Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
вскричала: - Ну и память же у меня! Самое-то главное и забыла! Тебе, аб,
телеграмма из Сардуны! Вот смотри!
  Нотгорн взял у Пуары телеграмму и вне себя от удивления прочел в ней
следующее:
  "Его благочестию абу Бернаду, Ланк. Доехали благополучно, остановились
гостинице "Кристалл". Ждем дальнейших указаний. Уважением Канир и Маск".
  - От кого это? - с нетерпением спросила Пуара.
  - От доктора Канира! - громко ответил профессор Нотгорн. - Пишет, что
остановился в гостинице "Кристалл" и ждет дальнейших указаний... Жаль, что
Рэстис Шорднэм до сих пор не приехал, а то бы я оставил на его попечении
больного профессора и Кнаппи и немедленно отправился бы в Сардуну, чтобы
встретиться с доктором Каниром!..
  - Шорднэм уже приехал, ваше благочестие! - вступила в разговор Нагда,
доселе скромно молчавшая.
  - Приехал?! Вы его видели, ведрис Нагда?!
  - Конечно, видела. Такой здоровенный бородатый детина. Я его встретила в
нашем переулке, когда ходила покупать булочки. Он искал наш дом. Ну мы
разговорились, и я велела ему прийти в два часа пополудни, так как ведеор
профессор не может теперь его принять...
  - Это просто замечательно! - вскричал Нотгорн, потирая от удовольствия
руки и забыв на мгновение, что он теперь не профессор, а ланкский аб. -
Чего же ты молчала, Нагда?!
  - Я не думала, что вам это будет интересно, ваше благочестие, - холодно
ответила Нагда, задетая этим неожиданным "тыканьем", которое она в
отношении себя позволяла только своему хозяину.
  - Я тоже не знала, что ты настолько уже освоился в доме Нотгорна! -
заметила ведрис Пуара, смерив мужа пристальным взглядом.
  Нотгорн понял, что дал маху. Кое-как ему удалось объяснить обеим женщинам
свою странную оговорку. Вскоре после этого Пуара ушла, причем на прощание
сама поцеловала Нотгорна в лоб, а в сторону бедного аба даже не посмотрела.
  После ухода гостьи Нотгорн быстро покончил с завтраком и, вытерев губы
салфеткой, сказал:
  - Теперь, ведрис Нагда, гоните Кнаппи в сад, а сами займитесь
хозяйственными делами, от которых я вас отвлек. Я же попытаюсь помочь
нашему дорогому и многоуважаемому профессору Нотгорну, чтобы к приходу
Шорднэма он был в полном порядке!
  Услышав, что ему можно выйти, аб Бернад не стал дожидаться приказания
Нагды. Выскочив из своего угла, он огромными прыжками побежал прочь из
столовой. Нотгорн проводил его сердитым взглядом, но ничего не сказал.



  22


  День был в полном разгаре. Солнце подбиралось к зениту и обливало землю
потоками горячих лучей. Абу стало жарко и захотелось пить. Он перемахнул
через изгородь сада, залег в прибрежных кустах и украдкой напился из
речки. Затем он тем же путем вернулся в сад, нашел в нем укромное тенистое
местечко, прилег в густую траву и мгновенно заснул.
  Ему приснился ужасный, дикий сон. Он увидел себя молодым орангутангом в
непроходимых зарослях джунглей. На небольшой поляне у него происходил
поединок с крупным матерым самцом орангутангом из-за прелестной
желто-бурой самочки. У противника была свирепая морда, чем-то неуловимо
напоминающая лицо Нотгорна. А самка была похожа на Пуару в молодости.
  Аб проснулся весь в холодном поту. Кругом было тихо, сквозь листву
деревьев голубело небо. Но словно продолжение его кошмарного сна, издали
доносились жалобные крики Пуары. Из груди его вырвалось глухое гневное
рычание. Он вскочил и метнулся на дерево. Перелетая с ветви на ветвь, он в
одну минуту достиг платана, росшего перед самым домом Нотгорна и осторожно
раздвинул листья лапами.
  На площадке перед домом стояла группа людей. Тут были профессор Нотгорн в
своем настоящем стариковском обличье (весь заклеенный пластырями),
перепутанная Нагда, Пуара, врач в белом халате и двое дюжих санитаров. На
носилках покоилось неподвижное тело - тело аба Бернада. Лицо было
землистого цвета, глаза закрыты. Лишь могучая грудь чуть заметно
колыхалась. "Жив еще, не убили!" - радостно отметил про себя аб и
торопливо перевел взгляд на жену. Ведрис Пуара горько плакала и все
порывалась к носилкам. Нотгорн и врач сдерживали ее, вполголоса уговаривая
и утешая.
  - Я не верю вам, не верю! Вы погубили его! Совсем недавно он был здоровый
и веселый! Я сама его видела! И вот ведрис Нагда тоже видела! Вы отравили
его!.. О, мой муж, мой бедный муж, зачем ты ходил в этот проклятый дом?!.
  Профессор гудел, как надтреснутый колокол:
  - Успокойтесь, ведрис, и не говорите вздор! У вашего мужа обыкновенный
нервный шок. От переутомления! Две недели психиатрической лечебницы,
строгая диета, ежедневный электромассаж - и он снова будет здоров! Сейчас
я дал ему снотворное, чтобы он не буйствовал и не повредил себе. Ему нужен
полный покой и тщательный уход! Дайте же его увезти, не задерживайте
доктора!
  Ведрис Пуара еще что-то возражала, обливаясь слезами, но в конце концов
позволила санитарам взяться за носилки и унести их в машину с красным
крестом, которая стояла на дороге перед домом. Сама она тоже села в нее,
не спуская глаз со своего несчастного мужа. Врач почтительно простился с
Нотгорном и занял место рядом с пациентом. Хлопнули дверцы, взревел мотор,
и машина умчалась.
  Профессор и Нагда ушли в дом. Но аб Бернад не спешил покидать свое
убежище. Устроившись на развилке сучьев, он принялся наблюдать за домом и
улицей. В голове его бродили печальные мысли. Ему фактически не от кого
было ждать помощи. Он оказался целиком и полностью во власти ненавистного
Нотгорна, и вся жизнь его зависела теперь от злой воли этого проклятого
безбожника. Как он жалел, что не направил Канира и Маска прямо в
Гроссерию, к его святости Брискалю Неповторимому!..
  Сознавая необходимость любой ценой связаться с доктором Каниром, аб в то
же время не представлял себе, как это можно сделать в его положении.
Бежать? Бежать можно, путь на волю для него открыт. Но орангутангу
невозможно пробраться незамеченным через всю Сардунскую провинцию до самой
столицы. Его обязательно поймают, затравят собаками или же вернут на
расправу Нотгорну. А может быть, привлечь внимание какого-нибудь прохожего
и попросить его подать телеграмму от, имени ланкского аба? Но кто заходит
в этот безлюдный конец переулка? Однако последняя мысль, хотя и тоже почти
неосуществимая, давала все же некоторый шанс, и поэтому, остановившись на
ней, аб начал пристально следить за дорогой.
  Долго переулок был совершенно пуст. В доме Нотгорна тоже царила полная
тишина. Но эта тишина не могла обмануть аба. Он был уверен, что ужасный
старик не спит, не отдыхает в эти томительные часы сиесты, а, наверное,
обдумывает новые козни на погибель абу и всей гирляндской религиозной
общине!
  Вдруг по гравию зашуршали чьи-то тяжелые шаги, сопровождаемые беззаботным
присвистыванием. Аб весь подался вперед. Шаги приближались, и наконец в
поле его зрения появился прохожий: молодой детина богатырского роста, с
кудрявой черной бородой. За плечами его виднелся запыленный дорожный
мешок. "Неужели сам Рэстис Шорднэм?!" - подумал аб.
  Эта мысль наполнила беднягу неожиданной радостью. Да, он был рад теперь
даже Рэстису Шорднэму, так как надеялся найти в нем союзника для борьбы с
преступным профессором.
  Незнакомец толкнул выломанную абом калитку и вошел во двор.
  "Пора!" - подумал аб и быстро соскользнул на самые нижние ветви платана.
Скрывшись за стволом, чтобы остаться невидимым из окон дома, он стал
привлекать к себе внимание пришельца.
  - Кса-кса-кса! - издал он тихие, но отчетливые звуки. Бородатый гигант
вздрогнул и осмотрелся по сторонам.
  Аб Бернад постарался высунуться как можно больше и, вытянув широкие губы,
еще громче повторил свой призыв. При этом он махал незнакомцу лапой и
делал уморительные гримасы, чтобы привлечь его внимание. Наконец бородач
увидел кривляющуюся обезьяну и рассмеялся. Аб стал усиленно манить его к
себе, показывая жестами, что надо поскорей и без шума скрыться в саду. Но
тут незнакомец расхохотался в полный голос и погрозил обезьяне пальцем.
  В ту же минуту на крыльце веранды появился профессор Нотгорн. Бедняга аб
тотчас же умчался в крону платана и вновь там спрятался. Сердце его готово
было разорваться от досады и страха...
  Старик стоял на крыльце веранды и с торжествующей усмешкой рассматривал
гостя.
  - Шорднэм из Марабраны?
  - Так точно, ведеор профессор! Рэстис Шорднэм собственной персоной!
  - Молодец, что пришел!..
  Потом, повернувшись в сторону сада, профессор крикнул:
  - Кнаппи, Кнаппи, ко мне!!!
  Парализованный страхом, аб поспешно спустился с платана и смиренно
приблизился к профессору. Шорднэм разглядывал его с детским любопытством,
а профессор нахмурился и опустил правую руку в карман. Аб отлично понял
этот жест и весь сжался.
  - Кнаппи! - строго сказал Нотгорн. - Вот ведеор Рэстис Шорднэм из
Марабраны, твой новый наставник! Люби его и беспрекословно ему
подчиняйся!.. А теперь марш в чулан!
  Радуясь возможности отдохнуть, подкрепиться и обдумать создавшееся
положение, аб Бернад прыгнул на крыльцо и скрылся в доме. А Шорднэма
профессор пригласил к себе в кабинет.



  23


  Положив свой дорожный мешок на ковер, Рэстис с удовольствием погрузился в
прохладное кожаное кресло. Профессор расположился напротив него в другом
кресле.
  - Друг мой, - обратился он к Шорднэму, - вы поступаете ко мне на службу в
несколько необычной обстановке...
  - Я знаю, что вы больны, ведеор профессор...
  - Речь идет не о моей болезни. В моем доме и со мной лично происходят вещи
посерьезнее всяких болезней. Я хотел бы знать: согласитесь ли вы, Шорднэм,
выполнять временно не только обязанности надсмотрщика при моем
орангутанге, но и кое-какие другие работы?
  - Ведеор профессор, располагайте мной по собственному усмотрению. Я
выполню любое ваше задание, если оно не будет выше моих сил и способностей!
  - Вот и отлично! В таком случае не обессудьте, ведеор Шорднэм, что ваше
вступление в должность будет обставлено несколько необычно. Прежде всего
вам придется принять ванну!..
  - Ванну?! С удовольствием!..
  Он с готовностью поднялся, подхватил свой мешок и пошел за профессором в
ванную.
  Через полчаса чисто вымытый, причесанный, со сверкающими кудряшками черной
бороды, облаченный в просторный синий халат, Рэ Шкипер появился в холле.
Его васильковые глаза под дремучими бровями так и сияли от удовольствия.
  -Хорош! Очень хорош! - удовлетворенно прогудел профессор, быстро ощупав
Шорднэма своими пронзительными зрачками.
  - А теперь, друг мой, пойдем слегка закусить.
  Шорднэм охотно позволил отвести себя в столовую. "Слегка закусить"
оказалось настоящим пиршеством. Рэ Шкипер только глазами хлопал да слюнки
глотал, наблюдая, как дородная экономка профессора расставляет на столе
невиданные блюда и напитки.
  Сам Нотгорн не сел к столу. Он поудобнее устроился в кресле и, дождавшись,
когда Нагда кончит накрывать и уйдет на кухню, сказал:
  - Ну, ведеор Шорднэм, теперь действуйте! Отпразднуйте вступление в новую
должность! Ешьте, пейте, как у себя дома! А я с вашего разрешения немного
передохну.
  С этими словами он прикрыл восковыми веками свои полыхающие глаза и, будто
сразу в нем что-то погасло, превратился вдруг в неподвижную мумию.
  Солнце уже клонилось к закату. По саду протянулись длинные черные тени.
Измученная за день Нагда принесла в миске ужин орангутангу Кнаппи. Пока аб
ел, она почесывала у него за ухом и тихонько ему жаловалась:
  - Что-то с нами будет, милый ты мой зверюга! Совсем зачудил наш добрый
хозяин. Поит, кормит этого босяка бородатого, словно знатного ведеора. Про
работу свою научную толкует ему как равному, и мне послышалось даже, что
он отдает бродяге за что-то и дом, и сад, и нас с тобой. Ох, видно, не
совсем еще в уме наш ведеор профессор!..
  У аба чуть кусок в горле не застрял, когда он услышал такую новость.
Неужели Нотгорн задумал сегодня же завладеть телом Рэстиса Шорднэма?! Этим
он снова разрушил все надежды и планы аба! А ведь аб рассчитывал, что он
успеет предупредить своего надсмотрщика о нависшей над ним угрозе и тем
самым привлечь его на свою сторону!..
  Напрягши свой острый звериный слух, аб уловил голоса, доносившиеся через
двое дверей из столовой. Голоса были возбужденные, громкие, но значение
отдельных слов разобрать было невозможно.
  Аб поспешно доел свой ужин и принялся ласкаться к Нагде, давая ей понять,
что ему необходимо прогуляться в саду. Экономка поняла его.
  - Ну чего ты просишься, дурачок? Не велел тебя хозяин выпускать сегодня!
Разве что сам удерешь...
  Забрав пустую миску, Нагда ушла из чулана, умышленно забыв наложить на
двери засов. Пусть прогуляется рыжий красавец, хозяину теперь все равно не
до него!..
  Подождав, когда Нагда стукнет кухонной дверью, аб Бернад осторожно вышел
из своей тюрьмы и аккуратно ее запер...


  24


  - Курить у вас можно?  первое, о чем спросил Шорднэм, когда профессор
открыл глаза.
  - Пожалуйста, курите. Сигареты и сигары в крайнем справа ящике серванта.
Не сочтите за труд...
  - Все в порядке, ведеор профессор! Спасибо за угощение!
  Шорднэм достал для себя сигареты и вернулся к столу. Вскоре столовая
наполнилась ароматным дымом дорогого табака.
  - Я предупреждал вас, ведеор Шорднэм, что ваше вступление в должность
будет обставлено не совсем обычно. После ванны и обеда я хочу вас угостить
коротенькой популярной лекцией. Вы способны слушать и понимать? -
проговорил Нотгорн.
  - Способен, ведеор профессор!
  - Отлично...
  Профессор помолчал, словно собираясь с мыслями. Потом вдруг сорвался с
кресла и принялся расшагивать по столовой, скрестив руки на груди.
  - Отлично! - крикнул он снова. - Вы толковый человек, Шорднэм! Я уверен,
что вы поймете все до конца!
  Нотгорн остановился у окна и, глядя на зеленые заросли сада, машинально
барабанил пальцами по стеклу. Но вот он резко повернулся к Шорднэму и ожег
его черными угольями своих пылающих глаз.
  - Человек, дорогой мой друг, весьма удивительное существо! - заговорил он
так громко, словно перед ним была целая аудитория. - Помимо иных
похвальных качеств, человек обладает колоссальной, ни с чем не сравнимой
гордостью, или, если хотите, колоссальным чувством собственного
достоинства. Эта гордость, это чувство обособленного, исключительно
высокого положения в мире животных и в природе вообще, это ощущение власти
над миром животных и над природой были человеку органически свойственны на
самом раннем этапе его перехода из рядового зоологического вида в более
совершенный вид антропоидов. Мы знаем, Шорднэм, что в какой-то мере
чувство собственного достоинства наблюдается у многих животных, но то
животное, из которого впоследствии развился человек, было наделено этим
качеством исключительно щедро, Можно без преувеличения сказать, что именно
гордость была решающим фактором в процессе очеловечения нашего дикого
антропоидного предка. Именно гордость заставила его двигаться по долгому и
трудному пути от употребления естественных орудий к созданию орудий
искусственных; именно гордость заставила его стремиться к более высоким
ступеням превосходства, толкнула его к труду, к творческому преобразованию

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг