Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
Свободное. С тех пор, как Маринка съехала и увезла три четверти барахла.
Аппаратуру жалко, если разгромят: собственными руками собрана. Остальное -
наплевать. Застраховано. Ах да! Андрей открыл бар и взял две бутылки
коньяка. Теперь вс°.
   Вышел он около двух, а к четырем уже нашел два подходящих чердака. Один
- на Мира, второй - на Советской. Оба достаточно большие, с выходами на
крышу, относительно теплые и сухие. И подходы к каждому из подъездов -
подворотнями, по неосвещенным дворам (специально проверил: никаких
лампочек). Первой базой Андрей избрал тот, что на Петроградской. Немного
поразмыслив, сделал еще один заезд в Апрашку: прикупил второй спальник,
фонарь и прочий инвентарь. Уложился в сотню баксов, а удобство
несомненное: пришел налегке - и ночуй спокойно. Имущество спрятал в
укромных углах, каких на чердаках изобилие.
   Слегка перекусив, Ласковин двинулся на Мастерскую - вершить
справедливость.
   Состояние у него было самое то. Голова пустая и спокойная, тело
расслабленное, гибкое, как кнут.
   Оставив машину на Декабристов, пешком добрался до Мастерской, миновал
кафе, у входа в которое сгрудилось с полдюжины иномарок, и спустя пару
минут оказался у нужного дома.
   Железные раздвижные ворота перегораживали дворовую арку. В воротах
калитка.
   Кнопочный замок. Очень эффективен против алкаша, спешащего поскорее
опорожнить мочевой пузырь. Практически бесполезен против наблюдательного
человека. Андрей немедленно определил три потертые кнопки. Звонка не было.
   Пока Ласковин раздумывал, постучать или просто войти, сзади возник
автомобиль и оглушительно взвыл сиреной. Андрей посторонился. БМВ пятой
серии, темно-серый, гладкий, две ноздри радиатора угрожающе наведены на
Ласковина.
   Ворота поехали в стороны, и Андрею открылся двор-колодец с полудюжиной
припаркованных машин: от серебряного "мерса-родстера" до заляпанной грязью
темно-зеленой "восьмерки" с белыми дверцами. Возможно, той самой машины,
что сбила Виктора.
   "На ловца и зверь..." - подумал Ласковин и решительно шагнул вслед за
БМВ в створ смыкающихся ворот.
   Ого! Это посерьезней, чем кнопочный замок!
   Молодой парень в бронежилете поверх мехового комбинезона выпрыгнул из
застекленной будочки и преградил Ласковину путь.
   - Не заблудился, друг?
   Через его плечо Андрей увидел, как из БМВ выбрались двое и
остановились, наблюдая.
   - Нет, - спокойно ответил Ласковин. - Не заблудился. Долг пришел отдать.
   - Хорошее дело, - кивнул парень в бронежилете и, отстегнув похожий на
переносной телефон металлоиндикатор, бегло провел им вдоль тела Ласковина.
Индикатор загудел дважды, и парень ощупал подозрительные места.
   Один из приехавших на БМВ подошел поближе. Лицо у него было хмурое, как
похмельное утро.
   - Где-то я тебя видел, - проворчал он, недружелюбно оглядывая Ласковина.
   - А я тебя - нет, - холодно ответил Андрей. И, обращаясь к "вахтеру": -
Гришавин здесь?
   - Гришавин? - Парень в бронежилете ухмыльнулся. - Эк губу раскатал!
Желвак! - сказал он хмурому. - Проводи клиента. Или лучше дай ему деньги,
- парень указал на хмурого, - он сам передаст!
   - Нет уж! - отрезал Ласковин. - Пойдем... Желвак!
   - Не веришь мне? - вскипая, подступил к нему нахмуренный. - А по ушам
не хочешь?
 
   Андрей стоял спокойно, молча, ждал.
   Нахмуренный давил глазами, но к более решительным действиям перейти не
решался.
   Парень в бронежилете хлопнул его по спине.
   - Уймись, - сказал он. И Андрею: - Ты его не бойся. Он смирный! - И
заржал.
   - Может, хватит время тянуть? - негромко произнес Ласковин.
   - Быстро только мухи толкутся! - сказал парень в бронежилете.
   - Ладно, пойдем, фраерок, - буркнул Желвак и двинулся внутрь двора. Его
напарник по БМВ пристроился позади: ни дать ни взять - конвой.
   Этот "офис" выглядел так, как, должно быть, Зимний после вторжения
большевиков.
   Только что на полу не насрано. Но запах был. Устойчивый "аромат",
примешавшийся к вони "травы", табака, какой-то кислятины. Дорогая
итальянская мебель (стандартный офисный набор) - в пятнах и порезах, на
стенах - дешевые плакаты а-ля "Пентхауз".
   Андрея отконвоировали и буквально втолкнули в открытую дверь.
   - Принимай гостя, Крепленый! - гаркнул Желвак.
   Ласковин оценил обстановку. В комнате примерно шесть на пять метров
было человек пятнадцать. Все - мужчины до тридцати лет. Кроме одного. Этот
постарше и одет иначе. Серенький костюмчик среди красных пиджаков и
кожаных курток. Обстановка была "праздничная". Три стола завалены едой и
уставлены банками и бутылками.
   Накурено так, что не топор - гильотину повесить можно.
   "Плохо, - подумал Ласковин. - Дышать трудно будет. Впрочем, посмотрим!"
   - Ты кого привел? - спросил тип в сером пиджаке.
   - Сам пришел, Крепленый! - ответил Желвак. - Долг, сказал, принес!
   - Долг? - У Крепленого было маленькое пожеванное личико и ровные
крупные зубы.
   Явно искусственные. - Не знаю тебя, парень!
   - Я его знаю! - прозвучал справа от Ласковина знакомый голос.
"Видал-Сосун"!
   - Тот самый, за кого с Конем базар был! - сообщил "Сосун". - Спортсмен,
помнишь?
 
   - А... - Крепленый тут же утратил к Андрею интерес. - Зря пришел. С
тобой - в расчете. Колян, налей ему на ход ноги, и будь свободен!
   Крепленый повернулся к крупному рыжему парню, взял его двумя пальцами
за отворот куртки:
   - Я тебя учу, Корвет, а ты мне благодарен будь...
   - Ну въенздил я ему в пятак, - сказал кто-то справа от Ласковина, - он
- с копыт, чувиха - в визг, а кореш его бабки мне сует...
   - Вот козел!
   - Ну, я за дешевку...
   - Я, слышь, баксы только для кабака держу, - сказали за спиной, - с
прихода всегда ржавье покупаю, у меня в ломбарде...
   - А он мне говорит: слышь, дырку проткну и волосину заправлю, слышь,
сам, говорит, мне мудила один оформил, так теперь бабы спину в клочья
рвут...
   - На, дружбан! - Андрея толкнули под локоть.
   Приземистый, поперек себя шире, парень протягивал ему стакан. Простой
граненый стакан, до половины наполненный водкой. В другой руке - огурец.
Как еще один палец, только темно-зеленый и не волосатый, как остальные.
   "Забыли обо мне, - с холодной злостью подумал Ласковин. - Ну я вам
напомню!"
   Он взял стакан, подержал в руке, понюхал (хорошая водка, однако!)... и
метнул в окно.
   Раздался прозрачный звук разлетевшегося стекла.
   - Ты, чмо, охренел?! - взвизгнул приземистый.
   Разговоры мгновенно оборвались. Вся кодла сомкнула взгляды на
Ласковине. Только "серый пиджак" продолжал что-то втолковывать рыжему,
страшно недовольному мордовороту, тыча пальцем в накачанную грудную мышцу.
   - Долг есть долг, - веско в наступившей тишине произнес Андрей. - Надо
возвращать!
   - Ты зачем стекло разбил, придурок? - спросил "Видал-Сосун",
протискиваясь к Ласковину. - На хер сесть хочешь?
   - Спокойна! - неожиданно вмешался Крепленый, втыкая в Андрея
глазки-буравчики. - Ты о каком долге толкуешь? Своем? Или нашем?
   - Быстро врубаешься! - одобрительно отозвался Ласковин. - О том самом!
Кто из вас, киздюков, парня сбил? Ты? - Выпад правой рукой в сторону
пробившегося-таки на свою голову "Сосуна", выпад и захват указательным и
большим пальцами за прыгающий кадык. - Ты, пидор?
   Говорить при таком захвате человек не может. "Сосун", хоть человеком
его можно было назвать с приличной натяжкой, тем не менее тоже говорить не
мог. Только вцепился левой рукой Андрею в запястье, а правой пытался ему
врезать. Но промахивался: мешали соседи. Ласковин, впрочем, ответа и не
ждал. Просто хотел слегка подогреть компанию. И преуспел в этом.
   Приземистый, тот, что подал стакан, немедленно пнул Андрея коленом в
пах. Но не учел, что реакция у Ласковина лучше, техника - эффективней, а
нога - немножечко длиннее. Получив тем же самым по тому же месту,
приземистый - Колян - на некоторое время погрузился в собственные проблемы.
   Пальцы Ласковина сжались на трахее "Сосуна" в полную силу, рывок - и
еще одним игроком стало меньше. Приветив локтем в глаз третьего, Ласковин
перемахнул через один из столов, классической серией цки успокоил еще
двоих (надо меньше пить, ребятки!) и поддел ногой стол. Поток стекла,
черной икры, бананов, грибов и колбас хлынул под ноги атакующим, и с
другой стороны от стола мгновенно образовалась куча-мала. Правда, с
флангов на Ласковина одновременно ринулись человек десять.
   Прямо перед Андреем была стена. Поэтому он не стал дожидаться, пока
атакующие сомкнутся на его теле, а, шагнув в сторону, ушел от хука справа
и свинга слева (хорошая штука - бокс!). Длинным уширо-гери (ударом лошади,
если верить переводу) размазал по чьей-то физиономии грязь, приставшую к
рифленой подошве ботинка (не нравится? А ты как думал?), и в низкой стойке
буквально вбуравился между нападавшими. При этом голова Ласковина
опустилась на полметра вниз и исчезла из поля зрения противника. Затем он
практически доказал, что кулак ничем не уступает колену. Пара "бойцов"
отключилась, заодно минимум на неделю избавившись от сексуальных
потребностей.
   Когда правая "волна" натолкнулась на левую, уже частично опавшую,
Ласковин вынырнул из толчеи наружу... И оказался один на один с рыжим
мордоворотом, собеседником Крепленого, от которого немедленно получил
ногой по ребрам. Крепко!
 
   Ласковина отшвырнуло к стене, он выдохнул сквозь зубы, концентрируясь и
подавляя боль. Мордоворот же послал ему вдогонку превосходный удар в
голову и гияку-цки в подмышечную впадину. От первого Андрей уклонился,
второй заблокировал шуто-уке, с огорчением обнаружив, что перед ним
противник грамотный, спокойный и трезвый.
   К тому же Митяевой комплекции, то есть раза в полтора тяжелей
Ласковина. Андрей выдал серию разнообразных ударов, но рыжий отбился с
легкостью, главным образом потому, что Ласковин вынужден был "держать" под
наблюдением фланги и тыл. Дела его стремительно ухудшались. Противник
давил массой, бил длинные прямые ногами, уже не чтобы достать - чтоб
смять, загнать в угол, зажать окончательно. Рывок вперед был рискован:
рыжий держал средние удары, как бетонная стена, не замечая.
   Ласковин попробовал и потерял пару драгоценных секунд. А на третьей
оказался втиснут между столом и сейфом. Стул, которым (используй подручные
предметы!)
   Андрей попытался отделить себя от противника, был превращен в мусор
одним-единственным ударом, следующий мог бы "развалить" самого Ласковина,
не присядь он и не поймай ногу противника. Поймать-то он поймал, но
удержать ее и провести бросок оказалось не по силам - рыжий был слишком
тяжел. Ласковин выпустил ногу... и в это время какой-то "расторопный"
бандит попытался достать его через стол бутылкой "Абсолюта". Крайне
удачно! Ласковин тут же поймал бутылку, дернул и "боец", в силу природной
привычки не пожелавший с ней расстаться, опрокинулся на стол, откуда
Ласковин, схватив бандита за шиворот, отправил под ноги рыжему. Выигранный
миг он использовал, чтобы перемахнуть через стол и опрокинуть его вместе с
гешефтом на спину так вовремя вклинившегося "бойца". Рыжий завяз в
обломках и останках и был временно отодвинут на второй план.
   К этому времени комната превратилась в полноценный бардак. Шум стоял
такой, словно дюжина разъяренных шлюх громила собачью площадку. Примерно
четверть участников отбыли в полный аут. Еще четверть могли принимать
участие лишь в вокальной составляющей игры. Половина оставшихся занялись
общением друг с другом. На десятке игроков были такие же кожаные куртки,
как на Ласковине, а лица после второго-третьего стакана имеют свойство
становиться очень похожими.
   Учитывая же, что самые прыткие постарались принять участие в первом
раунде и получили по полной миске, на ногах должны были остаться те, кто
попроще. К сожалению, это было правильным лишь в целом. Кое-кто из
"ведущих" оставался.
   Например, рыжий.
   С легкостью опрокинув еще пару человек, Ласковин ринулся к дверям. Да,
он хотел навести шухер - и навел. Теперь пора сваливать. Кто-то вцепился
Андрею в рукав.
   Он отшвырнул "довесок" резким поворотом, боковым зрением поймал рыжего
громилу - в опасной близости, позади, но дверь была вот она. Ласковин
сделал последний рывок через скопление тел... и наткнулся на черный
змеиный глаз пистолета!
   Рефлекс сработал быстрей, чем Ласковин сообразил, что произошло.
Достать целившегося Андрей не мог, поэтому тело его рухнуло вниз, лицом в
чью-то костлявую спину. Счастливый обладатель огнестрельного оружия нажал
на спуск на четверть секунды позднее. Над головой Ласковина раздался
оглушительный хлопок.
   - Не стрелять, бляди! - завопил кто-то, скорее всего Крепленый.
   Но хозяин пистолета ухитрился еще два раза нажать на спуск и скосил,
вернее, сдул, поскольку пистолет был газовым, всех, кто имел несчастье
оказаться у Ласковина за спиной. В том числе и рыжего, который, фонтанируя
слезами и соплями, навалился на последний устоявший в баталии стол, шаря
перед собой в поисках чего-то, способного промыть глаза.
   Андрей, привстав, как спринтер в низком старте, приготовился, сбив
стрелка, прорваться к двери. Но нога, которой он оттолкнулся от пола,
поскользнулась, и вместо броска вперед получился нелепый скок на
четвереньках. Снова грохнул выстрел. На этот раз в противоположном конце
комнаты, и великолепный светильник из немецкого стекла разлетелся
вдребезги, осыпав спину Ласковина дождем осколков.
   Стрелок в дверях по собственной инициативе повалился на пол. Очень
неудачно, потому что подпер своей внушительной тушей отпиравшуюся внутрь
дверь. Следующая пуля раздробила паркет в дециметре от Андрея. Он
откатился в сторону, одновременно переворачиваясь, чтобы видеть
стреляющего. Третья пуля опрокинула стул, за которым (сомнительная мысль!)
он собирался укрыться. Андрей метнулся назад, шлепнулся на живот, как
больной тюлень, но избег четвертой пули. А также пятой. Теперь он видел,
что стреляет "серый пиджак". Крепленый. Пистолет он держал двумя руками и
выглядел очень решительно. Между ним и катавшимся на полу Ласковиным уже
образовался коридор. Даже полуживые при грохоте выстрелов инстинктивно
расползлись поближе к стенам. Ласковин отследил указательный палец
Крепленого, поймал его движение и сделал качок с колена в сторону, уходя с
линии прицела. Но расстояние было слишком мало, Андрей еле дотянул: пуля
пискнула у самого уха. Крепленый опустил ствол на пару сантиметров.
Естественно, попасть в туловище намного легче! Палец на спусковом крючке
дернулся... выстрела не было!
   Ласковину понадобилось мгновение, чтобы понять это. Он увидел, как
Крепленый, кривясь, лезет в карман пиджака, как рука его выныривает с
новой обоймой...
   Андрей вышел из ступора. Уши его все еще были "набиты ватой", и
соображал он плохо. Но тело, поймав подсознательный приказ, метнулось
вперед. Между ним и Крепленым было пустое пространство. Метров шесть.
Андрей покрыл его в один двойной прыжок. Он успел увидеть, как Крепленый
вставляет новую обойму (перекошенное лицо, трясущиеся руки), досылает
патрон... Правая нога Андрея, ударившись об пол, толчком подбросила его
вверх. Тело совершило полуповорот в воздухе, левая нога с отработанной
четкостью "выстрелила" йоко-тоби-гери. Удар в грудь отбросил Крепленого к
окну. Ласковин пришел полуметром дальше в четкую стойку красиво, как в
кино. Последним упал пистолет. В кино Ласковин наверняка поймал бы его на
лету, но в жизни он подхватил его с пола. Пистолет оказался совсем
маленьким. В руках у Крепленого он выглядел куда массивнее. Однако, когда
Андрей выставил его перед собой, ни один из "тобольцев" не выказал желания
продолжать заварушку. Хотя наверняка двое из трех были при оружии.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг