Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
пальцами левой руки, и на стене, над аквариумом, тотчас же помялось точ-
ное подобие телефона, висевшего в прихожей.
   - Теперь ты сможешь сколько угодно беседовать с друзьями, не  покидая
своей комнаты.
   - Вот за его спасябо! - с чувством  промолвил  Волька,  снял  трубку,
прижал ее к уху и долго тщетно прислушивался.
   Никаких гудков не было слышно.
   - Алло! Алло! - крикнул он.
   Он встряхнул трубку, потом стал в нее дуть. Гудков все равно не было.
   - Аппарат испорчен, - объяснил ои Хоттабычу. - Сейчас я открою  крыш-
ку. Посмотрим, в чем там дело.
   Но коробка аппарата, несмотря на все усилия Вольки, никак не открыва-
лась.
   - Он сделан из цельного куска самого  отбориого  черного  мрамора!  -
похвастался Хоттабыч.
   - Значит, внутри там ничего нет? - разочарованно спросил Волька.
   - А разве внутри должно что-нибудь быть? - забеспокоился Хоттабыч.
   - В таком случае, понятно, почему этот телефон не действует, - сказал
Волька. - Ты сделал только макет телефона,  без  всего,  что  полагается
внутри. А внутри аппарата как раз самое главное.
   - А что там должно быть, внутри? Объясни, и я тотчас же  сделаю  все,
что необходимо.
   - Этого так просто не объяснишь, - важно ответил Волька. - Для  этого
нужно сначала пройти все электричество.
   - Так научи же меня тому, что ты называешь электричеством!
   - Для этого, - вдохновился Волька, - для этого нужно еще раньше прой-
ти всю арифметику, всю алгебру, всю геометрию,  всю  тригонометрию,  все
черчение н еще много разных других наук.
   - Тогда обучи меня и этим наукам.
   - Я... я... я сам еще не все это знаю, - признался Волька.
   - Тогда обучи меня тому, что ты уже знаешь.
   - Для этого потребуется миого времени.
   - Все равно я согласен, - решительно ответил Хоттабыч. - Так  отвечай
же, не томи меня: будешь ли обучать меня наукам,  которые  дают  каждому
человеку такую чудесную силу?
   - Только чтоб аккуратно готовить уроки! - строго отвечал Волька.
   Хоттабыч низко поклонился, приложив руку к сердцу и лбу.
   Волька тут же разыскал среди своих книжек старый,  замусоленный  бук-
варь, по которому давным-давно обучался грамоте, и, наспех  позавтракав,
повел Хоттабыча на берег реки, подальше от нескромных взоров.
   Хоттабыч оказался на редкость старательным и способным  учеником.  Он
схватывал все буквально на лету, и уже через какой-нибудь час с  наслаж-
дением читал несколько нараспев: "Мы-не  ра-бы",  "Ра-бы-не  мы",  "Мо-я
ма-ма лю-бит ме-ня", "Вот я вы-ра-сту боль-щой, по-сту-плю я в  шко-лу",
"Я мо-ю у-ши мы-лом", "Дедуш-ка, го-луб-чик, сде-лай мне свисток".
   - Знаешь, Хоттабыч, у тебя неслыханные способности! - без конца пора-
жался Волька, и каждый раз лицо старика заливал густой румянец смущения.
- Ну, а теперь, - сказал Волька, когда Хоттабыч совсем бегло прочел весь
букварь, от начала до самого конца, - теперь тебе  нужно  научиться  пи-
сать. Только вот жалко - почерк у меня неважный. Сейчас я сбегаю,  куплю
тетрадей для арифметики и в косую линейку. А пока что попробуй-ка самос-
тоятельно почитать газету.
   Он сунул в руки Хоттабычу свежий номер "Пионерской правды" и поехал в
школу.
   Огромное здание было непривычно пустынно. Только в кабинете директора
Павел Васильевич с заведующим учебной частью и учителем географии обсуж-
дали заключительную часть отчетного годового доклада, который  они  сос-
тавляли для отправки в  районный  отдел  народного  образования,  да  на
третьем этаже гулко раздавались веселые голоса маляров и штукатуров: на-
чинался летний ремонт.
   - А-а-а, хрустальный купол небес! - шутливо приветствовал Вольку  ди-
ректор. - Выздоровел?
   - Выздоровел, Павел Васильевич. Я совсем здоров.
   - Ну вот и отлично! Подготовился?
   - Подготовился, Павел Васильевич.
   - Ну что ж, давай, в таком случае, потолкуем.
   Они толковали по всему курсу  географии  за  шестой  класс.  Если  бы
Волька догадался засечь время, он убедился бы с удивлением,  что  беседа
продолжалась почти двадцать минут. Но он не имел времени смотреть на ча-
сы. Ему казалось, что директор недостаточно подробно его спрашивает, ему
хотелось на каждый вопрос отвечать пять, десять минут. Он испытывал  то-
мительное, и в то же время  блаженное  чувство  ученика,  который  знает
предмет назубок и больше всего боится, как бы это не осталось  не  заме-
ченным теми, кто его экзаменует. По лицу Павла Васильевича он давно  уже
видел, что тот доволен его ответами, и все же,  когда  Павел  Васильевич
наконец сказал: "Молодец! Теперь видно, что тебя не зря  учили",  Волька
почувствовал, как по его телу пробежал приятный холодок, а его веснушча-
тая физиономия, помимо его желания, расплылась в такую  широкую  улыбку,
что и директор, и завуч, и учитель географии тоже заулыбались,
   - Да, - сказал завуч, - сразу видно, что Костыльков серьезно  порабо-
тал, по-пионерски.
   О, если бы директор и завуч знали, в каких неслыханно трудных услови-
ях пришлось Вольке готовиться к этой беседе! Как  он  хитрил,  прятался,
бегал от Хоттабыча, чтобы иметь возможность спокойно засесть за  учебник
географии, какие необыкновенно трудные преграды, сам того не ведая, ста-
вил ему Хоттабыч все это время! Насколько возросло бы тогда их  уважение
к успехам, достигнутым Костыльковым!
   Волька хотел было похвастать перед директором и завучем своими  педа-
гогическими успехами, но вовремя удержался.
   - Ну, Костыльков, - торжественно промолвил Павел Васильевич, -  позд-
равляю тебя с переходом в седьмой класс! Отдыхай до сентября.  Набирайся
сил! Будь здоров!
   - Спасибо, Павел Васильевич, - ответил Волька солидно, как и надлежит
отвечать ученику седьмого класса. - До свидания,  Степан  Тихонович!  До
свидания, Сергей Семенович!..
   К тому времени, когда он вернулся на речку, Хоттабыч, удобно устроив-
шись в тени могучего дуба, бойко читал Жене "Пионерскую правду".
   - Сдал! На "пять"! - шепотом сообщил Волька своему приятелю и  прилег
возле  Хоттабыча,  испытывая  одновременно  по  крайней  мере  три  удо-
вольствия: первое - от того, что он лежал в холодке, второе -  от  того,
что он отлично сдал испытания, и третье - не менее важное, а пожалуй,  и
самое главное удовольствие, - гордость учителя, наслаждающегося успехами
своего ученика.
   Между тем старик, читавший все подряд, перешел к  отделу  "Спортивные
новости". Первая же заметка заставила  приятелей  грустно  и  завистливо
вздохнуть.
   - "В средних числах июля, - читал Хоттабыч, - из Архангельска отправ-
ляется в Арктику зафрахтованный  Центральным  экскурсионным  бюро  ледо-
кольный пароход "Ладога", на котором проведут свой отпуск шестьдесят во-
семь лучших производственников Москвы и Ленинграда.  Рейс  обещает  быть
очень интересным.
   - Вот это да! - мечтательно произнес Волька. - Вот это поездочка! Все
отдай - не жалко!
   - Только прикажите, о превосходнейшие мои друзья, и вы  поедете  куда
только захотите! - пылко сказал Хоттабыч, горевший  желанием  отблагода-
рить чем-нибудь своих юных учителей.
   Но Волька вместо ответа только снова вздохнул. А Женя печально  пояс-
нил старику:
   - Нет, Хоттабыч, нам на "Ладогу" не попасть:  на  нее,  брат,  только
знатные люди могут рассчитывать попасть.
   - Ах, только знатные люди? - протянул старик и еле заметно  усмехнул-
ся.
 
 
   ХLV. ПЕРЕПОЛОХ В ЦЕНТРАЛЬНОМ ЭКСКУРСИОННОМ БЮРО
 
   В тот же день в канцелярию Центрального  экскурсионного  бюро  явился
старичок в белом костюме, шляпе канотье и причудливо расшитых золотом  и
серебром розовых туфлях с загнутыми кверху носками. Он вежливо  справил-
ся, имеет ли он счастье находиться в покоях высокого учреждения,  дарую-
щего людям благоуханную радость путешествий. Получив от удивленной таким
витиеватым вопросом секретарши утвердительный  ответ,  старичок  так  же
изысканно осведомился, где сидит тот достойный всяческого уважения  муж,
от которого зависит поездка на ледокольном пароходе "Ладога".
   Ему указали на толстенького лысого сотрудника, сидевшего за  обширным
письменным столом, заваленным грудами писем.
   - Только, гражданин, учтите: мест на "Ладоге" уже нет, - добавили ему
при этом.
   Старик, ничего не ответив, поблагодарил кивком головы, молча  подошел
к толстенькому сотруднику, молча отвесил ему глубокий, но полный  досто-
инства поклон, молча вручил ему упакованный в газетную бумагу  свернутый
трубочкой пакет, снова поклонился, так же молча повернулся и ушел,  про-
вожаемый недоуменными взглядами всех, кто был свидетелем  этой  забавной
сцены.
   Сотрудник развернул газетную бумагу, и перед  его  глазами  предстало
самое необычное письмо, поступавшее когда-либо не только  в  Центральное
экскурсионное бюро, но и в какое-либо другое советское  учреждение.  Это
был желтоватый пергаментный свиток с болтавшейся на золотистом  шелковом
шнурке большой зеленой восковой печатью.
   - Видали ли вы когда-нибудь что-либо подобное? - громко спросил  сот-
рудник и побежал немедленно  докладывать  своему  непосредственному  на-
чальнику-заведующему сектором особо дальних экскурсий.
   Тот, сразу бросив все текущие дела, помчался вместе со своим  сотруд-
ником к самому директору.
   - В чем дело? - встретил их директор. - Разве вы не видите - я занят.
   Вместо ответа заведующий сектором молча развернул перед ним свиток.
   - Что это? - спросил директор. - Из музея?
   - Нет, из текущей почты, Матвей Касьяныч, - ответил заведующий секто-
ром.
   - Из почты?! А что в нем написано?.. Ну, знаете ли, - сказал он,  оз-
накомившись с содержанием пергамента, - всяко со мной бывало,  а  такого
письма я в жизни не получал! Это, наверно, писал сумасшедший.
   - Если и сумасшедший, Матвей Касьяныч, то, во всяком случае, из люби-
телей редкостей, - отозвался заведующий сектором особо  дальних  экскур-
сий. - Попробуйте-ка достать пергамент.
   - Нет, вы послушайте только, что здесь написано! -  продолжал  Матвей
Касьяныч, забыв, что его собеседники раньше его ознакомились с  содержа-
нием этого послания. - Это ведь типичный бред! "Досточтимому  начальнику
удовольствий, неподкупному и  высокопросвещенному  заведующему  сектором
особо дальних путешествий, да славится имя его среди почтеннейших и бла-
городнейших заведующих секторами!" - прочитал Матвей Касьянычи подмигнул
заведующему сектором: - Это вам, Иван Ивапыч!
   Иван Иваныч смущенно хмыкнул.
   - "Я - Гассан  Абдуррахмай,  -  продолжал  между  тем  читать  Матвей
Касьяныч, - могучий джинн, великий джинн, прославленный  своей  силой  и
могуществом в Багдаде и Дамаске, в Вавилоне и Сумире, сын Хоттаба, вели-
кого царя злых духов, отрасль вечного царства, которого династия любезна
Сулейману ибн Дауру (мир с ними обоими!), которого  владычество  приятно
их сердцу. Моим благословенным деяниям возрадовался аллах и  благословил
меня, Гассана Абдуррахмана, джинна, чтущего его. Все  цари,  сидящие  во
дворцах всех четырех стран света, от Верхнего моря до Нижнего, и в  шат-
рах живущие цари Запада - все вместе принесли мне свою  тяжелую  дань  и
целовали в Багдаде мои ноги.
   Проведал я, о достойнейший из  заведующих  секторами,  что  вскорости
имеет отплыть из города Архангельска без парусов идущий корабль, именуе-
мый "Ладога", на котором совершат увеселительное путешествие знатные лю-
ди разных городов. И вот желательно мне, чтобы среди них были и два юных
моих друга, коих достоинства столь многочисленны, что  даже  краткий  их
перечень не может уместиться на этом свитке.
   Я, увы, не осведомлен, как велика должна быть знатность человека, да-
бы он мог удостоиться этого прекрасного путешествия. Но сколь бы  высоки
ни были эти требования, мои друзья все равно полностью и даже  с  лихвой
им удовлетворят. Ибо в моих силах сделать их князьями или шейхами, царя-
ми или королями, знатнейшими из знатных, богатейшими из  богатых,  могу-
щественными из могущественнейших.
   Семь и семь раз к стопам твоим припадая, шлю я тебе  свой  привет,  о
мудрый заведующий сектором, и прошу сообщить, когда явиться мне со свои-
ми юными друзьями на борт упомянутого корабля,  да  минуют  его  бури  и
бедствия в его далеком и опасном пути!
   К сему подписался Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб, могучий джинн".
   В самом низу был дан для ответа адрес Вольки Костылькова.
   - Бред! - заключил Матвей Касьяныч, сворачивая свиток. - Бред  сумас-
шедшего. В архив - и делу конец.
   - Все-таки лучше ответить. А то этот свихнувшийся  старичок  будет  к
нам ходить по пять раз в день - справляться, как обстоят дела насчет его
ходатайства. Работать нельзя будет, уверяю вас, - возразил Иван Иваныч и
через несколько минут лично продиктовал машинистке ответ,
 
 
   XLVI. КТО САМЫЙ ЗНАТНЫЙ?
 
   Конечно, Хоттабыч поступил неосмотрительно, дав  для  ответа  Волькин
адрес. Это ведь была чистая случайность, что Волька встретил  почтальона
на лестнице. А что, если бы этой счастливой встречи не произошло? Письмо
Центрального экскурсионного бюро попало бы тогда в руки Волькиных  роди-
телей, и начались бы расспросы, и заварилась бы такая каша, что даже по-
думать о ней неприятно.
   Костыльков-младший не так уж часто получал письма на свое имя. Не  то
три, не то четыре раза за всю свою жизнь.  Поэтому  он,  узнав  от  поч-
тальона, что на его имя есть письмо, очень удивился. А увидев на конвер-
те штамп Центрального экскурсионного бюро, и вовсе  оторопел.  Тщательно
осмотрел его со всех сторон, даже неизвестно зачем понюхал его,  но  по-
чувствовал только сладковатый запах гуммиарабика. Затем он дрожащими ру-
ками вскрыл конверт и несколько раз, ничего не понимая, перечитал корот-
кий, но вежливый ответ Ивана Иваныча:
   "Многоуважаемый гражданин Г. Абдуррахман!
   К великому нашему сожалению, Вы несколько запоздали  со  своим  хода-
тайством. Все места на "Ладоге" уже запроданы. Привет  вашим  принцам  и
шейхам.
   Зав. сектором особо дальних путешествий. Ив. Домоседов".
   "Неужели старик хлопотал, чтобы нас взяли на  "Ладогу"?  -  догадался
наконец Волька и растрогался. - Какой чудесный старик! Вот только  непо-
нятно, каким это принцам и шейхам  товарищ  Домоседов  передает  привет.
Впрочем: сейчас узнаем".
   - Хоттабыч, а Хоттабыч! - крикнул он, очутившись на  берегу  реки.  -
Можно тебя на минутку?
   Старик, дремавший в тени под раскидистым дубом, услышав  Волькин  го-
лос, встрепенулся, вскочил на ноги и мелкой стариковской рысцой подбежал
к Вольке.
   - Я здесь, о вратарь моей души, - сказал он, чуть задыхаясь. - Я  жду
твоих приказаний.
   - Признавайся: писал в Центральное экскурсионное бюро?
   - Писал. Я хотел сделать это для тебя сюрпризом, - смутился Хоттабыч.
- А что, разве уже пришел ответ?
   - Конечно, пришел. Вот он, - ответил Волька и показал старику письмо.
   Хоттабыч выхватил из Волькиных рук  бумажку,  медленно,  по  складам,
прочитал дипломатичный ответ Ивана Иваныча, мгновенно побагровел, задро-
жал мелкой дрожью, глаза его налились кровью, и он в бешенстве с треском
рванул вышитый ворот своей сорочки.
   - Прошу прощенья, - прохрипел он, - прошу прощенья! Я вынужден  поки-
нуть тебя на несколько минут, чтобы достойно наказать этого  презренного
Домоседова. О, я знаю, что я с ним сделаю! Я его уничтожу!  Или  нет,  я
его не уничтожу, ибо он не заслуживает столь милосердной  казни.  Я  его
лучше превращу в грязную тряпку, и об него будут  в  осенние,  ненастные
дни вытирать свою грязную обувь перед тем как  войти  в  помещение.  Или
нет! Нет, и это слишком мало, чтобы отплатить ему  за  его  дерзкий  от-

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг