Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
о чем другом. Я ждал помощи, верно. Это была не мысль, а скорее
подсознательное желание.
  - Но вы же знали, что, появись свет, вас скорее найдут.
  - Вы правы. Мне очень хотелось, чтобы змея случайно нажала на кнопку моего
фонаря.
  - Или чтобы вас осветили фонари товарищей?
  - Конечно.
  - Не думали ли вы о свете вообще, не о фонарях товарищей или вашем, а
вообще о свете?
  - Верно! - воскликнул Игорь. - Вы совершенно правы. У меня, когда я понял
опасность, явилось желание, чтобы вспыхнул свет, свет во что бы то ни
стало, все равно откуда и как!
  - Вот именно! - удовлетворенно сказал Николай Тихонович. - Горячее
стремление к тому, чтобы появился свет. Вы думали о свете, а не о фонарях.
  - Да, да! Именно так! Но как вы могли догадаться?
  - Потому что именно вы и зажгли этот свет, - ответил Карелин.

  НАКОНЕЦ-ТО!

  Желание Николая Тихоновича лично выйти на дно и принять непосредственное
участие в поисках шара беспокоило Дмитревского. Для девяностосемилетнего
человека это было даже не совсем безопасно. Но Карелин и слышать не хотел
о том, чтобы руководить поисками из помещения пульта крейсера.
  - Тогда, - сказал он, - я мог бы и не вылетать из Ленинграда. Ваши экраны
можно соединить с экранами ленинградского филиала управления "ЭПРА".
Незачем было и вызывать меня.
  Он был прав, и на это нечего было возразить.
  На поиски черного шара Суханов выделил, кроме историков и археологов, еще
и шестерых техников, и даже согласился отпустить с базы врача, главным
образом из-за Карелина.
  Александр Пугачев был очень обрадован этим решением. Ихтиолога
интересовала змея, труп которой остался лежать в пещере. Хотелось
выяснить, действительно ли это животное, еще неизвестное науке, или просто
представитель какой-нибудь редкой разновидности морских змей.
  Поисковая группа отправилась на место в крейсере штаба, так как
Дмитревский решил сам принять участие в экспедиции. Кроме того,
присутствие крейсера облегчало задачу: его мощные прожекторы осветят
скалы, как днем.
  Место действия недавней драмы было найдено без труда. Крейсер остановился
в непосредственной близости от прохода, куда "змея" затащила Горелика.
  Восемнадцать человек приготовились к выходу.
  - Ищите черный шар, - сказал им Карелин. - Вероятно, он невелик по
размерам. Тот, кто его увидят, должен немедленно сообщить об этом и ждать
на месте, не прикасаясь к шару. Подчеркиваю, не прикасаться ни в коем
случае! Если снова вспыхнет свет, прекратить поиски и ждать меня. Лучше бы
он не вспыхивал. Постарайтесь не думать о свете. Шар подчиняется биотокам,
и желание, чтобы появился свет, может как раз и заставить шар вспыхнуть.
  - Постараемся, Николай Тихонович, - хором ответили участники группы.
  - Напрасно вы упомянули об этом, - сказал Дмитревский, отведя Карелина в
сторону. - Они могли и не подумать о свете, а теперь подумают наверняка.
Разве вы не знаете, что запрещение думать о чем-нибудь как раз и
заставляет об этом думать.
  - Пожалуй, вы правы, - ответил Карелин. - Но теперь уже не исправишь.
  И Дмитревский оказался прав.
  Как только поисковая группа вышла из крейсера на дно, шар вспыхнул. Луч
света вырвался из прохода и был настолько ярок, что его сразу заметили,
несмотря на еще более яркий свет прожекторов.
  Карелин попросил Дмитревского, оставшегося на крейсере, погасить
прожекторы корабля.
  Откуда-то изнутри скал, через бесчисленные щели и промежутки между ними,
били лучи белого света. Даже крейсер, стоявший в тридцати-сорока метрах,
был освещен весь.
  Очевидно, все восемнадцать человек одновременно подумали о том, о чем им
запретили думать. И сам Николай Тихонович вынужден был признаться самому
себе, что и у него явилась та же мысль.
  И, сознавая это, он ничего не сказал, хотя каждый из его спутников ожидал
сердитого замечания.
  "Раз уж так случилось, - подумал Карелин, - то пусть он и продолжает
гореть, этот свет. Но можно ли подходить к нему? Не опасно ли?"
Он вспомнил все, что было сказано в рукописи Даира, и отверг мысль об
опасности. Шар вспыхивал в доме верховного жреца Атлантиды. Возле него,
несомненно, были люди. Шар бросили в океан, - значит, прикасались в нему,
брали его в руки. Да и не могли пришельцы оставить полудиким людям
предмет, приближение к которому опасно для них. Никак не могли!
  - Ну что ж! - сказал Николай Тихонович. - Приступим к поискам. Без меня
шар не трогать и даже не подходить близко!
  - А если он погаснет? - спросил Купцов.
  - Тогда будем искать, как наметили раньше. Но я думаю, что он не погаснет.
  - Почему? Тогда он погас сам собой.
  - Видите ли, - сказал Карелин. - Я думаю, что вы сами его погасили. Найдя
Горелика и осветив его своими фонарями, вы могли бессознательно подумать,
что посторонний свет вам больше не нужен. Этого оказалось достаточно, и
шар погас. А теперь мы будем искать, ориентируясь на свет, и не подумаем о
том, что этот же свет нам не нужен. Никто не может так подумать.
  - Вы правы, - услышали они голос Дмитревского.
  - Пошли! - сказал Карелин.
  Пугачев сразу же отстал, свернув в пещеру, где нашли Игоря и где лежала
убитая "змея". Она интересовала его значительно больше, чем черный шар. С
большой неохотой один из техников направился за ним. Категорический приказ
начальника "ЭПРА" запрещал оставлять кого-нибудь одного. Здесь могли
оказаться другие "змеи" или спруты.
  Шестнадцать человек продвигались вперед сомкнутой группой. Незачем было
разделяться, - направление безошибочно указывала усиливающаяся яркость
света.
  В сущности, никаких поисков и не было. Они прямо пришли к нужному месту.
Шар сам привел их к себе.
  Маленькое "солнце" висело в воде среди беспорядочной кучи нагроможденных
друг на друга камней. Висело неподвижно в полуметре от дна. Почему оно не
опускалось на дно? Это трудно было понять,
Группа остановилась.
  - Несомненно, это он! - сказал Карелин.
  - Кто?
  - Черный шар, о котором сказано в египетской рукописи.
  - Он мало похож на "черный", - заметил кто-то.
  Смотреть прямо на шар было невозможно, его свет слепил глаза, и Карелин
невольно вспомнил, как шестьдесят пять лет тому назад назвал шар
"электрической лампой". Скорее уж, это небольшой прожектор, а не лампа.
  Раздался голос Дмитревского:
  - Если это тот самый шар, то сколько же лет лежит он на дне океана?
  - М-да! - только и смог ответить Карелин.
  Атланты бросили подарок пришельцев в океан двенадцать тысяч лет тому
назад, по меньшей мере. А механизм шара, источник света в нем все еще
находились в исправности!
  "Что бы ни говорили о пришельцах, - подумал Николай Тихонович, - а их
техника может кое-чему научить нас".
  - Это не может быть ничем другим, - ответил он Дмитревскому.
  - Что будем делать? - спросил Купцов.
  - Честно говоря, не знаю и сам. При таком ярком свете поверхность шара
должна быть раскалена.
  - Самое время ему погаснуть, - заметил Купцов.
  Карелин тоже подумал об этом.
  И... шар тут же погас.
  Николай Тихонович вздрогнул от неожиданности, которая, казалось бы, не
должна была удивить его. Случившееся только окончательно подтверждало
правильность его предположения, что шар управляется биотоками.
  Наступившую темноту рассеивали теперь только фонари на шлемах. Но их свет
был настолько слаб, что в первый момент все подумали, что они не зажжены
вообще. Некоторые нажали на кнопки, тем самым погасив свои фонари. И
только тогда поняли, что темнота кажущаяся, по контрасту с только что
бывшим светом.
  - Потушите-ка, друзья, ваши фонари. Все сразу, - сказал Карелин.
  Он ожидал, что поверхность шара, которая не могла остыть так быстро, будет
светиться в темноте, но, когда эта темнота наступила, не увидел ничего, ни
малейшего намека на светимость.
  - М-да! - сказал он еще раз. - Ну что ж, зажгите!
  Теперь, после полной мглы, света фонарей было достаточно, чтобы хорошо
рассмотреть находку.
  Шар был действительно черным, матово-черным, и на его гладкой поверхности
не было бликов от фонарей, направленных на него с трех сторон.
  - Почти абсолютная чернота, - сказал один из техников базы.
  - Почему "почти"?
  - Потому, что если бы он был абсолютно черным, мы его не могли бы увидеть.
  Карелин подошел к шару.
  Казалось совершенно непонятным, почему давление воды не выбросило шар на
поверхность океана. Видимо, он не полый и очень тяжел. Но тогда почему он
висит над дном, а не лежит на нем? Что держит его в этом положении?
  - Странно! - произнес кто-то возле Карелина.
  Он обернулся и узнал Дмитревского. Начальник "ЭПРА" не выдержал и пришел
сюда.
  - Да, действительно очень странно.
  - Надо определить, горячий он или холодный.
  - А как это сделать? Сквозь металлическую перчатку ничего не почувствуешь.
  - Это просто, - сказал Дмитревский.
  Он держал в руке небольшой прибор, от которого отходил тонкий гибкий шланг
с шариком на конце.
  - Сейчас узнаем, - сказал он, прикасаясь шариком к поверхности шара. -
Вот! Его температура точно такая же, как и окружающей воды.
  - Странно, что он так быстро остыл, - сказал Карелин.
  - Почему "остыл"? Вполне возможно, что он и не был нагрет. Свет мог быть
холодным.
  И только он успел это сказать, шар снова вспыхнул.
  Дмитревский и Карелин отшатнулись. Яркость света подействовала на них, как
внезапный физический удар.
  Николай Тихонович рассердился.
  - Неужели у нас не хватает силы воли? - сказал он. - Кто зажег свет?
  - Похоже, что я, - смущенно ответил Горелик.
  - Думайте о чем-нибудь другом.
  - Будет, пожалуй, лучше всего, - сказал Дмитревский, - если все вернутся
на крейсер. Пусть останутся двое или трое, чтобы взять шар и перенести к
нам.
  - Да, вы правы. Останусь я.
  - Обещаю, что не буду думать ни о чем, - сказал Купцов, - кроме вашей
защиты от нападения какой-нибудь "змеи". Оставьте меня, как охраняющего.
  - Третьим буду я, - решил Дмитревский. - Остальным вернуться на крейсер!
  Приказание было выполнено.
  - Необходимо, чтобы он погас, - сказал Карелин, когда они остались втроем.
  И только сказал - шар погас!
  - Какая поразительная чувствительность! - воскликнул Дмитревский. -
Правда, когда вы это сказали, мне захотелось, чтобы он погас.
  - И мне тоже, - после секундного колебания сказал Купцов.
  Карелин засмеялся.
  - Первое нарушение обещания, - насмешливо заметил он.
  - И последнее!
  Анатолий тут же отвернулся от шара, показывая этим, что приступил к
обязанностям охраняющего.
  - Попробую его взять, - сказал Николай Тихонович.
  - Лучше я. - Дмитревский отстранил Карелина. - Кто его знает, вдруг он
рванется вверх. Я сильнее вас.
  - Тогда возьмем его вместе.
  Но шар не устремился вверх и не проявил намерения опуститься; им
показалось, что он невесом.
  - Вода уравновешивает, - сказал Дмитревский.
  - Скорей всего так, но все же странно!
  - Согласен с вами. Отпустите! Одному удобнее нести.
  Николай Тихонович с неудовольствием повиновался. Ему хотелось самому нести
шар, но спорить казалось ребячеством.
  - Пошли!
  Карелин пошел впереди, за ним Дмитревский, замыкал "торжественное" шествие
Анатолий Купцов, часто оборачивавшийся назад.
  Но ни "змеи", ни спруты не показывались.
  Больше всего Дмитревский опасался, что кто-нибудь из его спутников вызовет
вспышку шара. Сам старался думать только о темноте, но чувствовал, что в
любую секунду может, против воли, пожелать света, особенно когда
приходилось преодолевать неровности дна. Он понимал, что шар никуда не
денется; даже если выпустить его из рук, он не улетит и не упадет. И все
же боялся, что шар вспыхнет. Он нес его, как носят люди хрупкую стеклянную
вазу.
  "Интересно, - думал он, - может ли вызвать вспышку шара кто-нибудь из тех,
кто находится на крейсере и наблюдает за нами по экрану? Металлические
стенки корабля должны как будто экранировать биотоки. Но было бы крайне
важно проверить".
  Он мог сказать об этом вслух, и его услышали бы на крейсере. Но
Дмитревский не решился на такой опыт. Успеется! Самое главное -
благополучно доставить шар на базу, а оттуда на континент. Всяческие опыты
- дело ученых.
  В выходную камеру крейсера вошли без происшествий.
  Прежде чем отдать приказ - выкачивать воду, Дмитревский спросил Карелина;
  - А не причинит шару вред изменение давления?
  - Уверен, что нет, - ответил Николай Тихонович. - Он же был на поверхности
Земли и уже испытал один раз изменение давления. И ничего с ним не
произошло.
  Дмитревский сказал дежурному на пульте, что камеру можно осушить, и на
всякий случай сел на пол. Он опасался, что шар настолько потяжелеет на
воздухе, что его не удержать в руках. Может быть, в Атлантиде его несли к
океану несколько человек? Колени ему пришлось согнуть под острым углом,
так как исчезновение воды немедленно приведет к "прилипанию" подошв к полу.
  Вода исчезла, камера наполнилась воздухом, а Дмитревский не почувствовал
никакого изменения веса шара, - по-прежнему он казался невесомым.
  - Совсем уже непонятно, - сказал Карелин, когда Дмитревский сообщил ему об
этом. - Попробуйте выпустить шар из рук.
  Дмитревский отвел руки.
  Шар не шевельнулся. Он не упал и не поднялся, а остался висеть в воздухе
выходной камеры совершенно так же, как висел недавно в воде над дном
Атлантического океана.
  - Наконец-то! - с глубоким вздохом облегчения сказал Николай Тихонович. -
Наконец-то этот шар в наших руках и мы сможем узнать заключенные в нем
тайны иного мира!

  ТРЕТЬЯ ЗАГАДКА

  Город Пришельцев появился и вырос, можно сказать, на глазах у Николая
Тихоновича Карелина. В течение шестидесяти пяти лет, не менее двух раз в
год, приезжал он сюда. И на его же глазах изменялось место, где стоял
цилиндр. Сперва это была простая площадка, потом построили павильон. Через
несколько лет павильон сменил небольшой дом, в котором жили наблюдающие за
цилиндром люди. А сейчас на этом месте находился филиал Института
космогонии - огромное здание оригинальной "космической" архитектуры,
напоминавшее своим видом сверхгигантский памятник.
  В центре здание было увенчано коническим куполом, Под ним помещался
круглый зал, и на его середине, на том же месте, где он был когда-то
найден, стоял на той же самой мраморной плите загадочный цилиндр.
  Его внешний вид нисколько не изменился за шестьдесят пять лет.
  Первые годы за цилиндром непрерывно наблюдали люди. Потом эти функции были
переданы электронной машине. Ее также меняли несколько раз, по мере
усовершенствования электронной техники и развития кибернетики. Сейчас
круглый стеклянный глаз современного кибернета следил за малейшим

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг