Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
Агрикул забрал свиток и, не глядя, сунул кому-то из безмолвных подчиненных.
     - Это я оставлю себе,- жестко сказал он.- Когда ты покинул Сикинос?
     - Прошло восемнадцать полных дней...
     -  Врешь,- преспокойно проронил сквозь зубы центурион- Благородный  Тревир
Сирмий  четыре луны назад переведен из Сикиноса в Аррантиаду со званием легата.
Ты бежал из легиона?
     Кэрис  понял,  что лучше молчать. Мрачный Агрикул не посмеет его  тронуть,
побоится  ярости Тибериса. А за ночь Лоллия успеет что-нибудь придумать.  Между
прочим, по аррантским законам за самовольное оставление места службы полагалась
смертная казнь. Попался...
     -  Я доложу о твоей лжи Божественному. - Агрикул остановился возле входа в
длинный  одноэтажный дом. - А завтра дознаюсь, кто ты и откуда. Оружие тебе  не
вернут. Иди.
     -  Слава  басилевсу, - не без скрытой насмешки попрощался Кэрис. Центурион
канул в темноту, оставив с вельхом двоих охранников.
     В  казарме  оказалось  не  так  уж  и плохо  -  о  воинах  Белой  центурии
заботились.  Кэрису принесли поесть, показали ложе, на котором  он  должен  был
переночевать, но с ним никто не заговорил, хотя вельх пытался вызвать  аррантов
на  беседу. Поэтому он скинул сандалии, ослабил шнурки на нагруднике и собрался
заснуть, понимая, что завтра предстоит тяжелый день.
     "Как-то  там  Фарр? - подумалось Кэрису. - Будем надеяться,  что  Валерида
оставила его на попечении госпожи Эли и ему не взбредет в голову отправится  на
Хрустальный мыс меня искать".
     Броллайханы  умеют управлять своими снами. И Кэрис от нечего делать  решил
отправить  свою  мысль  далеко от Аррантиады, на  материк  Длинной  Земли.  Ему
хотелось взглянуть, что происходит с Драйбеном.
     Ночь  сменилась  ярким днем, Кэрис сквозь туман расстояния углядел  песок,
красноватые камни и троих людей. Выглядели они далеко не лучшим образом.
     Вельх  нащупал  слабый,  полыхавший  красно-лиловым  цветом  огонек   души
Драйбена и попытался в него войти.
     Получилось.
     * * *
     - Но, госпожа... У меня приказ!
     - Никаких "но"! Забыл, с кем разговариваешь?
     - Приказ благороднейшего Агрикула...
     - Знаешь, где ты очутишься завтра вместе со своим Агрикулом? Пропусти!
     - Госпожа, за невыполнение приказа - смерть на столбе!
     -  Мне-то что за дело? Впрочем, я поговорю с центурионом, не беспокойся. И
если  ты  немедленно  не  уйдешь с дороги, столб  покажется  тебе  недостижимой
мечтой.
     Военный  в алебастровом плаще сдался. Нельзя противоречить любимой супруге
Божественного. Пусть она иногда бегала в казармы Белой центурии за  мимолетными
радостями жизни, но все-таки Валерида Лоллия - кесарисса.
     Кэрис  проснулся моментально, едва заслышав знакомый голос. Судя по всему,
стояла   глубокая  ночь  и  после  полуночи  миновало  не  более   трех-четырех
квадрансов.  Лоллия скандалила с охраной негромко, явно стараясь не производить
лишнего шума, однако была, как всегда, настойчива.
     -  Вставай! - Она едва не рывком подняла Кэриса с ложа. - И иди  за  мной.
Молча.
     Ликторы тоскливо поглядели вслед двум удаляющимся в ночь фигурам - с  утра
им  предстояли  объяснения с суровым Агрикулом, который не будет  выяснять,  по
какой  именно причине исчез странный гость казармы, а просто накажет  виновных.
Будет счастьем, если басилисса заступится.
     - Этот ваш жуткий центурион раскусил меня с двух слов, - пожаловался вельх
Лоллии,  когда  они  отошли  на  изрядное  расстояние  от  дома  легионеров   и
приблизились к ярко освещенному храму Морского Старца. Частые патрули охраны то
в  красных,  то  в  белоснежных  плащах  остановить  или  окликнуть  Лоллию  не
осмеливались.
     - Именно, - подтвердила басилисса. - Ты правильно сказал - жуткий. Меня от
Агрикула  в  дрожь бросает. Умный, жестокий, преданнейший пес. Если ему  сейчас
донесут, что я тебя забрала из казарм, он немедленно бросится по следу. Агрикул
-  единственный  человек  в этой стране, которому я  не  могу  приказывать,  он
исполняет только волю моего мужа, и ничью более. Тиберис спит, я его...  э-э...
убаюкала, но Божественный приказал, чтобы ты находился в казарме Белой сотни. И
приказ будет выполнен любой ценой.
     - Ясно. Куда мы направляемся, позволь осведомиться?
     -  Тебе  нельзя оставаться на мысе. Дело с библиотекой придется  отложить,
пока  все не забудется. Сейчас спустимся на пристань, там лодки. Отправишься  в
Геспериум.  Грести,  надеюсь, умеешь? Сиди у Эли и  носа  не  высовывай.  Когда
Агрикул  успокоится, я проведу тебя во дворец. И пожалуйста, не  таскай  больше
плащ легионера, хватит маскарада.
     -  Он с утра наябедничает твоему мужу о самоуправстве, - напомнил вельх. -
Как станешь оправдываться ?
     - Очередной каприз взбалмошной кесариссы, - равнодушно отмахнулась Лоллия.
-  Я  еще  не  так чудила, назло Агрикулу, кстати. А с мужем...  Он  к  полудню
забудет о том, что ты вообще существовал.
     -  Знаешь. - Кэрис внезапно остановился. - Я не могу ждать. Эти бумаги мне
нужны немедленно. То есть сегодня или завтра. Я не уеду с Хрустального мыса.  И
мне  требуется помощник. Фарр. Ну, царица Аррантиады, сможешь доказать  варвару
свое могущество? Придумай что-нибудь!
     -  М-да, - промычала изумленная сверх всякой меры Лоллия.- Если так... Ла-
адно... Вдвоем мы управимся и с Агрикулом, и с моим божественным вепрем. Только
тебе  надо  хорошо спрятаться хотя бы до утра. В моих покоях нельзя - проклятый
центурион в приступе рвения их обыщет и не посмотрит на то, что я буду  кричать
и  возмущаться. Его даже гнев Тибериса не остановит. Но если дело будет  совсем
безнадежно  -  я  надавлю  на мужа, хотя он упрям как осел...  Вот,  придумала!
Двинулись.  И  давай  отойдем  с  освещенного места,  мы  тут  как  на  ладони.
Пересидишь до утра у девочек, потом я принесу тебе новую одежду...
     - Девочек? - насторожился вельх. - Каких таких девочек?
     - В храме Ясноокой. Там тебя никто не додумается искать.
     Кэрис присвистнул. Ясноокая, покровительница Дев, одна из множества богинь
аррантско-го   пантеона,  принимала  в  жрицы  только   девственниц.   Мужчинам
запрещалось  входить  даже на нижние ступени святилища, а самим  служительницам
нельзя было общаться с представителями сильной половины человечества. Наказания
за нарушения культа обещались строжайшие.
     - Жрицы меня не раз выручали, - негромко поясняла Лоллия, - и я их тоже. В
конце  концов, девочкам надоедает сидеть сиднем возле своего Негасимого пламени
и хочется отдохнуть. Ну я и водила их в казармы Белой и Золотой центурий. Никто
ни о чем не догадывался, ведь после жреческого посвящения они не показывают лиц
мужчинам и узнать их невозможно... Иногда я прячу в храме своих гостей...
     -  У  вас  в  Аррантиаде  сохранилось хоть что-нибудь  святое?  -  невинно
поинтересовался  Кэрис,  топая вслед за басилиссой  по  бесконечному  лабиринту
улочек Хрустального мыса. - Надо же, и Ясноокую ухитрились опорочить!
     - Любовь непорочна! Полагаю, сама Ясноокая не имеет ничего против радостей
бытия,  -  с  уверенностью  в  своей  правоте  высказалась  Лоллия,  указав  на
небольшой, накрытый сферическим куполом храм розового камня. - Пришли.  Только,
пожалуйста,  не веди себя в святилище как варвар и не особенно заглядывайся  на
жриц. Богиня ревнива...
     * * *
     Кесарисса  неплохо  знала  все  подробности  жизни  Хрустального  мыса   и
совершенно  верно предположила, что центурион Агрикул начнет поиски самозваного
легионера  этой  же  ночью.  Агрикулу сообщили, что после  полуночи  в  казармы
заявилась  госпожа Валерида Лоллия и, не слушая никого, увела  переданного  под
охрану Белой сотни человека с собой. Так как в резиденции Тибериса давным-давно
не  случалось  ничего  необычного, происшествие с побегом послужило  центуриону
поводом для проверки бдительности стражи дворцового комплекса.
     Перво-наперво  Агрикул появился в атриуме кесариссы, невозмутимо  выслушал
все  соображения Лоллии о подобной наглости - побеспокоить ночью жену Тибериса!
- но все-таки обыскал покои госпожи. А затем заявил напрямую:
     -  Божественная, человек, которого ты покрываешь, может оказаться опасным.
Ответь, где он?
     -  Не  имею  и  малейшего представления, - прорычала  Валерида,  уничтожая
возмущенным взглядом явившихся к ней военных. - Я его ублажила на скорую  руку,
и  он  ушел.  Ищи,  это  твоя работа. Поймаешь - опять уведу.  Ты  мне  надоел,
Агрикул. Пошел прочь.
     Центурион  вместе с помощниками молча развернулся и отправился на  площадь
перед двор. цом. Там уже выстроились поднятые отряды охраны. Для Агрикула  было
делом  чести  отыскать беглеца, ибо он понимал - завтра о  ночном  происшествии
доложат  Тиберису, а тот взыщет с начальника своей охраны: нашел или нет?  Если
нет,  тогда  почему ты занимаешь высокую должность, не выполняя возложенных  на
тебя обязанностей?
     Басилиссу  и  сопровождавшего  ее  человека  видели,  когда  они  шли   по
направлению  к  зданиям  храмов.  За ними располагался  спуск  к  пристани,  но
стоявшие  на  страже  легионеры не замечали посторонних, явившихся  со  стороны
дворцов.  Следовательно,  беглец  находился где-то  на  Хрустальном  мысе  и  к
рассвету  его  обнаружат.  Вдобавок обленившаяся  стража  изрядно  встряхнется,
обшаривая десятки зданий, выстроенных на полуострове.
     Как  известно,  любой город имеет жизнь дневную, о которой  знают  все,  и
ночную - скрытую от непосвященного глаза.
     Хрустальный  мыс  был именно городом, поселением, выстроенным  для  одного
человека  -  властелина  Великолепного Острова. Каждый камень,  каждое  дерево,
цветок, животное, все, созданное человеческими руками или природой, служило для
услады аррантского кесаря. Только его одного. Однако прочие обитатели пышной  и
огромной  резиденции басилевса тоже были не прочь урвать свою часть гигантского
мраморно-золотого  пирога,  выпеченного лучшими  архитекторами,  строителями  и
скульпторами  Аррантиады.  Потому ночью на Хрустальном  мысе  наступало  время,
когда  призванные охранять, кормить и развлекать Тибериса люди могли  отдохнуть
сами.
     Красотки  из  амфитеатров встречались с друзьями-военными,  подозрительные
личности  за сущие гроши покупали у служителей кухонь дворца отменные  припасы,
перепродавая  их  затем  в Геспериуме и других городах  побережья,  совершались
странные  сделки,  в  результате  которых на  конюшнях  оказывались  отнюдь  не
породистые  лошади,  а какие-то заморенные одры. Понятно, что  коней  басилевса
никто  не  трогал,  а  подменные  довольно быстро  списывались  со  счетов  как
повредившие ногу или больные. Казна, разумеется, отпускала средства на  покупку
новых,  но  если бы прокуратор Хрустального мыса в кои веки заинтересовался,  с
какой  стати на обслуживание конюшен уходят столь огромные суммы, то  вскрылись
бы  такие  злоупотребления, что воровство провинциальных эпархов, присваивающих
выделяемые  метрополией  средства на прокорм орд  плебеев  и  налоговые  сборы,
показалось  бы  невинными шалостями детишек, таскающих друг у  друга  фрукты  и
сладости.
     Но  все  молчали.  Каждый, начиная от рядового воина стражи  до  верховных
жрецов  храмов  или сотников двух расквартированных на мысе легионов,  так  или
иначе  был  вовлечен  во всеобщий круговорот воровства:  одни  за  сравнительно
небольшую мзду закрывали глаза на подъезжающие к хозяйственным воротам  повозки
перекупщиков,  другие  сами  входили в долю с нечистыми  на  руку  дельцами,  в
светлое  время  суток  носившими  пышные титулы наподобие  "первого  смотрителя
Большого  амфитеатра"  (этот потихоньку продавал редкий  мрамор  с  золотистыми
блестками,  заменяя  его  на более дешевые каменные  блоки  из  очень  похожего
материала)   или   "богоизбранного  понтифика  святилища   Громовержца"   (жрец
приторговывал  рабами, а заодно присваивал часть пожертвований  храму).  И  так
далее.  Хрустальный мыс заслуживал наименования идеальной кормушки, ибо гром  и
молнии  на головы приближенных к трону предприимчивых аррантов могли обрушиться
в  единственном  случае: если что-либо вызовет неудовольствие  и  разочарование
Тибериса.  Василеве  ничего не замечал до времени, пока дело  не  касалось  его
самого.
     ...Агрикул  славился  тем,  что  его  нельзя  было  купить,  умаслить  или
запугать, - центурион не видел в жизни иных радостей, кроме преданного служения
басилевсу  (посему  в  резиденции Тибериса поговаривали, будто  Агрикул  слегка
повредился  рассудком). Он понимал, что начинать войну против армии  населивших
Хрустальный мыс воров и развратников бесполезно - их тотчас сменят другие, -  и
почти  всегда  закрывал  глаза  на  мелкие  и  крупные  прегрешения  обитателей
полуострова.  Но не сегодня. Нынешней ночью кесарисса Вале-рида Лоллия  нанесла
удар  по  его  репутации и чести, а значит, злопамятный  центурион  обязан  был
оправдаться  хотя  бы  перед самим собой, заодно показав несносной  распущенной
девице, кто командует на полуострове: басилевс, а с его позволения и милости  -
Агрикул.
     Поиски не принесли никаких результатов, если не считать того, что за время
поднятой Агри-кулом тревоги вскрылись некоторые малоприглядные стороны  ночного
бытия  Хрустального  мыса.  Легионеры  захватили  полдесятка  своих  собратьев,
отправившихся без разрешения командиров к прелестным служительницам  дворцовых
терм  и  кухонь  поискать ласки и любви. Надзиравшего за  зверинцем  смотрителя
поймали во время продажи одного из привезенных только вчера гепардов: клетку со
зверем  поспешно грузили на повозку возле используемых служками запасных ворот-
резиденции.  Задержали  и смотрителя и покупателей, хотя  последние  попытались
оказать  сопротивление,  понимая,  что обвинение  в  ограблении  самого  кесаря
приравнивается  к  богохульству, "оскорблению величества  действием"  и  влечет
самую жестокую кару.
     Самая  невероятная находка ожидала легионеров в доме для содержания рабов:
военные  появились  там  в  момент,  когда некий  невзрачный  молодой  человек,
оказавшийся одним из помощников надзирателя, увлеченно проповедовал невольникам
Слово  Богов-Близнецов.  Он  даже  не побоялся  одеть  принятую  у  почитателей
варварского  культа  багрово-зеленую  хламиду,  означавшую  посвящение  в   сан
"учителя  веры".  Разумеется, смутьяна арестовали, а Агрикул  только  подивился
втихомолку  -  каким,  интересно, образом привезенная  с  Толми  зараза  сумела
проникнуть аж на Хрустальный мыс? Придется провести тщательное расследование  и
выявить  все  очаги этой омерзительной гнили, поражающей душу!  Рабы,  впрочем,
пялились вслед уводимому стражей адепту Близнецов туповато и безучастно.
     Обшарили  все - бани, хозяйственные пристройки, конюшни, храмы;  осмотрели
каждый  закоулок дворца, казармы и зверинец, парк, допросили стоявших  у  ворот
охранников.  Тщетно. Беглец как в воду канул. Ну не прячется же  он  в  спальне
басилевса?!
     Нерадение  подчиненных  обозлило Агрикула, и он принял  решение:  изловить
поганца  любой ценой и любыми средствами! За кесариссой с утра будет установлен
строжайший  надзор  -  куда пойдет, с кем будет разговаривать,  что  делать.  И
конечно же, центурион обо всем доложит Тибе-рису. Пока следует увеличить  вдвое
число  патрулей,  усилить  охрану  стен и  ворот,  а  также  задерживать  любых
подозрительных личностей, не знакомых легионерам в лицо.
     "Где  эта  мерзавка  могла  спрятать своего  нового  дружка?  -  размышлял
Агрикул.  -  Куда  закрыт  доступ простым смертным?  Конечно,  в  личные  покои
Тибериса,  сокровищницу, библиотеку... Мужчины не имеют права  входить  в  храм
Ясноокой, никто, кроме посвященных в таинства обрядов жрецов, не смеет  ступать
за алтари храмов, а святилище Покровителя Ратников вообще закрыто до ближайшего
праздника...  Неужели  Лоллия сумела пробраться в одно из  запретных  мест?  Их
последний  раз  видели как раз неподалеку от храмов... Там я и поставлю  лучшую
стражу.  А  когда  сбежавший самозванец проголодается и  выползет,  я  наглядно
покажу ему, как обращаются с преступниками на моем полуострове!"
     Утром  не  произошло  ничего  необычного. Ба-силевс  изволил  почивать  до
полудня,  и потревожить сон царственного из-за столь пустякового дела центурион
не  решился.  Виновных  в  ночных происшествиях  примерно  наказали:  некоторых
плетьми,   других   палками,  а  проповедника  Богов-Близнецов   после   весьма
пристрастного  допроса  незамедлительно казнили, - эдикт  Тибериса  предписывал
уничтожать  разносчиков  сектантского учения скоро,  беспощадно  и  максимально
жестоко.  Бывшему младшему надзирателю выкололи глаза, отрезали язык, чтобы  не
орал,  и отправили в садок с муренами. Для острастки туда же пригнали внимавших
речам  жреца невольников. Пусть знают, что происходит с отступниками, и  впредь
чтут лишь Царя-Солнце и обитателей Киллены.
     После   рассвета  Агрикулу  доложили,  что  Валерида  Лоллия  пробудилась,
отправилась  освежиться  в  бассейн, где нескучно  провела  время  с  одним  из
телохранителей   Божественного   (любвеобильность   кесариссы    для    жителей
Хрустального  мыса давно стала привычной и само собой разумеющейся,  и  Агрикул
даже  бровью не повел, услышав рассказ наблюдавшего за госпожой стража),  затем
позавтракала, заказав почему-то не обычную пищу наподобие медовых  булочек  или
салата из фруктов, а плохо прожаренное мясо, и отправилась с двумя наперсницами
на море.
     К  храмам Лоллия даже не подошла и только во всеуслышание посмеивалась над
Агрикулом, поставившим минувшей ночью всю резиденцию кесаря на уши из-за  ничем
не  примечательного сбежавшего вояки. После супруга Тибериса взяла колесницу  и
отбыла в лежащий неподалеку Гес-периум - надо полагать, развлекаться.
     Когда центурион пришел с докладом к баси-левсу (а случилось это только  во
второй  половине дня), Тиберис, в точности подтверждая предсказание  Лоллии,  и
думать  забыл  о  вчерашнем  легионере  -  ныне  его  более  интересовали  дела
поэтические, ибо Божественный полагал себя пиитом, порождая бездарные  стихи  и
излишне натуралистические пьесы для лицедейных фарсов. На публичных аренах Арра
комедии  Тибериса освистывали, но басилевс не отступался, заставляя  разучивать
эти  шедевры  актеров своего собственного театра. А вечерами изводил  гостей  и

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг