Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
     -  Конечно. А всех дворян выгнали или перебили. Те, которые уцелели, успели
убежать...
     -  Убежать? - возмутился рыцарь. - От холопов? Что, и рыцарского  ополчения
не собрали?
     -  Не  перебивай!  Ополчение, конечно, было, но  его  разбили.  А  те,  кто
переселился  в  другие  страны, стали работать, как  все  остальные.  Водителями
такси, кучерами то есть, прислужниками в трактирах, ну и так далее...
     -  Сказки!  - уверенно заявил сэр Мишель. - Чтобы дворянин, благородный,  с
родословной,  восходящей  к  римским цезарям...  Бегать  с  кружками  в  вонючем
трактире?  Нет, такого не может быть никогда! Дальше я и слушать  не  хочу,  тем
более  мы  сейчас  не про этих дворян говорим, а про тебя.  Ты-то  от  кого  род
ведешь?
     - От маменьки с папенькой, - рассмеялся германец. - Чего ты пристал?
     -  Видишь  ли, - серьезно начал сэр Мишель. - Если ты действительно  хочешь
стать  рыцарем,  то хорошее родство обычно дает больше прав  на  шпоры  и  пояс.
Можешь сходить к кому-нибудь из родственников, например...
     "Великолепно! - усмехнулся про себя германец. - Значит, это будет выглядеть
так:  прихожу это я к каким-нибудь "родственникам", если таковые здесь найдутся,
и заявляю - я ваш дальний потомок, появлюсь на свет через семьсот пятьдесят лет,
а  сейчас я здесь проездом; мимо шел -дай, думаю, зайду... Да кстати, не окажете
ли  протекцию  для  поступления и рыцари?.. Интересно,  сумасшедшие  дома  здесь
есть?"
     -  Знаешь, - начал Гунтер, - все мои предки, имеющие хоть какой-то вес, еще
пока не родились. Смешно звучит, правда? Если вспоминать самых далеких пращуров,
то  считается,  будто  наша  семья происходит от одного  из  норманнских  ярлов,
саксонца или аллемана по происхождению. Звали его, кстати говоря, тоже Гунтером.
Он служил у какого-то норвежского конунга по имени Торин Путешественник, а потом
сам  завел  себе  дружину и взял в лен у короля германского  земли,  на  которых
выстроили наше семейное поместье. По-моему, это случилось ближе к концу девятого
века.
     Сэр Мишель, счастливо улыбнувшись, хлопнул германца по плечу:
     - Ого! А говоришь, родственников нету! Можно будет съездить и навестить их!
"Действительно, - подумал Гунтер. - Райхерт уже наверняка существует, так почему
бы однажды не проведать собственное поместье? Было бы любопытно посмотреть..."
      - Ладно, съездим туда потом, - сказал он сэру Мишелю. - Сейчас времени нет
(  другие дела, правильно? Кстати, посмотри, с этого пригорка очень хорошо видна
река. Это Сена?
     Дорога  проходила  через гряду невысоких пригорков,  поросших  вереском,  а
далее спускалась напрямик к видневшейся (по оценке Гунтера, километрах в восьми)
голубой полоске реки. Таким образом, до Руана оставалось ехать всего ничего. Два
всадника,   миновав   стоявший  у  подножия  холма  большой  деревянный   крест,
поставленный,  как следовало из надписи, в честь освобождения города  Иерусалима
от магометанских язычников в 1099 году, направились в сторону реки.

     ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
     КАК СТАТЬ АРХИЕПИСКОПОМ

     Послушай, неужели так необходимо с ними знакомиться? - недовольно проворчал
Гунтер,  с  подозрением  оглядывая десяток всадников, поднимавших  пыль  в  двух
сотнях  шагов  впереди.  Шедшие  быстрой рысью лошади  германца  и  сэра  Мишеля
понемногу нагоняли небольшую кавалькаду. - Опять нарвемся на неприятности...
      - Если эти рыцари ехали по дороге, наверняка они могли повстречать Понтия,
- рассудительно заметил сэр Мишель. - И вообще, каких бед можно ожидать от таких
же дворян, как и мы, тем более под самыми руанскими стенами?
     Гунтер промолчал, хоть и желал сказать что-нибудь наподобие: "Понтий твой -
дворянин,  а  такая скотина..." В одном Мишель был прав - тракт  шел  по  левому
берегу  Сены, впереди за рекой виднелись башни Руана, а путников на дороге  было
предостаточно.  Сейчас  напасть на двоих мирных  путешественников  никто  бы  не
осмелился. Но благородные господа всегда найдут повод сцепиться - это Гунтер  за
последние  дни уразумел как нельзя лучше. И никакая стража да бумаги от  бейлифа
не  помогут,  тем  более что Руан не относится к графству Аржантан  и  в  городе
должен быть свой королевский наместник, которому скорее всего начхать на приказы
своего коллеги из захолустного Аржантана.
     Еще  хорошо, что большинство воинственных и нахрапистых рыцарей  уже  давно
отправились на юг, к Ричарду, и потому ежедневные поединки из-за косого  взгляда
или случайного толчка локтем отменяются. Как ни странно, сэру Мишелю пока и
      единого разу не пришлось даже в шутку обнажать клинок.
     Вот  и теперь, по мнению Гунтера, его рыцарь откровенно стремился нарваться
на  неприятности.  "Бьюсь  об  заклад, догоним тех дворян,  сэр  Мишель  полезет
спрашивать,  его попытаются вежливо отшить, он истолкует неправильно,  схватится
за  оружие...  И  готово дело. А мне потом волочь обратно в  Фармер  бездыханный
труп..."
     На  всякий  случай  Гунтер проверил, на месте ли кобура с  "вальтером".  Во
время  последней ночевки на сеновале у сэра Уилфрида он исхитрился  приделать  к
ней  ремешок, с помощью которого кобуру теперь можно было вешать на  плечо  так,
чтобы выхватить пистолет мгновенно.
     Отряд  дворян  был  уже  совсем  рядом. Семь  человек,  а  не  десять,  как
показалось вначале. Не видно, чтобы кто-то был при полном вооружении и доспехах.
Одеты  недурно, шляпы дорогие, сразу видно - знать. У всех, само собой, по мечу.
У  Гунтера  сложилось  впечатление,  что  это  не  просто  несколько  приятелей,
собравшихся  проехаться  в город, а свита некоей важной особы,  хотя  непонятно,
почему  эта  самая  "особа"  совершает  променад  в  сопровождении  всего  шести
приближенных. Впрочем, сейчас эти вопросы наверняка будут разъяснены.
       -  Я буду с ними разговаривать, - тихо сказал сэр Мишель, оборачиваясь  к
германцу.  Они двигались уже почти вровень с отрядом. - А ты помалкивай.  Гунтер
только вздохнул. "Ну да, я буду помалкивать, как положено
     благовоспитанному  оруженосцу,  но  потом  наверняка  именно  мне  придется
вытаскивать шевалье де Фармера из заварухи и долго извиняться. Между прочим, мое
знание  норманно-французского, пусть и хорошее,  не  позволяет  вести  изысканно
*c`bc   '-cn  беседу,  насыщенную  сложными  оборотами,  принятыми   в   здешнем
непостижимом обществе..."
     - Простите, господа, что отвлекаю вас, - твердым голосом уверенно начал сэр
Мишель, поравнявшись с всадниками, замыкавшими цепочку. - Нельзя ли поговорить с
вами?
     Двое рыцарей оглянулись, окинули Фармера несколько подозрительным взглядом,
один отъехал чуть в сторону, ближе к сэру Мишелю, и со сдержанной вежливостью  в
голосе спросил:
     - Что вам угодно, сэр?
     - По поручению королевского бейлифа мы разыскиваем... - серьезно сказал сэр
Мишель, но тут его перебил другой рыцарь:
     - Шевалье де Фармер! Мишель, ты ли это, или я обознался?
     Ехавший  в  голове отряда дворянин с короткой черной бородкой обернулся  на
разговор, а теперь и вовсе приостановил лошадь. Его сопровождающие тоже натянули
поводья, и отряд рыцарей встал у края дороги.
     "Понятно,  - подумал Гунтер. - Либо бывший собутыльник, либо Мишель  когда-
нибудь  дрался с ним на поединке. Вот интересно, проиграл он этот  поединок  или
победил в нем? Надеюсь, все обойдется..."
     Сэр  Мишель  застыл  в седле с открытым ртом и, только  когда  чернобородый
подъехал совсем близко, изумленно выдавил:
     - Милорд?.. Это вы? А говорили, будто вы... вас...
     -  Правильно  говорили, - улыбаясь, кивнул рыцарь.  На  вид  ему  было  лет
тридцать  пять,  одет значительно лучше других, а на груди красуется  серебряный
крест, ровно у священника.
     "Интересно, - подумал Гунтер, - если этот человек лицо духовное, то  почему
он разъезжает в компании рыцарей в мирской одежде?"
     -  Я не ожидал вас здесь встретить, - растерянно говорил сэр Мишель. - Куда
вы направляетесь, милорд?
     "Он  называет  его милордом, - мелькнула у германда мысль. -  Значит,  этот
красавец - личность известная. Представился бы..."
     -  Господа, - сказал чернобородый, обращаясь к своим спутникам, -  счастлив
вас  познакомить с шевалье де Фармером, нормандским рыцарем. - Изящным движением
отклонив  назад  голову, он доброжелательно посмотрел на Гунтера  и  добавил:  -
Мишель, позволь узнать, а кто тебя сопровождает?
     -  Гунтер  фон Райхерт, оруженосец, - влез германец, сообразив,  что  перед
таким  важным господином, каким наверняка является этот "милорд", представляться
каким-то идиотским имечком "Джонни" совсем неприлично. - Я... родом из Германии.
-  Отлично!  -  Приятная улыбка не сходила с лица рыцаря. - Мы  прежде  не  были
знакомы, сударь?
     Гунтер  подавил  назревавший приступ идиотского  смеха,  но  удержаться  от
двусмысленности не смог:
     - Я мог слышать о вас или читать...
     -  Годфри, граф Клиффорд, - внезапно став серьезным, представился дворянин.
- В
     настоящий   момент  волей  короля  нашего  Ричарда  назначен  архиепископом
Кентерберийским. Вы в Руан, господа? Значит, нам по дороге. Мишель,  поехали  со
мной, попутно расскажешь, что делал и чем жил все то время, пока мы не виделись?
-  Архи... кем? - только и смог выдавить из себя сэр Мишель. - Простите, сэр,  я
плохо расслышал...
     -  Поехали,  поехали,  -  отмахнулся Годфри.  -  Все  вопросы  проясним  по
дороге...
     "Ну  ничего  себе! - Гунтер тронул лошадь с места, пристраиваясь  слева  от
рыцаря.  -  Вот  это  встреча!  Сам сыночек короля  Генриха  Второго,  пускай  и
незаконнорожденный! Ведь только Мишель о нем вспоминал! Он наверняка  собирается
" Англию... Жаль, не помню, в какую именно историю Годфри попадет на Альбионе. А
ведь читал когда-то".
     Пока  добирались  до берега Сены, где должны были сесть на  паром,  который
переправил бы их через реку, сэр Мишель увлеченно рассказывал графу Клиффорду  о
своих  приключениях, случившихся за последний год, прошедший с  его  посвящения.
Вообще-то  ничего  особо любопытного в похождениях Фармера не  было,  но  Годфри
вежливо выслушивал байки о поединках со всяко-разными рыцарями, достоинствах вин
в  различных  нормандских трактирах и последних новостях из графства Анжуйского,
Аквитании  и  Гиени.  Мишель же за непринужденной болтовней  хотел  скрыть  свое
замешательство:  опальный  сын  Генриха  теперь  вдруг  стал  вторым   лицом   в
королевстве и на время отсутствия Ричарда превращался в фактического  повелителя
Англии.  Но что архиепископ Кентерберийский делает в Нормандии, да еще  с  такой
скромной свитой? Непонятно...
     Гунтер,  соскучившись от пространных и местами совсем непонятных  приезжему
речей  сэра  Мишеля,  принялся разглядывать поднимавшиеся совсем  рядом  высокие
стены  крепости Руан и довольно крупный порт, видневшийся ниже по течению  реки.
Гавань  была  забита  галерами  и торговыми судами,  название  которых  германец
позабыл,  -  широкие,  вместительные парусные  корабли  с  высокими  носовыми  и
кормовыми  палубами.  Сквозь  лес  мачт и такелажа  с  трудом  можно  разглядеть
песчаный   берег,   по  которому  подобно  муравьям  сновало  множество   людей,
громоздились  непонятные серые тюки, пузатые бочки, огромные деревянные  коробы.
Прежде  Гунтер видел гавань этого Руина только с высоты, пролетая над ней  утром
тринадцатого  августа.  Отряд  как раз успел прибыть  к  отправлению  очередного
парома. Спешившись, люди ввели лошадей в поводу на палубу, сложенную из огромных
широких бревен, где без труда могло разместиться несколько больших подвод.  Кони
Годфри и его свиты, должно быть, попривыкли уже к переправам и без страха взошли
на  паром,  но  никогда в жизни не ступавшие на такую зыбкую почву  лошади  сэра
Мишеля  и  Гунтера  поначалу  заартачились. Многих  трудов  стоило  сэру  Мишелю
успокоить  своего скакуна, а заодно и Гунтерова, потому что оруженосец сердитыми
окриками только еще больше напугал животное.
     Наконец  был  дан  знак  к  отправлению, и перевозчик  подхлестнул  могучую
холеную лошадь, тянувшую широкое колесо, приводившее паром в движение.
     Сэр Мишель, усевшись у самого края палубы и прислонясь спиной к фальшборту,
задумчиво  смотрел  на  медленно удаляющийся под натужный  скрип  колеса  берег.
Понемногу клонящееся к западу солнце горячо пригревало ему голову, легкий речной
ветерок  шевелил  волосы, но в мыслях сэр Мишель сейчас был в темном  ноябрьском
лесу,  под  холодным нескончаемым дождем, с пульсирующей болью в боку,  лицом  к
лицу  с Ричардом Львиное Сердце, неожиданно нагнавшим короля Генриха на его пути
к своему последнему пристанищу.
     Потом в памяти всплыли низкое студенистое небо, быстро летящие клочки сизых
облаков,  пронизывающий  ветер и сгорбленная фигура  короля,  из  последних  сил
державшегося в седле перед своим сыном, зачитывающим равнодушно-скучающим  тоном
список  вассалов, предавших своего сюзерена... Дальше - семь суток, слившихся  в
один  тяжкий нескончаемый день, когда жизнь тягучими каплями неумолимо  исходила
из  старого  короля; глухое ожесточенное горе, тяготевшее над  Годфри,  Уильямом
Маршаллом  и  Мишелем,  сидевшими втроем за липким  от  пролитого  вина  столом;
холодное прикосновение меча к плечу и слова графа Клиффорда: "Посвящаю  тебя  не
я, а он... Я лишь исполняю его волю".
     Да,  раз  впутавшись  в сложнейшие переплетения судеб  сильных  мира  сего,
невероятно
     сложно выбраться из них, а понять и вовсе немыслимо...
     Наконец  круглые  бревна  парома мягко ткнулись в  песчаный  берег,  гладко
вылизанный  мелкими волнами речного прибоя, и епископ Кентерберийский  со  своей
свитой и сэром Мишелем с оруженосцем двинулся к Руанской крепости.
     Запрокинув  голову.  Гунтер  разглядывал  суровые  неприступные  крепостные
стены.  В  сравнении  с Аржантаном Руан выглядел куда более  солидно,  а  Фармер
теперь  и  вовсе  мыслился укрепленным сарайчиком. Высота мощных  каменных  стен
была,  по  мнению Гунтера, не меньше метров пятнадцати, в сером граните  пробито
множество  узких бойниц, ворота укреплены двумя башнями, а на мосту, перекинутом
через  глубокий, заполненный мутной цветущей водой ров, околачивались господа  в
кольчугах и при копьях. Надо полагать, городская стража.
     -  Ну вот, почти приехали, - сказал Годфри своим попутчикам. - Лорд Вустер,
пожалуйста, сообщите страже...
     "Так, - подумал Гунтер, - вот интересно, сколько в его свите лордов, графов
и других принцев с виконтами? Какая досада, что эти люди не представились сразу!
Совершенно  не  знаю,  как  следует вести себя  в  подобном  обществе!  Придется
изображать скромного слугу и молчать, пусть рыцарь треплется за обоих..."
     Сэр  Мишель  словно подслушал мысли оруженосца, приблизился к нему  и  тихо
проговорил:
     -  Ты  чего  робеешь?  Они все такие же дворяне,  как  и  мы.  А  Годфри  -
замечательный человек, хотя и архиепископ...
     -  Лучше  скажи, сколько придется выложить за въезд в Руан, -  сменил  тему
Гунтер,  твердо помнивший просьбу барона Александра не тратить слишком  много  и
попусту. Позавчерашняя попойка в счет не шла...
     -  Подожди,  -  усмехнулся  рыцарь.  -  Похоже,  сегодня  нам  не  придется
тратиться.
     В  это  время на мосту происходили любопытные вещи. Сэр Мишель и Гунтер  не
услышали,  что  именно говорил страже лорд Вустер, но буквально сразу  несколько
блюстителей кинулись к рассевшимся у края моста коробейникам, погнав их прочь, а
к лошади Годфри подбежал человек, заметно пьяный, пока еще твердо державшийся на
ногах, но уже туго соображавший.
     -  Сэр, - икнув, браво прокричал сей субъект. - Тот рыцарь сказал, будто вы
лондонский архиепископ... Выходит, мне нужно пропустить вас без пошлины?
     -  И  еще доплатить, - проворчал сэр Мишель. Свитские посмотрели на Фармера
неодобрительно, а Годфри фыркнул. Выдержав многозначительную паузу, он посмотрел
на  стражника  и,  вынув из кожаной сумки на поясе пергаментный свиток  довольно
внушительного вида, протянул ее.
     - Тебе знакома королевская печать, или ты не знаешь, что это такое?
     -  Не  видел,-  признался  стражник, мучительно сдерживая  рвущуюся  наружу
отрыжку. - Но, если посмотрю, узнаю.
     Тут  уж  даже  строгие  спутники графа Клиффорда позволили  себе  сдержанно
рассмеяться,  покашливая  и  окидывая незадачливого стража  надменно-любопытными
взглядами.
     Довольно  долго блюститель рассматривал бумагу - что характерно,  держа  ее
вверх  ногами,  -  потом,  почтительно прикрыв рот рукавом,  все-таки  рыгнул  и
вернул. манускрипт Годфри со словами:
     - Не извольте гневаться, ваше при... пре... освященство...
     После  чего развернулся на каблуках и, громко топая подоскам моста, кинулся
к своим, выкрикивая точно глашатай на башне замка городского правителя:
     - Дорогу архиепископу Кентерберийскому! Именем короля! Роже, дубина, беги к
господину коннетаблю, доложись! И быстрее! Дорогу архиепископу...
     Сэр Мишель довольно улыбнулся Гунтеру и сказал:
     -  Я  же  говорил - ничего платить не надо! "Везде одно и то же, - вздохнул
про  себя Гунтер. - Пьяные в лежку часовые, бесплатный проезд-только потому, что
у тебя в знакомых важная шишка... Порядки почти как у нас".
     Годфри  вместе со свитой, в которую теперь негласно входили  сэр  Мишель  с
оруженосцем,   проследовал   по  мосту,  сопровождаемый   туповато-восторженными
взглядами   стражи  и  столпившихся  неподалеку  простолюдинов,   уже   каким-то
b  (-ab"%--k,  образом прослышавших, какая честь оказана славному городу  Руану.
Когда  проезжали  тоннель, образованный стенами башен и надвратным  укреплением,
Годфри глянул на сэра Мишеля, по-прежнему ехавшего рядом, и сказал:
     - Мишель, я завтра утром отплываю в Англию. Если хочешь, приходи поговорить
до  заката.  Мы  расположимся в доме руанского епископа. Или,  если  тебе  негде

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг