Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
народа,  достаточно  твердым,  лишенным  интеллигентских  предрассудков  и
вполне реалистически мыслящим;
   Г. В однодневный срок добиться от сената и палаты депутатов внесения  в
конституцию Республики Атавии поправки,  предусматривающей  учреждение  во
главе  государства  дополнительного  государственного  поста   прокуратора
Атавии на равных правах с президентом республики и наделенного  на  время,
пока не  прекратится  таяние  атмосферы,  диктаторскими  правами  во  всем
касающемся внутреннего порядка как на предприятиях, так и во всей стране в
целом;
   Д. Атавия не отказывается и никогда не  откажется  от  ответственности,
которую она возложила на себя с начала  второй  мировой  войны  за  судьбы
Земли. При первой же возможности торжественно  предупредить  об  этом  все
земные правительства;
   Е.  Констатировать,  что  промыслом  божьим   Атавия   превратилась   в
гигантский  космический  остров,  что  с  точки  зрения  военной  дает  ей
неоценимые преимущества и возможности атомной войны, на полное уничтожение
всего  живого  на  Земле,  если  упомянутые   правительства   не   проявят
достаточного  благоразумия,  признав  раз  и  навсегда  полное   понимание
руководящей роли Атавии;
   Ж.  Просить  президентов   "Атавия.   Мотор",   "Всеобщей   Центральной
Электрической   компании"    и    "Розового    грифа"    поручить    своим
научно-исследовательским учреждениям срочно  разработать  опытные  образцы
астропланов  как  транспортного,  так  и,  в  первую   очередь,   военного
назначения;
   З. Так как нет никаких  оснований  планировать  что-либо  в  Атавии  на
время, превышающее сроки исчезновения атмосферы, считать целесообразным  в
целях наилучшей координации национальных усилий свернуть  все  те  отрасли
промышленности и сельского хозяйства, учебные, культурные, а также  всякие
другие заведения и учреждения,  без  которых  можно  обойтись  в  войне  с
Полигонией  и  в  подготовке  к  решительному  атомному  и   термоядерному
тотальному наступлению на земные государства.


   Еще несколько газетных заголовков и "шапок" той недели.

   "Сухой закон" - совершившийся факт".

   "На фронте бои с переменным успехом".

   "Не зевай:  "красная"  рука  с  ножом  занесена  над  колыбелью  твоего
ребенка!"

   "Летчик Эрскин Бок -  снайпер  бомбометания.  За  три  дня  из  старших
лейтенантов  -  в  майоры.  Четырнадцать   тысяч   восемьсот   одиннадцать
восторженных писем с фотографиями от девушек и вдов разных возрастов. Всем
отказ: любит свою невесту и будет ей верен".

   "За один день  три  с  половиной  миллиона  членов  Союза  Обремененных
Семьей!"

   "Из пяти кентавров вступительного взноса - два вербовщику, два в  кассу
СОС и только один шефу Ликургусу  Паарху  на  представительские  и  прочие
расходы!"

   "Двадцать семь проектов формы для парней из отрядов СОС.  Один  другого
краше. Покуда что повязка на правом рукаве: на  фоне  розового  флага  два
перекрещенных брандспойта, как символ чистоты и порядка, и буквы СОС".

   "Слишком много негров в городах. Слишком мало негров на фронте".

   "Ликургус Паарх - первый прокуратор Атавии".

   "За каждого пойманного дезертира - пятьдесят кентавров и день отпуска".

   "Дыши покуда дышится!" - лучшая песня сезона".

   "Семнадцатилетний  Эрл  Гокинс   перерезает   глотки   четырем   спящим
полигонским солдатам. Награжден Пурпурным крестом.
   Его отец - Аброс Гокинс - получает  поздравления  лично  от  президента
республики. Эрл говорит: чертовски приятно  убивать!  Советую  всем  своим
друзьям".

   "Оптовые цены на сахар, пшеницу и синтетический каучук растут. Цены  на
писчебумажные товары показывают тенденцию к понижению".

   "Паарх чистит зубы только пастой "Жемчужина".

   "Если Эмброуз обещает, что краж не будет, - краж не будет".

   "Негр собирается приставать к белой женщине. Убит на месте  возмущенной
толпой в Трэмбле".

   "Сосовцы сделали неплохой почин:  за  вчерашний  день  мальчики  Паарха
научили уму-разуму около тридцати тысяч плохих атавцев".

   "Желаем вам удачи, ребята!"


   В то  время,  когда  вооруженные  револьверами  и  дубинками  "мальчики
Паарха" впервые ворвались  в  квартиры  мало-мальски  независимо  мыслящих
атавских граждан  и  "учили  их  уму-разуму",  с  примерной  твердостью  и
решительностью было приступлено к закрытию учебных заведений,  оказавшихся
"излишними" по приговору Дискуссионной комиссии. Предлог: все должно  быть
брошено на нужды армии, авиации и флота. Место молодых  людей  -  в  рядах
вооруженных сил. Истинная причина: на пятнадцать лет с лихвой хватит и тех
специалистов, которые уже имеются. К чему тратить средства, готовить новых
агрономов,  историков,  зоологов,  композиторов,  ветеринаров,  педагогов,
философов, врачей, музыкантов,  металлургов,  когда  и  тем,  которые  уже
имеются в наличии, предстоит потерять работу? К  тому  же  высшие  учебные
заведения  при  известном  стечении  обстоятельств  могут  стать  центрами
противоправительственной смуты.
   Освободилось несколько сот  тысяч  молодых  людей,  которых  тотчас  же
призвали в армию.  С  профессорско-преподавательским  составом  получилось
сложней: это были в большинстве  своем  люди  уже  непризывного  возраста.
Очень немногие из них имели кое-какие сбережения или право на пенсию.  Над
остальными и их семьями нависла угроза нужды и голодной смерти.
   И вот тут-то развернулся во всю ширь тот самый бизнес, который коснулся
своим могучим крылом и известного нам Онли Наудуса.
   Запомнил ли читатель за множеством лиц и  событий,  описанных  в  нашем
повествовании, коммивояжера Науна, того  самого  элегантного  человечка  с
мышастой шевелюрой, который на другой день после неудачного залпа генерала
Зова передал тогда еще никому не известному (боже, как  давно  это  было!)
доктору Дугласу Расту письмо и привет от его родителей?  Ну,  того  самого
Науна, который разъезжал по юго-западному району Атавии на темно-малиновой
машине, продвигая к потребителю самые совершенные озонаторы современности.
Так вот именно этот самый Наун, его имя было Кеннет, поймал-таки за  хвост
свою капризную фортуну.
   Был поздний сырой мартовский вечер,  когда  Наун,  ориентировавшийся  в
затемненном Эксепте, как летучая мышь, подкатил к освещенному единственной
темно-синей  лампочкой  подъезду  одного  из  самых   солидных   рекламных
агентств. В эти горячие дни работа во многих конторах не  прекращалась  до
глубокой ночи.  Науна  принял  один  из  директоров.  Не  сразу,  понятно.
Обеспечив путем не очень длительных, но весьма обдуманных переговоров свои
авторские права на идею, которую он  собирался  предложить  на  усмотрение
директора, и вызвав этим со стороны  последнего  вполне  законные  чувства
уважения и любопытства, Наун еще более  сжато  изложил  сущность  замысла,
поразительно простого, как и все истинно гениальные деловые начинания.
   Исходная его идея была такова: раз дело идет к тому, что через  полтора
десятка лет всех атавцев, в том числе и самых обеспеченных, ждет удушье  и
смерть,  то  на  этом  толковому  человеку   можно   неплохо   заработать.
Естественно, что у всех, за исключением  патологических  скряг,  возникает
вполне понятное желание, раз уж дело идет к концу, получше, наиприятнейшим
образом израсходовать денежки, прожить оставшиеся полтора  десятка  лет  в
полное свое удовольствие. Следовательно, спрос на удовольствия неминуемо и
стремительно возрастает. Причем чем острее и изысканней это  удовольствие,
тем дороже за него будут платить.  Но  может  возникнуть  вполне  законный
вопрос: разве не пользовались уже и до сих пор богатые  атавцы  всем,  что
только можно было приобрести за деньги? На это господин Наун  отвечает:  и
да  и  нет.  Пользовались  всем,  что  можно  было  купить  за  деньги  до
сегодняшнего дня, точнее - до сегодняшнего вечера. С  сегодняшнего  вечера
на  рынке  удовольствий  появляется  новый  товар,  обещающий   покупателю
необычайно острое наслаждение  и  удовлетворение.  Товар  этот  называется
"самолюбие".  Господин  Наун  имеет  в  виду   самолюбие   ученых   людей,
высоколобых джентльменов, которые в  подавляющем  своем  большинстве,  как
правило, в глубине души, конечно, смотрят на деловых  людей  с  неизменным
чувством  собственного  превосходства.  С  сегодняшнего  вечера  все   эти
профессора, доценты, преподаватели, ассистенты остались на улице без куска
хлеба. Идея Науна состоит в том, чтобы комплектовать из  этих  высоколобых
штаты прислуги для любящих острую шутку обеспеченных  людей.  Согласитесь,
что нет ничего эффектней, чем камердинер  -  бывший  профессор  столичного
университета, лакей, который еще несколько дней тому назад был доцентом по
кафедре  политической  экономии,  горничная,  только  вчера  возглавлявшая
женский колледж,  швейцар,  преподававший  право  или  историю  философии.
Думаете, не согласятся? Согласятся.  Не  сразу,  конечно.  Поломаются  для
собственного утешения, но пойдут, если их пригласят к достаточно  богатому
человеку и сохранят им их прежние  оклады.  А  какое  острое  удовольствие
представит любому жизнерадостному человеку, понятно обеспеченному, сказать
лакею: "Опять вы. Франк, из рук вон плохо почистили  мои  брюки!"  А  этот
Франк - и в этом вся штука! - еще несколько дней  назад  был  каким-нибудь
академическим  светилом  и  смотрел  на  тебя   с   чувством   умственного
превосходства!
   Предложение Науна было оценено  по  достоинству.  Заседание  директоров
этого рекламного агентства было созвано немедленно,  несмотря  на  поздний
час. Науна утвердили управляющим вновь созданным  отделом  Интеллигентного
труда, с окладом, о котором он еще за два часа до этого не мог и  мечтать.
Утром он разослал несколько десятков своих бывших коллег  во  все  крупные
университетские  города  для   переговоров   с   оставшимся   не   у   дел
профессорско-преподавательским  составом.  Комплектование  из  них  штатов
прислуги и переговоры с любящими  шутку  нанимателями  взяли  на  себя  на
первых порах директора агентства и, разумеется, господин Наун.
   К  исходу  следующего  дня  отдел  Интеллигентного  труда  был  завален
заказами. С "высоколобыми" дело оказалось несколько сложней. Впрочем,  это
было понятно с самого начала.  Здесь  требовалась  некоторая  выдержка  со
стороны агентов-вербовщиков. Надо было дать людям подумать на  досуге  над
предложением,  освоиться  с  мыслью,  что  это  единственная   возможность
по-прежнему вращаться в приличном обществе, сохранить  свой  заработок  на
приличном уровне, да и вообще получить работу. Было интересно и  в  высшей
степени поучительно наблюдать, как профессора,  доктора  наук,  люди,  всю
жизнь самозабвенно пресмыкавшиеся  перед  богатыми  людьми,  служившие  им
верой и правдой  в  прежнем  своем  качестве,  более  или  менее  искренне
возмущались, когда  им  предлагали  служить  лакеями  капиталистов  не  на
университетской  кафедре,  а  в  уютной  домашней  обстановке.   Несколько
десятков профессоров покончили с собой, несколько сот пренебрегло высокими
окладами, которые им  сулили  агенты  Кеннета  Науна  и  пошли  наниматься
продавцами,  журналистами,  рабочими,  клерками,   бухгалтерами,   кое-кто
собрался торговать  вразнос  газетами,  кое-кого  взяли  в  аппарат  Союза
Обремененных Семьей. Многие преподаватели  музыкальных  учебных  заведений
нанялись таперами в  разные  злачные  места.  Но  основная  масса,  как  и
предполагал Наун, в конце концов сумела увидеть привлекательную сторону  в
легкой  и  в   значительной   мере   символической   работе   в   качестве
обслуживающего персонала богачей, тем более, что  таких  ученых  оказалось
столь много, что почти некого было стыдиться.
   Один  только  Фред  Патоген-младший  -  сын  главы  фирмы  и  племянник
профессора Патогена - отказался от услуг отдела Интеллигентного труда.  Он
решил набрать себе штат из людей, которые в качестве прислуги  чувствовали
бы себя еще более несчастными и униженными, чем бывшие ученые. Он  имел  в
виду оказавшихся не у дел иностранных дипломатов и атавцев, которые в свое
время были или чуть не стали знаменитостями. Так нашел свое счастье и Онли
Наудус. Наудусу предстояло помогать молодому Патогену в утреннем  туалете.
Но так как официально его новая должность называлась секретарь-камердинер,
то она вполне его устроила. Жалованье было положено Онли Наудусу более чем
достаточное,  общество  в  лакейской  ему  было  обеспечено  исключительно
интересное, питание и обмундирование шло бесплатное  и  доброкачественное,
работа была легкая, хорошеньких девчонок в Боркосе оказалось  невпроворот,
и многие из них были бы счастливы выйти за него замуж. Свою бывшую невесту
Энн он вспоминал все реже и реже. Выкупить мебель он мог  сейчас  легко  и
без особого напряжения. На фронт идти не надо было. О чем еще мог  мечтать
молодой человек, получивший хорошее атавское воспитание?
   В дополнение ко всему Онли Наудусу, как одному из  первых  добровольцев
атаво-полигонской войны, присвоили  чин  старшего  капрала.  Не  в  армии,
конечно, а в самом аристократическом  боркосском  отряде  СОС.  Теперь  уж
пускай на кларнете в оркестрах играют другие. А старший капрал  войск  СОС
Онли Наудус сейчас (с разрешения капитана войск СОС Фреда Патогена) досыта
помарширует впереди своего взвода и досыта натешится,  громя  в  полнейшей
безопасности "красных" и прочих врагов Атавии в тылу.


   У Национального сыскного агентства Пилька  за  долгие  десятилетия  его
существования было очень много удач  -  малых,  средних  и  крупных,  -  в
тайной, жестокой  и  очень  хорошо  оплачиваемой  борьбе  против  рабочего
движения. Но наибольшей и редчайшей его удачей,  бесспорно,  был  Ликургус
Паарх... Увидеть своего рядового агента в качестве диктатора, управляющего
Атавией, согласитесь, это было достойно  гордости  и  такой  прославленной
фирмы. Но, увы, бесспорное достижение агентства имело по крайней мере  два
существенных недостатка. Прежде всего, нечего было и думать о  том,  чтобы
хвастать им. Диктаторы этого не любят. Во-вторых, и  самое  добросовестное
молчание о прежней тайной деятельности  нынешнего  прокуратора  Атавии  не
обеспечивало покоя руководителям  этого  известного  треста  провокаторов.
Господин прокуратор был  заинтересован,  чтобы  все  осведомленные  о  его
работе  у  Пилька  никогда  об  этом  не  проговорились.   Было   нетрудно
догадаться, что он примет для этого все доступные ему меры, а  сейчас  ему
были доступны все мыслимые меры.
   К сожалению, бежать было  некуда.  Президент  агентства  достопочтенный
Артур  Пильк  первым   делом   послал   прокуратору   поздравление,   туго
нафаршированное  комплиментами,  добрыми  пожеланиями  и   заявлениями   о
полнейшей лояльности. Затем он добросовестно изъял из дел  агентства  все,
содержавшее   упоминание   о   сотрудничестве    Ликургуса    Паарха    и,
сфотографировав на всякий случай эти документы, из рук в руки и без всяких
свидетелей передал их прокуратору во время личной аудиенции.
   Паарх отнесся к этому красивому жесту его бывшего шефа в высшей степени
растроганно, долго жал ему руку, сказал, что и не мыслит себе своей  новой
деятельности  без  постоянной  консультации  с   таким   тонким   знатоком
социальных проблем, как господин Артур Пильк. А Пильк слушал  эти  топорно
разыгрываемые восторги, все больше убеждаясь, что прокуратор и на грош ему
не верит, и сожалел, что сфотографировал эти чертовы документы, потому что
если ко всему  прочему  Паарх  вдруг  под  каким-либо  предлогом  прикажет
обыскать его эксептскую квартиру, то ему не сносить головы.
   - Кстати, - сказал прокуратор, когда разговор уже подошел  к  концу,  -
услуга за услугу. Мне звонили из Эксепта. Кое-кто из  опэйкских  "красных"
собирается  отомстить  вам  за  разгром   прошлогодней   стачки.   Я   уже
распорядился, чтобы вашу квартиру взяли под неослабную  охрану.  А  вам  в
охрану я дам трех проверенных и храбрых парней, которые будут отвечать  за
вас головой. Надеюсь, у вас найдется для них  удобное  помещение  рядом  с
вашей спальней... - прокуратор сделал небольшую паузу и  добавил,  ласково
заглянув в мутноватые глазки Пилька: - или фотолабораторией?
   Единственное, что несколько скрасило последние  минуты  Артура  Пилька,

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг