникам...
  Говорят, волки - санитары леса. К этому почетному делу он и приложил
руку. Похвально? Похвально, - проскрипел бывший конокрад сквозь зубы.
  - Вы что-то сказали? - не понял Тисва.
  - Я говорю, похвально. Отличная работа. С этими штуками мы ухлопаем кучу
народу.
  - А, - ухмыльнулся Оружейник, - рады стараться.
  - То-то и оно, - вздохнул Рагнар. - Вот вторая половина вашей платы...
Включая надбавку за срочность.
  Тисва торопливо подставил руки. Рагнар положил на пухлые ладони увесистый
мешочек.
  - Благодарю, - расплылся он в улыбке. - Рады стараться...
  Кто-то из кузнецов громко хмыкнул. Оружейник стрельнул глазами и поспешил
вывести Рагнара из кузни обратно в магазин.
  - Куда доставить товар? - непринужденно осведомился он.
  Вот только от Рагнара не укрылось хищное выражение черных глаз-бусинок.
  - К таверне "Бесхвостый поросенок". Я буду ждать там. Надеюсь, у вас не
возникнет с этим проблем?
  - О, нет. Абсолютно. - Тисва вынул из кармана блокнот и что-то в нем
пометил.
  Рагнар имел в виду кордоны городской стражи, расставленные вокруг
района трущоб. Выйти отсюда считается намного труднее, чем войти. Однако
помимо известных путей, есть еще и другие. Наверняка Тисве была известна
парочка.
  Рагнар же предпочел добираться в одиночестве. Попасть в трущобы в
принципе было проще простого. Однако горсть мелкой серебряной монеты
сделала свое дело. Его узнали, и, поднимая шлагбаум, радостно
приветствовали.
  В одиночестве же попал в "Бесхвостый поросенок". Успел выпить пинту уже
не такого популярного, как две недели назад, пива "Волчья ягода". На вкус
Рагнара, слишком крепкого для напитка, которым принято утолять жажду.
  Вскоре подоспел и посыльный Тисвы. Трое лошадей, оставленных Рагнаром в
конюшне таверны, дождались своего часа. На них бывший конокрад и собирался
увезти оружие в пещеры ликантропов.
  Товар доставили на небольшой тележке, сверху забросанной соломой. Пока
один из людей Тисвы стоял на стреме, второй и третий грузили оружие на
лошадей Рагнара. Вес немалый, но и кони сильны.
  Распрощавшись, троица укатила. Рагнар уселся на своего скакуна, взял в
руки поводья груженой металлом пары, и поскакал прочь из города. Выбраться
за пределы городских стен ему предстояло, воспользовавшись старыми
конокрадскими связями.
  Сгустки темноты стлались по земле...

   
                                 Глава 8.

  Вчиха сидел у костра и ковырял золу тонкой палочкой.
  Ему не нравилась эта страна. Здесь слишком холодно. Здесь не такие люди.
Здесь не Дом.
  Здешний народ слишком много времени и сил отдает греху, - думал Вчиха.
Такого упадка нравов он не видал еще... Не видал вообще. Похоже, деньги в
проклятом Сторхейльме заботили людей гораздо больше всего остального на
свете. Просто деньги, богатство как самоценная величина.
  Проституток же, и просто развратных женщин, отдающихся первому встречному
ради минутного наслаждения, казалось, было едва ли не больше всего
мужского населения города. Да и те ничуть не походили на сильных жителей
далеких Востока и Юга. Свой страшный бал здесь правили ублюдочные
порождения благородных эмоций, достойных настоящих мужчин. Власть
перманентных страстей превратила их в ходячие развалины. Все они казались
Вчихе умалишенными. Готовые сутками предаваться богомерзким оргиям,
вместо того чтобы закалять силу тела и разума, ощутить тяжесть оружия и
сладость ветра бескрайних степей.
  Неудивительно, что для убийства какого-то средненького дракона они
предпочли нанять десятки бойцов со всего Королевства, ухитрившись даже из
этого сделать целое представление. Их не заботила репутация Сторхейльма в
остальных частях великой державы, о нет. Все, о чем смели помыслить их
ослабевшие от беспутства тел мозги, заключалось в бесконечном продолжении
уже пройденного пути. Стяжательство и разврат, чревоугодие и еще множество
разнообразных пороков, о которых Вчихе было стыдно даже помыслить.
  Тем более что после одного эпизода, поначалу казавшимся даже приятным,
гордому степняку пришлось провести целую неделю в посте и молитвах. После
окончания своего добровольного заключения Вчиха даже глядеть на местных
женщин не мог. Как он только расскажет любимой о случившемся в этой
клоаке, вернувшись в родные края?.. Простит ли его милая Ботукеш?..
  Вчиха знал, что есть время разбрасывать камни, а есть время собирать. К
этому знанию его с детства приучил Наставник. Сейчас - время собирать.
  Как только осознание этого пришло к Вчихе, он сразу же созвал людей из
своей команды, разрешив их постоянный выбор между боязнью гнева
Бек-Джигита и соблазнами беспутного Сторхейльма, и разбил лагерь за
городом, прямо посреди чистого луга. Это место напоминало Дом, но
по-прежнему находилось в сотнях миль от него.
  Только здесь гордый степняк понял, что Сторхейльм - действительно место,
навеки проклятое богами. Так говорили ему братья из родного племени, так
говорили во всех четырех сторонах света. Но Вчихе, чтобы получить руку
Ботукеш, положен большой откуп... Поэтому, только заслышав о готовящейся
охоте, он махнул на все разговоры и стороны света рукой, выбрав
собственный путь. И, кажется, был готов пожалеть о своем поступке.
  Сторхейльм завораживал Вчиху. Он боялся и в тоже время восхищался этим
городом. Огромные дома из безумно дорогого, недоступного в степях прочного
камня; серые реки дорог, вьющиеся по зажатым меж увитых плющом улочкам;
роскошь, откровенно выставленная для всеобщего обозрения; невообразимый
водоворот цветов, красок; хороших манер; одежды, которую можно носить без
оглядки на практичность, просто ради собственного удовольствия; красивых,
но доступных женщин - все это и многое другое завораживало Вчиху. Он
восхищался и, поскольку для воина страх не имеет значения - одновременно
презирал все это. Для того, чтобы быть счастливым и жить в мире с богами и
с самим собой - все это ни к чему.
  Но это с одной стороны. С другой же, своеобразной изнанки города, все
обстояло с точностью до наоборот. Стены там крошились от ветхости, цвета и
краски повывелись, превратившись в блеклые тени, а от манер и хорошей
одежды не осталось и следа. Женщины же там были измождены и озлоблены.
  Никто в племени Вчихи не смог бы спокойно преломить лаваш, зная, что
кто-то рядом голодает.
  Об этом и многом другом размышлял Вчиха, рисуя палочкой в золе странные
узоры. Лагерь вокруг укладывался ко сну. Да и то сказать - пятеро мужчин
создавали шума гораздо меньше одного здешнего, с позволения сказать,
воина. Профессиональные преступники, изгнанные собственными племенами, им
не до раздумий. Особенно тех, что одолевали Вчиху. Все время, проведенное
в стенах Сторхейльма, они, избегая нелюдимого командира, проводили в
беспробудных пьяных кутежах. Благо известность отряд степняков приобрел
невероятную.
  И все же они были отличными воинами, искусными и бесстрашными. За какие
такие преступления они провинились перед родичами, Вчиха не знал. И знать,
сказать по правде, знать не желал. Но свое право называться мужчинами
каждый доказал во время длительных рейдов за пределы степей, набегов на
так называемые "цивилизованные" города, добыл его отвагой и сталью.
Началось же все с того, что Вчиха со своим отрядом повстречал пятерых
умирающих от жажды воинов. С того самого дня его стали звать "Итор-ганат
Ло", что означает - "Дарящий Жизнь, Словно Воду".
  И по сей день. Неудивительно, что из всех кандидатур для странствия в
далекие северные земли Вчиха выбрал именно их.
  Не успели степняки укрыться плотными шерстяными попонами, а Вчиха -
встать со своего места у догорающего костра, как раздался предостерегающий
окрик часового. Вскочив на ноги, Вчиха увидел одинокий черный силуэт,
бредущий по лугу прямо к ним. Вот гостей из города им только и не
хватало... Даже если путник шагал со стороны гор.
  Степняки тугими пружинами взвились в воздух со своих попон, опустившись
на полусогнутые ноги по обе стороны Бек-Джигита. Сделав предостерегающий
жест, означающий "мечи в ножнах, но - внимание!", Вчиха постарался
расслабиться и заткнул большие пальцы за ремень.
  Опасаться нечего. Здесь не дикая степь. Любой, кто посмел приблизиться к
их костру, наверняка слышал о Вчихе. А, как уже убедился степняк, жители
Сторхейльма не отличались отвагой.
  Фигура вырастала, постепенно обретая черты обычного человека, облаченного
в длинный, до земли, черный плащ. Вскоре свет костерка осветил лицо
незнакомца. Им оказался обычный парень лет двадцати пяти, с лицом, похожим
на маску. Таких можно встретить десяток на одной и той же улочке, не
заметив никакой разницы. Лицо ничем не примечательно, можно сказать, даже
обыденно. Однако Вчиха неслучайно отождествил написанное на нем выражение
с искусной маской.
  Казалось, на этом лице жили одни лишь глаза. Все остальное было мертво,
напрочь лишенное каких-либо эмоций. Вчиха вздрогнул. Встреча определенно
не сулила ничего хорошего.
  - Назови себя, - сказал, коверкая слова ужасным акцентом, один из
степняков.
  - Мое имя вам ничего не скажет, - тут же послышалось в ответ. - Но вы
можете звать меня Повелителем волков.
  Вчиха вздрогнул. Второй раз за одну минуту. Плохая ночь. Ужасно неудачная
встреча.
  - Что тебе нужно? - выдавил он.
  Рука его сама собой легла на рукоять ятагана. Однако оставить оружие в
ножнах хватило ума каждому степняку. Наверняка он пришел не драться.
  - Поговорить. Разве ты не пригласишь меня к своему огню?
  А этот Повелитель знал обычаи Востока... Однако кумыса Вчиха не
предложил. Да и не было его здесь.
  - Садись. - Вчиха повел рукой, для чего ему пришлось оставить эфес в
покое.
  Вдвоем они уселись друг против друга, поджав по обычаю ноги. Умирающее
пламя кричало, потрескивая превратившимся в уголь хворостом. Юркие желтые
язычки плясали между ними. Двое скрестили взоры.
  - Говори.
  - Говорю. Но сначала мне придется спросить. Вы намерены убить дракона. Это
правда?
  Вчиха кивнул.
  - Самая что ни на есть.
  Он учил язык народов севера с самого детства, а потому рассчитывал
поразить собеседника. Но по каменному лицу по-прежнему нельзя было судить
как о живом человеке. Лишь бледные губы задвигались...
  - Я знал об этом, но мне нужно было услышать подтверждение от тебя. Итак,
мой следующий вопрос: ты действительно намерен убить дракона? Насколько я
знаю, были времена, когда степные племена поклонялись этому зверю...
  - Так было, и это время прошло. С тех пор мы познали истинных богов. Но в
чем-то ты прав. Жители степей до сих пор не обижают драконов.
  - Верно, хотя тоже не терпят обид. Однако ты готов пойти на убийство. Тебе

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг