Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
Дмитрий Нечай. 

                                 Сны


      Copyright Дмитрий Нечай, 2000
     Email: dmitry@nav.kiev.ua
     Date: 27 Nov 2000
     Телефон: (Киев) 295-4625,  519-2187


     Шлейф песка закручивался причудливой  спиралью  и медленно сползал к
реке.   Небольшей  участок  земли  находящийся  у  комышей  был   совершенно
безжизнен. Вокруг зеленела сочная  весенняя трава и уже распускались  новые,
недавно проросшие цветы и только  сдесь выветриваясьвысохшими слоями желтела
глинистая почва.
     По  воде  пробежала рябь и  путешественники почувствовали горячий порыв
ветра из пустыни.
     Лодка  немного  развернулась  подходя  к  ближайшему  причалу   кормчий
последний раз повернул тяжелый руль и после несильного толчка они причалили.
     Туамаутеф неспешно  перешел к носу лодки  и аккуратно шагнул на причал,
его   положение   в  обществе   само   по   себе  располагало   к  величавой
медлительности, да еще к тому  же его пришли встречать жрецы местного  храма
Тота, а  по  счастливому  совпадению  его  имя  было именем одного  из богов
входящих в свиту Тота.
     Местный  храм  был  одним  из  небольших,  но среди  людей  грамотных и
просвещенных знанием Тота  считался вместилищем самых сокровенных секретов и
божественных  знаний, которые  небесные  создания  и боги так щедро даровали
людям.
     Верховный  жрец  стоявший   во   главе   процессии   нагнулся,  выражая
приветствие  и  уважение, Туамаутеф тоже поклонился  и, подойдя ближе  начал
обычное в  таких  случаях  словесное излияние в  виде классических похвал  и
пожеланий  всего наилучшего. Его утомляли  эти  ритуалы, но без них  было не
возможно, так как абсолютно все жречество уже не одно столетие  было глухо к
любым  общениям  с  теми кто  не знал  этих гимнов и  способа  разговора.  В
жреческой  среде  Туамаутеф слыл темной  личностью, которая хоть и  является
советником  самого  фараона,  но не  считает это  основным  занятием. Многие
побаивались  его и, в  общем, совершенно  не зря. В  те  мгновения, когда он
хотел достичь цели ему не мог помешать никто из смертных. Туамаутеф не щадил
ни жрецов,  ни детей, не пощадил  бы и самого фараона,  правда об этом точно
знал лишь он сам, остальные только догадывались.
     Закончив процедуры приветствий, жрецы по очереди обнялись с Туамаутефом
и,  построившись за ним и  верховным  жрецом  почти  как строй солдат начали
шествие к храму.
     В этот раз приезд был связан с проблемами финансового характера. Дело в
том,  что  по роду  своих  чиновничьих  обязанностей Туамаутеф имел огромное
влияние на торговцев и,  кроме  того, мог черпать из  казны фараона, когда и
сколько хотел, разве что если бы он  задумал строить огромный храм то только
тогда ему пришлось  бы всегона всегоиспросить разрешения у владыки. Но самое
главное то, что никогда эти средства не шли на его собственное благополучие,
это  знали все  и  в связи  с  этим  жрецы  всех  храмов испытывали  к  нему
неподдельное уважение и трепет. Одни из корысти другие из почитания святости
намерений. Местный храм  как  раз испытывал  трудности  со  сбором налогов и
пополнением сокровищницы. Около  года назад  засуха  вынудила жрецов черпать
средства  из  неприкосновенной обычно казны  храма, да  еще  это совпало  со
строительством  гробницы  умершему тогда  верховному  жрецу.  В  общем, храм
немного  поиздержался и его положение  становилось  угрожающим. Учитывая  то
обстоятельство что в храме хранились  божественные знания и почти все тайные
книги  Тота  со скрытым от смертных  смыслом,  положение  становилось крайне
опасным.  Жрецы не  могли  допустить  проникновение содержимого  хранилищ  в
народ,  но  одновременно  не  могли больше  держатся  как  раньше,  гордо  и
независимо.
     Туамаутеф внял их мольбам и сразу согласился помочь, однако он выдвинул
условие.  Взамен  жрецы  беспрепятственно   позволяют  ему   ознакомится  со
знаниями,хранящимися в храме. Это произошло  тем болеебезболезненно, так как
он  при  этом  изъявил  желание  принять  присягу  верности  храму  и  стать
посвященным, то есть одним из них.
     Такой благоприятный  поворот судьбы безмерно  обрадовалжрецов  храма  и
Туамаутефзачерпнувиз  казны фараона и местного номарха отправился в путь. Он
хотел  ослепить  своей  щедростью,  это позволило  бы  ему  какое  то  время
пользоваться абсолютной  свободой действий, что  и  было ему  необходимо при
изучении хранилищхрама.
     Год назад он  посещалодин  древний храм  в верхнем  Египте  и тексты на
каменных плитах фундамента сокрытых в глубине  подземелий храма поразили его
сильнее грома. Речь шла о детях Нут спустившихся с  небес и творящих чудеса.
Многие  ссылки  были адресованы именно  в  то  место,  куда Туамаутеф прибыл
сейчас.  Один из текстов прямо  повествовал  о  том,что верховный жрец храма
передал в дар этому,  тогда еще только  строившемуся святилищу, две плиты из
неизвестного материала на которых  магическим способом были начертаны тайные
тексты  Тота.  Кроме  того,в книгах, из  волшебного папируса  оправленных  в
золото  повествовалось о некоторых предметах детей Нут с помощью которых они
становились, подобны богам по силе, которые также передали сюда.
     Тяжелые двери храма распахнулись и Туамаутеф окруженный жрецами вошел в
центральный  зал храма, где должнабыла,  состоятся церемония посвящения. Все
уже  было готово, ждали  только  его.  Он  медленно  поднялся  на  небольшое
возвышение и склонил колени, ожидая начала.



     ***


     Он проснулся с тревожным чувствоможидания чего-то неприятного. Это  был
уже  пятый  раз, когда  ему  снилось  что-то  подобное.  Предыдущие  сны  он
явственно прожил целую  жизнь таинственного жреца с  самого его детства и до
вполне зрелого возраста. Самое странное  заключалось  в том,  что он сам был
им. Он понимал, что он это  он,  но был  при этом Туамаутефом, думал и решал
как  жрец  и  его  современноея,  сидело,  где  то  глубоко  внутри  и  лишь
фиксировало  события  анализируя  их уже  после  пробуждения. Несомненно,что
подобные  сны   являлись   последствием  непрерывного   изучения  материалов
связанных с древним Египтом которые он штудировал последний месяц до поздней
ночи,  однако  такого  рода  сновидения  никак  не  укладывались  в  обычное
объяснение работы  мозга  во  сне. Внезапно откуда-то  появлялись  знания  и
информация  которой  он  не  получал  из изучаемых  источников,  ход  мыслей
следовал не как обычно, и самое  главное, во сне  он занимался совершенно не
тем  вопросом который  интересовал его наяву.  Он  прошел на кухню и заварил
себе кофе. Есть  совершенно не хотелосьдаже какая то  тошнота  возникала при
мысли  о еде.  Он  прошел  в  другую комнату  и  стал  на  весы.  Снова  они
зафиксировали  снижение веса.  За  тот  месяц,что был проведен  в подготовке
доклада  он  потерял восемь килограмм. Что особо было ему не понятно так это
тот факт,что все это при полном отсутствии движения. Он  не бегал  по утрам,
почти  все время  сидел и  писал,  ел  все  что  хотел, среди  прочего много
сладкого, однако вес непременно  снижался с  каждым днем. Происходило  нечто
совершенно  странное.  Даже  фигура сталазаметно  изменятся. Он  становился,
каким то суховатым, жилистым, словно его высушивали на солнце как таранку.
     Последняя  мысль встряхнула его,и он совершенно  избавился от  остатков
сна. Жизнь  Туамаутефа проходила в жарком сухом климате,где тело каждодневно
подвергалось  водному  истощению.  Пища,  которую  он  ел,была  малонасыщена
жирами, естественно, что конституция тела была совершенно иной, чем у многих
современных  жителей планеты.  Однако  подобный процессговорит,  о  каком то
приведении в соответствие его  тела,  а возможно и хода  мыслей,  что  вновь
встревожило его.
     Немного  погодя и  проанализировав  все  до  мелочей  он  успокоился  и
продолжил  работу  не найдя  особых  причин  для  паники  и  решив  что  это
совпадение возрастного изменения обмена веществ.  День прошел,как обычно, он
успел  приступить  к  окончанию  доклада  и   за   следующие  пару  выходных
намеривался окончательно  завершить  работу. Поздним  вечером  он уже  почти
перестал что-то понимать и решил не продолжать, а быстро поужинать  и спать.
Сон пришел быстро, он провалился в негокак в неожиданно попавшуюся яму.


     ***


     Тусклый свет факела едва освещал пространство вокруг, Туамаутеф еще раз
огляделся вокруг. Расположенные вдоль  стен  плиты  и ящики вызывали у  него
страх и  трепет. Он поставил факел в подставку  на стене и зажег  еще  один.
Стало  значительносветлее  и  теперь  можно   было  читать   и  внимательнее
рассмотреть все содержимое комнаты.
     Пройдя ритуал посвящения Туамаутеф был принят в почетные члены храмовой
общины  и,дождавшись  груза золота следовавшего за  ним с  опозданием вручил
деньги  главному  жрецу,  после  чего строго  запретил  себя  беспокоить,  и
углубился в  изучение материалов.  Никто не  смел, тревожить  его,  даже сам
верховный  жрец  храма  не  подходилк Туамаутефу  опасаясь  нарушить  данное
обещание.  Открывшиеся  хранилища   знаний  повергли  Туамаутефа   в  тяжкие
раздумья.  Кроме двух -трех человек никто из жрецов,охраняющих храм даже  не
догадывался, что именно  содержат эти  потайные камеры,  так  было нужно для
сохранения великого секрета богов, так было завещано и так было.
     Туамаутеф  подвинулся  к  ближайшему у стены большему  камню правильной
прямоугольной  формы.  Его  края  и  он сам  был  изнеизвестного  Туамаутефу
материала,скореевсего  это  был  какойтометал. Он  постучал  по  краю  и  по
ощущениям  рукизаключил,что так  оно  и  есть.  В  дорожной  сумке,  которую
Туамаутеф  скрыто, носил под складками одежды был  нож сделанный им самим из
прочного металанебесного  камня БенБен,  упавшего на  его  глазахв  детстве.
Решение было логичным, но результаты неожиданны. Нож  не оставил и маленькой
царапины  на  плите.  Более  того,  лезвие  в  той  его  части,  которой  он
царапал,сточилось и стало тупым.
     Преодолевая чувства  Туамаутеф вытащил папирусы  иприготовив  смесь для
письма и палочки внимательно начал переписывать текст на плите.
     " Благоговейны,  будут те,кто сумеет постичьзнания  скрытые  письменами
Тота,  воистину  божественное могущество  содержат  они  посредствам глубины
проникновения в суть мироздания и порядок вещей в нем"
     Туамаутеф   перевел   дух.    Ожидание    чего-то   сверхъестественного
наваливалось  как   ветер  из  пустыни.  Он   продолжил.   Текст  камня  был
своеобразным введением читающего в то с чем ему предстояло,ознакомится, чуть
позднее   поочередно   указывались  все  плиты   с   текстами   и  несколько
металлических папирусов, в  которых и содержалось то самое знание, о котором
говорилось.
     Переписав  текстс  плиты  Туамаутеф дописал от  себя  мнение по  поводу
материала плиты и каллиграфии текста.
     Художественностьс которой  были  выполнены  надписи наряду с прочностью
материала не оставляли сомнения в не человеческом происхождении плиты.
     Ни один  храм  и  ни один  тайный мастер ремесел не  сумелбы  начертать
подобное столь изящнои глубоко врезая знаки  в поверхность  этого материала.
Туамаутеф  сам   постигал  наиболее  скрытыеметоды  написания  на  различных
материалах и совершенно был уверен в своих выводах.
     Он отступил от плиты и переставил  факел  поближе к одному из сундуков.
Замка  не  было,но  защелка  крышки  требовала  для   открытия  определенных
умственных усилий явно носящих развлекательный характер.  Туамаутеф  немного
приободрился, разбираясь с нею иоткрыв, наконец, сундукостолбенел.
     В  центре  лежалзолотой  папирус  с  декоративными завитками в  углах с
мельчайшим  текстом,  выполненным с  таким вкусом  и художественностью что у
Туамаутефа   появилось   некое   смешанное  чувство  ликования   и  восторга
одновременно.  Но  даже  не  это  было  главным.  Сбоку  от  папируса  лежал
непонятный предмет продолговатой формы, выполненный из каких то  металлов по
цвету и структуре не похожих ни на что виденное им до сих пор, даже на плиту
с текстом.
     Он   внимательно   начал   читать   знаки  на   папирусе.Приписываясвои
впечатления  Туамаутефособо отметил непохожесть  текстов  на принятые  нормы
письма.  Преждевсего,   слова   наносились  с   использованием   неизвестной
художественной стилистики и, хотя были теми же знаками, которыми  пользуются
официальные  жреческие  писцы  и ученые  фараона все же  отличались  от  них
довольно  значительно.   Особо  отметил  Туамаутеф   непохожесть  построения
предложений  и  полное   отсутствие   введений  и   разного  рода  гимнов  с
прославлениями. Тексты  несли характер чистой информации без единого лишнего
слова,  что однозначно говорило о том, что  тот, кто ихнаносил, был уверен в
том, что говорит без малейшего сомнения.
     "  Переписал  в  том  виде  и  той  манерой,  которые   присутствуют  в
оригиналах" -  закончил  Туамаутеф  один из своих папирусов,  и  положив его
рядом подсохнуть, достал следующий.
     Дрожащей от волнения рукой он взял золотой папирус.
     "  Трепещи  о ты стоящий передо мной  враг и  недоброжелателья  держу в
рукемоей разящий лучсвета, и будешь повержен ты и сожжен как песок пустыни "
     Речь шла явно о предмете находившемся рядом.  Туамаутеф перевел дух, он
понял,кто повествует от первого  лица и рука  задрожала еще сильнее. Это был
бог, кто именно еще не было ясно, но это точно был бог, кто иной мог владеть
подобной силы предметом.
     " Не  оставляй  шанса врагу на  спасение,уничтожить  его  теперь  проще
нежели ранее  но не  применяй  бездумно  силу  свою дай мысли сперва вынести
суждение   о   результате.  Применениешироко,но  не  всегда   оправданно   и
необходимо. Никогда  не зажигай факелсмерти,если  можешь  обойтись без него!
Хотя  и   нет  окончания  силе   его  это  предостережет  тебя  от   глупого
применения,так как она не твоя истинно а  лишь  временная сила богов в твоих
руках."
     Туамаутеф вытер  пот  со  лба, волнение охватило  его  всецело. Он взял
предмет из сундука и внимательно  осмотрел его.  Изучение золотого  папируса
дало  ему   представление   отом,как   надо  держать  предмет  в  правильном
направлении  к  врагу  и что  надо сжать,  дабы  извлечь разящий луч. Он  не
могсдержатся.  Направивузким   концом  на  ребро  плиты  изметалла  он  сжал
указательным пальцем выпуклость  сбоку корпуса и тут же отпустил. Он ослеп и
чуть не закричал  от  ужаса. Он пересталвидеть, но не  ощущал боли и мысль о
божественном наказании пронеслась  в голове. Но через  небольшой  промежуток
времени  Туамаутефпочувствовал,как  зрение возвращается  к нему и  очертания
предметов  приходят в соответствие с  реальностью. Наконец  он понял и страх
прошел. Ярчайшая вспышка  ослепила  его на время в полумраке  подземелья,где
глаза  становятся  очень чувствительны. Он  взглянул на край плиты, воистину
боги  не имели  предела силе, край оплыл, как жидкая медь  и  застыл в таком
виде  Туамаутеф  сильнообжегся,пытаясь  тронуть  это   место.  Он  быстро  и
разборчиво  записал  все  произошедшееиположив  предмет,   назад  перешел  к
следующей  плите  с  надписями.  Голова  кружилась,  и все  вокруг  казалось
нереальным,  он верил и не верил всему, что происходило  настолько все  было
сверхъестественно. С  каждой новой строкой  Туамаутеф все  отчетливеепонимал
сколь ничтожны знания современников, их возможности  и представления о своей
истории.  Все  каноны   иправила,   устоявшиеся  столетиями  рушились  перед
беспощадной правдой древних текстов.
     Он закончил второй папирус и также отложил его  просыхать. Из текстов,к
которым перешел Туамаутеф следовало, что люди в первые времена жили с богами
на земле вместе  и некоторые из них даже  обладали среди богов авторитетом и
удостаивались равными правами. Особо отмеченных  боги брали с собой на небо,
как на время, так и навсегда. Некий счастливчик писал.
     "  Приветствуютебя о Бедро  живущие  в  великом озере северного неба. Я
видел тебя и не умер, я поднялся над тобой и воскрес подобно богу. Я гоготал
какгусь  ликуя, я парил подобно соколу среди  божественных облаков и великой
росы, я  совершил путешествие с земли на небо. Бог Шу помог мне  встать, бог
Света  укрепил  меня  с  двух сторон извезды,  которые  никогда  не  заходят
направили меня и помогли избежать уничтожения."


     ***

     Было раннее утро, когда он проснулся в холодном поту от происходящего и
наконец, понял что  это прорыв в какие то откровения. Ему было все равно как
и почему,  хватало того, что он  узнает, чтобы  больше не задаваться другими
вопросами.
     Он совершенно точно узнал отрывок из книги мертвых  называемый главой о
получении ладьи на небесах из папируса Ну находящимся в британском музее под

Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг