Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
шишки", "Слышит ухо, что не сыто брюхо" или  "Яков  лаком,  съел  кошку  с
маком".  Всего  этого,  правда,  ему  хватило  ненадолго,  и  он  принялся
перебирать в памяти разные случаи из своей жизни,  вспоминать  всех  своих
друзей и знакомых.
     Незаметно в голове  его  всплыло  воспоминание  о  Пончике.  Незнайка
воображал, что Пончик по-прежнему сидит в ракете,  и  очень  горевал,  что
ничем не может ему помочь. Он вспомнил, что Пончик очень любил покушать.
     "Как бы это не довело его до беды, - подумал Незнайка. - Как бы он не
прикончил всех запасов до того, как подоспеет помощь".
     Вскоре голод начал донимать Незнайку с такой силой, что он уже  ни  о
чем не мог думать. Одна только мысль вертелась теперь  у  него  в  голове:
"Куда же запропастился Козлик? Почему он не возвращается?"
     Чтоб  заглушить  голод,  Незнайка  снова  принялся  исполнять  песни,
припоминать пословицы, загадывать  и  разгадывать  загадки.  К  концу  дня
терпение его исчерпалось до дна. Он уже решил вылезти из своего убежища  и
отправиться на поиски Козлика, но  в  это  время  заметил,  что  под  мост
спускается сверху какой-то коротышка. Сначала Незнайка  подумал,  что  это
Козлик, но, присмотревшись, увидел, что это не Козлик.
     Коротышка между тем приблизился и, увидев Незнайку, спросил:
     - Ты что здесь делаешь?
     - Сижу, - ответил Незнайка.
     - Я что-то тебя здесь раньше не видел.
     - Должно быть, это потому, что я раньше здесь не  сидел,  -  объяснил
Незнайка.
     - Ты новичок, что ли?
     - Как это - новичок?
     - Ну, новенький: первый раз под мостом ночуешь.
     - Разве я ночую? - удивился Незнайка.
     - Чего ж ты залез сюда? Разве не ночевать?
     - Нет.
     Незнайка  хотел  рассказать,  что  с  ним  случилось,  но  тут  снова
послышались шаги и под мостом появились еще несколько коротышек.
     -  Эй,  Клюква,  Пекарь,  Орешек!  -  закричал  первый  коротышка.  -
Смотрите, чудачок какой-то: залез под мост, а говорит, не ночевать пришел.
     Коротышки окружили Незнайку.
     - Какая-то подозрительная личность!  -  сказал  тот,  которого  звали
Клюква.
     - Наверно, переодетый сыщик, - проворчал Пекарь.
     - Отколотить бы его да в воду! - сказал Орешек.
     - Братцы, я вовсе не сыщик! - принялся уверять  Незнайка.  -  Пустите
меня! Мне надо идти искать Козлика.
     - Какого еще Козлика? - спросил подозрительно Пекарь. -  Не  пускайте
его, а то он пойдет и скажет полицейским, что мы здесь ночуем.
     Незнайка принялся рассказывать коротышкам обо всем, что  произошло  с
ним и с Козликом. Коротышки поняли, что он говорит правду.
     - Ну ладно, - сказал Клюква. - Тебе все равно никуда  нельзя  идти  в
таком виде. На тебе ведь нет ни ботинок, ни шапки. Полицейские  сейчас  же
схватят тебя. Завтра мы раздобудем тебе какую-нибудь обувку и шапку, тогда
и иди. А Козлик твой, наверно, попросту обманул тебя.
     - Как обманул? - удивился Незнайка.
     - Ну, взял твою шляпу и удрал с  ней.  Без  шляпы-то  ему  по  городу
гулять нельзя, - объяснил Орешек.
     - Нет, братцы, Козлик не такой. Он мой друг!
     - Знаем мы, какие друзья-то бывают! - проворчал Пекарь.
     Между тем наступил  вечер.  На  мосту  и  вдоль  набережной  зажглись
фонари. Их свет, отражаясь в воде, попадал под мост,  благодаря  чему  там
было не совсем темно.
     Коротышки  начали  укладываться  спать.  Вверху,  под  откосом,   где
чугунные  арки  моста  опирались  на  каменные  устои,  имелось  множество
тайников. Каждый вытаскивал из этих тайников какое-нибудь тряпье  и  делал
из него  для  себя  постель.  Один  коротышка,  которого  почему-то  звали
Миллиончик, оказался даже  обладателем  двух  старых  матрацев.  На  одном
матраце он спал, другим укрывался. У  коротышки,  которого  звали  Пузырь,
была резиновая надувная подушка. Вытащив эту подушку из  какой-то  трещины
между камнями, он старательно ее надул и, подложив под голову, сказал:
     - Чудесная вещь! Для того, кто понимает, конечно.
     Коротышка, который первым увидел Незнайку (его звали Чижик), сказал:
     - Тебе тоже надо обзавестись кой-какими  вещичками.  А  пока  на  вот
тебе.
     И он бросил Незнайке охапку  какой-то  рвани.  Увидев,  как  Незнайка
неумело расстилает на земле тряпки. Чижик сказал:
     - Учись, братец, учись! Я думаю, со  временем  ты  привыкнешь.  А  на
свежем воздухе даже полезно спать. К тому же здесь и  то  ладно,  что  нет
клопов. Ужас до чего не люблю этой нечисти! В общем, все было  бы  хорошо,
если б не фараончики, - вздохнул он. - Не позволяют, проклятые, под мостом
спать!
     Все улеглись наконец,  а  Пузырь  даже  начал  похрапывать  на  своей
надувной подушке.
     - Вот что значит с удобством спать! - сказал Клюква с усмешкой.
     Неожиданно в стороне послышался шорох. Кто-то осторожно  спускался  с
откоса.
     - Тише! - прошептал Орешек, приподнявшись с земли.  -  К  нам  кто-то
лезет.
     - Вдруг фараончик? - высказал предположение Клюква.
     Все забеспокоились, кроме спавшего Пузыря.
     - Может, тягу дадим? - спросил  Миллиончик,  выползая  из-под  своего
матраца.
     - Схватим его, а там видно будет, - ответил Клюква.
     Коротышки  притаились,  припав  к  земле.  Какая-то   черная   фигура
замаячила на фоне поблескивавшей в темноте реки и  стала  пробираться  под
мост. Как только фигура приблизилась, Пекарь и Клюква вскочили и, сбив  ее
с ног, накрыли матрацем.
     - А теперь что делать? - спросил Миллиончик, наваливаясь  всей  своей
тяжестью на матрац.
     - Отколотить - и в воду! - вынес свой приговор Орешек.
     - Постойте, может, это не фараончик, - сказал Клюква.
     Миллиончик стукнул кулаком по матрацу и спросил:
     - Признавайся, ты фараончик?
     Из-под матраца послышался жалобный писк:
     - Я Козлик!
     - Братцы, да это Козлик вернулся! - воскликнул Незнайка.
     Матрац моментально  стащили,  и  Незнайка  бросился  обнимать  своего
друга.
     - Почему ж ты так долго не приходил, Козлик?
     - Да я, понимаешь, все у магазинов толокся.  Думал,  хоть  что-нибудь
заработаю. Да так и не заработал ни сантика. Видишь, сам голодный  и  тебе
ничего не принес.
     - Гляди-ка, а мы-то думали, Козлик удрал! - радовались коротышки.
     А Пекарь сказал:
     - Братцы, может быть, у кого-нибудь найдется кусочек хлебца? Надо  же
дать им перекусить.
     Пузырь, который только что проснулся и с недоумением смотрел  вокруг,
достал из-за пазухи краюшку хлеба. Разломив хлеб пополам, он протянул  обе
половинки Незнайке и Козлику. Два друга  принялись  с  аппетитом  уплетать
хлеб. Коротышки сидели вокруг и глядели на них с улыбкой.
     - Смотрите, братцы, - говорил Клюква, - значит, есть дружба на свете!
     И всем от этих слов сделалось так хорошо, что  никто  даже  спать  не
хотел ложиться. Только один Пузырь опустил голову на свою любимую  подушку
и опять захрапел.
     Наконец хлеб был съеден, и тогда все легли и  быстро  заснули.  Скоро
погасли фонари на набережной, и под мостом стало совсем темно.  Автомобили
все реже проносились по мосту. Наконец  движение  прекратилось  совсем.  А
когда прошло еще полчаса, к мосту  бесшумно  подкатил  черный  полицейский
фургон с толстыми железными  решетками  на  крошечных  окнах.  Из  фургона
выскочили десять полицейских под командой старшего полицейского Рвигля.
     - Пять душ туда,  пять  душ  сюда!  Все  марш  под  мост,  и  никаких
разговоров!   -   прохрипел   Рвигль,    пригрозив    полицейским    своей
усовершенствованной электрической дубинкой.
     Полицейские безмолвно разделились на два отряда.  Первый  отряд  стал
спускаться под  мост  с  левой  стороны  дороги,  а  второй  -  с  правой.
Очутившись внизу, Рвигль включил потайной электрический фонарь и прошипел:
     - Вперед!
     Полицейские тоже зажгли фонари и, освещая перед собой путь, двинулись
с обеих сторон под мост.
     - Стой! - прохрипел Рвигль,  увидев  спящих  на  земле  коротышек.  -
Окружить их!.. Приготовить электрические дубинки!.. Чш-ш! Хватайте  их,  и
никаких разговоров!
     Полицейские с обеих сторон бросились на спящих коротышек и  принялись
хватать их. Клюква первый проснулся и, увидев себя  в  руках  полицейских,
закричал:
     - Братцы, спасайся! Фараончики!
     Тут он получил такой удар электрической дубинкой по лбу, что  потерял
сознание. Остальные коротышки стали  вырываться  из  рук  полицейских,  но
электрические  разряды  мигом  успокоили  их.  Только   один   Пузырь   не
растерялся.  Вырвав   из   рук   схватившего   его   полицейского   Пнигля
электрическую дубинку, он сунул ее под  нос  противнику.  Раздался  треск.
Между носом полицейского и дубинкой проскочила зеленая искра. Пнигль  упал
словно подкошенный, а Пузырь швырнул электрическую дубинку в спешившего  к
нему полицейского Скригля, сам же схватил  свою  надувную  подушку,  одним
прыжком подскочил к берегу и прыгнул  в  воду.  Растерявшиеся  полицейские
смотрели, как он плыл по воде, быстро удаляясь от берега.
     - Ну и шут с ним! - проворчал Рвигль. - В другой раз поймаем и этого.
А сейчас марш, и никаких разговоров!
     Полицейские  потащили  вверх   по   откосу   слабо   сопротивлявшихся
коротышек, а также полицейского Пнигля, который  никак  не  мог  прийти  в
себя, после того как ему в нос попала зеленая искра.
     Через пять минут все было кончено. Полицейский фургон  уехал,  а  под
мостом осталась куча тряпья да два обветшалых матраца, из которых  во  все
стороны торчала солома.



                                 ЧАСТЬ IV


                          Глава двадцать восьмая
                           КОГДА ИСЧЕЗЛА РАКЕТА

     Велико было удивление  Знайки,  когда,  проснувшись  в  то  утро,  на
которое был назначен отлет на Луну,  он  посмотрел  в  окно  и  не  увидел
космического корабля.  Обычно,  когда  Знайка  глядел  в  окно,  он  видел
возвышавшуюся над крышами домов ракету, верхушка которой торчала  на  фоне
неба словно гигантская сигара или поставленный торчком  дирижабль.  Каждый
раз, глядя на ракету. Знайка любовался ее красивыми очертаниями, в которых
было  что-то  стремительное,  неудержимо  рвущееся  ввысь,  в  космос,   в
неведомое. Иногда Знайка нарочно просыпался утром пораньше, чтоб никто  не
мешал ему насладиться этим прекрасным зрелищем. Сложив  на  груди  руки  и
устремив дерзкий свой взор в мировое пространство, он  стоял  у  открытого
окна и мечтал. Ракета маячила перед  ним,  поблескивая  стальными  боками,
словно купалась  в  золотых  лучах  восходящего  солнца.  Свежий  утренний
ветерок дул прямо в лицо,  отчего  у  Знайки  возникало  ощущение  силы  и
бодрости. Ему казалось, что все его тело делалось легким и  гибким,  а  на
спине появлялись крылья. В такие минуты Знайке хотелось запеть, закричать,
сделать какое-нибудь великое научное  открытие  или  подскочить  кверху  и
лететь на Луну.
     То, что на этот раз Знайка не увидел в окно ракеты, произвело на него
какое-то странное действие. У него было  такое  чувство,  будто  все,  что
происходило до этого - и находка лунного камня, и открытие невесомости,  и
постройка межпланетного корабля, - все это случилось во сне, а теперь вот,
когда наступило пробуждение, все исчезло, как будто ничего и не бывало.
     Конечно, это чувство возникло у Знайки лишь на мгновение, так как  он
не допускал мысли, что  сновидение  могло  быть  таким  длинным  и  ярким.
Убедившись, что глаза все же не обманули его,  он  сообразил,  что  ракета
попросту могла упасть на землю от ветра  или  от  какого-нибудь  колебания
почвы. Выскочив моментально из комнаты,  он  сбежал  в  одно  мгновение  с
лестницы и помчался к калитке.
     - Вот беда-то какая! - бормотал про себя Знайка.  -  А  что,  если  в
ракете что-нибудь сломалось во время падения или испортилось?
     Он выбежал из калитки и во весь дух помчался  по  улице.  Через  пять
минут он уже подбегают к Космическому городку, а еще через минуту ворвутся
на круглые площадь и  остановился  как  вкопанный.  До  самого  последнего
мгновения Знайка надеялся, что увидит ракету, лежащую поперек площади.  Он
явственно представлял себе, как она лежит,  поэтому  то,  что  увидел  он,
привело его в изумление. На площади никакой ракеты не было" ни стоящей, ни
лежащей, ни целой, ни сломанной-
     Чувствуя,  что  ноги  его  словно  одеревенели,  Знайка  пробрался  к
стартовой площадке и произвел  тщательнейший  осмотр.  Стартовая  площадка
оказалась совершенно цела. Все вокруг тоже было цело. На земле не было  ни
царапины, ни самой  малейшей  дырочки,  в  которую  могла  бы  провалиться
ракета. Не зная,  что  думать,  Знайка  стоял  и  растерянно  озирался  по
сторонам. В это время он увидел, что через площадь к нему бегут  Фуксия  и
Селедочка. Обе  были  страшно  взволнованы.  Глаза  у  обеих  были  широко
раскрыты. Подбежав к Знайке, они  хотели  о  чем-то  спросить,  но  только
беспомощно разевали рты, так как от волнения ничего не могли сказать.
     Сначала Знайка тоже молча глядел на них, но к нему  первому  вернулся
дар речи.
     - Где ракета? - закричал он визгливым голосом.
     Не дождавшись ответа, он тут же схватил за плечи Селедочку и принялся
трясти изо всех сил.
     -  Где  ракета,  я  вас  спрашиваю,  без-без-бездельники?  -  Мы   не
без-без-бездельники! - пролепетала, чуть не плача. Селедочка.
     - Ну, без-бездельницы! - поправился Знайка.
     Не в  силах  стерпеть  такой  грубости,  Селедочка  молча  отстранила
Знайкины руки и, гордо  подняв  голову,  зашагала  прочь.  Фуксия  тоже  с
достоинством подняла голову, поджала губки и пошла за Селедочкой. Знайка с
недоумением смотрел, как они скрылись в своем  домике,  который  стоял  на
краю площади. Только сейчас  он  сообразил,  какую  совершил  глупость,  и
побежал за ними.
     - Прошу прощения! - закричал он, врываясь в дом. - Вы должны извинить
меня. Я так растерялся,  что  потерял  разум!  Не  будете  ли  вы  любезны
сказать, куда делась ракета?
     - Мы знаем об этом не больше вашего, - ответила  Фуксия.  -  Мы  сами
хотели узнать у вас.
     - Но я же ничего не знаю, - развел Знайка руками. - Знаю  только  то,
что больше не вижу ее. Раньше видел, а теперь вижу, что  больше  не  вижу,
словно кто-нибудь стащил ее у нас из-под носа!
     - Образумьтесь! Как это можно стащить ракету?  -  сказала  Фуксия.  -
Ракета тяжелая!
     - Ошибаетесь, - сказал  Знайка.  -  Вы  забыли  о  невесомости.  Если
включить прибор невесомости, то ракета потеряет вес и ее можно унести  без
всяких усилий.
     - Но если вы это сделаете, то также попадете  в  зону  невесомости  и
тоже потеряете вес. Как же вы будете нести ракету в состоянии невесомости?
     - Но вы забываете, что наряду с  зоной  невесомости  существует  зона
весомости, - возразил Знайка. - Находясь в зоне весомости и прицепив  трос
к ракете, вы свободно можете  отбуксировать  ее  в  любое  место.  Это  не
вызывает сомнений. Думаю, нам  необходимо  произвести  опрос  населения  и
разузнать, не слыхал ли кто ночью подозрительного шума и  не  наблюдал  ли
кто-нибудь похищения ракеты.
     Пока происходил этот разговор, к Космическому городку стали стекаться
жители, желавшие посмотреть на отлет  космического  корабля.  Увидев,  что
ракеты на месте нет, все решили, что запуск уже  произведен  и  Знайка  со
своими друзьями улетел на Луну. Все были страшно расстроены  тем,  что  не
смогли присутствовать при старте межпланетной ракеты. Некоторые были  даже
рассержены. Особенно  лютовал  профессор  Звездочкин,  который  специально
приехал для этой цели из Солнечного города.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг