Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
                                   Части                         Следующая
                      Сергей Дмитриевич МСТИСЛАВСКИЙ

                                КРЫША МИРА

                          Приключенческий роман

     ________________________________________________________________

                           О Г Л А В Л Е Н И Е:

                 Риск
                 Роман Подольный. Предисловие

                 Глава I.     Охотники за черепами
                 Глава II.    В Самарканде
                 Глава III.   Тигр идет
                 Глава IV.    Кишлак скоморохов
                 Глава V.     Воскрешение султана Бабура
                 Глава VI.    Черная смерть
                 Глава VII.   Макшеватская пещера
                 Глава VIII.  Месть татарина
                 Глава IX.    Тигры
                 Глава X.     Белый князь
                 Глава XI.    Дивья застава
                 Глава XII.   Хранители тропы
                 Глава XIII.  Уголь и железо
                 Глава XIV.   Медвежье ущелье
                 Глава XV.    На заповедной тропе
                 Глава XVI.   Змеиный город
                 Глава XVII.  Турий лоб
                 Глава XVIII. Гадание
                 Глава XIX.   Крыша Мира
                 Глава XX.    Начало пути

     ________________________________________________________________


                                   РИСК

     Книгой Сергея Мстиславского "Крыша мира"  (ее  не  раз,  и,  кажется,
справедливо, называли лучшим русским приключенческим романом) мы открываем
новую серию.
     Серия эта - последуем хорошему старому примеру - обращена к мальчику,
становящемуся  мужчиной,  и  к  мужчине,  в  котором  еще  живет  мальчик.
Авантюрный,   приключенческий  сюжет   -   вот   непременная  черта   всех
произведений, которые мы собираемся здесь выпустить. Но только этого мало,
чтобы обеспечить книге законное право на  долгую жизнь.  Сюжетность должна
сочетаться  с  художественностью,  кроме  стремительности  действия  нужны
мысль,  чувство,  то,  что мы  обозначаем включающим в  себя многое словом
"человечность".
     И на вершинах своих мировая литература далеко не всегда обходится без
захватывающих  дух  чисто  сюжетных  поворотов.  Разве  мало  напряженного
действия, риска, отчаянных поступков героев в "Капитанской дочке" Пушкина,
"Братьях  Карамазовых" Достоевского,  "Повести о  двух  городах" Диккенса?
Классики-то   уж   знали,   как   помогает   читательскому   сопереживанию
читательское со-действие  с  героем.  А  если  даже  не  говорить о  таких
непревзойденных образцах,  сюжетность особенно важна для  читателя юного -
разве  есть  на  свете  народные  сказки  без  энергичного  и  конкретного
действия? А лучшие книги Дюма, Джека Лондона, Вальтера Скотта, писавшиеся,
между  прочим,  для  взрослых,  потому  и  стали  любимым чтением детей  и
подростков,   что  через  мысленное  со-действие  поднимают  к  подлинному
со-чуствию.  В детстве,  как сказано в "Балладе о борьбе" Высоцкого, умеют
читать так, что

                            ...Друзей успокоив
                            И ближних любя,
                            Мы на роли героев
                            Вводили себя.

     Однако многих героев, в которых можно играть, вместе с которыми можно
"приключенствовать" (простите скрежещущее словцо),  мы ухитрились потерять
и забыть, словно их и не было. Первая, но не последняя задача серии "Риск"
- вернуть к  новой  жизни достойные того  "книги действия",  исчезнувшие с
читательского горизонта десятки, а то и многие десятки лет назад.
     Вслед за "Крышей мира" Мстиславского выйдет роман "На крови"  -  того
же  автора  и с тем же героем,  но теперь уже не путешествующим по Средней
Азии,  а работающим в революционном  подполье  -  и  дерущимся  на  дуэли,
признанным членом петербургского высшего света - и главой боевого рабочего
союза,  террористом.  Время действия - первая русская  революция.  Притом,
заметьте,   "На   крови",   как   и   "Крыша   мира",  роман  в  основе  -
автобиографический.
     Третья намеченная к изданию книга -  фантастико-психологический роман
"Жар-цвет".  Написал его Александр Амфитеатров,  один из виднейших русских
публицистов и  прозаиков конца XIX  -  начала XX  века.  Знаток славянских
преданий и легенд,  мифов многих других народов. Амфитеатров создал своего
рода  "роман  ужасов",   где   автор  позволяет  читателю  самому  решать,
происходят те  или  иные  "чудеса" на  самом деле  либо  существуют лишь в
больном сознании одного из персонажей.
     Совсем в другом роде написан сатирико-фантастический роман испанского
писателя XX века Сальвадора де Мадариаги "Священный жираф".  Через  тысячи
лет  после  нашего  времени  новые  обитатели  земли  гадают,  какой  была
предшествующая  им  история,  -  но,   право   же,   не   только   веселой
несообразностью таких догадок интересен роман...  Мадариага, писавший, как
на родных,  на испанском,  французском и английском языках, занимает очень
своеобразное  положение  в мировой литературе.  А роман "Священный жираф",
вышедший на русском языке единственный  раз  (в  1928  году)  и  ничтожным
тиражом,  отлично помнят те немногие,  кто его смог прочитать,  - и, между
прочим,  с удовольствием цитируют. Пусть же больше будет русских читателей
у одного из самых остроумных писателей нашего столетия.
     В  дешевой  легковесности принято  упрекать  Эдгара  Райса  Берроуза,
знаменитого  как  автор  "Тарзана".  Да,  в  глубокомыслии или  тщательной
разработке характеров этого автора не "обвинишь".  Но мы все-таки намечаем
выпустить в  новых переводах его "Принцессу Марса" и "Боги Марса".  Ведь в
них  были  впервые опробованы многие варианты фантастических происшествий,
нередко знакомых нашим  читателям по  более поздним произведениям вовсе не
более талантливых последователей Берроуза;  привлекает и то,  что при всем
разнообразии  берроузовских обритателей  Марса  главный  герой,  землянин,
находит себе друзей среди марсиан почти что любых цветов радуги. Не так уж
это обычно для американского фантаста того времени...
     А  еще мы хотим обратиться к творчеству умершего в 1930 году и теперь
практически неизвестного советского писателя Сергея Заяицкого; представить
читателю удивительный опыт "коллективного романа",  составленного Николаем
Борисовым в  20-х  годах из  произведений семнадцати писателей -  от Джека
Лондона  до  Стефана  Цвейга;  переиздать  почти  неизвестное произведение
хорошо известного Леонида Андреева "Сашка Жигулев" (1911 год) -  о  судьбе
русского  террориста;  роман  большого поэта  и  видного  прозаика Михаила
Кузмина "Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостро...".
     Разумеется, перечисленным наши планы не исчерпываются. Все эти книги,
мы  надеемся,  будет  не  только  по-настоящему интересно  прочитать,  они
оставят след в памяти.


                               ПРЕДИСЛОВИЕ

     Автора  этой  книги  никак  не  назовешь  забытым  писателем.  Сергей
Дмитриевич Мстиславский умер в  1943 году.  А  его произведения выходят до
сих пор, и общий тираж их только за последнее пятилетие приблизился к двум
миллионам. Но издают и переиздают почему-то в основном только одну книгу -
историко-революционный роман  "Грач,  птица весенняя",  вышедший впервые в
1936 году. Главный герой его Николай Эрнестович Бауман.
     Вдесятеро меньший тираж  пришелся в  наше  время на  появившуюся чуть
позже книгу о февральской революции - "Накануне. 1917 год".
     Но автору,   когда   он   заканчивал   работу   над   этими    своими
произведениями,  было  уже около шестидесяти.  Что же,  все,  написанное и
опубликованное им до 1936 года,  кануло в тьму  времен,  ушло  "на  свалку
истории", навсегда перешло в тот грустный разряд литературы, что далеко не
в равном отношении оказывается разделен  между  фабриками  по  переработке
макулатуры,    редкими    крупнейшими    книгохранилищами   и   любителями
"антиквариата"?  Думаю,  книга, которая лежит перед вами, свидетельствует:
приговор   не  только  подлежал  обжалованию,  он  уже  отменен.  Надеюсь,
творчество писателя в конце концов вернется к нам если не целиком - у кого
из мастеров, за редкими исключениями, не бывало вещей относительно слабых,
- то во всяком случае в достойнейшей своей части.
     И вместе с романами, повестями и рассказами вернется к нам сама жизнь
этого человека,  со  всей ее нестандартностью.  Известно,  что планируется
переиздание и некоторых воспоминаний Сергея Мстиславского, воспоминаний не
писателя, а революционера, политического деятеля, командира и комиссара, а
также его публицистика.


     Нельзя сказать, чтобы о революционных заслугах Мстиславского вовсе не
вспоминали.  В  предисловиях  или  послесловиях к  тем  двум  книгам,  что
переиздавались,  в  разного  рода  справочниках и  после  смерти  писателя
упоминалось,  что он участвовал в первой русской революции (и был брошен в
Петропавловскую крепость  за  подготовку восстания  в  финляндском военном
округе), что занимал во время гражданской войны такие-то и такие-то посты.
Затем цитировали сказанные Мстиславским в конце 30-х годов слова,  -  мол,
книгой "Грач,  птица весенняя" он,  беспартийный,  сдал экзамен на  звание
большевика. И, обычно, все...
     К какой  же  партии  принадлежал  автор  этой книги о Баумане в пору,
когда был подпольщиком и комиссаром?  Теперь эту  "страшную  тайну"  можно
открыть:  еще  на  рубеже  нашего века примкнул Сергей Дмитриевич к партии
социалистов-революционеров (эсеров). Эсером он стал вскоре после того, как
пришел  в революционное движение,  эсером долго и оставался.  А с середины
30-х годов все российские политические партии, кроме большевиков, были уже
объявлены,  в духе сталинского "Краткого курса истории ВКП(б)",  не просто
реакционными,  буржуазными   или   мелкобуржуазными,   но   непременно   -
сознательными врагами рабочего класса, советской власти, Советской России,
да еще продавшимися другим,  еще более  страшным  врагам.  Процитирую  для
примера  хотя  бы  статью "Эсеры" из 11 тома Малой Советской энциклопедии,
вышедшего в 1947 году.
     "Вместе с меньшевиками,  анархистами,  буржуазными националистами,  в
тайном союзе с изменниками и предателями -  троцкистами и бухаринцами,  по
заданиям и  на  средства иностранных империалистов и  иностранных разведок
Э(серы) вели преступную - явную и тайную борьбу против Советской власти".
     В  таком  же  духе  вся  история  раскрашивалась  уверенной  рукой  в
однотонные  красный  и  черный  цвета.  Забывали,  например,  о  том,  что
большевики заключали практические союзы с  эсерами во время первой русской
революции,  что  в  октябре 1917 года эта партия раскололась как раз из-за
разного отношения ее  членов к  большевикам.  И  если  правые эсеры  после
раскола  активно  выступали во  многих  районах  страны  против  советской
власти,  входили в  контрреволюционные правительства и  т.  п.,  то  левые
социалисты-революционеры  вступили  в  союз  с  большевиками,   поддержали
советскую  власть.  Несколько позже  их  представители вошли  в  ленинское
правительство   как   народные   комиссары.    Существовал   двухпартийный
правительственный блок.
     Левоэсеровский мятеж в  июле 1918 года разорвал союз,  который мог бы
очень многое дать развитию нашего общества.  Именно после разрыва ЦК левых
эсеров   с   большевиками  советская  власть   фактически  превратилась  в
однопартийную (хотя во  многих советах продолжали еще  активно работать не
только большевики, но и представители других партий; последние участвовали
даже  в  съезде Советов,  провозгласившем в  декабре 1922 года образование
Союза Советских Социалистических Республик). Тем самым оказалась устранена
легальная внутрисоветская оппозиция;  а  ведь сам факт существования такой
оппозиции  мог   помешать   установлению  форм   однопартийной  диктатуры,
позволивших в конечном счете Сталину прийти к единоличной власти.
     Остается добавить,  что значительная часть  левых  эсеров  отказалась
принять   участие   в   июльском   мятеже   или  вернулась  после  него  к
сотрудничеству  с  большевиками,  немалое  число   бывших   левых   эсеров
участвовало  в  гражданской  войне  за  советскую  власть,  многие  из них
вступили в ряды большевиков.
     Далеко не  просто обстоит дело и с некоторыми другими партиями.  Так,
анархистом  был  знаменитый  "матрос  Железняк"  -  Анатолий   Григорьевич
Железняков.   Ленин,  кстати  сказать,  высоко  ценил  идейного  теоретика
анархизма П.  А.  Кропоткина.  Он же почтил  память  левого  эсера  П.  П.
Прошьяна  как  товарища  по революционной борьбе,  хоть тот и был одним из
вождей июльского мятежа...  Наконец,  меньшевики  тоже  бывали  не  только
противниками  большевиков:  во  время  наступления  Деникина,  угрожавшего
гибелью советской власти,  меньшевики  объявили  партийную  мобилизацию  в
Красную  Армию,  причем  порою  становились  в  ней не только рядовыми или
командирами,  но и комиссарами.  Слишком долго  упрощалась  наша  история,
чтобы вычеркнуть из нее такие страницы.
     Это  сверхкраткое общеисторическое отступление прямо  касается автора
книги:   без  такой  справки  невозможно  понять  повороты  судьбы  Сергея
Дмитриевича Мстиславского.


     Не  собираюсь  пересказывать книгу.  Прошу,  однако,  заметить  себе:
"Крыша мира" имеет своего реального прототипа,  и это автор романа. Сергей
Дмитриевич    Мстиславский    (Мстиславский    -    псевдоним;    впрочем,
псевдонимов-масок  у  этого  автора  набирается  тьма:  он  подписывался и
Бахарь,  и Белозерский,  и Бирюк, и Северный, и С. Дмитриев, и С. М., и С.
Д., и С. М-ский, и просто Сергей...).
     Отец писателя, Дмитрий Федорович Масловский, сделал достойную научную
и военную карьеру,  стал не только профессором Академии Генерального штаба
и  генерал-майором,  но и  основателем кафедры в  этой Академии -  кафедры
русской военной истории.  Труды старшего Масловского были отмечены премией
Петербургской академии наук,  что,  разумеется,  богачом его  не  сделало.
Много "мешали" Дмитрию Федоровичу честность и принципиальность,  нежелание
соглашаться на  унизительные компромиссы с  жизнью.  Как легко было бы ему
пойти навстречу пожеланиям некоторых высокопоставленных лиц, обеспокоенных
нелестными замечаниями историка о деяниях их сиятельных предков.  Да вот -
не пожелал прислушаться к доводам благоразумия упрямый генерал.  И остался
сын,  после  его  смерти,  при  прекрасном воспитании и  отличных светских
связях,  почти  что  без  средств к  существованию.  Замечу,  однако,  что
уважение бывших  сослуживцев отца  к  памяти  старшего Масловского сыграло
немалую роль в жизни Сергея, не раз выручало его в опасных ситуациях.
     В   "Крышу   мира"   он   вступает   студентом   Санкт-Петербургского
университета,  бывалым участником антрополого-этнографических экспедиций в
Среднюю Азию.
     Герой романа -  аристократ по  рождению (Масловские,  что называется,
хорошая дворянская семья, но не более того, а вот псевдоним Сергей возьмет
взаймы  у  знатнейшей русской  княжеской  фамилии  Мстиславских;  были  те
Мстиславские потомками литовского великого князя Гедимина;  в  разговорах,
если  верить  воспоминаниям  Н.  Я.  Мандельштам,  встречавшейся с  С.  Д.
Мстиславским-Масловским в  1918  году,  он  именовал  себя  Рюриковичем по
происхождению).  Врожденный аристократизм героя  в  данном  случае  вполне
уместен:   он  не  мешает  Сергею  быть  своим  и  для  офицеров  русского
захолустного  гарнизона,   и  для  охотников-горцев  или  чумазых  зобатых
кузнецов Припамирья;  зато  заставляет наследственных азиатских правителей
чувствовать в  госте равного себе -  чему способствует знание Сергеем всей
гаммы сложных местных обычаев и правил поведения.
     Подлинно  романтический герой,  Сергей,  по  выражению самаркандского
джигита,  "конем правит, как святой Алий", одерживает победы на знаменитых
спортивных играх степняков и  горцев -  байгах-козлодраниях;  храбр он  до
безумия,  находчив,  как сам Одиссей, а хитроумием не уступит д'Артаньяну.

Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг