Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   - Разрешите войти?
   - Да, да, прошу.
   - Владимир Николаевич, у меня без вашей подписи не принимают  заказ,  а
он очень срочный.
   - Но вам же известно, Олег Павлович, что заказы  подписывает  начальник
лаборатории, а не начальник отдела.
   - Да, конечно. Но мне надо вне очереди, а как раз это без вашей подписи
не сделают.
   - К чему такая спешка?
   - Понимаете, этот препарат не нашего производства, мне его достали... в
институте молекулярной биологии. И долго храниться он не может.
   - Ну, хорошо, но только в  виде  исключения.  Крайне  неприятно  бывает
начальнику лаборатории, когда даются указания через его голову, ведь  так?
Представьте себе, что вам... Я вижу, вы меня поняли. Давайте  сюда  бланк,
подпишу.
   День начался с беготни. Оправдывалось бытующее  мнение,  что  "младшего
научного сотрудника ноги кормят". Вчера Андрей принес "лекарство", которым
Рольберг потчует Проню, и сегодня была надежда точно определить,  что  это
за "лекарство". Ведь, как утверждал Евгений, "лекарство" предназначено для
"ненормальных", то есть заурядных  людей,  не  гениев.  Олег  хорошо  знал
многие биохимические препараты для стимуляции центральной нервной системы.
Было ли что  существенно  новое  в  "лекарстве"  Рольберга?  К  концу  дня
аналитики обещали выдать результаты.
   - Олег, ты что сегодня такой грустный?
   Это Людочка. Такое уж у нее очаровательное свойство - отрывать Олега от
дела в самый неподходящий момент.
   - Я не грустный, я - со-сре-до-точенный.
   Олег как раз собирался  испробовать  на  вкус  остатки  "лекарства  для
ненормальных". Отчего-то было у него такое чувство,  что  этим  он  внесет
существенный вклад в разгадку тайны Рольберга.
   - Нет, я вижу, ты чем-то расстроен.
   - Людочка, уверяю...
   - У тебя это  буквально  написано  на  лбу.  Но  раз  ты  предпочитаешь
скрывать - лучше молчи. Привет!
   И она, неподражаемо дернув плечиком, скрылась  за  несгораемым  шкафом.
Олег, провожая ее взглядом, почувствовал вдруг  настоятельную  потребность
подвергнуть свое нынешнее состояние психоанализу.
   "Она такая чуткая! Я со своей толстокожестью сам не отдаю себе отчета в
собственном состоянии. Определенно, эти рольберговские штучки выбили  меня
из привычной колеи. Людочка права: у меня, наверное, начинает  проявляться
мания преследования и комплекс неполноценности. Преследования - потому что
противозаконно слежу за домом профессора, неполноценность  -  от  сознания
интеллектуального превосходства сопливого мальчишки".
   Научная организация труда пока  еще  только  пробивает  себе  дорогу  в
научно-исследовательские институты. Олег  в  этот  день  едва  ли  мог  бы
похвастать достижениями во  внедрении  НОТ  на  своем  рабочем  месте.  Он
неприкаянно слонялся между аналитичкой и закутком, где возилась  с  мышами
Людочка. По дороге то ли туда, то  ли  обратно  удачно  парировал  попытку
электронщиков впрячь его в "саморазваливающуюся телегу", как окрестил  шеф
капризную лабораторную ЭВМ. Однако абсолютной свободы,  как  известно,  не
существует: профорг Володька-маленький подсунул-таки стенгазету.
   - Родимый, только заголовочки! Неужели тебя не вдохновляет эта бордовая
гуашь?..
   Олег покорился  и  даже  нарисовал  сверх  плана  почтовый  ящик  внизу
последней колонки, дескать,  ждем  ваших  писем.  Потом  решился  и  разом
проглотил остатки "лекарства".
   Не сладко, не горько. Чуть кисловато, пожалуй, да еще  -  показалось  -
немножко маслянисто. Олег заперся в  фотолаборатории,  сел  в  скрипнувшее
всеми пружинами кожаное кресло, лет двадцать назад списанное из приличного
кабинета, и сосредоточился на внутренних ощущениях.
   Ощущения были все те же. В голову лезло вперемежку все, что угодно.
   "Балда, надо было продумать методику испытаний, - спохватился  Олег.  -
Попробовать запоминание, что ли?"
   Как назло, под рукой не оказалось ни одной книги.  Пришлось  сбегать  в
библиотеку.
   "Предварять, предварить кого чЪмъ, упреждать, предупредить сдЪлать  что
прежде, ранЪе другаго,  успЪть  напередъ..."  И  далее  -  огромный  абзац
текста.
   Олег закрыл Даля и попытался вспомнить всю статью. Дальше первой строки
да еще нескольких слов дело не пошло.
   "А чего ты хотел?  Рольберг  еще  и  облучением  каким-то  воздействует
одновременно. Скорее всего,  именно  это  облучение  несет  информацию,  а
"лекарство" - что-то  вроде  проявителя-закрепителя.  Только  так!  Химизм
клеток мозга - и не только мозга - тесно связан с  игрой  биотоков.  Любое
колебание  биотоков  обусловлено  незначительным  изменением   химического
состава клетки. Наверное, возможна и обратная  связь.  Конечно,  возможна,
ничем другим не объяснишь случаев телепатии! Стоп, стоп... Ну да,  отчасти
из-за взглядов на телепатию и "ушли" Рольберга.
   Все  выстроилось  в  стройную  систему,  каждый  факт  получил  строгое
истолкование. Проня: непривычные знания, чуждые ему,  его  пугают.  Потому
всеми способами отлынивает от опытов. Евгений: блестящая удача  Рольберга,
правда, если учитывать лишь одну сторону, закрывая глаза  на  неправильное
нравственное развитие  ребенка.  Наконец,  черви,  обретшие  голос!  Очень
просто: Проня полил их "лекарством", а затем они попали  в  зону  действия
облучения.  Нейроны  их  клеток   уподобились   высокочастотному   каскаду
радиоприемника, стали  способны  "принять"  модулированную  информацию.  А
наведенное поле прочно "записалось" в клетках,  словно  на  ферромагнитной
ленте. Вся разница в том, что клетки мозга  способны  "выдать"  полученную
таким способом информацию, ну а  червь  за  отсутствием  сознания  проявит
приобретенные "способности" разве что в такой  ситуации,  какая  сложилась
при испытаниях системы "Дубль-дуб".
   - Кремов, вас уже  не  интересуют  результаты  анализа?  -  официальным
голосом сообщила Людочка из-за двери.
   - Спасибо, Людочка, бегу!
   Аналитики  работнули!  Ни  в  какие  бланки  отчетности  результаты  не
втискивались, и потому  Олегу  вручили  два  листка,  исписанных  бисерным
почерком завлаба.
   Вопреки обычаю структурная формула в начале анализа отсутствовала.  Шло
перечисление чуть ли не половины  элементов  Менделеевской  таблицы  и  их
соотношение с точностью до сотых процента.  Потом  -  осторожные  домыслы:
"соединения типа высших жиров... образования, напоминающие аминокислоты...
не  представляется  возможным  достаточно   уверенно   классифицировать...
микроструктурный анализ затруднен ввиду наложения  сложного  фона"  и  так
далее.
   - Пал Егорыч, - взмолился Олег, - мне крайне важны именно структуры,  а
вы, как нарочно...
   Завлаб оторвал взор от пухлой папки отчетности:
   - Как вы считаете, бог есть?
   - Нет.
   - И даже если бы был, по этому образцу он вам не сказал бы больше,  чем
мы. Тащите еще, если вам нас не жалко.
   - Сколько надо? Еще бутылку?
   - Еще бочку, а лучше цистерну.
   - Шутите...
   - Это вы шутите! Явно биолого-медицинский препарат, кто-то изготовил  -
отчего не спросить их, как да из чего? Нет, вам подайте обратным порядком,
расшифруйте ему головоломку, да еще по возможности сегодня!
   - Пять-шесть докторских диссертаций можно защитить  на  таком  анализе.
Если, конечно, вещество того стоит. А?
   Олег сделал вид, что не слышал этого "А?"



   17. ЕЩЕ ЗВЕНИТ В РОЯЛЕ КАЖДАЯ СТРУНА

   С древнейших времен замечено  существование  в  подлунном  мире  закона
подлости. К примеру, если падает  бутерброд  -  шлепается  на  пол  именно
намазанной стороной. Неделями без перерыва может стоять упоительная летняя
погода, но  как  только  истосковавшийся  в  институтских  стенах  младший
научный сотрудник урвет пару деньков отгула - непременно зарядит дождь.
   Собственно, дождя не было, но все небо затянуло плотной серой  пеленой.
Нина на веранде делилась с Музой Федоровной обидами на неустроенную  жизнь
жены геолога, по полгода шлендрающего медвежьими закоулками  в  нестираных
носках. Доносился также приторный запах закипающего  клубничного  варенья,
густо  замешанный  на  керосине.  Из  этого  Олег  заключил,   что   запас
баллончиков с газом иссяк. Не миновать  ему  дополнительного  огорчения  в
виде часовой очереди у Казанского вокзала.
   Нет лучшей маскировки для тайного наблюдателя за объектом, чем утренняя
физзарядка. Олег со  свистом  выбросил  вперед  правую  руку,  утяжеленную
трехкилограммовой гантелью, и та увлекла его в заросли у заборчика.
   "Для моих коленок вреден юмористический образ мышления",  -  уговаривал
себя Олег, пытаясь сдержать внутренний хохот.
   Картина, открывшаяся его глазам по ту сторону  забора,  и  впрямь  была
своеобразной. От телевизионной антенны, укрепленной на коньке  крыши  дома
N_10, лучами расходились по  скату  рояльные  струны.  Проня,  привязанный
веревкой к дымовой трубе, балансировал по самому краю крыши. Он  заботливо
расправлял шелестевшие и скрежетавшие на оцинкованном железе струны.
   - Проверь слева, Проня! Везде не более пятнадцати сантиметров! - кричал
откуда-то из-за угла Рольберг.
   - Будьте уверены, Алексан Яклич, - возбужденно отзывался Проня. -  Глаз
- ватерпас. В лучшем виде заземлим, не впервой...
   Олег побежал  по  тропинке  вдоль  забора,  усиленно  имитируя  дыхание
загнанной лошади. На обратном пути  удалось  разглядеть  спину  Рольберга.
Профессор сидел на низком  складном  стульчике  и,  по  всей  вероятности,
прикручивал где-то у самой земли струну, свисавшую с крыши.
   - Алексан Яклич, я счас сам все приделаю, уже слажу, - прокричал Проня.
- Натяг настоящий должен быть, воротком тут надо...
   Перехватываясь руками за веревку, Проня круто  полез  вверх  по  крыше.
Потом снова пошел к краю, но теперь он  держался  за  веревку  лишь  одной
рукой. В другой руке у него были  концы  струн,  отцепленные  от  антенны.
Дойдя до конца ската, он крикнул: "Поберегись!" и выпустил концы струн.
   "Рационализаторская мысль в действии,  -  восхитился  Олег.  -  Затащил
разом все  наверх,  там  закрепил,  теперь  осталось  внизу.  И  не  нужен
помощник, который  подавал  бы  снизу  струны  по  мере  того,  как  Проня
закрепляет их наверху".
   Через некоторое время обращенная к Олегу стена дома N_10  стала  похожа
на гигантскую арфу. Видимо, Проня не чурался эстетических  удовольствий  и
время от времени проверял натяжение струн.  Тогда  раздавался  звук  -  то
благородно-басовитый, то высокий, фальшиво дребезжащий.
   "Интересно,  числится  ли  среди   освоенных   многогранным   Прокофием
Васильевичем  профессия  настройщика?  Но,  черт  побери,  с  какой  стати
Рольберг сделал из собственного дома этакую Эолову арфу?"
   Загадки, преподносимые Рольбергом, множились на глазах, Олег безнадежно
вздохнул.
   "Вернемся, так сказать, к нашим баранам. Тем более что  специально  для
их стрижки взят двухдневный отгул".



   18. ИЩУ РЕЦЕНЗЕНТА...

   "Что бы ни делалось,  все  к  лучшему",  -  эта  аксиома,  очень  редко
подтверждающаяся  в  практике,  обрела  для  Олега  практические  контуры.
Случилось   невероятное.   Одному    "толстому"    журналу    понадобилась
научно-популярная статья о последних достижениях биокибернетики. Просителя
постепенно спихивали сверху вниз - от  заместителя  директора  по  научной
работе, заведующего отделом и далее  -  до  младшего  научного  сотрудника
О.П.Крамова. Ниже инстанций уже  не  было.  Оптимистическое  мировоззрение
Олега и в этом углядело рациональное зерно - журнал неплохо платил.
   Санкции  сверху  были  получены:  писать  только  о  несуществующем   и
невозможном. Пришлось привлечь редко используемый фантастический  элемент.
Получилось что-то вроде бойкой "сайенс хистори".
   Дело в том, что помимо статьи  "толстый"  журнал  нуждался  в  солидной
сопроводиловке, т.е.  в  небольшой  рецензии  маститого  ученого.  В  роли
последнего Олег решил использовать А.Я.Рольберга. Конечно, в случае,  если
тот согласится на роль рецензента. Именно в этом и состояла вся сложность.
   Пером Олег владел довольно бойко, и  через  день  статья  была  готова,
отпечатана в трех экземплярах. Наступал самый трудный этап...
   Олег  долго  репетировал  свою  убедительную  речь  перед   Александром
Яковлевичем, вполне отдавая себе отчет, что ему  предстоит  штурмовать  по
крайней мере Измаил. "Веди меня, тень великого Суворова", -  подмигнул  он
зеркалу на прощанье.
   "Взятие Измаила" началось на кухне дома N_10.
   Первый выстрел:
   - Александр Яковлевич, вы должны меня выслушать.
   - Да, да - рассеянно ответил противник.
   - Может быть, вам это покажется странным, но я очень нуждаюсь  в  вашей
помощи.
   Недолет.
   - Простите, я вас не понимаю, уважаемый...
   - Олег Павлович.
   - Да, да...
   - Не стану скрывать, моя повседневная работа тесно соприкасается с  той
областью, в которой когда-то вы были, и я уверен, что и  сейчас  являетесь
немалым авторитетом.
   Ядро просвистело над головой.
   -  Вы  заблуждаетесь,  Олег...   мм-м...   Павлович.   Моя   теперешняя
деятельность так же никого не интересует, как не интересовала и прошлая.
   - Взгляды переменились, Александр Яковлевич. И  я  вам  это  постараюсь
доказать.
   Разведка боем.
   -  Казалось  бы,  совершенно  незначительный   факт:   одному   журналу
понадобилась популярная статья о проблеме информации, Проблема эта  весьма
обща. Однако я подошел к ней с точки  зрения  биологической,  и  именно  в
плане человека. Естественно, в статье много допущений, я бы даже сказал  -
фантастических. Тем не менее требуется мнение известного ученого...
   Надо было переносить огневой вал в тылы противника!
   - Во-первых, в отличие от вас я фантастикой не интересуюсь.  Во-вторых,
опять же в отличие от вас, я на данном отрезке времени не  ученый,  и  тем
более не известный. Посему, считаю, что обращаетесь не по адресу.
   Вперед, минеры, "тихой сапой"!
   - Александр Яковлевич, может  быть,  я  неверно  поставил  вопрос,  но,
умоляю вас... Это первая моя широкая публикация, и,  так  сказать,  крайне
важно знать мнение специалиста. Я прошу только  посмотреть  рукопись  и  в
частном  порядке  высказать  замечания.  К   тому   же   она   вас   может
заинтересовать, поскольку здесь есть кое-какие  результаты  работы  нашего
института.
   Противник дрогнул.
   - Собственно, не знаю, что вам ответить...  Не  имея  понятия  даже  об
общей теперешней концепции...
   Кавалерия на рысях вышла из засады.
   - Новейшие данные свидетельствуют  в  пользу  электрохимической  теории
процессов  приема  и  переработки  информации.  Вернее,  биотоки  мозга  -
отражение волновых явлений, происходящих внутри  клеток.  Как  правило,  в
создании сходного с  электромагнитным  поля  участвует  вся  кора,  однако
возникающие цепи  маломощны  и  легко  нарушаются.  Закрепление  в  памяти
достигается  репетированием,  вторичным  замыканием  такой  же  или  очень
похожей цепи. Это при обычном способе введения и усвоения  информации.  Но
нельзя ли интенсифицировать процесс, применяя новые средства, в том  числе
медицинские и чисто технические?
   Авангард обороны смят. Вот-вот удастся захватить подъемные мосты!
   - ...Проводимость цепей - лишь часть проблемы.  Главное  -  перенос  на
молекулярный  уровень.  Как  он  происходит  -  пока  неизвестно,  но  эта
трудность преодолима.
   - Вот как?

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг