Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
Свои ведь люди - трудящиеся. Они не откажут.
   Волька согласился.
   - Добрый вечер, синьоры! - вежливо поклонился Женя, обращаясь к рыба-
кам.
   - Подумать только, как много развелось в нашей бедной Италии  бездом-
ных детей! - произнес простуженным голосом один из рыбаков, седой и  то-
щий. - Джованни, дай-ка им чего-нибудь покушать.
   - Хлеба в обрез, но луковиц хватит, а соли имеется  даже  больше  чем
надо! - весело откликнулся курчавый коренастый парень лет  девятнадцати,
чистивший рыбу для ужина. - Присаживайтесь, ребята, скоро  будет  готова
вкуснейшая из похлебок, когда-либо сваренных в Генуе и ее окрестностях.
   То ли веселый Джованни действительно был  поваром-самородком,  то  ли
очень уж ребята проголодались, но им показалось, что они сроду не пробо-
вали более вкусного блюда. Они ели с таким аппетитом, то и дело  причмо-
кивая от удовольствия языком, что рыбаки, наблюдая за ними, только  пос-
меивались.
   - Если хотите еще, - сказал потягиваясь, Джованни, -  варите  сами  -
наука нехитрая. А мы пока приляжем отдохнуть. Только крупную рыбу не бе-
рите. Крупная пойдет утром на продажу, чтобы нам было чем уплатить нало-
ги синьору министру финансов. Вы, наверно, слыхали про этого синьора: он
все время заботится, чтобы у нас в кошельке не завалялись лишние  денеж-
ки, а то у синьора военного министра не будет на что покупать  заокеанс-
кое оружие...
   Женя тотчас же начал хлопотать у костра,  а  Волька,  засучив  штаны,
пробрался по воде к лодке, заваленной уснувшей рыбой.
   Набрав сколько надо, он хотел уже возвращаться на берег,  когда  взор
его случайно упал на сложенные возле  мачты  рыболовные  сети.  Одинокая
рыбка билась в них, то замирая, то с новой силой возобновляя свои  бесп-
лодные попытки освободиться.
   "Пригодится для ухи", - подумал Волька и извлек ее из  ячейки  сетей.
Но в его руках она вновь забилась с такой силой, что Вольке вдруг  стало
ее очень жалко, и он, оглянувшись, как бы  не  заметили  рыбаки,  бросил
рыбку за борт.
   Рыбка еле слышно шлепнулась в темную воду бухты и превратилась в сия-
ющего Хоттабыча.
   - Да будет благословен день твоего  рождения,  о  добросердечный  сын
Алеши! - растроганно провозгласил он, стоя по пояс в воде.  -  Ты  снова
спас мне жизнь. Еще несколько мгновений - и я задохся бы в сетях, в  ко-
торые столь беспечно попал в поисках моего несчастного брата.
   - Хоттабыч, дорогой, ну какой ты молодец, что оказался живой! -  ска-
зал счастливый Волька. - Мы тут так за тебя волновались!
   - А меня терзала мысль, что ты, о двукратный  мой  спаситель,  и  наш
юный друг остались без меня голодные и одинокие в чужой стране.
   - Мы совсем не голодные, нас тут рыбаки здорово накормили.
   - Да будут благословенны эти добрые люди! - в жаром  произнес  Хотта-
быч. - Они богаты?
   - По-моему, очень бедные.
   - Пойдем же скорее, и я их достойно отблагодарю.
   - Я думаю, что так делать не годится,  -  сказал,  немножко  подумав,
Волька. - Поставь себя на их место: вдруг ночью  из  воды  вылезает  ка-
кой-то мокрый старик... Нет, так не годится.
   - Ты прав, как всегда, - согласился Хоттабыч. - Возвращайся же на бе-
рег, а я не замедлю прийти к вам.
   Спустя короткое время вздремнувших было рыбаков  разбудил  приближаю-
щийся конский топот. Вскоре у догоравшего костра  остановился  необычный
всадник.
   Это был старик в дешевом парусиновом  костюме  и  жесткой  соломенной
шляпе канотье. Его величественная борода развевалась по ветру,  открывая
для всеобщего обозрения вышитую украинскую сорочку. Ноги его в вычурных,
расшитых золотом и серебром розовых туфлях с причудливо загнутыми кверху
носками упирались в золотые стремена, усыпанные алмазами  и  изумрудами,
Седло, на котором он восседал, было столь великолепно, что само по  себе
составляло целое состояние. Под седлом играла лощадь неописуемой  красо-
ты. В обеих руках старик держал по большому кожаному чемодану..
   - Могу ли я увидеть благородных рыбаков, столь великодушно приютивших
в накормивших двоих голодных и одиноких отроков? - обратился он  к  Джо-
ванни, шедшему ему навстречу.
   Не дожидаясь ответа, Хоттабыч слез с лошади и с облегчением  поставил
чемоданы на песок.
   - А в чем дело? - отозвался осторожный Джованни. - Вы их разве  знае-
те?
   - Мне ли не знать моих юных друзей! - воскликнул Хоттабыч, по очереди
обнимая подбежавших к нему Вольку и Женю.
   Потом он обратился к растерянно взиравшим на него рыбакам:
   - Поверьте, о достойнейшие из рыбаков, я не знаю,  как  отблагодарить
вас за ваше драгоценное гостеприимство и добросердечие!
   - А за что нас благодарить? - удивился седой рыбак. - За  ушицу,  что
ли? Она нам недорого стала, поверьте мне, синьор.
   - Я слышу слова поистине бескорыстного мужа, в тем глубже чувство мо-
ей благодарности. Позвольте же мне отплатить вам хотя бы этими скромными
дарами, - сказал Хоттабыч, протянув оторопевшему Джованни оба чемодана.
   - Тут, видимо, какая-то ошибка, уважаемый синьор, - промолвил Джован-
ни, обменявшись недоуменным взглядом со своими товарищами. - За эти  два
чемодана можно купить по крайней мере тысячу таких  похлебок,  какой  мы
накормили мальчиков. Вы не думайте, что она была какая-то особенная.  Мы
люди бедные...
   - Это ты ошибаешься, о бескорыстнейший из великодушных! В  этих  пре-
восходных ящиках, именуемых высокоученым словом  "че-мо-дан",  заключены
богатства в тысячи раз превышающие стоимость вашей похлебки,  и  все  же
они, на мой взгляд, не окупятся ибо нет на  свете  более  дорогого,  чем
бескорыстное гостеприимство.
   Он раскрыл чемоданы, и все увидели, что ени доверху заполнены велико-
лепной, отливающей серебряной и золотистой чешуей живой рыбой.
   Еще рыбаки не успели как следует разобраться, какой смысл дарить  ры-
бакам рыбу, как Хоттабыч деловито высыпал на траву трепещущее содержимое
чемоданов. И вот тут-то рыбаки и ахнули от восторга и  удивления:  неиз-
вестно, каким путем оба чемодана оказались по-прежнему  полны.  Хоттабыч
снова опорожнил их, и они снова наполнились прекрасными дарами Средизем-
ного моря. И так было и в третий, и в четвертый, и в пятый раз.
   - А теперь, - сказал Хоттабыч, наслаждаясь произведенным  впечатлени-
ем,  -  если  хотите,  можете  сами  проверить  чудесные  свойства  этих
че-мо-данов. Вам уже больше не надо будет дрогнуть в непогоду и в  пред-
рассветный туман на борту вашего утлого челна. Вам не надо будет  больше
молить аллаха об удаче. Вам не нужно будет таскаться по рынку с тяжелыми
корзинами, наполненными рыбой. Достаточно будет захватить с  собой  один
такой че-мо-дан и вы выложите из него покупателю ровно столько,  сколько
ему потребуется... Только, прошу вас, не возражайте, - сказал  Хоттабыч,
видя, что рыбаки собираются что-то сказать. - Уверяю вас, тут нет  ника-
кого недоразумения. Да будет безмятежна ваша жизнь, о благороднейшие  из
рыбарей! Прощайте!.. Друзья мои, за мной!
   Ребята при помощи Джованни взгромоздились на лошадь и уселись за спи-
ной Хоттабыча.
   - Прощайте, синьор! Прощайте ребятишки! - растерянно промолвили рыба-
ки, глядя вслед быстро удалявшимся удивительным незнакомцам,
   - Если бы даже это были обыкновенные, не волшебные чемоданы, - задум-
чиво промолвил Джованни, - и то за них можно  было  бы  получить  немало
лир...
   - Теперь мы, кажется, сможем поправить свои дела,  -  сказал  Пьетро,
старший из рыбаков, седой человек лет под шестьдесят, с морщинистым  ко-
ричневым лицом и сухими, жилистыми руками. -  Уплатим  синьору  министру
финансов (пусть он двадцать пять раз в день  давится  рыбьими  костями!)
все наши недоимки, подлечим мой проклятый ревматизм, а  тебе,  Джованни,
справим, костюм, шляпу, ботинки, Пальто. Как-никак, ты молодой  человек,
жених, и тебе нужно быть прилично одетым... Вообще все приоденемся  нем-
ножко... Правильно я говорю, ребята?
   - "Приоденемся!" - сердито передразнил его  Джованни.  -  Вокруг  нас
столько нищеты и горя! Надо будет прежде всего помочь вдове Джакомо, то-
го, который в прошлом году утонул. После него остались трое детей и ста-
руха мать.
   - Ты прав, Джованни, - согласился Пьетро. - Нужно будет помочь  вдове
Джакомо. Это был добрый и верный товарищ.
   Тогда вмешался второй рыбак. Ему было лет тридцать. Звали его Христо-
форо.
   - А Луиджи? Луиджи тоже надо было бы  подбросить  деньжонок.  Бедняга
умирает от чахотки.
   - Правильно, - сказал Джованни. - И еще Сибилле Капелли. Ее сына вто-
рой год держат в тюрьме за то, что он организовал забастовку.
   - И старику Гульемо Гаджеро. Его сына убили карабинеры во  время  де-
монстрации. Он не хотел отдать им знамя, и они его застрелили на  месте.
Вы его должны помнить: веселый такой, механик с электрической станции...
- добавил Пьетро.
   - Подумать только, скольким людям мы сможем теперь помочь!  -  восхи-
щенно промолвил Джованни.
   И три добрых рыбака до поздней ночи обсуждали, кому еще нужно  помочь
теперь, когда у них оказались такие  замечательные  чемоданы.  Это  были
честные и великодушные люди труда, и никто из них и  в  мыслях  не  имел
воспользоваться подарком Хоттабыча для того,  чтобы  разбогатеть,  стать
крупным торговцем рыбой, капиталистом. Мне приятно сообщить это  читате-
лям, чтобы они вместе со мной порадовались, что подарок старика попал  в
хорошие руки. Я уверен, что ни один из моих  читателей,  окажись  он  на
месте этих трех генуэзских рыбаков, не поступил бы иначе.
 
 
   ХL. РОКОВОЙ ЧЕМОДАН
 
   В это очаровательное летнее утро в Генуе в такой ранний  час  просну-
лись по крайней мере пять человек, которых никак не беспокоила забота  о
хлебе насущном.
   Одним из них был Хоттабыч. Он бодро вскочил с постели и разбудил сво-
их юных друзей (вот вам еще два человека), спавших на  просторных  дере-
вянных кроватях. Сам он, по обычаю своему, переночевал на полу у порога,
хотя номеров и свободных коек в гостинице было сколько угодно.
   - Друзья мои, - обратился он к сладко позевывавшим мальчикам, - прос-
тите меня, что я нарушил ваш крепкий отроческий сон, но я вторично  отп-
равляюсь в море на розыски моего любимого и несчастного брата Омара Юсу-
фа. Не беспокойтесь за меня. Я буду осторожен и, уверяю вас, ни в  какие
сети больше не попадусь. Через два-три часа я вернусь. За  этот  срок  я
вполне успею обследовать все это море, которое вы называете Средиземным.
Спите, друзья мои, я разбужу вас, когда ноги мои снова ступят  на  тощие
ковры этой комнаты.
   - Не-е-ет! - сказал Волька. - Мы не согласны  прохлаждаться  в  такой
серьезный момент. Мы будем ждать тебя на берегу. Правильно я говорю, Же-
ня?
   - Угум, - подтвердил  Женя,  потягиваясь.  -  В  крайнем  случае,  мы
вздремнем на берегу моря. На песочке...
   На том наши путешественники и порешили. Быстро одевшись,  умывшись  и
позавтракав, они отправились в знакомую бухточку, которую  незадолго  до
этого покинули гостеприимные рыбаки.
   Четвертым человеком, проснувшимся в такую рань, был господин  Ванден-
таллес. Ему не терпелось приступить к покупкам. С каким  бы  официальным
заданием он ни приезжал в ту или иную страну, в тот или иной  город,  он
первым делом думал: "А нельзя ли тут по случаю купить что-нибудь  подхо-
дящее, что можно будет выгодно перепродать у себя на родине?" Как  чело-
век исключительной жадности, он собрался до того часа, когда открывают в
Генуе магазины, пройтись на всякий случай  разок-другой  и  по  местному
рынку.
   Но Ванденталлес отлично знал, что честные итальянцы не особенно жалу-
ют подобных ему дельцов, и поэтому захватил с собой на рынок  телохрани-
теля. Этот рыжий детина с рябым и в высшей степени неприятным лицом  был
"проверенным" человеком - он служил в тайной полиции еще во времена Мус-
солини, и рекомендовавший его комиссионер гостиницы, в  которой  остано-
вился Ванденталлес, сказал вчера Ванденталлесу, что на Чезаре Санторетти
Ванденталлес может положиться, как на собственного брата.  Это  было  не
совсем удачно сказано, потому что братья  Ванденталлес  готовы  были  за
лишнюю копейку утопить друг друга в ложке воды. Но у комиссионера,  оче-
видно, не было братьев. Чезаре Санторетти и был пятым человеком  из  тех
пяти, о которых мы говорили в начале этой главы.
   Не успел еще Ванденталлес сделать по рынку и десяти шагов,  как  убе-
дился, что не зря поднялся в такую рань. Прямо на него шел молодой  кур-
чавый парень, весьма бедно одетый, и держал в руке роскошный кожаный че-
модан. Уж можете поверить, господин Ванденталлес знал толк в  чемоданах!
Это был в высшей степени красивый и оригинальный чемодан. Просто  незау-
рядвое произведение кустарного искусства: кожа изумительной  выделки,  с
тончайшим цветным тиснением, великолепная ручка была прикреплена гвозди-
ками со шляпками, которые нельзя было отличить от  золотых,  потому  что
они и на самом деле были золотыми. Угольники радовали глаз  превосходной
гравировкой - на них были выгравированы рыбки, птицы и какие-то арабские
письмена.
   Не надо только думать, что Джованни (этот курчавый парень и был,  как
вы уже догадались, именно он) отправился на рынок, не предприняв необхо-
димых мер предосторожности. Чемодан был в чехле из какой-то старой дерю-
ги. Но такому человеку, как Ваиденталлес, достаточно приметить один уго-
лок чего-нибудь, чтобы сразу раскусить, нельзя ли это  "что-нибудь"  вы-
годно купить и еще выгодней продать.
   - Спроси его, - быстро приказал он своему  телохранителю,  -  спроси,
сколько он хочет за свой чемодан.
   - Эй ты, пентюх! - окликнул Чезаре молодого рыбака. - Мой иностранный
синьор спрашивает, сколько ты хочешь за твой драный ящик.
   - Сам ты пентюх, - ответил Джованни. - А чемодан я не продаю. Он  мне
самому нужен.
   - Уж не собираешься ли ты ехать с ним в Ниццу? -  насмешливо  осведо-
мился Чезаре. - Там по таким, как ты, соскучились все князья и графы Ев-
ропы.
   - Скажи им, чтобы не скучали. Как только представится первая  возмож-
ность, я обязательно съезжу в Ницду, - пробурчал в ответ Джовании и при-
бавил шагу. - Будет время - мы все туда приедем, и им придется  немвожко
потесниться.
   - Эге, да ты, кажется, красный!
   - Я? Синий в горошинку и зелевый в храпинку. А ну, не трогай чемодан!
- крикнул Джоваини, ударяя по руке Чезаре Санторетти. - Не трогай,  слы-
шишь!..
   - Ах, ты драться? - прошипел Санторетти, потирая ушибленную  руку.  -
Карабинер!
   Подбежали два карабинера. В толпе уже раздавались негодующие  возгла-
сы. Многие знали Джованни как доброго и честного малого: еще больше  ге-
нуэзцы знали Чезаре как старого шпика Муссолини, и никому не внушал доб-
рых чувств этот краснорожий иностранец, из-за которого весь сыр-бор  за-
горелся.
   - Возьмите его в полицию! - приказал Чезаре. -  Этот  прохвост  украл
чемодан синьора туриста!
   Он выхватил чемодан из рук побелевшего от возмущения Джовании и  сор-
вал с него убогий самодельный чехол.
   - Пусть он скажет, откуда у него такой роскошный чемодан!  -  крикнул
Чезаре, обращаясь к сгрудившемуся вокруг них люду.
   - Мне его подарили, синьоры!.. Честное слово, подарили! - сказал Джо-
ванни и увидел, что никто ему не поверил. - Клянусь честью!..
   Было очень обидно, но, кажется, этот проклятый шпик на этот раз гово-
рил правду. Да-а-а! Значит, совсем плохие времена наступили, если бедня-
га Джованни - честнейший парень - пошел на воровство.
   Толпа медленно разошлась, а карабинеры повели Джованни в полицию.
   В нескольких шагах позади шли Ванденталлес и его преданный телохрани-
тель. В руке своей Чезаре нес злосчастный чемодан...
   - Откуда у тебя этот чемодан? - спросил  инспектор  полиции  молодого
рыбака.
   Он раскрыл чемодан, чтобы посмотреть, как он выглядит внутри.
   Джованни обомлел: вот сейчас на паркет вывалится полсотни килограммов

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг