Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
взял  немного,  разжевал.  Хорошо  знакомый с  детства  мучнистый  вкус,  слегка
отдающий травой...
     - Вкусно? --улыбнулся рыцарь. Гунтер кивнул:
     - Да. Слушай, сэр, может, ты голодный? У сэра Мишеля и на самом деле слегка
разыгрался  аппетит.  Тяжкое  похмелье  наконец  отпустило  его,  и  в  желудке,
разбуженном вкусом пшеницы, негромко заурчало.
     -  Придем  в деревню, как ее - Сен-Рикье? - пожуем чего-нибудь, -  пообещал
Гунтер, перехватив хмурый взгляд сэра Мишеля.
     - У меня денег нету, - сказал рыцарь.
     -  Ну и что? - ответил Гунтер, продолжая делать вид, что верит нормандцу. -
Ты же благородный - обязаны накормить, а то велишь всех высечь.
     -  Нельзя, - серьезно проговорил сэр Мишель. - Это лен сэра Бреаля, и  меня
они за хозяина не почтут. Выгнать, конечно, не выгонят, но и кормить задаром  не
станут.  Гунтер, перебросив автомат на плечо, залез во внутренний карман кителя,
потом пошарил в карманах бриджей и извлек на свет неведомо как завалявшиеся  там
несколько  серебряных монет в две марки. Между прочим, берлинской  чеканки  1938
года.
     - Держи, на пропитание благородному рыцарю, - усмехнулся Гунтер, кидая сэру
Мишелю монетки. .Тот ловко словил их, мельком глянул, но тут же зажал в кулаке и
сдвинув брови, посмотрел на Гунтера.
     - Подачки не беру, не пристало это рыцарю и сыну барона...
     -  Какие  подачки?  -  поморщился германец. -Ты же мне  помогал,  вот  тебе
".'-  #` &$%-(%! - И, недолго подумав, добавил: - Ибо написано: "Просите, и дано
будет вам". У Матфея, верно?
     - Верно, - подтвердил сэр Мишель. - Но я же не просил!
     -  Да  ну  тебя!  Сам  не  можешь разобраться в своих рыцарских  приличиях-
неприличиях, так молчи уж, когда тебе добро делают!
     -  Ла-адно,  - протянул рыцарь, оставшийся, правда, довольным.  Денежки  не
очень  увесистые и чеканки неизвестной, но на эль да кусок мяса с  кашей  вполне
хватит. А больше-то ему и не нужно, привык уже. Сэр Мишель раскрыл ладонь и взял
двумя  пальцами монетку, решив рассмотреть ее поподробнее. С одной стороны  была
выбита  цифра  сарацинского начертания "два", окруженная  лавровыми  и  дубовыми
листьями,  под  нею виднелись такие же маленькие циферки 1938, а  вот  оборотная
сторона  заставила рыцаря призадуматься. Подобного герба сэр  Мишель  прежде  не
видел: широко раскинувший крылья геральдический орел восседал на туго сплетенном
венке,  внутри которого красовался символ солнца. Однако лучи его были повернуты
не  как  положено, а противосолонь, что означало "ночное" Солнце,  катящееся  по
внутренней  стороне нижнего неба. Похожие солнечные символы сэр Мишель  видел  в
гербах  некоторых рыцарей из Британии, в основном у валлийцев или ирландцев.  Но
там лучи древнего знака солнца были направлены в правильную сторону...
     Вокруг герба по ободу монеты тянулась надпись необычными фигурными буквами,
которую  нормандец  поначалу  и не сумел разобрать.  Но  некоторые  знаки  стали
понятны - это были латинские буквы, пусть и излишне вычурные. Попробовав  монету
на  зуб и поцарапав ногтем, рыцарь окончательно убедился, что она настоящая,  из
простого  и  высокопробного  серебра.  Значит,  приобрести  на  нее  еды  вполне
возможно.
     -  Слушай, Джонни, - повернулся сэр Мишель к Гунтеру, - а где такие  деньги
чеканят?
     Сэр  Мишель  посейчас пребывал в убеждении, что Гунтер вместе  с  Люфтваффе
явились  в  Нормандию  из  неких горних обителей,  приближенных  к  недостижимым
простым смертным царствам - раю или, на худой конец, чистилищу. Но не могут  же,
рассуждал  сэр Мишель, там делать свои деньги? Ну что, скажите, можно купить  на
серебро в чистилище? Пузырек с благовониями?..
     -  Это  наши,  немецкие монеты, - лениво ответил Гунтер. - В  Германии,  их
делают.  Тут  сэр  Мишель споткнулся от неожиданности о  валявшийся  возле  края
дороги булыжник, спрятавшийся в широких листьях мать-и-мачехи. Джонни ему еще не
говорил, откуда он пришел и что там раньше делал.
     -  А ты в Германии... кто? - осторожно поинтересовался рыцарь. Это надо же,
оказывается, повелитель дракона родом из земель христианских. Да еще  и  лежащих
не столь далеко. - Я хочу сказать, кто ты у себя в стране? Барон, да? Или, может
быть, даже граф или герцог?
     -  Не герцог, это точно, - отозвался Гунтер. - А вообще-то я военный. Разве
ты не понял еще?
     -  Так.  - Сэр Мишель погладил ладонью лохматый затылок, соображая.  Больше
всего он боялся снова сказать невпопад. - Дворянин, военный... Значит, рыцарь?
     - Нет, не рыцарь. Просто солдат.
     -  Ясно, - с облегчением вздохнул сэр Мишель и улыбнулся, - теперь я понял.
Ты - оруженосец, еще не принявший рыцарского посвящения.
     Гунтер   закатил   глаза,   проворчав  под   нос   неразборчивое   немецкое
ругательство.  Дурацкая болтовня нормандца его уже здорово утомила.  Пытаясь  не
слушать  сэра Мишеля, пустившегося в малопонятные рассуждения о тонких различиях
меж  благородным  рыцарством  и  не  менее  благородными,  но  все  же  стоящими
ступенькой  ниже  оруженосцами,  Гунтер с интересом  оглядывал  пшеничное  поле.
Здесь, ближе к деревне, хлеб уже стали убирать - среди колосьев виднелись фигуры
жнецов в простых холщовых одеждах. Мужчины срезали пучки колосьев и кидали их по
левую  руку, а шедшие позади женщины и дети выбирали ядовитые стебли пикульника,
"  a(+l*   и  прочих  сорняков и ловко увязывали снопы. Прямо  как  на  картинах
фламандских художников...
     Слева  потянулся лужок, сбегавший к дороге. На нем паслось небольшое  стадо
бурых  коров,  часть  из  них лежала в густой высокой  траве,  монотонно  двигая
челюстями,  остальные лениво переступали, пощипывая сочные  стебли.  Между  ними
резвились  два подросших бычка - бегали друг за другом, бодались,  взбрыкивая  и
мотая лобастыми головами со смешными мохнатыми бугорками рогов. Здесь же бродило
десятка  с два овец, несколько подобрались к самой дороге и разноголосо заблеяли
при  виде  людей. Гунтер разглядел пастуха - он поднялся, снял шапку, такую  же,
как  у  проезжавшего недавно крестьянина, и отвесил поклон. Сэр Мишель  легонько
кивнул и прошествовал мимо овец да застывшего со шляпой в руке пастуха, надменно
задрав подбородок.
     "Ну,  петух!"  - фыркнул про себя Гунтер и помахал крестьянину  рукой.  Тот
снова поклонился, на этот раз специально ему.
     -  ...так  неужто император Фридрих Рыжебородый стал такие странные  монеты
делать?  Эвон,  буквы непонятные... не совсем понятные... - вслух рассуждал  сэр
Мишель. - И зачем это германскому императору нужно? Джонни, а много у вас на эти
деньги можно купить?
     - На выпивку хватило бы... - признался Гунтер, расстегивая верхнюю пуговицу
на  рубашке.  По  небу плыли легкие кучевые облачка, солнце  палило  нещадно,  и
германец  подумывал уже о привале где-нибудь в тени. До деревни было уже  совсем
недалеко,  и,  решив, что отдохнет там. Гунтер прибавил шагу, поторапливая  сэра
Мишеля.   Тот,   решив  наконец,  что  рассмотрел  серебряные  марки   во   всех
подробностях, спрятал их за пазуху и успокоился.
     - Слушай, Джонни, ты хотел бы стать когда-нибудь рыцарем? - Сэр Мишель живо
представил себе Гунтера на коне, при кольчуге и длинном копье.
     -  Раньше  хотел,  -  ответил Гунтер, вспоминая детские мечты.  "Сейчас  он
предложит  посвятить меня в рыцари или в крестовый поход, чего доброго позовет",
- усмехаясь про себя, думал германец.
     -  Я мог бы посвятить тебя в рыцари, - гнул свое сэр Мишель, - но для этого
ты должен доказать мне, что достоин такой великой чести...
     "Не  пойму,  чего  он  добивается?" - промелькнуло в  голове  Гунтера,  тем
временем нормандец продолжал:
     -  Ты  должен  будешь носить мое оружие, чистить доспехи,  прикрывать  меня
сзади  в  бою...  А  за это, если окажешься достоин, станешь однажды  рыцарем  и
сможешь  сам  завести себе оруженосца! - закончил сэр Мишель,  останавливаясь  в
тени  большого  дуба, растущего на самой границе деревни. - Ну  что,  передохнем
здесь?
     Гунтер  молча  уселся на траву, прислонившись к мощному  стволу  дуба.  Сэр
Мишель  пристроился  рядом,  поглядывая на германца  -  что  скажет  он  на  его
заманчивое  предложение?  Ведь  не каждый же день простому  солдату  встречаются
благородные  рыцари,  предлагающие стать оруженосцем и  испытаниям-то  особо  не
подвергая!  О  драконе, ангелах и демонах он уже успел позабыть. Наконец  Гунтер
заговорил, правда, совсем не о том:
     - Слушай, а кто у вас тут... управляет?
     - В деревне-то? - отозвался сэр Мишель.
     -  Ну,  есть  здесь какой-нибудь магистрат, управа... - Гунтер уж  и,  слов
подобрать не мог, чтобы втолковать глупому нормандцу свою мысль.
     -  М-агис-трат...  -  задумчиво повторил рыцарь.  -Управа...  А,  понял!  В
деревне  всем  управляет  приходской  священник  -  споры  решает,  суды  вершит
мелкие...
     -  Так  что  же, никакой власти нет? - удивился Гунтер не представляя,  как
священник может решать дела мирские
     - Ну как же! - досадливо воскликнул сэр Мишель. - Власть есть - духовная! А
%a+(  какое  крупное  злодеяние свершилось или спор сложный  -  вон  замок  сэра
Бреаля.  -  Сэр Мишель ткнул большим пальцем в сторону башен. - А у  него  право
низшего и среднего суда.
     Гунтер вспомнил троих всадников и спросил:
     - А эти трое - бейлиф с помощниками - чего приехали?
     -  Ну, видать, что-то совсем уж непотребное произошло, - авторитетно заявил
сэр  Мишель,  сорвал тонкий стебелек мятлика и сунул его между зубов.  -  Ведьму
поймали или разбойника какого. Вешать будут или заберут с собой в город.  Пойдем
посмотрим?
     Гунтера передернуло от такого равнодушия - можно подумать, что тут по  пять
раз на дню жгут, вешают, рубят головы... Ну, с этим ладно, а вот как он пойдет к
священнику  и  скажет:  мне, мол, нужно срочно связаться со  штабом  авиационной
эскадры StG1 германских ВВС... Ерунда какая-то!..
     Гунтер  решительно  поднялся на ноги, кивнув сэру Мишелю,  и  направился  к
церквушке.
     - Это приход святого Томаса, - объяснял сэр Мишель, шагая рядом с Гунтером.
- А служит здесь отец Дамиан, человек добрейший, но я его мало знаю.
     - А с чего ты тогда взял, что добрейший? - спросил Гунтер.
     Сэр Мишель неохотно рассказал, что в прошлом году, зимой, пьяный свалился с
лошади  неподалеку  от  деревни да так и замерз бы в сугробе,  не  проходи  мимо
настоятель прихода святого Томаса. Отец Дамиан дотащил его до деревни сам, а там
устроил  в своем доме, отогрел, привел в чувство. Потом даже исповедал  и  грехи
отпустил.  Вот  какой добрый. Правда тогда рыцарь в пьяном беспамятстве  потерял
перстень,   подаренный   некогда  его  предку  самим  герцогом   Вильгельмом   в
благодарность за доброе служение в битве при Гастингсе.
     - При Гастингсе? - переспросил Гунтер. - А это когда было-то?
     Сэр Мишель задумался, подсчитывая, и четко сказал:
     -  Сто  двадцать три года назад, в тысяча шестьдесят шестом. А ты разве  не
знаешь, как Вильгельм Нормандский победил короля саксов Гарольда?
     - Да, что-то было такое... - пробормотал Гунтер. - Давно очень.
     - Я же говорил! - вдруг радостно закричал сэр Мишель. - Вешают! Да еще, по-
моему, сарацина! Вот это да!
     Окончательно сбитый с толку Гунтер узрел небольшую толпу крестьян,  человек
в  двадцать,  собравшихся  перед церковкой. Сложенная из  больших  тесаных  глыб
известняка  церковь  производила  странное впечатление  -  подобной  архитектуры
Гунтер никогда не видел. Здание было старым приземистым, почти без украшений,  с
двускатной  крышей  выложенной  крупной серой черепицей.  Над  алтарным  фасадом
возвышалась  невысокая узкая башенка с колоколом, подвешенным под  остроконечной
крышей  с  простым деревянным крестом на коньке. Фундамент был  почти  полностью
скрыт  в  густых  зарослях чистотела. Церковь окружали молодые  ясени,  один  из
которых выделялся необычным раздвоенным стволом с толстыми крепкими ветвями. Как
раз вокруг этого дерева и происходило действо.
     Остановившись неподалеку, так, чтобы хорошо было видно, Гунтер  отстранение
наблюдал, как бейлиф сэр Аллейн д'Эмери, высокий темноволосый человек лет сорока
-  сорока  пяти, потрясая желтоватым свитком, толкует на старофранцузском  нечто
непонятное,  но  явно  гневное  и обвинительное. Рядом  с  бейлифом  стояли  два
помощника,  они  держали под локти связанного человека,  а  позади  них  высился
здоровенный  бородатый  громила в грязной рубахе и кожаном  потертом  переднике,
похоже, кузнец, выполнявший роль дополнительной охраны.
     "Зачем полиции мечи? - напряженно думал Гунтер, разглядывая сэра Аллейна. -
Почему они все так одеты? Кто, в конце концов, этот... которого вешают? Да и  за
что?"
     Германец  всмотрелся в смуглое, замызганное лицо несчастного,  с  распухшей
подбитой губой и заплывшим глазом. Он был одет в до невозможности драный  халат,
%$"  прикрывавший темное костлявое тело, видневшееся сквозь рваные дыры, веревки
глубоко врезались ему в грудь. Очевидно, человек отчаянно сопротивлялся,  прежде
чем  его  удалось  схватить  и  связать, да и  теперь  все  еще  не  смирился  с
уготованной  ему  участью. Здоровый глаз, угольно-черный, в  обрамлении  длинных
ресниц, злобно сверлил собравшихся крестьян, при этом женщины отталкивали  детей
за  свои  спины, оберегая их от страшного взгляда неверного; губы его кривились;
ноздри, широко раздувались, время от времени он дергался, приседая и выворачивая
острые  плечи, но сержанты бейлифа крепко держали его, а стоявший позади  кузнец
лениво  тыкал увесистым кулаком неспокойного пленника в спину. Тот  только  тряс
спутанными черными как смоль волосами и скалил окровавленные зубы.
     Сэр  Мишель,  с  интересом  вслушивавшийся в речи  бейлифа,  начал  шепотом
пояснять:
      - Проклятого сарацина наконец-то поймали вчера. Крестьяне нашли его спящим
на сеновале, у самого леса. Почти десяток дней, нехристь, округе житья не давал.
     -  Сарацин?  - так же тихо переспросил Гунтер. - А откуда он здесь?  И  что
плохого сделал? Сарацины ведь живут далеко.
     -  Его  привез  из  Святой Земли какой-то рыцарь, а этот подлюга  сбежал  и
разбойничал.  Девок,  которые в лес ходили, до полусмерти  пугал.  И  не  только
пугал.
     - Это как? - не понял германец. Сэр Мишель фыркнул.
     -  По-всякому.  Они, сарацины, такие... Умеют. Вот мой  папенька  в  Святую
Землю ходил, всякого порассказывал...
     Гунтер,  оторвав,  взгляд от королевского сержанта, перебрасывающего  через
сук  дерева  толстую веревку с петлей, развернулся на каблуках к сэру  Мишелю  и
попытался сгрести его за ворот. Пальцы лишь больно царапнули по кольчуге.
      - Так какой, значит, сейчас год? - прошипел он прямо в лицо рыцарю.
     -  Я  же  говорил, тысяча сто восемьдесят девятый, - помедлив, ответил  сэр
Мишель.  - Почему ты так пугаешься всякий раз, когда я упоминаю об этом?  Что  с
тобой, Джонни?
     -  Ничего,  -  едва  слышно выдохнул германец. - Просто в такое  невозможно
поверить. Он еще помолчал и добавил почти жалобно:
     - Где здесь можно исповедаться?
     Тем  временем  бейлиф  закончил читать приговор, скрутил  свиток  и  махнул
перчаткой.  Двое  его помощников подвели сарацина к импровизированной  виселице,
кузнец  подтолкнул вновь начавшего бешено сопротивляться пленника, заставив  его
влезть   на  деревянный  чурбак,  поставленный  под  деревом.  Когда  разбойник,
привезенный  из Святой Земли, просунул голову в петлю, кузнец, как стало  теперь
ясно,  выполнявший роль палача, хотел было выбить чурку у него из  под  ног,  но
сарацин,  ругнувшись коротко на незнакомом языке, оттолкнул  крестьянина  ногой,
выкрикнул что-то сорвавшимся голосом (Гунтер разобрал слово, похожее на  "алла",
а  затем,  подпрыгнув, оттолкнул пятками деревяшку, повис в петле и  задергался,
раскачиваясь.
     - Еще и ругается! - возмутился сэр Мишель. - Поделом! Наконец-то в графстве
порядок  будет. Э, Джонни, ты исповедаться хочешь? Дело доброе! Вон отец  Дамиан
стоит, пойди к нему и скажи.
     Гунтер  глянул в сторону священника: дородный, молодой еще -  лет  тридцать
пять  на вид, приятное лицо, располагающее к себе с первого взгляда, - такому  и
исповедаться можно, и поболтать просто так, ни о чем. Видно, сказывался  возраст
-  не  успел нажить еще замкнутую надменность, показную приближенность к  высшим
силам, подчеркнутое всепрощение... Но сейчас, когда в двух шагах качался в петле
только   что   повешенный   на   глазах   германца   человек,   довольное   лицо
священнослужителя показалось Гунтеру неуместным, странным, даже циничным.
       -  Да лучше потом... - пробормотал германец. - Слушай, есть здесь трактир
какой-нибудь? Выпить хочется. Очень.
     -  В деревне самой - нет, - ответил сэр Мишель. - Но если пойти дальше,  то
по дороге к Фармеру будет небольшой постоялый двор. Там поесть можно, попить,  и
не только молоко. Ну что, идем? Или все же к отцу Дамиану?
     -  В  трактир,  -  твердо сказал Гунтер и решительно направился  обратно  к
дороге,   стараясь  не смотреть в сторону ясеня, на котором  висело  неподвижное
тело. Крестьяне почтительно снимали шляпы и гнули спины при виде сэра Мишеля,  а
на  Гунтера смотрели нерешительно - вроде благородный, но одежда вовсе странная;
ткань небогатая, вроде сукна, на шее железяка непонятная. И смотрит не так,  как
господину  положено,  -  все  по сторонам глазами шныряет  да  бормочет  что-то.
Некоторые вилланы кланялись Гунтеру, кое-кто принял его за оруженосца, а дети  с
визгом и улюлюканьем скакали на почтительном расстоянии.
     Когда  вышли  из деревни. Гунтер облегченно вздохнул - пристальные  взгляды
селян и дразнилки детей порядком надоели ему. А сэр Мишель был рад-радешенек что
его спутник (в мыслях рыцарь уже сделал Джонни своим оруженосцем) произвел в Сен-
Рикье впечатление большее, чем повешение сарацина.
     Бейлиф   же   с   сержантами  проводили  странную  парочку  подозрительными
взглядами, но связываться не стали - известный в округе беспутный сын барона  де
Фармера вел себя смирно, порядка и законов не нарушал, а спутник его и вовсе был

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг