Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
крестовом походе.
     - Вот  такая печальная история, - закончил рыцарь свой рассказ. - Почти
все  мои  вассалы  теперь  подчиняются  предателю Ефстафию, и на сегодняшнее
утро  назначено  его  возведение  в  графское достоинство, что автоматически
навсегда  лишит  меня  возможности  вернуть  отнятое имущество. Единственный
шанс  все  исправить  -  это  успеть  вызвать гада на поединок в тот момент,
когда  возведение  в графья уже начнется, но еще не будет закончено. Это я и
собираюсь  сделать, но боюсь, что вмешаются его люди, а моих рыцарей слишком
мало.
     - То  есть  ты предлагаешь нам обеспечить тебе "крышу"? - уточнил Сеня,
едва Боэмунд сделал паузу в своей долгой речи.
     Рыцарь кивнул головой.
     - Вы  воины доблестные, - проговорил он и покосился на Ваню. - Особенно
сэр Дурная Башка...
     - Чего  ты  там вякнул, блин? - оторопел омоновец, и нам всем шестерым,
включая  Фатиму,  пришлось  приложить  немало  усилий,  чтобы  не  дать Ване
возможность  сделать  и  без  того порожнюю от мозгов голову Боэмунда вообще
абсолютно пустой.
     - Нет,  блин,  Ваня, вот и скажи, что ты не дурная башка после этого, -
зашипел  на  Жомова мой хозяин, едва нам удалось утихомирить омоновца. - Это
же  шанс!  Сейчас мы Боэмунду поможем, и никуда он от нас больше не денется.
Будет  благодарными  глазками в рот заглядывать, а я уж потом найду, как его
заставить  побыстрее  Антиохию  захватить... Ну а морду ему набить ты всегда
успеешь!..
     В  общем,  постараться  пришлось  всем в меру своих способностей. Я вон
даже  рыцарей  немного по степи погонял, чтобы они разгневанному Жомову пару
минут  на  глаза  не  попадались.  Когда  же  Ваня  успокоился, переговоры с
Боэмундом  были  продолжены. Сеня, естественно, выбил для нас исключительные
условия.  Он отказался от небольшого графства, предложенного нам Боэмундом в
качестве  награды,  и  потребовал  совсем  немного  -  половину  всей добычи
рыцаря,  которую  ему  удастся  захватить  при  взятии  Антиохии.  Мелочь, а
приятно!.. Не мне, Сене, естественно.
     Боэмунд  тут  же  обрадовался,  как  щенок  при виде мамкиной титьки, и
поспешил  к штабу Ефстафия Булонского, увлекая моих ментов за собой. На ходу
он  объяснил,  что  у  вышеназванного  предателя самый большой под Антиохией
отряд.  Сколько  там  точно мечей, копий и копыт, я прослушал, но, по-моему,
их  было  вполне  достаточно  для  того, чтобы растереть нас в порошок, если
скопом  навалятся. Впрочем, Боэмунд тут же развеял все опасения, сказав, что
вмешаться  в  его  поединок  с  Ефстафием  могут только рыцари. Их не больше
пятидесяти  (уже  радует!),  и  нам  не обязательно всех убивать. Достаточно
лишь сдержать на то время, пока сам Боэмунд с предателем не расправится.
     - Плевое  дело.  Да,  Ваня?  -  Сеня  ткнул  хмурого  Жомова  в  бок. -
Справимся?
     - Без проблем, - буркнул омоновец и ткнул в Боэмунда пальцем:
     - Только   запомни,   лох,   после   того,  как  ты  с  этим  Ефстафием
расправишься, я с тобой разговаривать буду. Ясно?
     - Слушай,  а  давай  в семь часов вечера после войны! Идет? - торопливо
предложил рыцарь.
     - Идет, - кивнул головой Жомов, и тут же завопил:
     - Что ты сказал? Когда? Да я тебя...
     - Фигушки-фигушки!  - отскочил в сторону Боэмунд. - Первое слово дороже
второго. Все слышали, что ты согласился!
     - Ваня,  оставь  его. Не видишь, мужик - обычный идиот. Ты же не будешь
каждого  придурочного  бить  за  то,  что  он  тебе  язык  покажет?  - снова
остановил  омоновца  мой  хозяин. - Давай-ка лучше приготовимся. Похоже, уже
пришли.
     Мы  действительно  подходили к нескольким довольно большим разноцветным
шатрам,   поставленным   по  окружности.  На  каждом  из  шатров  развевался
собственный  флаг  с  каким-нибудь  коронованным  крокодилом  на  полотнище.
Внутри  круга  стояли  столы,  сколоченные  из  грубых досок. Все посадочные
места,  за  исключением  одного,  представляли  собой обычные лавки. А вот в
центре   самого  короткого  стола  высился  вполне  приличный  трон.  Думаю,
экспроприированный  крестоносцами  у  какого-нибудь местного царька. На этом
троне  и  сидел  тот  самый  тип, с которым предстояло сразиться Боэмунду, -
жуткого  вида  горилла  с  маленькими  глазками  и лбом размером с десертную
ложку.  Сидя  на троне, он казался просто огромным. Впрочем, впечатление это
прошло, едва наш рыцарь бросил главе пира вызов.
     - Ефстафий,  подлый предатель и бесчестный трус! Я, твой бывший босс, а
ныне  вечный враг, вызываю тебя на поединок! - завопил Боэмунд, выскакивая в
центр  круга.  Царивший там шум сразу стих. - Сразу предупреждаю, что фиг ты
отказаться  сможешь, потому что тогда присвоение тебе титула не состоится. И
выставить за себя не сможешь никого, поскольку ты еще не граф.
     - Во,  блин!  Это  типа  Боэмунд?  -  поинтересовался  Ефстафий у своих
соседей.  Те дружно кивнули. - В натуре, драться хочет? - Тот же жест. - Ну,
тогда  я  ему  морду  набью  конкретно.  И  вы,  в натуре, не сидите. Мочите
шестерок его, типа они главные враги.
     Честно  сказать,  когда  Ефстафий сполз с трона, я сначала чуть не умер
от  смеха,  а затем испугался за Боэмунда, да и за всех нас тоже. Смеяться я
начал  от  того, что Ефстафий этот оказался мужичком очень небольшого роста.
А  огромным  казался,  когда  сидел, от того, что располагался на подушках и
обладал  неимоверной ширины плечами и огромными ручищами, почти достававшими
до  земли.  Именно  из-за  них я и перепугался. Особенно когда увидел в этих
лапах  огромный  "моргенштерн". Объясняю для непонятливых, что по-ихнему это
будет  "утренняя  звезда",  а  по-нашему  -  обыкновенный кистень. Все. Хана
нашему  бобику...  то  есть Боэмунду. Расплющит его Ефстафий, словно трамвай
пятикопеечную  монету.  А  затем  и нас его подчиненные сомнут, поскольку их
было  никак не меньше сотни (а кто-то говорил пятьдесят!), а мы, как идиоты,
выбрались в самый центр круга.
     - Прибьет  Боэмунда  этот  орангутанг,  - обреченно вздохнул Андрюша. -
Может, поорать немного?
     - Подожди,  -  осадил  его  омоновец  и,  неожиданно  для  всех, бросил
Боэмунду свою дубинку:
     - Держи. И старайся ее подставить под железную часть этой палицы!
     Наш   рыцарь   удивленно   повертел   в  руках  "демократизатор",  явно
удивляясь,  что  это  за  штука  такая,  но  расспросить подробнее не успел.
Ефстафий  с  неожиданной  быстротой  бросился вперед и нанес Боэмунду сверху
такой  удар,  что им можно было бы небольшой грузовик расплющить. Наш рыцарь
чисто  интуитивно  выбросил  руку  с  дубинкой  вверх,  пытаясь закрыться от
разящего  удара.  Думаю,  Боэмунд уже успел и помолиться, и обмо... в общем,
напугался   он  изрядно.  А  Ефстафий  пришел  в  еще  больший  ужас,  когда
"моргенштерн"  после соприкосновения с "демократизатором" вырвался у него из
рук и, тихо свистя, улетел к сарацинам в крепость.
     - Хо-хо,  вот  это  штучка!  - удивленно посмотрел на резиновую дубинку
Боэмунд,  а затем обрушил ее на шлем Ефстафия. Естественно, тот ушел по пояс
в  землю и отключился, а его подчиненные, видя столь скоропостижный проигрыш
босса,  повинуясь  рыцарским  обычаям, тут же сложили оружие и признали себя
вассалами Боэмунда.
     - Спасибо  за  подарок,  сэр  Дурн... - обрадовано завопил наш рыцарь и
запнулся на полуслове:
     - В  общем,  спасибо,  и  все.  Прекрасный  меч, хотя и странной формы.
Что-то  он  мне  напоминает  такое,  что  у  меня  когда-то было, да куда-то
подевалось... Вот только не вспомню, что именно!..
     - Это  не  подарок, - оборвал его Ваня. - Верни-ка мне штатное средство
подавления недовольства.
     - Да,  разбежался!  -  возмутился  Боэмунд.  -  Рыбка  плывет, назад не
отдает.
     Жомов  рванулся  было  вперед, но новые подчиненные главы перстоносцев,
вместе  со  старыми,  грудью  встали  у  Жомова  на дороге. Причем не просто
встали,  а  и  мечи  перед  собой  выставили. Ваня на секунду замешкался. Не
думаю,  что  его  смогли бы рыцари остановить. Разве что совсем убили бы. Но
бросаться  в  атаку  омоновцу,  да  и нам вместе с ним, не пришлось. Рядом с
коварным   Боэмундом,  стремительно  набирая  объем,  вырос  наш  трехглавый
инсектицид. Дыхнув в рожу рыцаря сероводородом, Горыныч грозно потребовал:
     - А  ну-ка,  отдай  артефакт,  наглая ты слимбофозка! Отдай немедленно.
Ваша цивилизация до таких вещей еще не доросла.
     - Держи  карман шире, вонючий дракон! - посоветовал Боэмунд и попытался
врезать Ахтармерзу по голове.
     Первой  ошибкой  рыцаря было то, что он так и не смог выбрать, по какой
именно  из  трех горынычевских голов следует бить в первую очередь. Второй -
Боэмунд  не  учел  того,  что,  несмотря на кажущуюся неуклюжесть, реакция у
нашего  самоходного  огнемета  была  отменная.  Ну,  и третьей - перстоносец
просто  не  знал,  что  бить  Ахтармерза  резиновой дубинкой - все равно что
слону  хребет  погремушкой пытаться сломать. Горыныч поймал "демократизатор"
зубами  правой  головы,  левой схватил рыцаря за шиворот, а средней позволил
заняться самым любимым занятием - чтением нотаций.
     - Я  же  говорил,  что  ваша  примитивная цивилизация еще не доросла до
таких   технологий,  -  капризно  произнес  Ахтармерз.  -  И  потом,  крайне
некультурно  тыкать  в собеседника палкой, даже резиновой. Существуют тысячи
способов  морального  подавления  противника,  и по-настоящему умный человек
только  в  крайнем  случае  станет  прибегать  к  физическому воздействию на
оппонента...
     Горыныч  продолжал  учить  Боэмунда,  в  то  время  как все подчиненные
рыцаря  смотрели  на  них,  разинув рты и не имея ни сил, ни смелости, чтобы
хоть  на  миллиметр  сдвинуться с места. Ваня растолкал их в стороны, словно
самосвал  легковушки  на  свалке,  и,  подойдя  к Горынычу, забрал у него из
пасти Боэмунда. Рыцарь испуганно посмотрел на грозного омоновца.
     - У  нас  в  отделе  до  следующего  перекура ты бы не дожил, - сообщил
омоновец  оторопевшему  перстоносцу.  -  А  тут  ты Сене нужен. Поэтому живи
пока.
     Отпущенный  Жомовым рыцарь упал мягким местом прямо в салат, а Ваня, не
обращая  на него больше никакого внимания, вернулся к нам. Секунду послушав,
что  за  "великие  истины"  Горыныч  говорит  рыцарям, ставшим вместо своего
босса благодарными слушателями Ахтармерза, Рабинович спросил у Жомова:
     - Ты на хрена, баран, дубинку свою этому уроду отдал?
     - Так  я  же  Боэмунду  поединок  обещал, - ответил Ваня. - Нехорошо бы
получилось, если бы этого козла сейчас тот козел прибил.
     - Шиза  косит  наши  ряды, - горестно вздохнул мой хозяин и посмотрел в
сторону крепости:
     - Пора  бы разведку провести, контакты попробовать установить. Глядишь,
ценой малого подкупа мы в город и войдем...
     Сеня  поручил Абдулле, как единственному сарацину среди нас, сходить на
разведку  к  стенам Антиохии и попробовать убедить кого-нибудь из осажденных
крестоносцами  турок-сельджуков  хотя бы просто с Рабиновичем поговорить. Мы
остались  терпеливо  ждать,  пока  он  вернется  назад,  глядя,  как Боэмунд
развлекается  с вновь приобретенными войсками, заставляя их бегать с позиций
в  холмы и обратно. Впрочем, мне после пятого дубля все это жутко надоело, и
я собрался пойти прогуляться, но именно в это время вернулся наш сарацин.
     - Они  не  хотели  вступать  в переговоры, - сурово проговорил Абдулла,
неся перед собой чью-то чалму, надетую на пику.
     - И  кого  ты  убил? - сурово спросил Сеня, собираясь устроить сарацину
форменный разгон. Ну, проверить там форму одежды и все такое... Не успел.
     - Никого!  -  заявил  оруженосец  Попова,  делая большие глаза, а затем
увидел,  что  все  мы  удивленно  пялимся  на  пику с чалмой. - Ах, это? Эту
штуку,  да  простит вам Аллах отсутствие извилин в мозгу, я выменял у одного
из  стражников  за  червивый  кусок  мяса.  Голодают  они там, бедные, но не
сдаются,  как  защитники  Брестской  крепости.  Обозвали  меня  предателем и
разговаривать  не  хотели,  пока  я  им  кусок мяса не показал. Теперь все в
порядке.  У них мясо, у меня копье с чалмой. Оба - настоящий секонд-хенд! Ну
а  вы  можете  идти  к  стенам  и  разговаривать. Они там сильно ругаться не
будут.
     Сеня   облегченно   вздохнул  и  подозвал  к  себе  Боэмунда.  Попросив
крестоносца  отвести  войска  подальше,  как  и  договаривались с ним ранее,
Рабинович  кивнул  Попову  с  Жомовым  и  уверенным шагом направился прямо к
стенам  осажденной  Антиохии.  Я  поторопился  его  обогнать,  поскольку кто
знает,  что  у этих сарацин на уме, а хозяин у меня один. Не дай бог, копьем
или стрелой кто-нибудь пришибет!
     В  общем, к стенам мы подошли в таком порядке: я впереди, но без лихого
коня,  следом  за  мной Сеня, тоже без коня, да и вообще все мы были пешими,
затем  сарацин, а замыкали шествие Попов, Жомов и Ричард, ласково прозванный
Боэмундом  Кроличья  Лапка.  Я,  конечно,  не  ждал, что нас будут встречать
хлебом-солью,   салютом   и  фанфарами,  но  все-таки  не  рассчитывал,  что
осажденные турки начнут сразу хамить.
     - Крестоносцы  дураки,  они  курят  табаки!  -  завопил  с башни усатый
турок,  высовываясь между каменных зубцов и показывая нам нос обеими руками.
Впрочем,  высунулся  он  лишь  на  минуту, а затем исчез, будто кто-то его с
силой  дернул  снизу.  Едва  чалма  турка скрылась за зубцами, как я услышал
другой голос.
     - Какие  такие  табаки,  идиот?  Нету никаких Табаков еще! - проговорил
невидимый мне защитник стены, а затем раздался звонкий шлепок.
     - Ай,  алла! - взвизгнул усатый турок, не высовываясь наружу. - Ну нету
Табаков, значит, нету. Зачем по чалме-то бить, чай не казенная.
     - Эй,  морда  сарацинская,  высунься на минутку, - вежливо попросил мой
хозяин, глядя на башню снизу вверх.
     - Щас,  бегу. Коленки уже расшиб, - послышался в ответ голос усатого. -
Я,  значит, высунусь, а вы в меня всякими гадостями швырять станете или еще,
чего  доброго, да спасет вас Аллах, если захочет, конечно, стрелами стрелять
начнете.
     - А  еще  пулями  пулять, копьями копать и мечами мечить, - передразнил
его  Попов. - Высунь морду, говорят. На хрен нам нужно в тебя стрелять-то? У
моего друга дело к тебе есть.
     Некоторое  время  турки  за стеной шушукались, не высовываясь наружу. У
меня  слух  отменный,  но  даже  я  не  мог  разобрать,  о чем они говорили.
Впрочем,  не  нужно  было  быть семи пядей во лбу, чтобы об этом догадаться.
Скорее   всего,   оба  защитника  города  обсуждали,  стоит  ли  вступать  в
переговоры  с  неверными, или пусть они к иблису катятся. Мы терпеливо ждали
и минуты через две вновь услышали голос усатого.
     - А  что  за  дело-то?  -  поинтересовался  он,  по-прежнему  не рискуя
высовываться.
     - Тебе деньги нужны? - поинтересовался в ответ Сеня.
     - Ха,  укуси  тебя  шайтан!  -  заржал  в  ответ сарацин. - На фига мне
деньги? Я вам сам их могу сколько угодно дать.
     - Ты Рокфеллер, что ли? - ехидно полюбопытствовал Попов.
     - Ты  меня,  собака  неверная,  не  обзывай  всякими  своими франкскими
кличками,  -  завизжал  в  ответ  усатый.  Я собрался было рявкнуть на него,
чтобы   "собаками"   людей   не   называл,   но   передумал:   Сеня   своими
альфа-лидерскими  замашками  опять  бы задолбал. А турок за стеной продолжал
визжать.
     - Ты,  урюк  нерусский, переговоры вести со мной собрался, а имя мое не
знаешь,  -  вопил  он,  не желая высовываться. - Запомни, чучмек, меня зовут
Фируз ибн-Салман аль-Рашид эль-Фатийя!
     - Ну,  блин,  никак  эти  арабы  нормальное  имя  с  фамилией у себя не
введут!  - возмутился Ваня Жомов, до сих пор не издававший ни звука. - Разве
их  названия  обычному менту запомнить можно? Сеня, ты, в натуре, представь,
что  когда  его  арестовывать  придешь,  вместе  с  замком еще и язык ломать
придется.
     Еще  до  того,  как Ваня начал говорить, я уже видел, что Сеня медленно
закипает.  Все-таки  это  он  у  нас  мастер переговоров, а не криминалист с
омоновцем.   Эти  два  оболтуса  могли  только  испортить  все,  если  будут
продолжать  вмешиваться.  Я  и то Рабиновичу не мешал, а Ваня с Андрюшей нос
свой  решили  в  переговоры  сунуть,  словно  такса морду в лисью нору. Сам,
конечно, не видел, но знающие псы говорят, что и такое бывает.
     - Слушайте,  други  мои  дорогие,  может, свалите отсюда куда-нибудь? -
Пар  из  чайника... или носика?.. хотя нет, если говорить про Сеню, то нужно
это  делать  так:  пар из шнобеля Рабиновича все-таки вырвался наружу. - Ты,
Ваня,  сходи-ка  к Боэмунду и войсками его, что ли, покомандуй. А ты, Попов,
просто  иди  куда-нибудь. Хоть до Магадана. Главное, чтобы я тебя не видел в
ближайшие пару часов.
     - Ладно, я помолчу, - миролюбиво согласился Андрюша.
     - А я вообще один раз только слово сказал, - заявил омоновец.
     Сеню  перекосило  так,  что стало ясно сейчас он либо расплачется, либо
кусаться  кинется.  Впрочем, поскольку люди редко кусаются, а мой хозяин еще
и  Рабинович,  то  второй  вариант  исключался  абсолютно.  Вместо него Сеня
коротко  вздохнул  и начал цитировать вслух устав караульной службы. Андрюша
сбежал  тут  же,  а  Жомов,  блаженно  заслушавшись, уселся на траву и начал
клевать  носом.  Что  и  требовалось  доказать!  Теперь  ни тот, ни другой в
переговоры  вмешиваться не будут. Абдулла и Ричард Кроличья Лапка не в счет.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг