Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
единственная хозяйка в доме, она оправила на себе передник и не без
жеманства обратилась к абу:
  - Надеюсь, вы не откажетесь у нас позавтракать, ваше благочестие?
  - С удовольствием, ведрис Нагда! Вся эта кутерьма, начавшаяся ночью, меня
изрядно истощила, а позавтракать я не успел, - с любезным поклоном ответил
аб и продолжал: - Но прежде чем садиться к столу, я хотел бы еще
просмотреть в кабинете профессора кой-какие его бумаги. Быть может,
удастся найти подробные сведения о припадках вашего уважаемого хозяина, и
тогда мы сможем оказать ему более существенную помощь! Вы позволите мне
поработать в кабинете, пока будете накрывать на стол?
  - Ах, конечно, ваше благочестие! Ведь без вашей помощи я совсем бы
пропала! Ради бога единого, ступайте себе в кабинет и делайте все, что
найдете нужным. Ведеор профессор вам будет очень благодарен, если вам
удастся помочь ему...
  Войдя в святая святых великого ученого, священник прежде всего бросился к
сейфу. К его неописуемой радости сейф оказался незаперт. Обозвав про себя
доверчивого профессора растяпой, аб принялся выдвигать ящики и исследовать
их содержимое. В верхнем ящике он обнаружил пачки денег, в среднем были
толстые папки с рукописями, а в нижнем, самом большом, оказался какой-то
сложный прибор из стекла и пластмассы. Деньги и прибор аб пока оставил на
месте, решив сначала заняться бумагами.
  Вытащив все папки, он сложил их на столе и удобно устроился в кресле.
Вдруг дверь тихонько скрипнула, аб поднял глаза, и папка с бумагами выпала
из его похолодевших рук.
  В трех шагах от стола стоял орангутанг Кнаппи, облаченный в яркий халат
профессора. Зверь хранил зловещее молчание и смотрел на аба с каким-то
непередаваемым грозным весельем.
  - Пошел вон, Кнаппи! - еле выдавил из себя аб Бернад.
  Но Кнаппи шагнул вперед и вдруг, раскрыв свою жуткую пасть, хрипло
расхохотался прямо абу в лицо. Это было похоже на кошмарное сновидение. Аб
сидел ни жив ни мертв, а зверь, оборвав свой ужасный человеческий смех,
еще ближе придвинулся к священнику и заговорил. Да, заговорил! Скрипучим,
гортанным голосом, но совершенно связно и отчетливо.
  Вид говорящей обезьяны поверг аба в новый ужас, но, когда до его сознания
дошел смысл того, что говорила обезьяна, он чуть было не лишился чувств.
  - Вы попались с поличным, ведеор аб! - прорычал орангутанг.
  Аб вздрогнул и отшатнулся от него.
  - Да, да, вы попались с поличным! Вы, ваше благочестие, вор, интриган и
проходимец! Но теперь вы ответите за все! - продолжал Кнаппи, пронизывая
аба своими маленькими, налитыми кровью глазами. - Да, ответите! Ни с
места! Или же я превращу вас в мешок раздавленных костей и гнилого жира!..
Вы воспользовались исповедью испуганного Маска и подлеца Канира и
вообразили, что загнали меня в тупик?! Ха-ха-ха! Вы забыли, что у меня
есть еще мой верный Кнаппи!.. Кто будет судить обезьяну? Кто будет судить
сумасшедшего старика?! Я могу теперь расправиться с вами совершенно
безнаказанно! Но я не воспользуюсь этим. Я никогда никого не убивал. Вам я
тоже подарю жизнь, хотя вы и не стоите этого. Но при одном условии: вы
должны полностью подчиниться моей воле!
  - Что я должен делать? - пролепетал аб.
  - Пока молчать и сидеть неподвижно! - проскрежетал в ответ Кнаппи.
  В это время раздался стук в дверь и послышался голос Нагды:
  - Ваше благочестие, я отлучусь на четверть часика купить свежих булочек!
  Кнаппи вцепился лапой в плечо аба и дохнул ему прямо в ухо:
  - Отзовитесь и скажите, что все в порядке, что у вас работы на целый час!
Ну!
  - Все в порядке, ведрис Нагда! У меня тут работы хватит на целый час! -
проблеял аб.
  - Не будем терять время, любезный аб! - прорычал Кнаппи, когда где-то в
конце коридора за Нагдой захлопнулась дверь.
  Он убрал лапу и принялся с чем-то возиться за спиной у аба. Тот боялся
повернуться и лишь сопел от чрезмерного волнения, вознося в душе молитвы к
богу единому. Внезапно Кнаппи обхватил сзади голову аба и прижал к его
лицу влажный клок ваты. В нос абу ударил приторный запах хлороформа. В
голове закружилось, перед глазами поплыли разноцветные круги...


  20


  В это утро Рэстис Шорднэм и его миловидная спутница цыганка Арса
преодолевали последние километры асфальта, отделявшие их от Ланка.
Встретившись столь счастливо в придорожном трактире Паэрты, они решили
странствовать вместе и никогда больше не разлучаться.
  Голова Арсы едва достигала Шорднэмовых плеч, а в каждый шаг Рэ Шкипера
укладывалось не менее трех ее маленьких шагов. Но она бойко шлепала
видавшими виды башмаками и без умолку болтала.
  Дорога круто пошла в гору. Рэстис и Арса замедлили шаг. А добравшись до
вершины, и вовсе остановились. С холма перед ними раскрылся вид на
просторную долину с городком Ланком в центре.
  Всласть налюбовавшись панорамой, они двинулись вниз с холма, к городку.
  Первым городским строением, которым их приветствовал Ланк, оказался
заезжий трактир "У Старой Липы".
  - Каждый порядочный гирляндский город должен начинаться с трактира! -
облизнув сухие губы, изрек Рэстис. При этом он яростно шарил по карманам,
собирая на здоровенной ладони медную мелочь.
  - А у меня вот что! - весело крикнула Арса, выхватив из кармана десятку,
полученную еще в Тартахоне от старьевщицы, и помахала ею перед носом
изумленного Шорднэма.
  В прохладном помещении трактира было пусто, тихо и пахло чем-то кислым. Но
усталым путникам он показался райским уголком. Усевшись в углу на лавке,
они наслаждались покоем и прохладой. Толстый медлительный трактирщик с
помятой заспанной физиономией подал хлеб, колбасу, две кружки пива и пачку
сигарет. Это был настоящий пир!
  Насытившись, Рэстис затянулся горьким дымком сигареты и сказал:
  - Ну вот, цыпленок, я и прибыл к месту своего назначения. Через
каких-нибудь полчаса я превращусь из вольного рыцаря бесконечных дорог в
дисциплинированного и послушного работника, а точнее говоря, в
дрессировщика настоящей живой обезьяны... Послушай, Арса, почему бы и тебе
не попытаться перейти к оседлому образу жизни? Мне было бы приятно, если
бы ты осталась в Ланке. Попытайся устроиться, а?
  - А что я тут буду делать? Я ведь умею только гадать - по руке, по
звездам, по птичьему полету... На одном месте этим не прокормишься!
  - Это верно... А ты все-таки попробуй! Я тебе как-нибудь помогу. Давай
договоримся так. Я сейчас пойду представиться хозяину и, так сказать,
вступлю в должность, а ты осмотрись пока в городе, с людьми познакомься.
Ну а вечером давай встретимся на площади у храма, чтобы все окончательно
обсудить. Я насчет тебя поговорю с профессором Нотгорном. Может, у него и
для тебя найдется какая-нибудь работа.
  - Хорошо, Рэ, я согласна. Мне тоже не хочется с тобой расставаться!
  Рассчитавшись за завтрак, они не без сожаления покинули прохладный трактир.
  Чудесный солнечный день был уже в полном разгаре. На пустынной и сонной
улице одни трудолюбивые пчелы гудели в кронах цветущих черешен. Достигнув
третьего переулка влево, Рэстис остановился и подал Арсе руку.
  - Ну, цыпленок, будь умницей! Мне сюда, а тебе прямо. Да не забудь,
вечером в восемь я жду тебя у храма на площади!
  - Не забуду, Рэ. До встречи!..
  Арса пошла дальше по улице, а Шорднэм свернул налево.
  По описанию Канира, нужный дом должен находиться в самом конце переулка,
где-то близ речки... Не мешало бы все-таки спросить... Вон навстречу идет
какая-то толстая ведрис с кошелкой. Определенно, из местных...
  Поравнявшись с женщиной, Шорднэм снял шляпу и, вежливо поклонившись,
сказал:
  - Простите за беспокойство, ведрис! У меня только один вопрос!
  Женщина бегло осмотрела внушительную фигуру загорелого бородача и
приветливо ответила:
  - Пожалуйста, спрашивайте.
  - Я ищу дом профессора Нотгорна. Знаете, того, что держит орангутанга.
Это, кажется, в этом переулке?
  Женщина насторожилась и уже более внимательно осмотрела Шорднэма.
  - А зачем вам профессор Нотгорн?
  - Да так просто. Хочу навестить старика, поболтать с ним о разведении
обезьян в Гирляндии!.. Впрочем, я шучу, не сердитесь! Я принят к
профессору на службу и сегодня должен явиться...
  - Да вы не Рэстис ли Шорднэм из Марабраны? - вскрикнула женщина.
  - Вы угадали, ведрис. А вам откуда известно, что профессор ждет меня? Или
об этом знает весь Ланк?
  - Об этом не знает никто, кроме самого ведеора профессора и его домашних!
  - Значит вы, ведрис...
  - Я домоправительница профессора Нотгорна. Но вам не повезло, ведеор
Шорднэм. Мой хозяин внезапно заболел, а доктор Канир в отлучке. Во всем
доме остались только я да Кнаппи, не считая больного профессора, с которым
абсолютно невозможно сейчас говорить. Так что я, право, не знаю, как мне с
вами быть...
  - Вот это номер! Но что же мне делать, ведрис?! - воскликнул Шорднэм,
пораженный таким неожиданным оборотом дела.
  - У меня сейчас в гостях местный аб, очень добрый и образованный человек.
Он обещал помочь хозяину. Приходите попозже, ведеор Шорднэм, может, к тому
времени хозяин опомнится.
  Женщина указала рукой на конец переулка:
  - Видите красную крышу с башенкой? Это и есть дом профессора Нотгорна.
Приходите, ведеор Шорднэм, в два часа. А теперь извините меня, я очень
спешу...


  21


  Аб Бернад стал понемногу приходить в себя. Во рту было нестерпимо сухо,
отяжелевший язык еле ворочался. Он хотел попросить воды, но вместо слов из
его горла вырвался какой-то хриплый стон. И тут он открыл глаза. В голове
все еще шумело. Сквозь дикий хаос каких-то фантастических ассоциаций
прорывались тревожные отрывки смутных воспоминаний.
  Наконец он сообразил, что лежит в кабинете профессора Нотгорна.
Вспомнилась Нагда, готовившая завтрак, и от этого еще сильнее захотелось
пить. Сделав над собой усилие, аб поднялся и сел. В тот же миг где-то
совсем рядом раздался тихий, но дьявольски злорадный смех. Аб Бернад
глянул в ту сторону и увидел самого себя сидящим в кресле у профессорова
стола. Разумеется, он далеко не сразу осознал смысл и значение
происходящего, так как чувствовал себя еще слишком плохо. Он просто
смотрел на себя самого, как в зеркало, хлопал глазами, слушал свой
собственный смех и усиленно старался понять, что все это значит. Он был
уверен, что это какое-то нелепое наваждение, которое вот-вот исчезнет.
Чтобы поскорее избавиться от кошмарного видения, он решил протереть глаза.
Но стоило ему поднять обе руки и посмотреть на них, как он чуть не умер от
разрыва сердца: вместо рук он увидел две страшные, волосатые звериные лапы
с черными ногтями. Остальное ему досказало зеркало, по-видимому нарочно
поставленное на стул возле дивана.
  Смех у стола оборвался. Нотгорн, завладевший телом аба, свистнул и щелкнул
пальцами. Аб Бернад вздрогнул и, выронив зеркало, посмотрел на своего
врага. Тот по-прежнему сидел в кресле, но теперь аб разглядел в его руке
тяжелый парабеллум. Одновременно раздался его голос. Вернее, это был
собственный рокочущий голос аба, но с нотгорновской жесткой интонацией.
  - Слушайте вы, ведеор аб! - сказал Нотгорн. - С этой минуты вы больше не
ланкский аб, а просто орангутанг Кнаппи, выдрессированный профессором
Нотгорном. Забудьте, что вы умеете говорить и действовать, как человек. За
малейшую попытку взбунтоваться, за единственное слово или угрожающий жест
я немедленно пристрелю вас, как взбесившегося зверя, и, конечно, отвечать
за это не буду! Ваше тело я вам верну, если вы добросовестно сыграете свою
роль до конца. Мне не нужна ваша жирная оболочка. Я отнял ее у вас лишь
потому, что мне понадобилось убрать вас на некоторое время с дороги. Кроме
того, ваше тело для меня удобнее, чем тело моего лохматого друга Кнаппи,
так как оно мне дает возможность работать и появляться среди людей... Вы
поняли мое предложение? Если да, то кивните и все.
  Аб Бернад поспешно кивнул. Говорить он все равно не мог, так как рот и
горло у него пересохли от страшной жажды. Нотгорн, видимо, знал об этом.
Как только аб кивнул своей непривычной обезьяньей головой, профессор
тотчас же спрятал пистолет в карман сутаны и подал ему кружку с водой. Аб
схватил ее своими длинными цепкими лапами и осушил до дна чуть ли не одним
глотком.
  - А теперь сбросьте халат и следуйте за мной! Мне пора завтракать. Нагда
уже несколько раз стучала в двери.
  Аб не посмел не подчиниться столь категорическому приказу. Он оставил
халат профессора на диване и потащился за своим тираном, не имея на теле
ничего, кроме рыжей звериной шерсти.
  Нотгорн привел аба в столовую. Здесь, за столом, уставленным яствами, уже
восседала принарядившаяся Нагда. Абу казалось, что он сгорит со стыда
перед этой доброй женщиной. Но она, увидев обезьяну, лишь крикнула:
  - Кнаппи, тебе чего тут надо?! А ну марш отсюда!
  - Оставьте его, ведрис Нагда, - вступился за аба профессор Нотгорн. - Он
такой милый и добрый зверюга. Представьте себе, он все время находился со
мной в кабинете профессора и глаз с меня не спускал!
  - Так он был с вами, ваше благочестие, и вы с ним подружились? Что ж,
пускай остается, если это доставит вам удовольствие.
  - Благодарю вас... А как наш уважаемый профессор? - спросил Нотгорн,
усаживаясь к столу и с заметной неловкостью заправляя салфетку за ворот
сутаны.
  - Спит все. Может, смилостивится бог единый и этим сном вернет разум моему
доброму хозяину... А что у вас, ваше благочестие? Удалось вам что-нибудь
найти в бумагах хозяина?
  - Еще бы, ведрис Нагда! Мне посчастливилось обнаружить очень ценные
сведения. Надеюсь, что еще сегодня мне удастся вылечить нашего профессора.
  - Неужели, ваше благочестие! Вот это радость так радость! И не знаю, как
вас благодарить за это!.. Кушайте, кушайте, не стесняйтесь!
  И Нагда с воодушевлением принялась потчевать благочестивого гостя.
Нотгорн, пользуясь объемистым желудком аба, ел с отменным аппетитом, не
забывая, однако, и про своего заточенного в обезьяну пленника. Он то и
дело бросал священнику объедки со стола, словно тот был простой домашней
собакой. Аб волей-неволей ловил подачки врага и с жадностью пожирал их,
так как был ужасно голоден.
  В самый разгар трапезы в холле прозвучал звонок. Нагда бросилась
открывать. Нотгорн перестал есть и настороженно уставился на двери. Аб
тоже затаился под столом. Но вот Нагда вернулась и привела с собой гостью
- ведрис Пуару, законную жену аба Бернада. Это было настолько неожиданным
и страшным, что аб чуть не совершил роковой промах, за который ему
пришлось бы поплатиться жизнью. Он вскрикнул, к счастью невнятно, что-то о
боге едином и, выскочив из-под стола, забился в самый дальний угол
комнаты. Крик его все восприняли как испуганный визг, а над постыдным
бегством огромного орангутанга громко рассмеялись.
  Лишь Нотгорн погрозил абу пальцем и, поднявшись, развязно поцеловал ведрис
Пуару в губы. Затем он усадил ее рядом с собой. Бедный аб дрожал в своем
углу, глядя на них, и не знал, что ему делать. Минутами ему хотелось дать
волю ярости, броситься на Нотгорна и разорвать его в клочья. Но при этом
он понимал, что убить-то ему придется свое собственное тело, а в нем - и
ментогены Нотгорна, чем он дважды уничтожил бы для себя возможность
вернуться в прежний человеческий облик.
  Нагда тем временем подала ведрис Пуаре чашку кофе.
  - Ты обещал вернуться через час, а сам, как видно, окончательно
переселился в дом Нотгорна? - сказала Пуара мужу.
  - Профессор тяжело болен, Пуара. Я не могу его покинуть в такой беде! -
ответил Нотгорн.
  - А при чем тут ты? Ведь ты не врач!..
  - Врач профессору не нужен. А вот в духовном утешении он нуждается. Думаю,
что пополудни он придет в себя и мне удастся с ним побеседовать.
  - Значит, к обеду тебя не ждать?
  - Нет, дорогая, боюсь, что к обеду я не успею вернуться.
  - Ну что ж, пообедаю одна, - вздохнула Пуара и вдруг, оживившись,

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг