Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
которую готовили долгие годы. В которой задействованы сотни тысяч людей.
Пять космических флотов одновременно нападут на все планеты
рабовладельцев. Тысячи боевых кораблей ждут этого сигнала. Судьбы
миллионов сейчас зависят от того, вернемся мы или нет.
  Слова Стоуна произвели на меня впечатление. Конечно, я не собирался сейчас
же броситься на поиски маршрутизатора, но, тщательно все обдумав и
подготовившись, можно было попробовать возвратиться в замок рабовладельца.
  Я собрался сообщить об этом полковнику, но в этот момент тревожно завыла
сирена, оповещая о том, что нас атакуют.
  Это были два боевых мемолета. Высокоактивные, класса "Торнадо".
Маневренные, с большой огневой мощью. С вооружением не чета нашему. С
самонаводящимися ракетами и пушками, способными разнести броню тектотанка,
а не то что какого-то переделанного валолета.
  Вызвал все-таки экс-герцог на подмогу авиацию. Бросил охотников в погоню
за своим сбежавшим добром. И умелые, быстрые охотники, профессионалы
своего дела, догнали дичь. Догнали и, радуясь легкой добыче, немного
расслабились.
  Черные диски мемолетов стремительно приближались. Еще несколько секунд, и
смертельная пара приблизится к зоне поражения. И тогда нам конец.
Расстреляют мемолеты наш неуклюжий аппарат, словно неподвижную мишень.
Надо было срочно что-то предпринять. Хоть чем-то осложнить задачу
гнавшихся за нами.
  Молниеносно отключив автопилот, я потянул штурвал на себя. Валолет, подняв
прозрачный нос, стал резко набирать высоту, чтобы уйти в спасительные
облака.
  Готовясь к нападению, я не заметил, как Стоун добрался до кресла стрелка.
Каким чудом ему, искалеченному, удалось это сделать, ведает один бог. И
только бог знает, каким чудом мы спаслись.
  Не заберись Стоун в колпак турельной пушки и не дай несколько коротких и
очень метких очередей по неосторожно приблизившемуся почти вплотную к нам
мемолету противника, сбили бы нас охотники, словно куропаток. Первым
выстрелом сбили бы.
  Но вместо этого задымился и стал стремительно падать один из мемолетов,
гнавшихся за нами. Пилот не катапультировался с подбитой машины, и я
понял, что Стоун попал в кабину, убив летчика на месте. Боевой аппарат,
потеряв управление, рухнул вниз. Беспорядочно вращаясь при падении, он, не
долетев до земли считанные метры, взорвался, распавшись на две ярко
горящие половинки.
  Не ожидали охотники, что дичь начнет кусаться, и потеряли чувство
осторожности. Чувство, о котором никогда не надо забывать.
  Ободренный этой неожиданной удачей и тем, что удалось-таки долететь до
облаков, я включил излучатели радио - и неопомех. Невесть какая защита от
армейских радаров, но все же лучше, чем вообще без них. И хоть теперь
приборы моего валолета перестали давать достоверную картину происходящего,
у оставшегося охотника мы также исчезли с экранов радара.
  Полет в облаках, без радара, в ожидании встречи с горами не самое большое
удовольствие. Но это все же лучше, чем маячить на виду у боевого мемолета.
Так у нас был хоть какой-то шанс выжить. Микроскопическая доля шанса. Одна
стотысячная, но все же была. Заметь нас противник, все это сразу
округлится до нуля.
  И он нас заметил. Молочный туман облаков внезапно закончился, и мы
выскочили в открытое пространство. Прямо по курсу выросли темной громадой
горы. Они стремительно приближались, и надо было срочно набирать высоту.
Но сделать этого я не успел. Сразу несколько длинных очередей пробили
броню нашего валолета. Мемолет, выскочив из пелены облаков немного пониже,
тут же атаковал наш аппарат. Не раздумывая, он бил из турельных пулеметов
в днище нашего валолета. Энергозаряды прошли всего в паре метров от нас,
разнеся в клочья пассажирские кресла.
  Все же зря пилот вражеской боевой машины поступил так необдуманно. Не
торопился бы, поразмыслил немного, осмотрелся и, возможно, остался бы жив.
Но он не осмотрелся, и диск его мемолета на всем ходу врезался в склон
горы.
  Я же, чудом подняв поврежденную машину, подброшенную взрывной волной,
процарапав дном валолета по вершине горы, преодолел преграду. Перелетел
ее, чтобы сразу же начать стремительное падение. Потерявший управление
аппарат заскользил по склону, сшибая небольшие деревца, бороздя днищем
камни, поднимая тучи серой пыли. Нам снова, в который уже раз, повезло.
Этот склон горы был достаточно пологим, и валолет, не встречая серьезных
препятствий, плавно скатился почти до самого подножия. Ударившись о
высокое дерево, аппарат окончательно замер.
  Кабина мгновенно наполнилась едким дымом, и я, подхватив бесчувственное
тело Стоуна, постарался быстрее покинуть кабину валолета. Ожидая каждую
секунду взрыва, я через аварийный люк осторожно спустил потерявшего
сознание полковника на землю и сам спрыгнул следом. Взвалив раненого на
плечо, я побежал подальше от загоревшегося аппарата.
  Под ногами хрустел валежник, по лицу больно хлестали ветки, дыхание от
неожиданной пробежки сбилось, но я не обращал на это внимания.
Перепрыгивая через поваленные, наполовину сгнившие деревья, продираясь
сквозь колючие кусты, мчался, словно бешеный мустанг, вниз по склону горы.
  Я уже успел довольно далеко отбежать от места катастрофы, когда услышал
оглушительный взрыв. Над деревьями взметнулся столб огня. Вырванные с
корнем деревья и обломки валолета разметало по окрестностям. Гул взрыва
прокатился по ущелью и, отразившись несколько раз эхом, замолк.
  Осторожно опустив Стоуна на землю, я без сил свалился рядом.
  Я лежал и, глядя в бездонное небо, думал. Думал о том, что снова обрел то
бесценное, что мы не замечаем, когда оно есть у нас, и то, о чем так
горюем, стоит лишиться его. То, что зовут одним словом - свобода.
Естественное состояние человека. Естественное состояние любого разумного
существа. Состояние, без которого разум не может жить. Может лишь
существовать в ожидании свободы.
  Раненый полковник застонал, и я, поднявшись с земли, склонился над ним.
Первый же взгляд заставил меня ужаснуться. Большой осколок обшивки торчал
из груди полковника. Вероятно, его ранило, когда мемолет противника
обстрелял нас. Я же, не заметив нового ранения моего товарища, второпях
тащил его сквозь бурелом. Хотя выбора у меня, в общем-то, не было.
Задержись мы на несколько секунд у загоревшегося валолета, и сейчас наши
останки падали бы с неба.
  Кровь обильно струилась из развороченной раны. Стоун пришел в себя.
  - Джаггер, - прерывающимся голосом произнес полковник. - Вернись в замок и
включи маршрутизатор. Включи и доставь вторую часть прибора на наши
корабли.
  - Стоун, ты выздоровеешь, подлечишь раны, и мы вместе вернемся в замок, -
твердым голосом проговорил я.
  - Джаггер, я сейчас умру, - голос полковника был едва слышен. - Поклянись,
что ты вернешься и сделаешь то, о чем я тебя прошу. Ради тех невинных, что
томятся сейчас в узах рабства, тех, кто ежеминутно погибает на этой
проклятой планете. Поклянись, космодесантник. Любой ценой включи и доставь
маршрутизатор к нашим. Это приказ. Спаси эту планету от рабства.
  Я, секунду подумав, ответил дрогнувшим голосом:
  - Клянусь, Стоун. Клянусь, полковник, что вернусь и сделаю все, что надо.
Можешь не беспокоиться.
  Успокоенный моими словами, Стоун ненадолго закрыл глаза. Мне показалось,
что жизнь покинула этого мужественного человека, но едва я прикоснулся к
плечу офицера, как он открыл глаза и вновь заговорил. Заговорил, вопреки
всему. Словно, вспомнив о чем-то важном, попросил отсрочки у смерти.
  - Джаггер, когда ты активируешь маршрутизатор, то включится автоматический
маяк-опознаватель типа "свой - чужой". Это позволит тебе безопасно
добраться до наших, - голос полковника был еле слышен. - И еще, Джаггер,
прости меня.
  - За что? - не понял я.
  - Там, в терминале, я не терял сознания. Я все видел и мог помочь тебе и
твоей девушке. Мог помочь всем остальным. Но мое пленение было частью
заранее разработанной операции. Операции, для реализации которой погибло
много людей. Хороших людей. И я не мог сорвать ее. Не мог помочь вам.
  Услышав последние слова полковника, я взволнованно спросил:
  - А Майя, та девушка, которая была со мной? Что с ней? Куда она попала?
  После долгой паузы Стоун, собравшись с силами, ответил:
  - Она попала в лагерь Карнава. После того как ты искалечил Крота, Отстой,
по-видимому, счел, что сделка не состоялась, и забрал девушку с собой.
  Я облегченно вздохнул. Лучше уж такая определенность, чем полное
неведение. Теперь я знал, что Майя жива, и знал, где ее искать. У меня
словно с души свалился камень.
  Я собрался поблагодарить полковника за хорошие известия, но не успел.
Стоун был мертв. Неподвижно глядя в голубое небо Пандерлоноса своими
стальными глазами, он был уже на пути в другой мир. На пути к богу.
  Закрыв глаза еще одному обретенному и тут же потерянному другу, я встал.
  - Я выполню, Стоун, все, что обещал. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы
освободить эту мрачную планету от цепей рабства. Освобожу Майю и всех
остальных от уз Пандерлоноса. Клянусь.


                                  Глава 10


  Я похоронил Стоуна тут же. На том месте, где он умер. В тени листвы
раскидистого дерева. Вырыв руками неглубокую яму, опустил туда тело
полковника. Засыпал могилу и осколком, вырванным из его груди, вырезал
надпись на коре приютившего его дерева:
  "Роджер Стоун. Армейская разведка Федерации. Полковник".
  После этого, молча отсалютовав, собрался в путь. Оценил свои возможности -
оружие и провиант. Из оружия у меня был лишь осколок обшивки валолета.
Осколок, убивший Стоуна. Острый, сужающийся к концу, кусок железа. Кусок
железа, который оружием можно было назвать с большой натяжкой. Из
провианта не было и этого. Ничего не было у меня съестного.
  С сожалением подумав о лимонаде и плитках шоколада, взорвавшихся вместе с
валолетом, вспомнил, что не ел уже давно. Утром гладиаторы не завтракали.
Перед боем - тем более. Не принимали пищу для того, чтобы в случае ранения
в живот иметь поменьше проблем. Таких проблем у меня не оказалось, а вот
есть вдруг захотелось ужасно. Желудок призывно заурчал, и я, пересилив
приступ голода, принялся совершенствовать свое оружие. Отыскал крепкую,
короткую палку. Потом, сняв широкий кожаный пояс, острым осколком отрезал
от него несколько длинных лоскутков. Вновь надел пояс, старательно засунув
за него маршрутизатор.
  С помощью лоскутов кожи тщательно примотал острый кусок обшивки к палке.
Получился прекрасный нож-копье. Наподобие тех, которыми вооружены туземцы
Крита. Аборигены этой планеты мастерски владеют такими короткими копьями.
Используя их и как метательное оружие, и в качестве ножа. Очень хорошо
критяне пользуются таким оружием. Так хорошо, что иногда и мощный
энергоавтомат оказывается перед ним бессилен. Об этом я знал не
понаслышке. Сам едва не погиб от такой штуковины.
  Впрочем, и я неплохо владел холодным оружием. И таким копьем тоже.
Проверяя свою сноровку, я резко бросил нож-копье, целясь в дерево,
отстоящее метрах в двадцати.
  В дерево я попал. Древко копья задрожало от удара. Острие моего
самодельного копья глубоко врезалось в древесину. Настолько глубоко, что
мне потребовалось определенное усилие, чтобы выдернуть его. Выдергивая
копье, я услышал подозрительный шорох и резко обернулся.
  Короткая с черным оперением стрела арбалета, сбив кору дерева, вонзилась в
том месте, где только что было копье. В нескольких сантиметрах над моей
головой. То, что стрела была именно арбалетная, не вызывало сомнения хотя
бы потому, что я видел того, кто стрелял в меня. Стоявшая неподалеку
стройная с загорелым красивым телом амазонка снова целилась из
пневмоарбалета в мою голову. Две узкие кожаные полоски прикрывали ее грудь
и бедра. За спиной виднелся колчан с обоймами стрел. На поясе висел
длинный стальной нож.
  "Хороший ножичек, - подумал я, оглядывая таинственную амазонку, - мне бы
такой не помешал в этом диком лесу. Хотя лес не настолько необитаем, как
может показаться на первый взгляд. Очень даже неплохие обитатели водятся в
этом лесу. Симпатичные обитатели".
  Девушка и впрямь была ничего себе. Темные длинные волосы завязаны узлом на
голове. Большие черные глаза внимательно следят за каждым моим движением.
Небольшой алый рот крепко сжат.
  "Симпатичная девушка, - вновь оглядев амазонку, подумал я, - только мне
некогда вести с ней перестрелку глазками. Меня ждут более важные дела.
Более неотложные".
  Я собрался объяснить незнакомке, что она немного ошиблась. Выбрала не ту
цель. Что я, хоть обычно и не трогаю маленьких девочек, иногда могу
разозлиться. Могу невзначай не рассчитать удара. Что иногда и мои железные
нервы не выдерживают. Особенно после того, что я пережил за последние дни.
Особенно когда мне прямо в глаза смотрит наконечник арбалетной стрелы.
  Я качнулся вперед, намереваясь все это выдать таинственной амазонке, и
едва не поплатился за это. Не отклони я немного голову, вторая стрела
сейчас торчала бы из моего лба. Просвистев у самого лица и содрав кожу на
скуле, она воткнулась в дерево, осыпав, как и ее предшественница, кору.
  Мне это совсем перестало нравиться. Да и никому не понравится подобное.
Когда вас в упор расстреливают из пневмоарбалета. Или пытаются
расстрелять. Амазонка, похоже, неплохо владела своим оружием. Третья
стрела воткнулась с другой стороны лица, образовав с двумя предыдущими
стрелами треугольник. Черные оперения стрел обрамляли мою голову, и я
боялся пошевелиться. В обойме пневмоарбалета девушки были еще две стрелы.
Мне бы хватило и одной.
  - Не двигайся, чужой человек, - неожиданно на линке сказала девушка, -
двинешься, и следующая стрела воткнется тебе в горло.
  Я удивленно поднял брови. Уже и не надеялся, что амазонка заговорит.
  - Не попала же ты в меня три раза. Можешь промахнуться и четвертый, -
стараясь поддеть девушку, как можно нахальней бросил я.
  И я задел ее за живое. Судя по всему, девушка стреляла неплохо, и мое
оскорбительное замечание показалось ей несправедливым. Четвертая стрела со
свистом воткнулась в дерево в миллиметре от моей шеи.
  - В следующий раз, наглый чужой человек, я не пожалею тебя и пригвозжу
стрелой к харме, словно Райского жука иголкой, - гневно раздувая красивые
ноздри, проговорила незнакомка. Но следующего раза не представилось. Я
тоже не вчера родился. Тоже кое-чего умею. И даже не кое-чего. Меня, как и
всех космодесантников боевому делу обучали лучшие мастера Галактики. В
упорных тренировках обучали. И обращению с холодным оружием учили также. И
неплохо научили.
  Лучше бы у меня в руках сейчас был штык-нож. Он идеально предназначен для
метания. Лучше не придумать. Им я могу попасть в серебряную монетку из
любого положения. С тридцати метров могу попасть. Но штык-ножа у меня
сейчас не было. Приходилось довольствоваться только что сделанным коротким
копьем. Что тоже было неплохо. И, стоя под прицелом пневмоарбалета,
следовало побороться за свою жизнь.
  "С одной оставшейся в обойме арбалета стрелой остановить Леона Джаггера
будет очень трудно, - подумал я, готовясь к прыжку. - Просто невозможно
остановить меня одной-единственной стрелой, милая девочка".
  Сама же амазонка так, по всей видимости, не считала. Довольная очередным
удачным выстрелом, она немного расслабилась. Приняв мою сосредоточенность
перед прыжком за страх, она усмехнулась. Она поставила на место нахального
незнакомца. Пусть в следующий раз следит за своими словами, когда
разговаривает с ней.
  Отведя на долю секунды взгляд от моего напряженного лица, амазонка тотчас
поплатилась за свою беспечность. Она все же успела выпустить последнюю
стрелу. Успела отреагировать. Все-таки реакция у таинственной амазонки
была будь здоров. Хорошая реакция. Но чуть похуже моей.
  Нож-копье, брошенный мною без подготовки, без замаха, одним еле заметным
движением, опередил стрелу незнакомки. Острие копья, мгновенно
пролетевшего разделяющие нас метры, вошло в ствол пневмоарбалета. Конец
ствола оружия амазонки разделился на две половинки, словно сухая палка,
расщепленная острым ножом. В этот момент незнакомка нажала на спусковой
крючок, и поврежденный пневмоарбалет с громким хлопком окончательно вышел
из строя. Обломки ствола арбалета и не выстрелившая стрела, словно
выброшенные мощной пружиной детали разбитого будильника, отлетели в разные
стороны.
  Незнакомка, ошарашенная неожиданным для нее развитием событий и слегка
оглушенная разорвавшимся прямо перед ее красивым лицом пневмоарбалетом,
стала моей легкой добычей.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг