Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
обеда и выпивки, то эти уроды явно собираются зависнуть у нас надолго.
  - Спустись вниз, - в голосе Навигатора вдруг зазвучали нотки
обеспокоенности. - Кажется, они обижают мистера Роу.
  - О, Господи!
  Я вспомнил, что забыл свою винтовку под трактирной стойкой, а посему
мгновенно извлек пистолет из кобуры, хлопнул дверью нашей с Дастином
комнаты и кубарем скатился по лестнице в главную залу.
  Стайка девиц жалась в уголке, бородачи-ландскнехты, окружив свободное
пространство, громко и жизнерадостно ржали, видимо, наблюдая за дракой.
Матерясь, я растолкал гостюшек локтями (никто не обиделся) и тотчас понял,
что попал к самой кульминации спектакля. Наконец-то долгие тренировки
Дастина себя оправдали. Мой напарник увлеченно возил одного из солдат
Альбрехта фон Цорна мордой по дощатому полу, цедя сквозь зубы:
  - Мистер, мама никогда вам не говорила, что воровать нехорошо?
  "Мистер" извернулся, каким-то чудом вырвался из цепких рук Дастина,
поднялся на ноги и попробовал было ударить напарника, но не тут-то было -
Дастин впечатал ему кулачищем точно между глаз, незадачливый вояка
воспарил, устремился к стене и сполз по ней на пол в состоянии
бессознательном.
  - Еще кто-нибудь желает? - нахмурив брови, рявкнул Дастин, обводя суровым
взглядом наших волосатых постояльцев. - Тогда попрошу... Первое условие
пребывания в моем доме: не воровать! Второе: с вещами обращаться
аккуратно! Третье: если захотелось отлить - делать это не на крыльце, а в
будке, которая стоит во дворе! Четвертое: к служанке не приставать! Пятое:
драться опять же во дворе, а не крушить мебель!
  Ландскнехты восхищенно внимали, а рыжий фон Цорн прямо-таки расплылся в
одобряющей улыбке.
  - Вот и я о том же, - прогудел герр Альбрехт. - Удивительное дело - первый
раз в жизни вижу трактирщика, который умудрился повалить нашего забияку
Густава! Уважения достойно! Так, парни, слышали, что сказал господин
хозяин? Девку не забижать, вон своих полно. Столы не ломать и вообще...
Ясно?
  Напряжение спало. Фон цорновы красавчики то недовольно, то восторженно
гудя, расселись, Брюнхильда под командованием Дастина принялась разносить
кружки и тарелки с холодным мясом, а командир бесшабашной оравы поманил
меня пальцем.
  - Ты, наверное, помощник хозяина? - деловито спросил фон Цорн. Его жуткий
меч теперь стоял в углу, рядом со стойкой. - Родственник?
  - Помощник, - коротко согласился я. - Надо чего?
  Мы вышли во двор.
  - Где конюхи? - осведомился Альбрехт. - Лошадей распрячь и расседлать.
Накормить. Овес есть?
  Хрен его знает, что у нас есть. Кажется, только небольшой запас сена для
Эсмеральды. Лошадок у заявившейся к нам Черной Своры два с лишним десятка,
между прочим.
  - Пойдем, глянем, - пытаясь выглядеть хоть сколь-нибудь уверенно, сказал
я.
  Отправились в конюшню. Я прекрасно осознавал, что если Хозяин бросил нас
на произвол судьбы с целой компанией напрочь отмороженных ублюдков с
мечами, пистолетами и лошадьми, нам конец. Придется спешно эмигрировать
обратно в Комплекс. У человека техногенной эпохи нет никакого
представления о том, как следует обращаться с гужевым транспортом. Лошадь
надо кормить, чистить, выгуливать, менять подковы, а я даже не знаю, с
какой стороны подойти к ездовой скотине!
  - Неплохо устроились, - покивал фон Цорн, возвышаясь за моим правым
плечом. Обстановка конюшни ему понравилась. Обнаружились мешки, доверху
наполненные овсом, в углу громоздилась целая гора свежего сена, деревянные
поилки наполнены чистой водой. Я с ужасом представил, как все это
благолепие будет изгажено буквально через несколько часов. Лошадь - она
ведь не ландскнехт, ей не прикажешь в нужник пойти... Картину довершали
стоящие неподалеку от входа в конюшню электрокары. Надо полагать,
приспособленные навоз вывозить.
  Вернулись на двор. Фон Цорн, довольно лыбясь, подтащил меня к пушкам.
Впечатляющие сооружения. А главное - сделанные с любовью и тщанием.
Пушка-единорог чистенькая, отполированная ладонями, чувствуется едва
заметный пороховой запах. По округлым бокам - фигурное литье в виде не то
библейских сцен, не то барельефов, изображающих картины сражений.
Отверстие для фитиля. Пятнышек ржавчины нигде не заметно.
  - Отлиты в Бамберге, - просветил меня герр Альбрехт, гордо поглаживая
единорогов по стволам. - Вовсе недавно отлиты. Им и четырех месяцев нет.
Эту мы кличем "Гертрудой", вторая - "Засранка"...
  - Четырех месяцев? - озадачился я. - Господин фон Цорн, а какой сейчас
год?
  - Совсем в глуши живете, - понимающе вздохнул бородатый. - Да это ничего,
вон прошлым годом после сражения при Роттенбурге забрели мы в деревеньку.
Маленькое маркграфство, глухомань. Так староста не то, что года - имени
своего припомнить не мог. Перепугался. Конечно, перепугаешься. Наши по
обычному солдатскому веселью всех девок перепортили, да по причине
исключительной резвости характера, но вовсе не по злобе, пару домишек
запалили. Год, спрашиваешь, какой? Тысяча шестьсот двадцать третий от
Рождества. А ты у нас протестант или католик?
  Значит, 1623 год. Почти ровно шестьсот лет назад. Да, между прочим,
протестант я или католик? В те времена к вероисповеданию относились крайне
серьезно. Скажешь неправильно - зарежут.
  - Сами-то вы к какой партии принадлежите? - я не решился ответить прямо.
  - А пойдем, - гоготнул Альбрехт. - Покажу, так сказать, священную
реликвию. Сам все поймешь.
  Лавируя между пушек, фургонов и лошадей, фон Цорн подтащил меня к самой
замызганной и обтрепанной повозке, забрался внутрь и вытянул руку, помогая
подняться. В фургоне царил непринужденный хаос - сундуки, сундучата и
сундучины, какие-то не поддающиеся идентификации шмотки, наваленные горой,
мешки, круглые железные пули в корзине, разорванное женское платье, на
натянутой поперек фургона веревке сушатся серые нижние штаны, лежит на
боку деревянная статуя неизвестного святого, рядом валяется оружие, и
сразу - толстые потрепанные книги. В общем, лавка преуспевающего
старьевщика. Видимо, тащили все, что под руку попадет и забрасывали сюда.
  - Куда знамя, гады, подевали? - бормотал фон Цорн, роясь в куче хлама. -
Никакого уважения! Та-ак, а это у нас что? Ах ты Боже мой! Видишь, что
делается?
  Фон Цорн картинно приподнял грязную тряпку, когда-то бывшую отрезом
золотой церковной парчи, и явил пред мои ясные очи спящего. Отнюдь не
высокий светловолосый молодой человек лет восемнадцати-двадцати. Фигура не
толстая, но плотная, облегаемая неплохим камзолом со множеством пуговиц,
высокие ботфорты со сбитыми деревянным каблуками... Под головой в качестве
подушки человек держал свернутую полосу пестрой ткани.
  - Подымайся, дармоед! - громогласно, но добродушно взревел Альбрехт и
покосился на меня. - Знаменосец, извольте видеть.
  После чего доблестный воитель изъял из-под головы спящего помянутую
тряпицу и развернул.
  - Гляди, - ухмыльнулся фон Цорн. - Наше Тифенбахское знамя.
  - Ага, значит, вы католики, - сообразил я, узрев вышитую на ткани папскую
тиару, перекрещенные ключи от Рая - символ святого апостола Петра - и
надпись "Te Deum Laudamus".
  - Иногда и католики, - фон Цорн неожиданно ловко вывернул знамя, как
наволочку. - А теперь?
  - "Слово Божие и Лютера учение не потерпят никогда крушения", - прочитал я
новый лозунг на штандарте и отметил про себя, что, оказывается, с
сегодняшнего дня неплохо могу читать на старонемецком. Еще несколько дней
- и мне станут известны все главнейшие европейские языки, включая
старинные наречия. Впору поступать не на медицинский факультет
Военно-космической академии, а прибиться к кафедре лингвистики.
  - Сударь, наплюйте вы на фон Цорна с его идиотскими шуточками, - молодой
человек, лишенный знамени-подушки, воспрял и теперь протирал глаза
грязными пальцами. - Мы что, куда-то приехали? Цорна я узнал, а вы кто?
Только не говорите, что новобранец. Сразу советую либо удавиться на
ближайшей осине, либо бежать. Платят нищенски, кормежка... Ай, чего
говорить! В Монферрато свиней лучше кормят!
  - Где-где? - переспросил я.
  - Конечно, не германским варварам знать, что такое Монферрато! Цорн,
ответьте мне на насущный вопрос - куда мы прибыли? Ничего не помню...
Кажется, я и Густав вчера перестарались с употреблением майенского вина.
  - Какая тебе разница? - поморщился Альбрехт. - Едем себе и едем. По-моему,
мы в трех днях пути от (я замер, затаив дыхание - неужели сейчас мне
скажут точное местоположение?)... от... от Людвигсхвафена и в пяти - от
Страсбурга.
  Оригинально. Оказывается, Дом, выстроенный менее чем в полукилометре от
автономной базы Дальнего Флота на Афродите, четвертой планете системы
Сириуса, в семи световых годах от матушки-Земли, ныне находится в долине
Рейна, приблизительно в районе франко-германской границы. И сейчас 1623
год. Тридцатилетняя война. Что прикажете делать?
  - Ладно, пойду я, - проворчал фон Цорн, небрежно отбросив хамелеонское
знамя в сторону. Добавил вопросительно-утвердительно: - Значит, о лошадях
позаботишься?
  После чего сгинул. Судя по бряканью тяжелых шпор, отправился в Дом.
  - Одежда у тебя интересная, - сказал белобрысый, зевая. Любопытно оглядел
мой комбез. Странно, раньше этого никто не замечал. - Если ты новенький,
давай знакомиться. Меня зовут Орландо ди Милано. Любимый сын уважаемых
родителей, отправившийся искать приключений на свою задницу. Так до сих
пор и ищу. Три незаконченных курса философии в Болонье, Тоскане и даже в
парижской Сорбонне, из коей, впрочем, был выставлен за пьянство и
еретические мысли. Засим прибился к Черной Своре фон Цорна - они меня едва
не убили, но, когда узнали, что умею читать и писать, взяли к себе. Знамя
- мое творение. Нравится?
  - Ну... нравится, - выдавил я, не зная, как общаться с разговорчивым
юнцом. - Ведь можно было сделать два флага - один гугенотский, другой
католический.
  - Ничего подобного! - горячо заявил синьор Орландо, окончательно
просыпаясь. - Сообрази: мы служим у курфюста Ортенбургского, являющегося
лютеранином. Нас во время сражения бьют баварцы-католики, находят в
фургоне протестантское знамя... Дальше объяснять или сам все поймешь?
Хорошо, если виселицей отделаемся. А так - в надлежащий момент вывернул
знамя нужной стороной, и пожалуйста - для любого становишься своим.
Военная хитрость. Ты сам откуда будешь?
  - Из России, - прямиком брякнул я, чем на время ввел юного синьора в
недоумение. Он поразмыслил и, наконец, озарился улыбкой:
  - Московия? Великое герцогство на востоке, за польской границей?
Знаю-знаю. У вас недавно королевой - или великой герцогиней, как
правильно? - была панна Марина Мнишек, вышедшая замуж за короля
Деметриуса, сына Иоанна?
  Голова у меня пошла кругом. Лучше уж якшаться с ландскнехтами, чем с
интеллигентом-приключенцем образца шестисотлетней давности.
  - Слушай, - я потянул синьора Орландо за рукав, - ты с лошадьми обращаться
научен?
  На меня уставились, будто на умалишенного.
  - Что ты имеешь в виду? - подозрительно спросил юнец. - Конечно, я читал,
что армии древнего Рима использовали коз в качестве...
  - Нет-нет-нет, я не о том! С ума сошел? За кого ты меня принимаешь?
Поможешь распрячь ваших коняг?
  - Новеньким всегда достается самая тяжелая и грязная работа, - понимающе
кивнул Орландо. - Пойдем.
  Я мысленно погрозил кулаком Хозяину и вылез из фургона. Орландо подтянулся
следом. Спрыгнул на землю, поднял голову, жмурясь от солнечных лучей, и
кивком указал наверх:
  - В кои-то веки хорошая погода. Дожди и слякоть безумно надоели!
  Белоснежный Сириус склонялся к закату, просвечивая через тоненькую пелену
перистых облаков. Рядом со светилом можно было рассмотреть крохотное,
однако хорошо различимое пятнышко звезды-спутника.
  - Добро пожаловать на Афродиту, - хмыкнул я. - Ничего необычного в округе
не замечаешь?
  - Похоже, вас еще ни разу не грабили, - Орландо обвел двор хозяйственным
понимающим взглядом и повторил слова фон Цорна: - Богато живете... Не
думал, что такие хутора еще сохранились в нашу неспокойную эпоху. Ой, а
кто орет?
  - Эсмеральда, - я указал на сарай, где мычала слонопотамша и злорадно
предложил: - Хочешь, покажу?
  - Потом, - отмахнулся знаменосец Черной Своры. - Сначала лошади.
  Блин, да как же к ним подступиться? Одна половина кусается, другая
лягается. Это я испытал на самом себе, подойдя к ближайшей коняге,
тащившей за собой пушку. Вообще-то лошадей было две, все в немыслимых
переплетениях ремешков и постромок. Едва я взялся за узду, каурая тварь
мгновенно прянула головой и цапнула за предплечье длиннющими желтыми
зубами. Больно до невероятия.
  - Что, лошадей никогда не видел? - бесчувственно фыркнул Орландо. - Ты
откуда свалился? Или у вас в Московии все такие?
  Я прекрасно понимал, что проблему надо решать и побыстрее. Все-таки фон
Цорн и его подчиненные платят нам не только за еду, но и за приличное
обслуживание, своего рода автосервис - лошадь, основное средство
передвижения, должна быть обустроена с максимальным комфортом, ибо именно
от лошадей зависят жизнь и более-менее безопасное существование. На лошади
можно сбежать от погони, отступить с поля боя, она предана хозяину не хуже
самой верной собаки, лошадь тащит припасы и оружие...
  Но я-то, черт побери, здесь при чем?! Это же чужие лошади, а не мои!
  - Прикажете скотинку обустроить?
  Я, перенервничав, едва не открыл стрельбу, схватившись за пистолет. Из
пустой конюшни внезапно вывалился небритый, толстый и воняющий чесноком
дядька в истрепанной шляпе-каталане, кожаных штанах и коричневой рубахе с
подвернутым рукавом. За спиной мужика торчали двое парней примерно моего
возраста - я сразу подумал, что они являются сыновьями небритого, больно
похожи.
  Ясно. Хозяин все-таки решил помочь. Эта троица - явление того же порядка,
что Брюнхильда, мальчик Ханс, ухаживающий за слонопотамами, и безымянные
повара, работающие на кухне. Ура! Мы спасены!
  - Да, конечно, - слегка запнувшись, ответил я толстяку, не обратив
внимания на то, что говорил он по-русски. - Распрячь, накормить и все
такое... Подожди, тебя как зовут?
  - Пили бы вы поменьше, хозяин, - понимающе осклабился небритый и подмигнул
великовозрастным отпрыскам. - Фридрихом именуют с самого рождения. Неужто
Курта с Шульцем не узнаете?
  Он указал на здоровенных сыночков, а я нервно кивнул.
  - Да, как же, узнаю... В общем, работайте.
  Орландо дожидался на крыльце, но я, нашарив в нагрудном кармане полупустую
пачку сигарет, закурил и бессильно уселся на ступеньку. Наблюдал за
работой Фридриха и потомства. Вот что значит - знать свое дело! Два
десятка зубастых и разномастных скотин буквально за пятнадцать минут были
освобождены от упряжи и загнаны в конюшню. Одинокие пушки нелепо
громоздились средь двора в окружении фургонов.
  Маленький Ханс выбрался из эсмеральдиного сарая и поволок к черному ходу
впечатляющий кувшин, наполненный молоком. Из-за дверей хлева выглянул
Квазимодо, увидел, что опасности никакой, и деловито затрусил к луже -
купаться. Потеснил свинью. Плюхнулся в самую грязь и начал с наслаждением
тереться боками.
  Орландо, не сдвигавшийся с места, глядел то на мою сигарету, то на
резвящегося в грязи слонопотамчика. Неизвестно, что его поразило больше.
  - Табак? - наконец осведомился белобрысый знаменосец.
  - Угу.
  - Неужели прямиком из Вест-Индии? Это же безумно дорого! В баварском
захолустье не знают, какой нынче год и при этом курят ароматное зелье
Нового Света! Почему не трубка, но такая странная палочка?
  - Последнее изобретение, - ответил я. - Табачную крошку не забивают в
трубку, а заворачивают в тонкую бумагу. Хочешь попробовать?
  - Дорого... - повторился Орландо, с завистью глядя на меня. - Во
Франкфурте табак по сорок талеров за фунт, и то сырой.
  - Бери бесплатно, подарок от фирмы. Мы же не во Франкфурте.

  * * *


Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг