Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая




5.




      Не успел я захлопнуть за собой дверь, как услышал шум и чьи-то
голоса, доносившиеся со стороны лестницы. Терзаемый неясными
предчувствиями, я высунулся за дверь, но тут же вынужден был нырнуть
обратно: по холлу и обоим крыльям здания быстро растекалась толпа
вооружённых людей. Крики, грубый гогот и брань, долетавшие до моих ушей, не
оставляли больше сомнений, что "преисподняя" активизировала свои действия и
перешла в решительное наступление. Баварец и его молодчики выползли на свет
Божий. Я тщательно запер дверь и бросился собирать вещи. Признаюсь честно:
я не на шутку испугался и растерялся. Мне хватило всего лишь нескольких
мгновений, чтобы осознать: я в ловушке. Впрочем, был один выход, но выход,
надо сказать, не из лучших - окно! Сигануть с третьего этажа и оказаться в
ледяной воде - перспектива, знаете ли, малоприятная. И всё же я распахнул
окно и по пояс высунулся из него. Сквозь закрытую дверь я слышал, что
бандиты уже в двух шагах от моего номера. Слева, в бывшем хомяковском
номере, истерично завизжал женский голос.
      Несмотря на безнадёжность моего положения и грозившую мне опасность,
я всё же отметил про себя, что погода стояла прекрасная, по-настоящему
весенняя, хотя до весны, если судить по календарю, было ещё очень далеко.
Небо было ясное, чистое, до рези в глазах голубое, ослепительно-яркое
солнце плавило тёмный, набухший снег, превращая его в многочисленные
ручейки, которые со всего близлежащего леса стекались в низину, - в ту
самую, где стоял наш злополучный дом отдыха. Процесс снеготаяния был
настолько интенсивным, что талая вода в течение последних суток образовала
некое подобие озера, в самом центре которого и возвышалось здание.
Признаться, зрелище было жутковатое, на ум приходили ассоциации с тонущим
кораблём. Впрочем, ситуация скорее походила на захват судна пиратами.
Кстати, они уже ломились в мою дверь.
      Какой-то шорох с наружной стороны здания привлёк моё внимание и
заставил осмотреться. Я увидел странную картину. Слева, над самым окном
мячиковского номера, по верёвочной лестнице, спускавшейся из окна
четвёртого этажа, отчаянно карабкался человек. Приглядевшись, я узнал в нём
Мячикова Григория Адамовича. Да-да, это был именно Мячиков! Он судорожно
цеплялся за верёвочные перекладины и рывками продвигался вверх. Вот он
достиг окна, поднатужился, перевалился через подоконник, ноги его взвились
кверху, - и он благополучно исчез из поля моего зрения. Вот отчаянный тип!
Я и не ожидал от него такой прыти. Следом за Мячиковым исчезла и верёвочная
лестница. Я мысленно пожелал ему удачи.
      А дверь моего номера тем временем трещала под ударами бандитов и
доживала свои последние мгновения. Я отошёл от окна и приготовился
встретить опасность лицом к лицу. Жаль, что у меня не было такой лестницы.
А Мячиков, чего греха таить, мужик себе на уме. Ловко он это дело
провернул. И ведь заранее предусмотрел возможность бегства!..
      Дверь наконец поддалась, хрустнула и влетела в номер. Я едва успел
отскочить в сторону. В номер ввалились трое бандитов. Судя по их
экипировке, они походили на хорошо подготовленный вражеский десант: у всех
троих были автоматы, на поясах висели штыки. Двое взяли меня на мушку, а
третий бегло обшарил помещение и выскочил в коридор.
      - Самсон! - рявкнул он, останавливаясь у дверного проёма. - Да где
этот болван?..
      Через пару минут третий бандит вволок в номер Самсона. Тот был в
стельку пьян и самостоятельно держаться на ногах не мог.
      - Этот? - грубо спросил бандит, тыча в мою сторону дулом автомата и
держа Самсона за шиворот. - Да смотри же, ублюдок!
      Самсон набычился, промычал что-то нечленораздельное, собрался с
силами и вытаращил на меня глаза.
      - Не... не он, - буркнул он и мотнул головой; силы вновь оставили
его, и он обмяк, словно сдувшийся баллон.
      - Не он? - Бандит подозрительно посмотрел на меня. - А ты не врёшь,
Самсон?
      Тот снова замотал головой. У бандита пропал к нему всякий интерес, и
он отпустил директора. Самсон рухнул на пол, словно мешок с костями, и
застонал. Из коридора доносились крики, плач, грубые окрики и топот
множества ног. Кто-то настойчиво ломился в мячиковский номер. Как хорошо,
что Григорий Адамович успел скрыться!..
      - Где сыскник? - дыхнул мне в лицо спиртным перегаром и
отвратительным запахом гнилых зубов бандит. - Отвечай, щенок!
      Я не сразу понял, что он имеет в виду Щеглова, а когда наконец понял,
то искренне порадовался за моего друга: попади он в лапы к этим молодчикам,
живым бы уже вряд ли выбрался.
      Я пожал плечами и сказал, что не имею ни малейшего понятия. Он
прищурился и зло ухмыльнулся.
      - Ничего, Баварец тебя вмиг расколет, он в этом деле мастер.
      Натиск бандитов на мячиковский номер в конце концов увенчался
успехом: дверь захрустела, затрещала и... В коридоре что-то оглушительно
грохнуло, яркая вспышка на мгновение осветила всё вокруг, где-то посыпалась
штукатурка, оконные стёкла... Мимо нас пронеслось несколько человек.
Бандиты, находившиеся в моём номере, бросились вон, сыпля проклятиями и
угрозами в чей-то адрес. Я последовал было за ними, но один из них сильно
врезал прикладом в мою правую ключицу, и я вынужден был отказаться от
своего намерения, стискивая зубы от боли и обиды. Минут пять-семь обо мне
никто не вспоминал, и у меня даже затеплилась надежда, что, может быть,
меня вообще оставили в покое - но я ошибся. В номер вновь ввалились всё те
же трое бандитов, а вслед за ними не спеша вошёл человек среднего роста
интеллигентной наружности и без малейших признаков оружия в своей
экипировке. Был он рыжеват, в очках, с правильными чертами лица и
бесцветными невыразительными глазами. На бандита он походил менее всего.
      - Итак, где же ваш сосед по номеру? - вкрадчиво спросил он,
предварительно окинув меня изучающим взглядом. - Где капитан Щеглов?
      Я ответил, что не знаю, и в свою очередь поинтересовался, что
означает это вторжение. Но моя персона, повидимому, больше не интересовала
человека в очках. Он пропустил вопрос мимо ушей и двинулся к выходу.
      - Послушай, Баварец, - прорычал один из бандитов, - этот тип
наверняка знает, где прячется сыскник. Может, потрясти его, а?
      - В спортзал, вместе со всеми, - отрезал Баварец бесстрастно. - И
поменьше думай, Утюг, это тебе вредит. Я не люблю, когда мне дают советы.
      - Да на него стоит только поднажать... - не сдавался Утюг, хватая
меня своей волосатой ручищей за лацкан пиджака; видимо, "поднажать" он
собрался тут же, немедленно, не откладывая в долгий ящик.
      - В спортзал! - повысил голос Баварец, и глаза его сверкнули
металлом. Пятерня Утюга неохотно разжалась.
      - Ну, топай давай! - ткнул он меня в спину прикладом, толкая к тому
месту, где совсем ещё недавно висела дверь. Я чуть было не налетел на
храпящего Самсона, но вовремя успел обогнуть его неподвижное тело.
Очутившись в коридоре, я невольно взглянул на мячиковский номер - и
буквально оторопел от удивления. Дверь болталась на одной петле и слегка
покачивалась на сквозняке, часть стены была разрушена и опалена огнём, из
неё торчала покорёженная арматура, линолеум у дверного проёма оплавился и
чуть дымился, пол в некоторых местах был залит кровью, следы крови тянулись
также по всему коридору и терялись в холле. Без сомнения, здесь произошёл
взрыв. Невероятно!..
      - П-пшёл! - зло прохрипел сзади Утюг и сильно толкнул меня в спину; я
едва удержался на ногах, чтобы не упасть.
      По вполне понятным соображениями я не в состоянии передать на бумаге
всё то многообразие сленговых, мягко говоря, выражений, которыми
пользовались Утюг и его коллеги по гангстерскому ремеслу. Поскольку же их
словарный запас на девяносто девять процентов состоял именно из таких
выражений, мною здесь опускаемых, то у неподготовленного читателя может
сложиться превратное впечатление о речи бандитов как лаконичной и
немногословной. Поэтому я и делаю здесь эту оговорку, чтобы читатель мог
сам восполнить пробелы в лексиконе бандитов по мере своих познаний в
области старинного русского нецензурного фольклора.
      Меня вытолкнули в холл. Изо всех номеров - кого силой, кого окриком,
кого жестом - выгоняли несчастных "отдыхающих". Бандиты орудовали быстро и
чётко, часто прибегая к помощи прикладов и отборной брани. Людей гнали по
лестнице вниз; на каждом повороте лестницы и на этажах стояли головорезы из
банды Баварца, направляя людской поток в нужном направлении. Я стал
частицей этого потока. Впереди меня, прихрамывая и держась за правый бок -
видно, досталось ему от этих негодяев, - торопливо ковылял пожилой мужчина,
один из тех, с кем я постоянно сталкивался то в столовой, то на лестнице,
то в холле у телевизора. Минуя второй этаж, он оступился и чуть было не
упал, но я вовремя поддержал его под локоть. Он мельком взглянул на меня и,
когда мы поравнялись с очередным бандитом, развалившимся в кресле с
бутылкой пива в руке, процедил сквозь плотно сжатые зубы:
      - Фашисты!
      Но тот даже ухом не повёл. Похоже, что он воспринял эту реплику как
некий комплимент.















6.




      На первом этаже весь пол был залит водой, и я тут же промочил ноги.
Та же участь наверняка постигла и всех остальных пленников, - а то, что из
отдыхающих мы превратились в пленников, не вызывало у меня теперь никаких
сомнений. Нас впихнули в обширный спортзал, похожий на те, что обычно
строят в школах, и заперли на ключ. Здесь уже было собрано всё население
дома отдыха, все три десятка так называемых "отдыхающих", на долю которых
выпало столь неожиданное и жестокое испытание. И здесь тоже под ногами
хлюпала вода. Людям пришлось расположиться на трёх или четырёх теннисных
столах, так кстати оказавшихся здесь. В зале было холодно и сыро, через
разбитые окна, забранные решётками, тянуло сквозняком. Через весь зал была
натянута волейбольная сетка. Люди в основном молчали, изредка перекидываясь
отдельными словами, кто-то всхлипывал, кто-то проклинал судьбу, кто-то
молился - но всеобщей паники не было. Лица осунулись, побледнели, на долю
этих людей выпало столько передряг за последние дни, что на панику, взрыв
отчаяния или бурный протест просто не осталось сил. Кроме того, опасность,
которая прежде подстерегала их на каждом шагу, теперь приобрела конкретные
очертания и тем самым как бы отмежевалась от них, простых смертных,
превратилась в нечто реальное, осязаемое. Такая опасность, пусть даже
ощетинившаяся десятками автоматных стволов, не так ужасна, как та, чей
источник невидим, необъясним и непонятен. А это значит, что теперь можно
смело повернуться спиной к соседу, не опасаясь более удара в спину и зная,
что враг остался по ту сторону двери. Люди расслабились, ими овладели
апатия, безразличие к собственной судьбе. В довершение ко всему, они были
голодны вот уже почти сутки.
      Я огляделся в поисках свободного места на каком-нибудь из теннисных
столов и вскоре нашёл его. Усевшись на край стола, я вдруг почувствовал
чьё-то осторожное прикосновение к своей руке. Я оглянулся. Рядом со мной
сидел седой доктор.
      - Максим Леонидович, мне нужно сказать вам два слова, - произнёс он.
- Вы позволите?
      - Да, конечно, - ответил я, насторожившись.
      Он говорил тихо, так, чтобы слышал только я один.
      - Прежде чем покинуть здание, капитан Щеглов попросил меня связаться
с вами, Максим Леонидович, если вдруг возникнет критическая ситуация, и в
дальнейшем действовать согласно обстоятельствам. По-моему, такая ситуация
возникла. Поэтому предлагаю искать выход из неё сообща.
      Предложение седого доктора смутило и озадачило меня. С одной стороны,
его удостоил своим доверием сам Щеглов, а с другой - в своих умозаключениях
я отводил ему чуть ли не самое почётное место - место возможного кандидата
на роль Артиста. Чем мне руководствоваться в данном случае? Какое мнение
взять за основу? Должен ли я возвести в абсолют свои собственные подозрения
и напрочь отвергнуть многолетний опыт Щеглова и его умение разбираться в
людях? Тем более что мои подозрения вызваны в основном чисто субъективными
факторами и не опираются ни на один конкретный факт, который мог бы
подтвердить бесспорность выбранной мною кандидатуры. Словом, своим
предложением седой доктор поставил меня в тупик. Не знаю, как бы я из него
выбрался - а выбираться из него пришлось бы, это не подлежит сомнению, -
если бы мне не помог решить эту дилемму лично Баварец. Не успел я и рта
раскрыть, как дверь в спортзал распахнулась и на пороге возник главарь
банды с несколькими сообщниками; среди последних я узнал Утюга. Баварец был
в сапогах и по-прежнему без оружия. Вошедшая группа была хорошо видна из
любой точки зала, так как вход в него на несколько ступенек возвышался над
уровнем пола.
      - Добрый день, граждане отдыхающие, - поприветствовал нас Баварец, и
я уверен - у многих в этот момент возникла надежда, что этот спокойный,
невозмутимый человек с таким приятным лицом решит все наши проблемы и
защитит от тупых и злобных налётчиков, которыми кишело сейчас всё здание. -
Надеюсь, претензий к администрации дома отдыха нет? Уверен, что нет. К
сожалению, обстоятельства сложились таким образом, что вам придётся
поселиться - временно, заметьте, - в этом прекрасном зале и впредь
проводить часы досуга исключительно в нём. Что ж делать, мы сами - жертвы
обстоятельств. - Он говорил очень вежливо и даже с виноватыми нотками в
голосе. - Думаю, вам не будет здесь скучно. Предложения, жалобы и прошения
направляйте ко мне лично в любое время суток, разбирательство гарантирую в
кратчайшие сроки. Кормить, к сожалению, вас не будут, и спальные
принадлежности, боюсь, тоже не выдадут, но ведь не это главное, правда?
      Один из его молодчиков загоготал.
      - Прекратите издевательства! - крикнул кто-то в ответ. - На каком
основании вы нас держите здесь?
      - О, оснований предостаточно! - мягко улыбнулся Баварец. - По
некоторым имеющимся у нас сведениям, среди вас находятся два террориста,
которых необходимо немедленно обезвредить. Собственно, за этим я и пришёл
сюда. - Голос его вдруг зазвучал резко и повелительно. - Всем встать вдоль
правой стены!
      Среди пленников произошло чуть заметное движение, но теннисных столов
никто не покинул.
      - Стало быть, ноженьки боитесь замочить? - продолжал издеваться
Баварец. - Ай-ай, нехорошо!
      - Эй, вы слышали? - выступил вперёд Утюг и гаркнул хриплым басом на
весь зал: - Встать вдоль стены, уроды! Чтоб вас... Ну, живо!
      - Оставьте нас в покое! - раздался женский голос. - Убийцы!..
      Баварец пожал плечами.
      - Вы сами выбрали свою судьбу: Бизон, давай!
      Один из бандитов вскинул автомат и дал очередь по потолку. Эхо
ответило громким сухим треском, сверху посыпались штукатурка и осколки
разбитой лампы дневного освещения. Пули, отрекошетив от потолка, застучали
по стенам и полу, но никого из сидящих на столах, к счастью, не задели.
      Последний "аргумент" Баварца подействовал. Люди с мрачными лицами
нехотя ступали в воду и промокшие, окоченевшие, плелись к правой стене.
Вскоре весь контингент "отдыхающих" был выстроен вдоль неё в ожидании своей

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг