Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
Правильно.  Ничего  хорошего.  Нет  бы  моему  Семену  на  восток,  к  горам
повернуть,  так  ему  в  пустыню   углубляться  понадобилось.  Мог  бы  хоть
попытаться   логически  рассудить   -  где  начинаются  горы,  там  пустыня
кончается,  реки всякие со склонов  текут и зверушки водятся! Но  Сеня забил
себе голову бреднями о  Палестине и повел нас  туда, где единственным пляжем
оказался  бы берег Атлантического  океана, при условии, что  мы бы  до  него
каким-то чудом добрались.
     Если бы псы  так безрассудно себя вели,  то сразу  же  после динозавров
повымерли  бы как  вид. А вот людям везет! Каких  только глупостей  за  свою
историю не творили,  а все равно  еще живут и исчезать с лица Земли, судя по
всему, не собираются. Парадокс!
     После  психической   атаки  в   исполнении  Попова  вернуть   к   жизни
разгромленный  караван  оказалось  не  так  просто.  Я   отыскивал  в  песке
разрозненные руки и  ноги,  Сеня  парой пинков  соединял их в  одно целое, и
откопанный  караванщик  тут  же  отправлялся на  ОТК  к своему боссу,  чтобы
получить штамп о госприемке промеж глаз. Караван-баши, невысокий и худой, но
жутко бородатый мужичонка по  имени Нахор, отвешивал каждому по затрещине  и
отправлял  на исправительно-трудовые работы,  не  забыв напоследок  обозвать
бабой  и  тряпкой.  Кстати,  до  сих пор  не пойму,  что  между  этими двумя
предметами  общего. Ну хоть убейте, ни разу я не видел, чтобы  женщиной полы
мыли, а  тряпкам  цветы несли и  шампанским  накачивали.  Хотя, может  быть,
просто не туда смотрел?
     Ваня Жомов, любивший не раз повторять, что женщины женщинами, а водочка
врозь, не стал дожидаться, пока мы с Рабиновичем закончим раскопки каравана,
и к Сениному возвращению успел не только соблазнить  на  выпивку Попова,  но
уже  и  наполовину  опустошил  бурдюк  с  вином,  выданный  ментам  Нахором.
Рабиновича это,  естественно, не обрадовало,  и  он закатил жуткую бучу, как
только вернулся с "раскопок". Примирить их  смог  только  караван-баши. И то
только  тогда, когда с  поклоном  вручил  моему  Сене  персональный  бурдюк.
Рабинович немного успокоился и уселся на ковер.
     -  Жомов, ты  не мент,  а жлоб  натуральный! - ворчливо определил  он
Ванино  место в  жизни.  -  За  лишний  глоток  бухла скоро и тестя родного
удавишь.
     -  Сень,  да  я  просто   пить  очень  хотел,  -  смущенно  попытался
оправдаться омоновец.
     - Вот воду бы и пил, - отрезал мой хозяин. Жомов поперхнулся.
     - С ума сошел? - возмутился он. - Да  я такой  гадости в жизни в рот
не возьму. Уж лучше убейте меня сразу, чем так издеваться!
     - В роддоме  тебя  убивать надо было, - фыркнул  Сеня. - Сейчас  уже
поздно. Срок за тебя дадут.
     Жомов решил  дальше на  эту тему  не дискутировать,  потому что не хуже
моего  знал,  что спорить с Рабиновичем  -  все  равно,  что блох  граблями
вычесывать. Кстати, о блохах! Каждый раз, попадая в  новый мир, я так сильно
начинал нервничать из-за возможного налета на мою чудесную шкуру полчищ этих
беспринципных паразитов, что на некоторое время просто терял и покой, и сон.
А все  оттого, что Сеня  уже  целый  год экономил на  мне, не  покупая новый
антиблошиный ошейник. Правда, раньше меня  спасал Ахтармерз Гварнарытус, наш
персональный  огнедышащий дракон, волшебник и химчистка  в одном флаконе, но
теперь его с нами не было и, похоже, о собственной шкуре придется заботиться
самому.
     Поначалу, попав в пустыню, я жутко перепугался. Как-то мне  рассказывал
один знакомый бульдог, пару раз катавшийся  со своим хозяином на экскурсию в
Каракумы, что  в  пустыне  водятся такие огромные  блохи, что  рыжий таракан
выглядит по  сравнению  с ними, как инфузория-туфелька  рядом со  слоном. Не
скажу,  что  тогда  я ему  безоговорочно  поверил, но, оказавшись в  сходных
погодных  условиях,  невольно вспомнил  этот  разговор  и  стал  внимательно
присматривать за каждой трещинкой в песке, опасаясь нашествия песчаных блох,
способных сожрать меня заживо.
     Однако  пустыня  оказалась  абсолютно  пустынной. Суперблохи на меня не
спешили  напасть,  и  я  слегка  расслабился.  Ровно  до того  момента,  как
приготовился забраться на  ковры внутри шатра и  спокойно отдохнуть часок от
трудов праведных. Вот именно это у меня и не получилось!
     В отличие от людей, которые могут сесть на скамейку, даже не посмотрев,
что  она окрашена,  я  всегда  сначала обнюхиваю  то  место, куда  собираюсь
поместить свой зад, а затем только устраиваюсь поудобнее. Так  было и в этот
раз. Я опустил морду пониже, стараясь поточнее определить, чем именно пахнет
ковер, как  вдруг  увидел десятка два наглых  ухмыляющихся  блох,  плотоядно
потиравших  передние конечности. Они торчали на ворсинках ковра  в  каких-то
двух сантиметрах от моего носа, и им ничего бы не  стоило, подпрыгнув вверх,
надолго    затеряться   в   моей   шкуре.   Однако   эти   кусачие   хозяева
коврово-шерстяных   покрытий  решили,  видимо,   слегка   полюбоваться  моим
испуганным видом  и  просчитались!  Испуганно  тявкнув  (честное  слово,  не
сдержался!), я отскочил назад,  оставив прожорливых блох с носом.  То есть и
без носа тоже. Поскольку убрал его подальше от ковра.
     - Сеня,  что  это с  Мурзиком творится? -  удивленно  поинтересовался
Жомов, глядя на мои балетные прыжки.
     Что со мной творится?.. Вот это  ни  кота себе! Ванечка, дорогой ты мой
бык  комолый,  если  тебе  плевать  на  состояние  твоей  реденькой  шерсти,
натыканной на теле кое-как,  то  мне моя шикарная шуба  еще пригодится! Я ее
снять и в химчистку отдать не могу.
     - Фу, Мурзик! - это мой Сеня заорал. Ну никак ему и дня не прожить на
свете, чтобы не показать всем, какой он самый главный!.. - Иди ко мне.
     Бегу!  Я еще не  сумасшедший, чтобы блохам на растерзание кидаться, как
Анна Каренина под трамвай...
     - Ко мне! - снова заорал Сеня, но в этот раз я не только свою позицию
объяснять не стал, а и вовсе к хозяину спиной повернулся. Пусть знает, что у
меня свои жизненные принципы есть.
     -  Ну и хрен  с тобой. Хочешь сидеть  на солнце, так  и сиди  там,  --
сдался Рабинович, а друзьям пояснил:
     -  Да  не  обращайте на него внимания.  Запахи ему тут,  наверное,  не
нравятся. Не привык еще...
     И не  привыкну!.. Впрочем,  дальше спорить  я  не стал. Пусть  мой Сеня
думает все, что хочет, лишь бы оставил меня в покое. А чтобы не мозолить ему
глаза, я  и вовсе за шатер  решил уйти, тем  более что разведку  кому-нибудь
сделать  надо.  Это  люди, как  я уже  говорил,  часто любят на волю  случая
полагаться, а мне обстоятельность присуща. А  если за  этими  аборигенами не
присматривать,  то они могут  таких дел натворить, что нам голодная смерть в
пустыне райской жизнью покажется.
     Кстати, аборигенами я их зря назвал. Насколько мне  помнится, аборигены
съели Кука, а этим  пугалам в  длинных халатах-плащах и дурацких повязках на
головах до  появления известного путешественника явно  не дожить. К  тому же
караванщики не были даже местными жителями, чтобы от меня заслужить  высокое
имя аборигена.
     Я обежал  вокруг шатра,  пытаясь  отыскать  что-нибудь  интересное,  но
ничего, кроме пенометателей-верблюдов и  их погонщиков,  не  нашел. В  тюках
тоже ничего ценного для меня не оказалось,  даже съедобным не пахло, поэтому
я  решил вернуться поближе ко  входу  в  островерхую  палатку  и  попытаться
услышать разговор ментов с Нахором.
     С момента моего  позорного бегства от блошиной орды ничего внутри шатра
не изменилось. Трое ментов по-прежнему сидели в  одном углу, а кара-ван-баши
--  в другом.  Доблестные  милиционеры продолжали глотать  халявное вино,  а
радушный  хозяин   подобострастно  смотрел  им  буквально  в  рот,  стараясь
предугадать  любое  желание  гостей.  Впрочем,   особо  напрягаться  ему  не
приходилось, поскольку  моим ментам  совершенно  ничего,  кроме выпивки,  не
требовалось.  Андрюша,  правда,  пару раз  пытался раскрутить  хозяина и  на
закуску,  но  Сеня  тут  же, завидев  нетерпеливые  шевеления  криминалиста,
одаривал его таким горячим взглядом, что я даже чуть-чуть  испугался, как бы
под   этим  пламенным  взором  поповская  туша  не  превратилась  в   хорошо
прожаренный бифштекс.
     Сказать, что меня удивило  такое поведение хозяина, -  это  не сказать
ничего.  Да я просто в ступоре оказался,  когда увидел, что Рабинович мешает
Андрюше гражданского трясануть. Мой Сеня, конечно, никогда не  был настолько
беспардонным,  как Ваня, например, способный у тестя последнюю бутылку водки
экспроприировать, но и склонностей к пожертвованию собственными благами ради
какой-то  там дурацкой вежливости  я  за  ним не  замечал.  Вот  и застыл от
неожиданности,  раздумывая  о  том,  стареет ли просто  мой хозяин или снова
какую-нибудь каверзу задумал. А когда этот вопрос  прояснился,  я облегченно
вздохнул. Нет, господа, рано  еще моего Рабиновича со счетов  сбрасывать. Он
еще не один десяток человек вокруг пальца обведет, прежде чем на заслуженный
отдых отправится!..  Так что, прости  меня,  Сеня, за  невольные  сомнения в
твоем здравомыслии.
     -  Не скажете,  уважаемый, куда путь держит ваш караван?  - Рабинович
начал издалека подбираться к своей цели.
     - Зачим ни скажу? - удивился Нахор. - Ми из страны Кушитов  пирямо к
морю и-едим. Свой  товар пиродавай, их товар покупай. Типери домой, в Персию
едем. Будем мал-мал пирибыль получать.
     -  Что  же, вполне хорошее  занятие, - Сеня кивнул так, будто от него
зависела  вся  торговля  в  регионе  (тоже  мне,  председатель  лицензионной
палаты!). - Надеюсь, уважаемый, ты не  думаешь, что мы случайно оказались у
тебя на дороге? - караванщик отрицательно затряс головой.
     -  Молодец, правильно мыслишь, - Рабинович снисходительно  улыбнулся.
-- Так  вот, мы действительно ждали именно тебя. Есть  у нас информация, что
ты прошлый раз больше товара провез, чем в таможенной декларации указал. Вот
мы и были  посланы тебя проверить, - я увидел, как у Нахора забегали глаза,
и понял, что Рабинович на правильном пути.
     - Ты, конечно, понимаешь, что мы могли бы уничтожить тебя, твоих людей
и твой новый товар, но готовы подумать о том, чтобы ненадолго забыть о твоих
прегрешениях, - продолжил тем временем  Сеня. Караванщик понимающе кивнул и
полез в  один из баулов в углу шатра, но Рабинович остановил его. - Мы даже
можем  проводить  тебя  до  моря,  чтобы  не  дать возможности  другим нашим
коллегам  заняться  проверкой  твоего груза,  но  нам нужны  гарантии  твоей
честности и откровенности. По нашим законам люди,  вкусившие вместе пищу, не
могут  обмануть друг  друга, иначе будут  жестоко накачаны. Я предлагаю тебе
сделку. Мы проводим тебя в порт и не позволим никому копаться в твоем грузе,
а ты  нам  возвращаешь  ту сумму пошлин, которые  задолжал с прошлого  раза.
Продовольствие и наше проживание в гостиницах, естественно, за твой счет, --
Сеня сделал многозначительную паузу.  - А теперь ответь, разделишь  ли ты с
нами свою пищу?
     -  Канеш-ина, канеш-ина, -  торопливо замотал головой караванщик.  --
Ха-ароший закон,  умный. Для мине большуй честь и-ехать под покровительством
такого богатура. Мой дом - тивой дом, мой и-еда - тивой и-еда, тивой закон
--  мой закон.  Да-вайте ти-иперь  кушать! - и Нахор заорал во  всю глотку,
приказывая своим людям  подавать  ужин  на стол, а  Попов с  хитрой  улыбкой
наклонился к моему хозяину.
     -  Это  в  каком уголовном  кодексе ты законы  о совместном столований
прочитал? - удивленно поинтересовался он. - Или это цитата из энциклопедии
юного бойскаута?
     -  Заткнулся бы лучше,  - в тон ему ответил Рабинович. - Вместо того
чтобы  прикалываться,  благодарить  меня  должен.  Я  вам сейчас  не  только
оплаченную турпоездку с полным  пансионом  организовал, но  еще  и получение
бонуса  за  выдающиеся  достижения  оговорил.  Впрочем,  если  тебе  хочется
поприкалываться,  свинья   неблагодарная,  можешь   идти  к  морю  пешком  и
веселиться всю дорогу в одну харю!
     - Совсем  Рабинович  от жары сбрендил,  - Анд-рюша,  глядя на Жомова,
покрутил  пальцем   у  виска.  -  Мания   величия   началась.  Теперь  этот
новоявленный последователь  Сета  еще и шутки  понимать разучился. А  что же
дальше будет? Если, например, его к сонму богов причислить?
     В ответ Жомов лишь пожал  плечами. Дескать, по фигу мне  ваши проблемы,
дайте только напиться всласть  после суточного  воздержания!  Бывает  у Вани
такое. Он иногда абсолютно на внешние раздражители  реагировать перестает. И
так наполовину  деревянный, а в  таких  случаях и вовсе пеньком с глазами  и
глоткой становится. Может быть, он и от них  бы отказывался, когда в  ступор
впадает, но без глаз  рюмку не найти, а уж опорожнить ее он и без рук, одной
глоткой  может.  Вот однажды  опера из нашего  отдела  и  решили  эти Ванины
качества использовать.  В смысле, не пожирание глазами рюмок и всасывание их
содержимого внутрь, а полное отсутствие интереса к внешним раздражителям.
     Есть у нас в отделе уборщица, тетя Клава. Боевая баба,  что и говорить.
Да и  комплекции  подходящей -  130-160-180, при гренадерском росте.  Уж не
знаю, могла ли она коня на скаку  останавливать, но  уж в горящую избу точно
входила. Сам видел!  У нас  однажды  вечером во время  какого-то  очередного
еженедельного праздника какой-то излишне  бесшабашный сотрудник кинул окурок
сигареты в урну, а попал в коробку с архивными делами, что рядом стояла. Так
это еще бы  ничего, но он, идиот, увидев  свою оплошность, решил пожар водой
из  пластиковой бутылки  затушить,  да не ту схватил. Вода рядом стояла, а в
той бутылке, которую он взял, конфискованный спирт был, который  до  этого и
употребляли менты.
     Нужно  ли говорить,  как тут же полыхнуло? Шкаф пламенем  объялся  так,
будто  из папиросной бумаги был. Понятно,  потушить  без  спецсредств  такой
пожар   было   невозможно,  и  наши  менты   бросились  собирать  по  этажам
огнетушители. Естественно, ни один из  них  не работал. Ну, а  когда поняли,
что  без  пожарных  не  обойтись,  выяснилось, что одного  участника попойки
потеряли. Стали искать и  довольно быстро обнаружили, что за дверью, объятой
пламенем,  его  ботинки  из-под  стола торчат. Вот  тут тетя  Клава  себя  и
проявила! Пока  менты  решали,  кому  именно и  как  броситься  погибать, но
товарища выручать,  она  отшвырнула всех  спорщиков  от двери,  бросилась  в
кабинет и вытащила здоровенного опера из огня, словно маленького ребенка. Он
ей еще потом дезодорант мужской подарил, "Терминатор" называется.
     Да речь не об этом. Про пожар  я рассказал, чтобы  вы поняли, насколько
грозной  женщиной была  тетя Клава. Все  менты ее  боялись,  не  исключая  и
начальника отдела. Стоило тете Клаве только  с  тряпкой  в руках появиться в
дверях кабинета, как опера тут же разбегались в разные стороны, не дожидаясь
се  грозного  рыка: "Это  какая  сволочь  тут натоптала? Щас  рылом в  грязь
натыкаю, ни один уголовник потом  не  узнает!"  Это утверждение даже однажды
проверить хотели, когда одного из оперативников нужно было в банду внедрить.
Но тот,  услышав,  кому  его для  гримировки отдавать  собрались,  забился в
истерике и заорал благим матом:
     -  Да уж лучше я к фраерам на  перья  пойду,  чем к  тете Клаве в руки
живым дамся после того, как она в грязный кабинет войдет!
     Пришлось парню  другие средства изменения  внешности искать, а уборщице
нашей так и не удалось доказать правоту своих утверждений. Однако ее тирания
росла и  ширилась. Дошло  до того,  что, даже  если в урочный час  уборки  в
кабинете   шел  перекрестный   допрос  подозреваемых,  ее  и  это  не  могло
остановить.  Тетя Клава всех  выгоняла из подотчетного  помещения. А те, кто
пытался оказать сопротивление трудолюбивой уборщице, получали шваброй промеж
глаз и на недельку отправлялись в ближайшую больницу.
     В  общем,  перечить  ей  не  решался никто,  но  горделивые милиционеры
терпеть произвол буйной уборщицы больше не могли. Вот однажды вечером, после
некоторого  количества возлияний  на душу населения и перед уборкой,  они  и
решили   немного  над  тетей  Клавой   пошутить   -  труп   ей   подкинуть.
Патологоанатом  отказался открывать холодильник в  морге, поэтому находчивые
менты решили тут же приспособить под труп Ваню  Жомова. Благо он в тот день,
по совершенно непонятным причинам, выбил в тире сорок девять из пятидесяти и
был мрачнее тучи. Впал в тот самый  ступор, о котором я вам говорил, и ни на
что  вокруг  не  реагировал.  Иначе ни за  что  шутить  над тетей Клавой  не
согласился бы.
     В  общем, Ваня затее  противиться  не  стал,  и  мой  Рабинович  тут же
притащил неизвестно откуда резиновую  нашлепку, имитирующую  страшную  рану.
Эту штучку  прилепили Жомову  на голову  и положили  безразличного  ко всему
омоновца между шкафом и  стеной, где у четырех оперов,  занимавших  кабинет,
были вешалки для  верхней одежды и столик с  электрическим чайником. Устроив
его  в приличествующей  случаю позе,  менты  дождались,  пока  в коридоре не
загремят грузные шаги тети Клавы, и бросились из кабинета врассыпную.
     Уборщица,  проводив их подозрительным взглядом, прошествовала в кабинет
и громко хлопнула дверью, давая всем  понять,  что беспокоить ее за  работой
опасно. Однако  менты, попрятавшиеся по разным  углам,  перебороли  страх  и
подобрались прямо  к дверям, чтобы самим услышать, что  произойдет дальше. Я
тоже  здорового  любопытства  не  лишен,  поэтому слушал  вместе  со  всеми.
Поначалу ничего, кроме обычного бормотания тети Клавы и монотонного шарканья
тряпки  по линолеуму, слышно  не  было.  Затем  раздался какой-то сдавленный
хрип,  грохот  и звериный  рык  уборщицы.  Опера  тут  же распахнули  дверь,
абсолютно  уверенные  в том, что  застанут  тетю  Клаву  лежащей на  полу  в
состоянии глубокого обморока. Однако  не  тут-то было.  Перед нашими глазами
открылась жуткая, страшная картина:  разъяренная уборщица  за ноги волокла к
выходу Жомова, все еще отчаянно сжимавшего в руках ножки стола.
     -  Это что такое?  -  грозно  поинтересовалась она, кивнув  головой в
сторону омоновца.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг