Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
  Фонари были не нужны в ослепительном свете. Они увидели Игоря, обвитого
кольцами длинного, похожего на змею, животного. Это был не спрут! О таком
обитателе глубин никто из них никогда не слышал.
  Купцов поднял трубку и нажал на кнопку.
  Мгновение - и освобожденный Горелик мягко упал на дно. Рассеченное в
нескольких местах тело "змеи", в красном тумане крови, медленно опустилось
рядом.
  И в тот же момент, точно кто-то невидимый повернул выключатель, свет,
исходивший неизвестно откуда, погас...

  СТАРАЯ ЗАГАДКА

  ЧП!
  Чрезвычайное происшествие!
  Это выражение бытовало на Земле сто лет назад и, сохранившись до
настоящего времени, приобрело еще более острое и волнующее значение, чем в
прошлом, потому что "чрезвычайные происшествия" случались теперь
исключительно редко.
  ЧП прозвучало в экстренных выпусках радиогазет, прозвучало на весь мир
спустя какой-нибудь час после того, как ударом лучевого пистолета Игорь
Горелик был освобожден из объятий неизвестного науке подводного животного.
  Неизвестного! Здесь, на Земле!
  Давно уже исчезли с карты планеты "белые пятна". Земной шар был исследован
вдоль и поперек. Когда-то труднодоступные, таинственные области
южноамериканского континента, Центральной Африки и глубинных слоев
мирового океана открыли все свои тайны, и казалось, не могло остаться
ничего неизвестного или загадочного. Романтика открытий перекочевала в
космос.
  И вот!
  Неизвестное животное на Земле!
  Одно только это было чрезвычайным, из ряда вон выходящим событием.
  А тут еще удивительная история с появлением белого света!
  Можно было предположить, что источник этого света был забыт на дне океана
какой-нибудь из прошлых экспедиций. Такой случаи мог произойти, хотя и был
почти невероятным. Но почему же тогда он вспыхнул и погас? Почему он
оказался как бы запрятанным в лабиринте скал? Невольно создавалось
впечатление, что за тремя подводными разведчиками группы Купцова кто-то,
или может быть что-то, внимательно следило и пришло им на помощь в самый
нужный момент.
  Светильники, вплоть до мощных прожекторов, управляемые на расстоянии с
помощью биотоков, были сложными механизмами, и никакая экспедиция не могла
просто забыть их в океане.
  Тогда что же?!
  Сообщение "ЭПРА" со дна Атлантического океана взволновало все население
Земли. Люди уже привыкли жить единым коллективом, и все, что происходило
на планете, касалось одинаково всех.
  Игорю Горелику, как только он вернулся на базу, была предоставлена
возможность, вне всякой очереди, поговорить с матерью, чтобы,
встревоженная газетным сообщением, она могла лично убедиться, что ее сын
нисколько не пострадал от встречи с неизвестной "змеей".
  Но на этот раз его увидела не только мать...
  Владимиру Дмитревскому первому сообщили о происшествии. Он ответил коротко:
  - Ничего не предпринимать до моего прибытия!
  Уже готовые отправиться на поиски таинственного светильника, люди Суханова
остались на базе ждать начальника "ЭПРА".
  Подводный крейсер штаба направился на базу номер шестнадцать.
  Дмитревский был широко образованным человеком. Работавшие с ним знали, что
он одинаково интересуется как технической, так и историко-археологической
частями "ЭПРА". Занятый "выше головы" осуществлением своего подводного
проекта, он находил время принимать косвенное участие в работах, очень
далеких по своему профилю от его прямой специальности.
  Дмитревский прожил большую и интересную жизнь. Будучи
инженером-океанографом, он принимал личное участие в исследовательских
экспедициях на Венеру, много раз погружался в батискафах и просто в
скафандре в глубины океанов этой, все еще остающейся во многом загадочной,
планеты. О его приключениях на спутниках Юпитера рассказывали легенды. В
качестве навигатора он участвовал в полетах чуть ли не на все планеты
Солнечной системы. И всегда, всюду он оставался человеком, приносящим
большую пользу, спокойным, волевым, настойчивым в достижении целей,
независимо от того, были ли они поставлены им самим или кем-нибудь другим.
  Авторитет Дмитревского давно уже стал непререкаемым.
  Его советами пользовались строители лунных заводов, спутников-лабораторий,
земных солнечных станций, конструкторы космических кораблей.
  Таких людей в старину называли энциклопедистами.
  Интерес, проявленный им к странному происшествию с поисковой группой
Купцова, никого не удивил.
  Не удивил в первый момент. Но уже на следующий день создалась почва не
только для удивления, но и для загадки.
  Жизнь работников "ЭПРА" текла, вообще говоря, довольно однообразно, хотя и
очень напряженно. Все, что выходило из рамок привычного, невольно
возбуждало пристальное внимание.
  Инженеры штаба заметили, что Дмитревский непривычно долго разговаривал с
кем-то по радиотелефону. Имя собеседника начальника "ЭПРА" ничего им не
сказало. Правда, фамилии они не расслышали, или она вообще не была
произнесена в разговоре, который касался именно того, о чем говорили
сейчас все, - происшествия на базе номер шестнадцать.
  Дмитревский говорил из своей каюты, и до других долетали только отдельные
слова и фразы, произнесенные достаточно громко.
  Отчетливо были слышны слова, сказанные Дмитревским:
  - Все это чрезвычайно подозрительно и заставляет думать, что вы были правы.
  Инженеры переглянулись. Они, конечно, не подслушивали разговор своего
начальника, а находились рядом с его каютой только потому, что было время
обеда, а кают-компания крейсера помещалась непосредственно рядом с каютой
Дмитревского.
  - "Вы были правы!" Это может означать, что кто-то как бы предвидел
случившееся, - тихо сказал один из штабных инженеров. - Интересно, что
именно - змею или загадочный свет?
  А дальше случилось еще более странное...
  Сообщение Суханова было принято на крейсере, когда он находился очень
далеко от базы номер шестнадцать. Предстояло более суток пути полным
ходом. Дмитревский даже не остановился на базе номер двадцать три, где в
этот день должна была состояться закладка очередной трубы. Это был первый
случай в истории "ЭПРА", - традиционное "торжество" состоялось без
начальника. Видимо, происшествие с Игорем Гореликом заинтересовало
Дмитревского не на шутку.
  А на следующее утро, уже находясь близко к цели, Дмитревский приказал
остановить крейсер и поднять его на поверхность океана.
  Зачем? Вопреки всем обычаям и своему собственному правилу - держать штаб в
курсе всех дел, Дмитревский никому не сообщил причины.
  Это также вызвало удивление.
  Работники штаба давно уже не видели солнца и с удовольствием выполнили
приказ.
  Океан оказался неспокойным, по нему ходила сильная зыбь, но небо было
безоблачно, и дневное светило, по которому все так соскучились, ярко сияло
почти в зените. Несмотря на сильную качку, все бывшие на крейсере вышли
наверх.
  Дмитревский стоял на мостике и, не отрываясь от бинокля, осматривал
северо-восточный горизонт.
  Ждали долго, и никто не мог понять, чего они ждут.
  Дмитревский всегда был простым и общительным. Но сегодня его словно
подменили. Он упорно молчал, и его лицо было столь хмуро и озабоченно, что
никто не решился обратиться к нему с вопросом.
  Наконец появился небольшой планелёт скоростного типа. Быстро
приблизившись, он снизился и повис над крейсером. По опознавательным
знакам на фюзеляже можно было заключить, что воздушный корабль прибыл из
Ленинграда.
  По сброшенной лестнице на палубу крейсера спустился пожилой, скорее даже
старый, человек, в обычном городском костюме, странно выглядевшем для
людей, привыкших к форме "ЭПРА", с короткими, совершенно седыми волосами.
  Кто он такой, этот человек, никто догадаться не мог.
  Приняв незнакомца, крейсер сразу же ушел на глубину, и прерванный путь
возобновился.
  Дмитревский увел гостя в свою каюту, так и не познакомив его ни с кем из
работников штаба. Их разговор наедине продолжался до самого прибытия на
базу и, видимо, был настолько интересен или важен, что ни тот, ни другой,
ни разу не вышли.
  Был ли этот человек тем самым "таинственным" собеседником, с которым
начальник "ЭПРА" так долго говорил накануне, или кем-нибудь другим?
  Все на крейсере были сильно заинтригованы.
  Загадка раскрылась только на базе.
  И как только была названа фамилия, как только люди вспомнили, с чем
связано это имя, всем сразу стала ясна мысль, явившаяся Дмитревскому, и
его фраза: "Похоже, что вы были правы". И, как всегда случается, все
подумали одно и то же: "Как странно, что такая простая и естественная
мысль не пришла мне самому".
  Фамилия прибывшего была Карелин...
  Николай Тихонович был уже стар. Недавно ему исполнилось девяносто семь
лет. Но он был еще крепок и так же работоспособен, как и в то время, когда
был найден "железный пень" - таинственная машина времени пришельцев.
  Много воды утекло с тех пор, а загадка цилиндра так и осталась загадкой.
Не удавалось даже приблизиться к пониманию. Любимое детище Карелина -
теория "спирали времени", окончательно разработанная им, но все еще не
ставшая общепризнанной, была бессильна объяснить появление цилиндра в
России, хоть как-то обосновать непонятное перемещение его из Атлантиды. Не
удавалось это сделать самому Карелину, не удавалось и многочисленным его
последователям.
  Николай Тихонович уже примирился с мыслью, что ему не дожить до времени,
когда тайна откроется или... откроется сам цилиндр, не увидеть того, что
находится в цилиндре, не встретить выходящих из него пришельцев. Но все же
он ждал этого, ждал каждый день в течение вот уже шестидесяти пяти лет.
  За эти годы ученые предпринимали бесчисленные попытки проникнуть взглядом
сквозь все еще остававшийся загадочным металл цилиндра. Невиданно выросла
техника, в распоряжении людей находились аппараты и приборы, о которых
прежде не смели и мечтать. Взор ученого или инженера мог проникнуть сквозь
свинцовую плиту толщиной до полуметра. Но все попытки заглянуть в цилиндр
неизменно оканчивались неудачей. Странный металл не пропускал никаких
лучей. Само слово "металл" в применении к цилиндру стали заключать в
кавычки, потому что многие сомневались в том, что этот материал можно
относить к группе металлов вообще.
  Попыток открыть овальную дверь больше не предпринималось. Раз неведомые
конструкторы посчитали нужным засекретить механизм запора - значит,
открывать дверь нельзя. Люди Земли боялись причинить вред неизвестным
братьям...
  Жена Карелина Вера Павловна была еще жива, но из восьми человек, первыми
увидевших цилиндр пришельцев, осталось только двое: сам Карелин и Анвер
Керимбеков, когда-то его напарник, ставший теперь известным ученым и
экспертом Совета экономики по энергетическим вопросам.
  На Земле привыкли к мысли о существовании цилиндра, и он уже не возбуждал
прежнего любопытства. Его появление привело, казалось, только к тому, что
небольшой районный центр Михайловка быстро превратился в огромный город и
был переименован в "Пришельцев". Сперва говорили "Город пришельцев", потом
просто "Пришельцев", и постепенно это слово утратило первоначальный смысл,
превратившись во что-то вроде "Куйбышев" или "Пушкин".
  Время и события шли над преображенной Землей бурным, стремительным
потоком, ошеломляющие открытия были так часты, что даже самому Николаю
Тихоновичу начинало казаться, что проблема цилиндра не так уж и важна для
человечества. Она потускнела в его глазах, стала второстепенной.
  Всеобщее мнение было таково: "Вряд ли существа, которые могли так грубо
ошибиться в оценке развития планеты Земля, могут дать ее человечеству
что-нибудь особо ценное. Скорее всего, они окажутся менее развитыми, менее
сведущими в науке, несмотря на свою машину пространства - времени, чем
обитатели Земли".
  Их выхода из цилиндра ждали, но это было уже скорее любопытство, чем
ожидание неизвестных тайн природы, которых еще не знали земляне.
  В правдивости рассказа Даира и монгольского предания почти никто не
сомневался. И огромный интерес возбуждал тот факт, что вместе с
пришельцами к людям идет человек из легендарной Атлантиды.
  Кто он? Скорее всего, какой-нибудь жрец, потому что в древние времена,
даже через много тысячелетий после атлантов, учеными были только служители
храмов...
  Сообщение "ЭПРА" сперва нисколько не заинтересовало Карелина. Только после
разговора с Дмитревским он внезапно понял, что не исключена возможность
найти наконец знаменитый "черный шар", к поискам которого он сам призывал
более полувека тому назад.
  Николай Тихонович вспомнил дискуссию в Доме ученых, вспомнил, как ему
вежливо указали на невозможность найти маленький шар в просторах
Атлантического океана, как они с женой уныло возвращались домой после
этого "урока".
  А получилось, что он был прав тогда!
  Было более чем вероятно, что именно этот шар пришел на помощь товарищам
Игоря Горелика, что именно он вспыхнул так своевременно. В том, что шар
подчиняется биотокам мозга, не было ничего удивительного. Более того, это
предположение даже полвека назад считалось вполне вероятным, хотя тогда
еще почти не было механизмов, управляемых биотоками.
  По рукописи Даира, шар бросили в океан. В то время, когда Карелин впервые
читал эту рукопись, Атлантиду еще не нашли и о ее местоположении
существовало множество мнений. Теперь было точно установлено, что
Атлантида представляла собой группу островов. Но если шар бросили в океан
даже на крупнейшем из них, в так называемой Посейдонии, то его могло
принести в район базы номер шестнадцать "ЭПРА" Канарским, а затем Северным
экваториальным течением.
  Старая загадка воскресла с новой силой. Карелин поспешил на зов
Дмитревского...
  На базе сразу поняли, почему начальник "ЭПРА" приказал не приступать к
поискам шара до его приезда. Дело оказалось не в самом Дмитревском, а в
Карелине. Старому ученому принадлежало бесспорное право руководить этими
поисками. Ведь он стремился к ним еще тогда, когда никого из теперешнего
персонала "ЭПРА" не было на свете.
  Николая Тихоновича встретили с радостью. Было приятно увидеть у себя на
базе человека, имя которого все люди на Земле знали со школьных лет.
  Четверо из группы Купцова были тотчас же позваны в кабинет Суханова.
  Кроме самого начальника базы там находились Карелин и Дмитревский.
  Николай Тихонович задал им вопрос, который сперва показался всем четверым
очень странным и не имеющим никакого отношения к делу поисков шара.
  - Вспомните, - сказал он, - о чем вы думали в последний момент, перед тем
как в лабиринте камней зажегся свет.
  - Подумайте сначала, - добавил Дмитревский.
  Анатолий Купцов ответил первым:
  - Я думал о том, что теперь, когда змея начала ломать скафандр нашего
товарища, особенно необходимо, чтобы Горелик как-то умудрился зажечь свой
фонарь.
  Двое его товарищей ответили то же самое.
  - Нет, - неожиданно для них сказал Карелин. - Это совсем не то. Ну, а вы о
чем думали? - обратился он к Игорю.
  - Честно говоря, я ни о чем не думал, - ответил Горелик. - Когда змея
начала меня гнуть, я испугался, а вдруг скафандр согнется больше, чем
сможет выдержать мой позвоночник.
  - Значит, вы все же о чем-то думали, - улыбнулся Карелин. - Постарайтесь
вспомнить, не было ли у вас какого-нибудь желания?
  - Только чтобы змея перестала меня гнуть.
  - Не может быть. Вы должны были думать о товарищах, которые вас ищут. Вы
их ждали!
  - Да, конечно!
  - Напрягите память!
  Игорь задумался.
  - Право не могу вспомнить, - сказал он наконец. - По моему, я не думал ни

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг