Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
Овчинников Олег. 

                     Через терний - к звездам?

  1.


  Капитан Парсинг грелся в лучах... Нет - возносился на волнах... Нет,
просто - парил в облаках славы. Заслуженной, надо сказать, славы.
  Еще бы: вот уже час прошел с того момента, как космический корабль с не
очень звучным, но зато полностью соответствующим возложенной миссии
названием - "Дальнобойщик" пересек условную орбиту Плутона. И, впервые в
истории человечества преодолев этот рубеж, продолжил свой полет к
Проксиме... Проксиме... Парсинг был очень хорошим капитаном в плане
управления кораблем и поддержания дисциплины экипажа, но в астрономии был,
мягко говоря, слабоват. Вот и сейчас он никак не мог вспомнить, к Проксиме
какого созвездия держит свой путь Дальнобойщик. Ну да и не важно.
  И вот уже полчаса, как закончилась всемирная трансляция торжественной речи
Парсинга, посвященной этому знаменательному событию.
  Парсинг сразу отказался от мысли заранее заучить текст длинной и чересчур
заумной речи, заблаговременно переданный ему телевизионщиками на Земле,
еще до старта. Потому что точно знал, что достаточно ему в этот
ответственный момент представить себя, появляющимся одновременно на
миллиардах телевизионных экранов - и все! От волнения он забудет не только
текст речи, но даже свое собственное имя. Что, в сущности, не так уж и
нереально, если учесть, что за все пятнадцать лет командования кораблем
никто ни разу не обратился к Парсингу иначе как по фамилии, неизменно
сопровождая это обращение тактичным напоминанием его статуса. Вот так:
"Капитан Парсинг!"
Отказавшись от предложенной шпаргалки, Парсинг решил ограничиться
короткой, но очень прочувствованной речью. Ведь каждое слово, которое он
произнесет, обречено стать частицей истории.
  Что-нибудь вроде "Этот маленький шажок для человека..." было, конечно,
красиво, но слабо соответствовало ситуации. Никто же, в сущности, не
шагал, двигался только корабль. А назвать движение на третьей космической
скорости "шажками" - не поворачивался язык.
  В итоге, когда объектив камеры, направленной твердой рукой оператора (даже
чересчур твердой, что немудрено: размораживать оператора после анабиоза
пришлось в страшной спешке), уставился прямо в лицо Парсинга и замигал
красный огонек начала записи, капитан все еще не знал, о чем он будет
говорить. Но времени на размышления уже не осталось.
  Капитан Парсинг посмотрел в объектив бесстрашным взглядом опытного
космического волка и произнес торжественным голосом:
  - Братья мои, земляне!..
  И моргнул. Потом кашлянул два раза, чтобы прочистить горло. И снова
моргнул.
  - Ну и сестры тоже, - продолжил он, но уже без прежней торжественности, -
в смысле... я имею в виду - землянки.
  И беспомощно посмотрел на оператора. Тот сделал страшные глаза и начал
свободной от камеры рукой подавать ему какие-то знаки, при этом беззвучно
шевеля губами.
  "И это войдет в историю?" - обреченно подумал Парсинг.
  Сконцентрировав всю свою силу воли, как в случае возникновения
чрезвычайной ситуации на корабле, капитан заставил себя продолжить:
  - Хоть вы все сейчас и далеки от нас, но...
  С окончанием фразы возникла проблема.
  - Эээ... Чертовски, я бы сказал, далеки! Но...
  И тут долгожданное вдохновение наконец посетило капитана:
  - Но в наших сердцах вы навсегда останетесь такими же недалекими, как и
прежде! Это обещаю вам я, капитан Парсинг!
  Произнеся последнюю фразу, капитан браво отдал честь, салютуя оператору и
подавая этим сигнал об окончании исторической речи.
  А что? Совсем неплохо получилось, думал он. Почти как "маленький шажок для
человека..."
И даже те в высшей степени необдуманные слова, которые произнес оператор,
едва выключив запись, не могли сейчас помешать капитану греться в лучах...
Нет - возноситься на волнах... Нет, все-таки - парить в облаках
заслуженной славы.
  Причем парить в буквальном смысле этого слова: для полноты ощущений
Парсинг даже включил в своей каюте аппарат искусственной невесомости. Как
быстро все-таки развивается наука космического кораблестроения, думал он
при этом. Еще недавно искусственно можно было создавать только гравитацию.
А невесомости хватало и естественной...
  Ощущения от полета слегка портило то, что парить горизонтально у Парсинга
не совсем получалось: ноги его все время норовили подняться выше головы.
Должно быть, это оттого, что голове пришлось изрядно потрудиться, над
изготовлением прочувствованной речи и сейчас она немного устала,
успокаивал себя капитан.
  Как бы там ни было, именно искусственная невесомость помогла Парсингу
избежать тяжких увечий, когда на корабле произошло ЧП. Ну... правильнее
сказать - почти избежать...
  С точки зрения Парсинга это выглядело так, словно гигантская невидимая
рука внезапно схватила его сзади за воротник и с размаху швырнула прямо на
стенку каюты.
  В дверь капитанской каюты отчаянно забарабанили. Распластанный по стене
капитан нашел в себе силы, чтобы произнести:
  - Войдите!
  Дверь с шумом распахнулась и на пороге возник Мак Флитвуд, помощник
капитана. Мак согнулся пополам и тяжело дышал, как после быстрого бега,
держась одной рукой за ручку двери, а другой - за грудь в области сердца.
  Как только произошла разгерметизация каюты, искусственная невесомость
исчезла и Парсинг начал медленно сползать вниз по стене, даже в таком
состоянии не потеряв присутствия духа и сумев обратиться к своему
помощнику в строгом соответствии с уставом космической службы:
  - Какого черта, Мак? Что стряслось?
  Помощник капитана попытался выпрямиться во весь рост - что ему совсем не
удалось - и четко отрапортовать - что удалось чуть лучше:
  - Корабль остановился, капитан!
  - Врезался во что-нибудь? Повреждения серьезные?
  - Ответ на оба вопроса отрицательный. Корабль ни во что не врезался.
Повреждений нет.
  - Как же тогда он мог остановиться?
  Флитвуд тихо застонал при попытке недоуменно пожать плечами
- Может, кто-нибудь задел стоп-кран? - вспомнил капитан старинную шутку,
обросшую густой бородой уже в те времена, когда корабли были еще не
космическими, а капитаны на них тоже носили бороды.
  - Стоп-кран, сэр? - удивленно переспросил Мак.
  - Ладно, бегом в рубку! - приказал капитан. - Там разберемся. С пилотом
все в порядке?
  - Так точно, капитан!
  - А остальные?
  - Да что с ними, замороженными, станется?
  ...С пилотом действительно все было в порядке. Если не считать огромной
шишки на лбу, которую он получил, похоже, ударившись о рычаг переключения
космических скоростей. Но это, конечно, мелочь по сравнению с тем, что
случилось бы с ним, не пристегнись он к пилотскому креслу ремнями
безопасности. Еще один пример того, как четкое соблюдение статьи устава,
пусть даже не совсем понятной, может спасти жизнь и здоровье человека!
Сейчас уже даже самые старые космические волки не могли вспомнить, зачем
были нужны эти ремни безопасности. Однако пристегивался пилот всегда, как
только заступал на вахту. И ведь пригодилось!
  Одного взгляда на приборы хватило Парсингу, чтобы понять, что ситуация
действительно возникла чрезвычайная. Рычаг находился в положении третьей
космической, пилот вцепился в него мертвой хваткой, наклонившись в кресле
далеко вперед, словно пытаясь силой своей воли сдвинуть корабль с места.
Однако, абсолютные координаты местонахождения корабля оставались
неизменными.
  - Забавно, забавно, - задумчиво пробормотал капитан. Конечно, за долгие
годы работы в космосе он видел и не такое, но... Такого то он еще не видел!



  2.


  ?6400к**7кКк3564кк3645::к:
  (Пардон! Отвлекся... Здесь и далее текст главы адаптирован для
читателей-землян.)
Нет, ну это же надо! А?
  В коем-то тысяческрымзии я бросаю все свои дела, чтобы наконец-таки
спокойно сходить в кино, плачу кучу солов за вход - и все ради чего? Ради
чего, я вас спрашиваю?
  Ради того, чтобы весь сеанс любоваться на этого...
  (Пардон еще раз! Чуть не сорвалось... Здесь и далее текст главы
адаптирован с учетом того, что его могут прочесть детеныши землян, еще не
достигшие официального статуса "юнец оперившийся".)
...на этого противного старикашку? На этого скукоженного красного карлика?
Которому, по-хорошему, давно бы уже пора тихо мирно коллапсировать...
  Нет, вы поймите меня правильно! Я далек от всяких там расовых или
каких-нибудь других предрассудков. Да и красный карлик - это вам, конечно,
не голубой гигант, но... Раз уж я плачу за вход двенадцать нецелых от
всего числа моих солов, накопленных, надо сказать, непосильным трудом... А
ведь это при теперешней невысокой вероятности - весь урожай с участка
примерно в сотню кубических световых лет! Так имею я право хотя бы
спокойно посмотреть фильм? Безо всяких там красных карликов, которые мало
того, что загораживают здоровый сектор экрана, так еще и имеют
нестабильную орбиту! Вот и думай теперь, с какой стороны нарастить
протуберанцы, чтобы свести помехи к минимуму.
  Но это так, мелочи жизни. И все-таки тысячу раз был прав древний философ
Перигелий, когда сказал: "В созвездии не без красного карлика"!
  А фильм то и впрямь оказался шедевром! Впрочем, от Гарден-о-о(здесь и
далее с придыханием)-за никто ничего иного и не ожидал. Вы ожидали от него
чего иного? Я так точно нет! И хоть была заявлена продолжительность фильма
- три целых и пятнадцать нецелых скрымза, а смотрится - просто на одном
свечении!
  Может все-таки Гарден-о-о-з вот так вот заворожить зрителя. И это при том,
что он является основоположником реалистического кино. То есть ни тебе
красиво поставленных трюков, ни тебе спецэффектов, как, к примеру, в этой
слезливой мелодрамке "Слияние двух солнц" или в последнем дешевеньком
боевичке... Как же его?.. А! "Сверхновая наносит солнечный удар". Нет,
здесь - только съемки на натуре.
  Да и не съемки даже! Камеры то никакой нет! Больше похоже на театр... или
скорее - отщепенарий. Просто по традиции принято считать: раз есть
терниевый экран, значит - кино. А так - все как в отщепенарии. Тоже
придешь, сядешь, ведущий попросит всех сверхновых слегка попритухнуть,
указочку сфокусирует и начнет знакомство: это, значить, весь Сливочный
Путь, а это, значить, непосредственно Альфа Трицератопса со своими
отщепенцами. А потом уже в нашу сторону тыкнет, попадет на
какого-нибудь... да вот, к примеру - на того же красного карлика - и
скажет: а это, значить, Проксима... Проксима... Простите, вы из какого
созвездия? Только разве ж всех этих карликов по созвездиям упомнишь? Да...
Так вот. И сам Гарден-о-о-з сейчас тоже - совсем как ведущий - вытянул
протуберанец в указку и показывает. Вот сюда, говорит, смотрите, а сюда -
не смотрите. Это, говорит, просто туманность такая маленькая. А сам ведь
весь фильм спиной к экрану стоит! Я еще подумал: это ж надо настолько в
сценарии не сомневаться!
  Основная проблема у Гарден-о-о-за с постановкой, как мне кажется - это то,
что он снимает не простые фильмы, а... Как бы это сказать?.. Микрофильмы,
что ли... То есть фильмы не про нас, Светящих, и даже не про наших
отщепенцев, а про крохотных таких... таких маленьких... малюсеньких
совсем... все равно же слова не подберу! Вот. Их и не разглядеть бы
никогда, если б не экран из терния. Это такой прозрачный экран, который в
галактионы раз увеличивает все, что за ним находится - это в одну сторону,
а в другую, соответственно - уменьшает. Звук он вроде тоже как-то должен
улучшать, но получается пока не очень. Да и кто ждет от вакуума хорошего
звука? И еще есть у терниевого экрана одно полезное свойство: если его
замкнуть, то время внутри него по другому идти начинает. Не в смысле что
назад там или в сторону, а просто замедляется сильно. Здесь, снаружи,
допустим, всего три скрымза прошло, а там, внутри - тысяча. А то и все
полторы!
  Я что, так и не сказал, как фильм то называется? Ну я и... Хотя это,
пожалуй, все же слишком... В общем, черная дыра заместо ядра - вот кто я!
  Называется он "Человечество - от рассвета до заката". Это нам сам
Гарден-о-о-з сказал, еще перед началом. И о том, про что фильм будет, тоже
сказал. И о том, какие трудности возникнут в процессе съемки, сказал. Я
уже бояться начал: вдруг он нам сейчас все так подробно расскажет, что и
фильм потом показывать не станет? Кто мне тогда мои солы вернет? Они,
небось, в чистом космосе не валяются! Но нет, слава Комете Двухвостой,
все-таки начал.
  Сначала актера представил. А что его представлять то? Кто же С-о-о(здесь и
далее с придыханием)-лнца не знает? Первой величины звезду! Еще недавно
вроде совсем еще сверхновым был, все в детских фильмах снимался.
"Солнечный зайчик" и все такое... Однако, как в "Яркий и светлый" снялся,
так сразу и засветился на полкосмоса. Вот и Гарден-о-о-з его к себе в
фильм позвал. Правда - статистом. И ведь не отказался С-о-о-лнц, характер
свой проявил! Знал ведь, что простым статистом. Знал, что когда фильм
закончится, будет он уже и не первой величины звездой. Ведь за терниевым
экраном тысяческрымзие за скрымз пролетает. И все же не отказался! Что тут
скажешь - звезда!
  Вот. Встал, значит, С-о-о-лнц в центр, чтобы всем видно было. Гарден-о-о-з
вокруг него терниевый экран замкнул, тут фильм и начался.
  Вы, может, думаете, статистом быть легко? Стой себе только на одном месте,
да помалкивай? Как бы не так! Сами то хоть раз пробовали пару
тысяческрымзий простоять, не шелохнувшись? То-то же! Тут ведь ни влево, ни
вправо не сдвинешься: сфера то терниевая, она маааленькая.
  А Гарден-о-о-з к тому времени уже к экрану спиной повернулся и
рассказывает. Вот тут вы видите, как С-о-о-лнц наш вступает в стадию
деления. Вот отделяются от него девять отщепенцев. Вот он их на орбиты
выводит...
  Это говорить легко, а вот ты попробуй сразу девять отщепенцев на орбиты
вывести! Так, чтобы они не поубивали друг друга по молодости. Да чтоб еще
об экран, неровен скрымз, не звезданулись.
  А как отщепенцы то немного поостыли, успокоились и по орбитам разбрелись,
так самое интересное и началось. С-о-о-лнц тогда взял, да и народил на
третьем от себя отщепенце это самое... Как же его?.. Да у меня же в
программке написано... Во! Человечество.
  Тут у Гарден-о-о-за из зала кто-то спросил, зачем, мол тогда целых девять
отщепенцев породили, если можно было и одним обойтись? Не растерялся
режиссер: это, говорит, для большей правды жизни. Тут весь зал невольно
так уважительно засветился. А я еще про себя подумал: правду все-таки
говорят, что чужая луна - в потемках...
  И вот мы уже битых три скрымза наблюдаем, как это человечество
развивается. Не знаю, как кому, а мне эти человечки даже нравиться начали
под конец. Забавные такие, крошечные. На нас чем-то похожие. Правда, не
светят совсем. И протуберанцев у них почти нет. Так, штучки по три - по
четыре, в лучшем случае. И бегают все туда-сюда, суетятся. В общем -
совсем они на нас непохожи. Это я, не подумав, сказал. Но все равно очень
милые.
  По всему видно, фильм к концу идет. Гарден-о-о-з помолчал немножко,
добавил чуть торжественности в свечение и говорит:
  - Вот мы с вами и проследили всю историю развития человечества, от
возникновения примитивной органической жизни в океанах до изобретения
спутникового телевидения. А сейчас нам придется стать свидетелями
неизбежного заката человеческой расы.



Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг