Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   Федя почувствовал, что предложение Матвеева факнуть ее еще разок,
находит в его организме определенный отклик.
   Снова захотелось пить. Хотя насосался воды из крана под самое горло.
   " Сушняк ", - подумал он.
   Шашлык остался. Еще был хлеб и разные деликатесы в холодильнике. Вроде
маслин и красной икры.
   "Нехило живет", - подумал Юра.
   Но икру трогать не стал. Его чувства справедливого возмещения хватило
только на хлеб и шашлык. И на пару банок бельгийского пива. Еще одну банку
он взял для Федьки. Сложив все на черный овальный поднос, Юра направился в
комнату... Но ему не удалось дойти.
   - Ну ни хрена себе! - сказал черноволосый мужчина, смахивающий на
итальянского мафиозо. - Это еще что за егало?
   Юра не нашелся, что ответить.
   - Пожрать решил, киздюшонок? - прищурившись спросил "итальянец".
   "Использование предметов!" - вспомнил Юра и тут же отправил содержимое
подноса в рожу брюнета.
   - Твою мать! - заорал тот.
   Часть "послания" ему удалось отбить, но политые кетчупом кусочки
жирного мяса оставили заметный след на его лице и одежде.
   - Хана тебе! - раздув ноздри, пообещал брюнет.
   - Попробуй! - парировал Юра, принимая стойку.
   Ну, вдвоем с Федькой они его сделают. С виду "итальянец" - далеко не
Шварценеггер.
   Вдвоем?
   В дверях возник еще один мужик. Ростом пониже Юры, но совершенно
квадратный.
   - Каратист, бля? - осведомился брюнет. Что произошло потом, Юра не
понял.
   Ладонь "итальянца" мелькнула у него перед глазами, он вскинул руку...
тут в голове у него что-то взорвалось, и Юра вышел из игры.
   Федя выскочил из комнаты как раз в тот момент, когда брюнет свалил его
друга.
   Увидев перед собой его затылок, Федя без раздумий врезал по нему
кулаком.
   Как учили, с доворотом бедер, с четкой фиксацией... йо!
   Брюнет как подкошенный рухнул мордой в пол.
   А через мгновение к двум лежащим присоединился третий.
   Низенький "квадратный" мощно влепил Феде в печень, а потом - в челюсть.
   Один из ударов был лишним - Федя отключился бы от любого.
   Он пришел в себя от резкой боли в колене. Это брюнет пнул его ботинком.
   Первое, что обнаружил Федя, - это что у него дико болит голова. А чуть
позже - что лежит на полу и руки скованы за спиной.
   - Этот, - прозвучал откуда-то сверху голос Светы. - Второй после
заявился.
   - Заговор школьников! - писклявый голос принадлежал, видимо,
"квадратному".
   - Вставай, киздюшонок! - процедил брюнет. - Колобок, помоги ему!
   Лапы "квадратного" сжали Федины плечи, и он без каких-либо собственных
усилий оказался, на ногах. Нельзя сказать, чтобы это обращение понравилось.
   Брюнет стоял перед ним. Он снял куртку и умылся, но на воротнике
рубашки следы кетчупа были хорошо заметны. Каким бы плачевным ни было
положение Феди, а это показалось ему забавным.
   - Лыбишься, киздюшонок? - оскалив зубы в усмешке, поинтересовался
"итальянец". - Я знаю, почему ты дыбишься... - Он потер рукой затылок... и
вдруг нанес Феде сильнейший удар в живот.
   Федя не упал только потому, что его держал "квадратный".
   От боли перед глазами поплыли черные полосы, он силился вздохнуть... и
не мог. Лицо его посинело.
   Брюнет наблюдал судовольствием.
   - Нравится, киздюшонок, по кайфу тебе? - спросил он, хотя Федя вряд ли
мог его слышать. - Может, повторить?
   Дыхание восстановилось, когда Федя решил, что вот-вот умрет. Он с сипом
втянул воздух... и поток рвоты выплеснулся у него изо рта. Брюнет еле
успел отскочить.
   - Ковер! - вскрикнула Света. - Что ты делаешь, придурок?
   Брюнет (возглас относился именно к нему) пожал плечами.
   - Жалеешь его, Галочка? - спросил он, ухмыльнувшись. - Оттрахала
писуна, хрен ему не отгрызла?
   "Галочка? - уловил сквозь синюшный туман Федя. - Почему Галочка?"
   - Ты мудак! Загадил всю квартиру! - сердито выкрикнула женщина. - Шкаф
этот дурацкий! Поумнее ничего не придумали? Ковер теперь не вычистить!
Надо было его здесь бить, да?
   - Тебя не спросили! - фыркнул "итальянец". И влепил Феде пощечину.
   Вполсилы, для самоутверждения.
   - Лежала тут ножки врозь... Ну, киздюшонок, говори, почему за Кешкой
таскался? - рявкнул он. - Будешь молчать, я тебе весь ливер отобью! Что?
Будешь молчать?
   Федя не проронил ни слова. Он решил терпеть все. К тому же был на грани
обморока.
   - Кончай, Робик,- вмешался "квадратный". И опустил обмякшего Федю на
стул,- Отвезем сопливых к батюшке, и все дела. От него ничего не скрыть! -
последнее сказано было с гордостью. - И чего ты дергаешься? - продолжал
"квадратный".- Ну треснул писун тебя разок... Делов-то?
   У Феди немного прояснилось в глазах. Он увидел Юрку, лежавшего на полу.
   Руки Матвеева тоже были скованы за спиной, а глаза закрыты. В отключке
Матвеев.
   "Какой я дурак!" - с запоздалым раскаянием подумал Федя.
   - Заставить бы тебя, Робик, все это убрать, - ворчала "Света". -
Блевотину отскребать...
   - Отскребешь! - заявил брюнет. - И куртку мне вычистишь!
   - Хрен тебе!
   - А по роже? - спросил брюнет. - Ишь как тебя раздуло! Давай еще разок,
для симметрии, а? - и засмеялся издевательски.
   - Заткнись, - неожиданно спокойным голосом проговорила Галя. - Или твою
рожу раздует еще покруче!
   - Колдунья хренова! - проворчал брюнет. - Полгода из послушниц - и, °ш
твою мать, какие мы грозные!
   Но шутки прекратил.
   "Ласковин, - подумал Федя. - Он едет сюда. Он нас выручит!"
   - Поехали! - словно угадал Федины мысли "квадратный" . - Время идет!
   - А вас не застукают? - забеспокоилась Галя. - А то мне потом
объясняться!
   - Не бойсь! - свысока произнес брюнет. - Симаков фургон подгонит к
самому подъезду. Сначала шкаф стащим, потом - этих. Все схвачено,
солнышко, все схвачено! А курточку мою, - в голосе его появились
заискивающие нотки, - почистила бы щеточкой по-быстрому, а то пятна
останутся, если сразу, ну ты понимаешь. Сделаешь, Галчонок, ладушки?
   - Оставь у меня, - сказала женщина. - Потом заберешь, не замерзнешь.
   Почищу. У меня средство есть немецкое, все сходит.
   - Спасибо, Галчонок, конечно, не замерзну! Колобок! Глянь в окно,
фургон там, нет?
   - Нет, - выглянув, ответил "квадратный". - Слышь, Галка, я там в
коридоре пиво видел, что-то во рту пересохло.
   - Я принесу, - сказал брюнет. - Галчонок, ты бы лед к лицу приложила, а
то распухнет. А ты такая красивая...
   Женщина бросила на него подозрительный взгляд.
   - Ты ведь на меня не сердишься. Галчонок? - поймав ее за руку, тихо
сказал брюнет. - Ну брякнул сгоряча, не сердишься?
   - Не бойся, - сказала Галя, высвобождая руку. - Порчу наводить на тебя
не буду. Лучше за этими присмотри.
   - А что за ними смотреть? - усмехнулся явно обрадованный брюнет. - Они
теперь тише говна. Погрузим, отвезем, а там батюшка из них правду и вынет.
Им ловить нечего.
   К сожалению, он оказался прав. К сожалению, Андрей оказался на Бумажной
только через двадцать минут после того, как мебельный фургон вырулил со
двора.
   Ехал бы на метро - успел бы. А тут... сначала попал в пробку на
Литейном, потом - на Загородном.
   Если б звать... Но удача Ласковина распространялась только на Ласковина.
    
 
 
   Глава девятая 
 
   ПО ПОЛУЧЕННОЙ от Феди информации Андрей без труда нашел и дом, и
квартиру.
   Но на его условный звонок никто открывать не спешил. Это настораживало.
   Ласковин прислушался. Как-то там слишком тихо...
   И кто-то определенно был внутри.
   Ласковин нажал еще семь раз... Ага, отозвалось.
   Шаги.
   Андрей встал немного в сторону, чтобы выйти из фокуса дешевого "глазка".
   - Кто там? - настороженно поинтересовался женский голос.
   - Сколько, бля, звонить можно! - недовольно крикнул Ласковин. - Из
магазина, бля! - первое, что пришло в голову. По ассоциации со шкафом,
наверное.
   - Счет неправильно оформлен!
   - Какой счет? - к подозрительности примешалось недоумение.
   - Кассовый!- сердито прокричал Андрей. "Неужели не купится? Дверь
железная, не выбить!"
   - Да мы сами все исправили! - вдохновенно врал он. - Вам только
посмотреть и расписаться, одна минута, чес-слово!
   - Ну не знаю... - протянула женщина в сомнении.
   "Дурак, - отругал себя Ласковии. - Надо было электриком назваться ".
   - ...Ну ладно, - недовольно проговорила женщина за дверью, - дайте я
посмотрю, что за счет.
   Щелкнул замок, дверь открылась... ровно на длину цепочки.
   - Ну давайте же! - уже с раздражением повторила женщина.
   И Ласковин дал!
   Восходящим май-гери он вырвал к егудям цепочку, пяткой отшиб дверь
(чуть не захлопнулась) и, плечом оттолкнув женщину, защелкнул ригельный
замок. Резкий поворот: хозяйка с растянутым буквой "о" ртом... В сторону,
прочь! Ласковин пинком распахнул дверь в комнату - пусто! Кухня - пусто!
Третья дверь... Пусто, черт возьми!
   - Где они? - тихим страшным голосом спросил Ласковин, приблизив
собственное злое лицо к распухшему личику Гали.
   Женщина часто задышала, прижалась спиной к стене коридора.
   - У-у-шли, - выдохнула она.
   - Врешь! - еще тише произнес Ласковин.
   И вдруг резким движением выхватил пистолет в прижал к здоровой щеке
женщины.
   - Где они? Говори! Быстро! - рявкнул он, вложив в окрик всю свою ярость.
   - Не з-знаю! Женщину трясло.
   - Не знаю! Не скажу! - истерично завизжала она.
   Ласковин наотмашь хлестнул ее по лицу. Крик оборвался.
   - У-у-у... - тоненько заскулила Галя.
   - Смотри на меня, блядь! - зарычал Ласковин, толкая ее стволом
"медиума" в подбородок.
   Один взгляд на Ласковина - и Галины глаза начали закатываться. Андрей
еще раз хлестнул ее по щеке. Женщина вскрикнула, но пришла в себя. Мушка
пистолета оцарапала ей кожу под подбородком. Ласковин убрал "медиум". Этак
с дамочкой, чего доброго, припадок случится. Галя тряслась как осиновый
лист. Того и гляди, бухнется в обморок, из которого ее и ведром холодной
воды не вытащишь. А Ласковину время - на вес золота. Секунда - гран.
   Полминуты передышки.
   - За что меня так? - простонала женщина. - Пожалуйста!
   Вот чего у Андрея не осталось, так это жалости. И во взгляде его это
читалось так ясно, что у Гали внутри все сворачивалось от ужаса.
   "Он меня убьет! Святой отец! Спаси меня!" Галя знала, как подчинять
себе мужчин, знала, как использовать их силу, как заставить выполнять ее
желания...
   Но этот был - не мужчина. Этот - злой дух, ракш, о которых предупреждал
святой отец Константин. Железные руки, железные глаза... Галя перестала
чувствовать себя женщиной. Оказаться в постели с этим?!
   После школы Галю сунули в ПТУ, а там попытались выучить на фрезеровщицу.
   Галя до сих пор помнила ужас, который охватывал ее при виде воющего
железного чудовища. Она не осмеливалась смотреть Ласковину в лицо. Он был
- как фреза.
   Галя воочию увидела, как бешено вращающаяся сталь входит в ее тело,
увидела, как разлетаются клочья кровавого мяса...
   - Пожалуйста... - прошептала она. - Пожалуйста, не надо.
   - Ладно, - произнес Ласковин, пряча пистолет. Что толку давить, если
перед тобой уже кисель. "Надо отсюда убираться".
   - Поедешь со мной! - сказал он жестко. - Где ключи от квартиры?
   - В к-кармане п-плаща... - заикаясь, выговорила женщина.
   Андрей нашел связку.
   - Пошли! - велел он.
   - Можно мне од-деться?
   -Нельзя!
   Андрей снял куртку и набросил на плечи женщины.
   - На выход, живо!
   Они спустились вниз. Тяжелобольная женщина и заботливый мужчина,
бережно поддерживающий ее за талию. Так подумал бы посторонний
наблюдатель. "Приступ, наверное, - подумал бы он. - Вон, бедняжка даже
тапочки домашние переодеть не успела".
   Федя лежал на полу фургона между двумя раскачивающимися шкафами. Каждый
раз, когда фургон подпрыгивал на ухабе, Федю швыряло вверх и било спиной о
грязное дно фургона. Но хуже было то, что ремни, удерживающие мебель,
могли не выдержать, и тогда один из шкафов, упав сверху, раздавил бы Федю,
как армейский сапог - улитку. Юру, может быть, потому, что он все еще был
без сознания, устроили несколько лучше: положили на диван. Между ним и
Федей стоял тот самый угрожающе раскачивающийся шкаф.
   Сквозь дыры и щели в обшивке фургона пробивался свет. Его хватало,
чтобы Федя разглядел комья грязи на полу и ремни, которыми были скручены
его ноги.
   "Если добраться до какой-нибудь дырки, - подумал Федя, - можно
посмотреть, куда нас везут".
   Но его скрутили так основательно, что встать было невозможно.
   Из-за шкафа раздался стон.
   - Юрка! - позвал Федя. - Ты живой?
   - Отчасти, - последовал ответ.- Это мы где?
   - В мебельном фургоне.
   - И что дальше?
   - Хрен знает. Допрашивать будут, я так думаю.
   - Кто, менты?
   - Какие, на фиг, менты? - удивился Федя. - Два козла, которые нас
вырубили.
   - Два козла? - переспросил Юра. - Что-то я не врубаюсь.
   - Ну два мужика. Сначала дали по балде тебе, а потом - мне. Ну, въехал?
   - Въехал!
   Заскрипели пружины дивана.
   - Файл стерт, - сказал Юра. - Последний всплеск памяти - как я открываю
холодильник. Жрать, кстати, хочется!
   - И не говори, - согласился Федя.
   - Так что было?
   - Пришли два козла. Один вырубил тебя. Я вырубил его. А второй вырубил
меня. Когда я очухался, меня попинали. Тебя не тронули, потому что ты был
в ауте. Ну, потом погрузили в фургон, и сам видишь.
   - Нехило, - сказал Юра. - Что еще?
   - Еще? Бабу эту зовут не Света, а Галя, -вспомнил Федя. - И тот чмон,
который тебя вырубил, сказал, что она колдунья. В натуре.
   - Мортал комбат, - подытожил Юра. - Башка трещит, жрать хочется, френд
Кузякин факнул колдунью, и теперь нас везут, чтобы промыть мозги и изучить
осадок. Идеи есть?
   - Тебя крепко связали?

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг