Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
вас не губителя  наций, а, наоборот, спасителя.  Куда выгоднее  договориться
обо всем сейчас. Вы сохраняете силу и престиж экономического города-гиганта.
Он  ведь  и при таких размерах не  намного отличается от планируемого. Мы же
сохраняем принцип нашего с вами прогресса и светлого будущего.
     Мне чисто по-человечески жаль,  мистер Раш, что такой грандиозный  план
придется  воплотить лишь  наполовину, но иного выхода  нет.  Мы  сумели  вас
переиграть, иначе мы бы не были сами  собой, а, не оправдывая возложенных на
нас функций, не могли бы просто существовать.
     Итак, мистер Раш, я слушаю вас.  Я, конечно, зря объяснял вам здесь про
эти соотношения и все прочее.  Вы это великолепно знали и без меня, но будем
считать, что  это была своего  рода психологическая  подготовка, необходимая
для лучшего взаимопонимания и успешного разрешения проблемы.
     Раш встал, его лицо выражало состояние полного разгрома.
     - Могу я , как проигравший, знать, откуда вы, черт вас дери, узнали об
этом. Кто продал вам эту информацию, ведь об этом знал лишь один я и он.
     -  Мистер  Раш,  для  того, чтобы владеть  миром,  не  помогут никакие
средства, потому что сама идея маниакальна и неразумна в корне.
     Подобна этому,  идея сокрытия тайны такого масштаба бесполезна. Как  вы
будете  убирать  ученого,  подавшего   вам  эту  идею  и  ее  обосновавшего?
Бесполезно по  нескольким причинам. Первая причина  -  это то, что рано или
поздно кто-нибудь обязательно  додумается до этого, тем  более,  что  теперь
перед глазами  ученых всего мира, как бельмо на глазу, стал бы  ваш город. И
не  заметить того,  что могло бы там происходить, они не могли , а, заметив,
не объяснить.
     Ну, а вторая еще  проще. -  Мужчина пригласил  Раша жестом  в соседнюю
комнату,  двери которой все время были приоткрыты, но не позволяли  до конца
заглянуть туда.
     За  дверью   оказалась   небольшая  комната,   посреди  которой   стоял
обыкновенный телевизор средних размеров.
     Раш сел на диван напротив.
     - Ну, и что же.
     Его собеседник подошел к телевизору и включил его.
     На засветившемся экране появились очертания комнаты просмотре Раша и он
сам. Он сидел в том же халате, что и сейчас, и с ухмылкой  наблюдал за Лао и
Гасио,   которые  на  маленьких  экранах  мониторов  его   пульта  оживленно
беседовали о нем, просматривая запись в гостиной.
     Раш хлопнул дверкой, садясь в вызванный ему автомобиль. Кожаное сиденье
мягко  скрипнуло  пружинами.  Лицо  Раша было  багровым,  на  лбу  выступила
холодная испарина.
     Проворные ищейки от правящего кабинета таки вычислили его  планы один к
одному, и теперь в воздухе  носился запах  опасности, да чего там опасности,
фиаско. Если брать тайную, тщеславную  сторону этого предприятия, то фиаско.
Раш  смотрел  вокруг  и  ничего не  видел, казалось,  его глаза  повернулись
вовнутрь   и  судорожно   просматривают  какие-то   видеонаброски,   штрихи,
компонующие  части  общего  варианта  решения  кризисной  ситуации.  Нервное
шевеление губ напоминало бормотание мертвецов  из  фильмов  ужасов, цвет они
имели  почти   такой  же.  Иссиня   бледно-розовые  в  складках,  постепенно
переходящие в буро-красный цвет лица.
     Шофер посмотрел на Раша и,  сообразив все без вопросов, направил машину
на шоссе, ведущее к месту, откуда Раш недавно прибыл.
     Паническое   отчаяние  безраздельно   владело   Рашем.   Подстегиваемое
обиженным честолюбием  и урезанными амбициями, оно пожирало его,  как  дикий
зверь, поймавший долгожданную жертву. До сумасшествия обидно становилось при
мысли, что  какой-нибудь Нью-Йорк или Мехико, почти не уступающий в размерах
его детищу, ни одному болвану не придет в  голову ограничивать либо  рушить,
если он начнет превышать эти, установленные кем-то, рубежи. А самое главное,
что никто и не следит за этим там, да нигде не следят, а тут раскопали этого
ученого  следы, и  на тебе  лимит,  благодетель, и  ни  шагу за  черту.  Раш
перегнулся через спинку  переднего  сидения  и вытащил из полки возле стекла
картосхему строительства в общих чертах.  По сути, это  была  и не схема,  а
просто обозначалась общая площадь  застройки более темным цветом и  наиболее
широкие центральные магистрали мегаполиса.
     Внезапно Раша осенило.
     Заняв  почти  две  трети   площади  отведенной  земли,  город  оставлял
хорошенькую площадку гигантских размеров. Построить на  ней аэропорт было бы
сверхшикарным, да  и  не дадут. Во-первых, есть уже две штуки, а потом, явно
будет  видно  нарушение.  Площадь  ведь   общая   получится,   если   вместе
рассматривать. Аэропорт нет, а вот... Эти  же идиоты ни черта в проблеме  не
соображают, напугать Раша могут, да и только.
     А вот если в самом конце, на самой границе, вдалеке от городишка, взять
и слепить энергостанцию. Их как раз для комплекта  энергоснабжения три штуки
еще надо.  Для двух  фундаменты успели заложить,  а третью  все думали, куда
приткнуть. Что думать, вот ей и место.
     Раш   облегченно  вздохнул.  Он  выполз.  Выполз,  ухватившись,  как  в
поговорке, за соломинку. Эту  соломинку  он  и протянет от дальней станции к
мегаполису.
     -  Тоненькую  такую, всего-то на всего шоссе,  узенькое, две  полосы и
линию энергоснабжения. Ни то, ни се. И не застройка площади, но его, правда,
все равно взяла. Олухи-то теорию плохо читали, они и не видали этих работ, а
документы,  что  они, документы и есть.  Кто из них поймет, что ниточка эта,
как  лассо,  закинутое  мегаполисом, ухватит за  -шею  этот  чертов  закон,
суммируя  и  автоматически  притягивая  всю  территорию  до  станции  к  уже
имеющейся площади города. Ну, и уж, для пущей надежности, соединится станция
и телефонной, и телевизионной связью с центром. Привязка будет полной, как и
положено. Не  был он прав,  этот блюститель  порядка жизни, и  в этой партии
выиграет не он, это был только шах, мат будет ему.
     Выбирать ему будет не из чего, станция-то  маленькая,  единичная для их
масштабных  опасений,  привыкли,  ведь, к  десяткам  километров,  погоды  не
сделает. Почему одиночная и почему так далеко? Да все просто будет, господа.
Она  ведь  атомная, ребята,  атомная. Следовательно,  опасная,  если  близко
будет. Как говорится, вот тебе и раз, вот тебе и два.
     Раш бросил карту на сиденье.
     - Заворачивай, едем на строительство. - Его голос прозвучал уверенно,
твердо. В нем звучала целеустремленность и оптимизм.
     Протянув руку к дверце, Раш открыл окно и подсел к нему поближе.
     - Долго еще ехать? Уже целый час прошел,  а этой  пустыне все конца не
видно.
     Шофер обернулся к Рашу и с любопытством взглянул на него.
     - Давненько  вы, мистер Раш,  не  бывали тут,  видно. Помнится,  когда
строили, все, как свои пять пальцев, знали. Еще минут с пятнадцать осталось.
Вон уже, видите,  появляется потихоньку. -  Водитель показал вдаль. Там, на
слепящем песчаном фоне начали подниматься из-за линии горизонта темные крыши
небоскребов.
     Раш скорчил недовольную гримасу, было жутко неприятно засветиться своей
забывчивостью, даже  перед  шофером.  Он действительно не был тут  давно.  С
самого окончания строительства. Он очень боялся, что его личное  присутствие
вызовет лишние подозрения у  людей, так мило  побеседовавших с  ним. Все его
усилия с того момента были сконцентрированы на этом. Но сейчас,  слава богу,
все уже обошлось. Они  ничего не заметили,  точнее, ничего не поняли, и  Раш
сделал  свое дело.  Сейчас  же  он ехал  проверить плоды, взросшие  на  этом
дереве.
     -  Да, год это большой срок. Целое переселение  народов,  запуск этого
механизма-гиганта,  нормальное  его вхождение в  рабочий ритм  с полноценным
функционированием всех систем жизнеобеспечения. Да  и люди. Люди, попавшие в
мир фантастики,  который должен стать для них миром повседневной реальности.
Пожалуй, это был  самый тяжелый и ответственный этап,  столько  было сбоев и
трудностей.  И вот,  спустя  несколько  месяцев, все наконец-то  заработало,
загудело, вошло в колею и покатилось по намеченному пути.
     Раш вышел из  забытья и взглянул вперед.  Зеркальные  скалы  чудовищным
нагромождением  заслонили  все  пространство  впереди   машины.  Они  стояли
сплошной, возрастающей ступенями в небо стеной, уходящей за горизонт влево и
вправо. Машина въехала на просторную стоянку и остановилась.
     - Прибыли, мистер Раш, - повернулся к нему шофер.
     - Тут вы и пересаживайтесь, вон их сколько стоит тут, машин этих.
     Я дальше не поеду, сами, небось, знаете, в городе  человек за рулем вне
закона.  Повышенная  опасность  для  него,  во, дошли-то. Это  мы у себя,  в
остальном мире привыкли, понимаешь ли, сами водить, а  тут...  Словом, ваших
же собственных рук и дело. - Водитель улыбался.
     Раш вылез из машины и  достал из  кармана дистанционный маячок, который
остался  еще  с  окончания   строительства.  Хотя  в  городе  уже  наверняка
сменилось, как минимум,  одно  поколение таких приборов,  но этот еще должен
был действовать. Какие-то странные чувства навеял  на него этот шофер своими
словами  о привычке  остального  мира. Но  это  не  было  чувство новичка  с
круглыми, выпученными  от  удивления  глазами,  вступающего в этот  чересчур
ультрасовременный город. Он был все-таки  хозяин, если угодно, то  даже отец
всего  этого.  Раш  начал  вызов,  и  через минуту  рядом, объехав  по кругу
стоянку, остановилась сияющая розовым перламутром машина. Раш открыл дверь и
сел  на  переднее  сидение.  По  щитку приборов  пробежала  зеленая  цепочка
мигнувших друг за другом лампочек.
     -  Двадцать минут  по городу,  а  потом  к  зданию мэра,  -  спокойно
произнес Раш.
     С  некоторыми  тонкостями  техники  мегаполиса он  знаком  не  был,  но
догадаться,  что к чему, было не  так  уж  сложно.  Машина  ехала  быстро  и
одновременно с этим очень спокойно. Не было ни резких торможений, ни быстрых
разгонов,   все  маневры  происходили   так  изящно  и  мгновенно,  что  Раш
залюбовался этим, как ребенок.
     Миллионная  сеть компьютеров, взаимодействующих  между собой, создавала
на  трассах видимость  великолепно отрепетированного  спектакля  жизни,  а в
главных ролях были машины,  несущиеся по эстакадам разных ярусов и шоссе  во
всех направлениях. Они  заранее знали,  что  и  где их  ждет, как и когда им
повернуть, разогнаться или остановиться. Незабываемые впечатления возникали,
проезжая  по  верхним эстакадам, когда внизу зияли темные расщелины  домов и
пересекающиеся  нижние  ярусы  дорог.  Зеркала   окон  многократно  умножали
шевелящийся вокруг муравейник. Да и вообще,  все это, действительно,  ужасно
напоминало муравейник, муравейник будущего.
     Раш  посмотрел  на часы,  шла двадцать  первая  минута прогулки. Машина
плавно скатилась ярусом ниже, потом еще  ниже  и, наконец,  выйдя на широкий
людный проспект , помчалась к приближающемуся справа зданию мэрии.
     Раш уже собрался,  было, выходить, но вдруг с  недоумением заметил, что
машина, даже не  притормозив  у стоянки мэрии, проехала  дальше,  завернув в
противоположную, левую улицу, съехала к площадке другой стоянки.
     - Что  за сервис, черт бы тебя побрал, Я что,  сюда просил, что ли, -
возмутился Раш.
     Но  на  приборной доске  уже пульсировал  сигнал неполученной оплаты, а
следовательно перезаказ уже не  принимался и  двери были  заблокированы. Раш
кинул в темнеющее  углубление две  ассигнации и,  тут  же получив  сдачу  из
выехавшей  полочки,  не пожелал  больше находиться  в  машине и, тем  более,
делать новый заказ.
     - Чертовщина какая-то. Неисправна, что ли. И стоянка возле мэрии вроде
действующая, а чего-то проехала, непонятно. - Раш вышел на проспект.
     Это  только  сидя в  машине  казалось,  что  проехал недалеко.  Простор
проспекта  и  масштабность всего,  что  его окружало,  обманывало  кажущейся
близостью. На самом деле, до мэрии даже на глазок было километра с полтора.
     Раш качнул головой.
     - Ох, уж  эта  машина, ну  и  подшутила.  -  Он  опять достал маячок.
Подкатившее  серенькое  авто  почему-то приглянулся больше,  чем  предыдущая
машина, и Раш ввалился в заднюю часть салона.
     - Ну что, к мэрии, и побыстрее, пожалуйста, -  Раш отлично  знал, что
побыстрей, чем  тут, и так не будет,  даже  с супер  -  пожалуйста, но ведь
терять  человеческую  натуру  совсем  не  обязательно  даже  среди всего  до
невозможности   рационального  и  до  мелочей  рассчитанного.  Авто  набрало
скорость  и, проехав  по проспекту километров  пять за  мэрию, вместо  того,
чтобы  свернуть  на перекрестке  обратно,  огибая  разделяющую трассу черту,
съехало на стоянку и замигало лампочкой оплаты.
     Раш  позеленел от гнева. Вихрь  эмоций  на  секунду захлестнул разум, в
глазах поплыли круги.
     - Ах ты, сволочь такая. Да вы что  же это, сговорились здесь, что  ли.
-  Он  оплатил  проезд  и выскочил,  как  пуля, сильно  хлопнув дверкой  на
прощание.
     Мимо проехал  рейсовый автобус, и авто плавно  отъехало, догоняя его  и
обходя справа.
     Раш немного отошел, но решил испытать  судьбу  еще раз. Странно бывает,
когда   человек,   вопреки   норме   своей,   принимает   после   длительных
ненормальностей  за  ненормальность  как  раз  то,  что  и есть самая норма.
Зеленая каплевидная машина за две минуты доставила Раша туда, куда он не мог
попасть уже целых полчаса.
     Выйдя прямо к центральному входу мэрии, Раш облегченно вздохнул.
     - Интересные подарочки приготовило родное детище,  ничего не  скажешь.
- Пройдя к двери, он шагнул в открывшееся пространство здания.
     Мэр   встретил   его   радушно.  Будучи   и   сам  активным  участником
строительства в  недавнем прошлом, он был рад увидеть Раша после длительного
перерыва.
     В  уютно обставленном кабинете они немного освежились прохладительным и
побеседовали о городе. Раш не мог не поделиться случившимся и тотчас поведал
мэру об этом. Реакция мэра была  на удивление спокойной.  Так, как будто это
само собой разумеется.
     - Дорогой вы мой. Да таких штук со мной на день с десяток бывает. Чуть
меньше,  чуть больше  и  серьезнее. Откровенно говоря,  и не только со мной.
Многие  из строителей пожелали  тут остаться, а мелкое и среднее руководство
стройками, по вашему разрешению, заняло здесь кое-какие посты.  Так вот, все
они, все  те, кто  не приехал на  готовое, а  строил этот  остров прогресса,
поголовно подвержены этому явлению. С  жителями со стороны такого не  бывает
никогда.  Это какое-то  необъяснимое явление,  очень и  очень странно, город
словно  считает  нас чужеродными частицами, но мы живем и не жалуемся. Кроме
этих мелочей, все, вроде бы, в полном порядке. Далее мэр пустился  в рассказ
о своих делах  и заботах, о городских  проблемах. Хоть механизм жизни уже  и
работал, все  же, как  и  везде, были свои  заботы,  свои недоделки и  вновь
рожденные задачи. Раш провалился поглубже в мягкое кресло и слушал Мэра, его
задорный  отчет и планы на будущее.  Заключая  свои выводы о финише создания
всего этого,  Раш  вполне  мог  спокойно  поставить точку,  отметив для себя
качественность своей работы, но что-то тревожило его.
     Пожалуй, даже не эта странность  с машинами и  что это происходит  не с
ним одним. Что-то созревало в его голове , какая-то микроскопическая догадка
блуждала по коридорам памяти, захватывая известное ранее по дороге с собой и
стремясь вырваться в четко сформулированный всеобъемлющий вывод.
     Просидев в мэрии еще  с полчаса, Раш решил,  что легкий  экскурс в дела
его проекта пора  завершать. Он получил исчерпывающую информацию обо всем из
жизни, дел и всего остального и, пожалуй, остался всем, в общем, доволен.
     Он  спустился  к стоянке  вместе  с  мэром,  провожаемый  почтительными
взглядами окружающих, и, сев в машину, отправился на загородную стоянку, где
ждал его старый для этого мира спецзаказовский длинный автомобиль.  С личным
живым шофером и такой привычной атмосферой жизни
     Было около четырех часов  дня, когда  быстрая,  как  стрела, начиненная
компьютерами машина, сбавив скорость и съехав на площадку стоянки, доставила
Раша к месту назначения.
     Он вышел  на раскаленный асфальт и вдохнул полной грудью. С этого места
мегаполис был особо обворожителен. Он  зависал в небе над Рашем, как исполин
над ничтожно маленьким существом, подавляя  своими размерами и  сиянием. Раш
подумал о  сотнях похожих  по  размерам городов,  образующих  темные  пятна,
поблескивающие зеркалами домов.  Эти пятна растут,  разбрасывая вокруг  себя
точки пригородов и городов-спутников,  а потом вновь поглощая их  в процессе
роста и вновь разбрасывая.
     Они срастаются с такими же, как  они,  гигантами и со встретившимися на
пути средними  городками. Они, как  и  стоящий перед ним гигант,  шевелятся,
живут, они дышат. По их внутренним артериям текут потоки машин с грузами для
них же, в их недрах бьются реакторы и турбины их сердец. Они живые  существа
со сложнейшим устройством.
     Раш  облокотился  на  горячий  капот   своей  машины.  Слабый  проблеск
воспоминания начал нарастать  и  становиться  все отчетливее и  сильнее.  Он
вспомнил,  что навевает  на  него все это. Огромная клетка на  прямоугольном
стеклышке под линзой микроскопа. Она также пульсировала и двигалась, росла и
перерождалась внутри себя.
     Нет, он не прав, досадная ошибка была виной создания его детища. Ошибся
ученый, ошибся и он, не поняв его  и  его работ, ошибся поймавший его агент.
Тройная,  а,  может,  и миллионная ошибка была в оценке и  планах на будущее
этого места. Никогда еще в жизни  и в природе не  было ничего, что можно  бы

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг