Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   - А то они кричат: "долой войну!" Эти  недорезанные,  и  им  нужно  как
следует заткнуть  глотки,  -  сказал  мальчик,  в  котором  Фрогмор  узнал
старшего сына Довора. - Значит, сказать, что вы нас догоните?
   - Догоню.

   Где же ты, Лиззи?
   Я так жду, Лиззи!..
   Как жестоко, родная,
   Домой убегая,
   Уносить мое сердце, Лиззи!..

   "...Теперь уже совсем близко  слышно  эту  дурацкую  песенку...  Удачно
все-таки получилось, что как  раз  сейчас  этого  мерзавца  Бишопа  нет  в
аптеке... Мне здорово  повезло.  Просто  замечательно,  что  доктор  будет
один... Доктор, скажу я  ему,  любезнейший  доктор!  Мне  остается  только
положиться на вашу скромность. Кстати, я вам все забываю сказать, что  для
вас у меня всегда самые свежие товары с десятипроцентной скидкой. Так вот,
доктор, признаюсь: я действительно дал  клятву,  но  дал  ее  в  состоянии
аффекта. Не мне вам объяснять, что  такое  состояние  аффекта...  Я  очень
нервный, вспыльчивый, но не погибать же мне в самом деле из-за этого..."

   Приходи, Лиззи,
   Я устал, Лиззи!.. -

   надрывался баритон.
   Процессия, возглавляемая Растем и Довором, скрылась за  углом.  Оркестр
еще немножко поиграл и неожиданно замолк, не закончив  музыкальной  фразы.
Послышались отдаленные крики, которые нельзя было разобрать. Очевидно, там
уже началось избиение "красных" и черных. Было не совсем понятно, при  чем
тут Полигония. Полигония ведь больше,  чем  обыкновенный  союзник  Атавии,
размышлял бакалейщик, впрочем, потом разберемся, после прививки. Во всяком
случае Фрогмор рад и тому, что представился новый случай потрепать красных
и черных, и тому, что он придет  на  Главную  улицу  уже  к  самому  концу
побоища. С него хватит тумаков, полученных от Нокса  и  этого  боркосского
негра. С него за глаза хватит жертвы, которую он  уже  успел  положить  на
алтарь атавизма... Остается только перейти улицу,  а  там  в  каких-нибудь
пятидесяти метрах играют на солнышке приветливые, памятные с  детских  лет
цветные шары аптеки.
   Внезапно откуда-то сверху, из сияющей голубизны  вешнего  ясного  неба,
доносится  тоненький   ноющий   свист.   Он   стремительно   приближается,
усиливается,  рвет  барабанные  перепонки,  леденит  кровь,  хотя  Фрогмор
поначалу и не может вспомнить, где и когда он слышал нечто подобное. Он не
замечает, как замедляет шаг, останавливается и напрягает память.
   И вдруг он видит, как где-то направо, в районе тюрьмы, неслышно  встает
и занимает полнеба  плотная  темно-рыжая  стена,  пронизанная  пламенем  и
дымом. Через секунду его оглушает грохот потрясающего  взрыва,  потом  еще
двух взрывов. Третий прогремел, по-видимому, где-то совсем близко,  потому
что тончайшая кирпичная пыль забивает Фрогмору  глаза  и  что-то  горячее,
невидимое, упругое, как резина, и могучее, как ураган, сбивает его с  ног,
швыряет лицом к стенке ближайшего дома. Тяжело звенят и с  сочным  хрустом
разбиваются о землю сотни оконных стекол. Одно из  них  впивается  в  руку
Фрогмора, и он с ужасом смотрит,  как  из  нее  начинает  хлестать  кровь.
Только сейчас он, наконец, вспоминает, откуда ему знаком  этот  свист.  Он
слышал его в кино, когда смотрел комедию "Паши парни в Корее". Только  там
бомбили корейцев, а здесь какие-то люди без сердца и совести  бомбят  его,
Фрогмора, его дом, его лавку, его жену, его город, в котором  он  родился,
вырос, женился и состарился... Что-то похожее он  слышал  также  и  в  тот
несчастный день, когда погибла гостиница Раста...
   Бомбы стали падать дальше, примерно у велосипедного завода,  и  Фрогмор
осмелился чуть приподнять голову. Все еще лежа  на  тротуаре,  он  вытащил
носовой платок и перевязал руку. Платок сразу  набух  от  крови.  Фрогмору
стало совсем страшно.  Ему  уже  кажется,  что  он  истечет  кровью.  Надо
немедленно бежать в аптеку, взять побольше бинтов, залить рану йодом, а то
как бы не получилось заражения крови.  Он  поднимается  на  ослабевшие  от
страха ноги и видит, как  из  аптеки  выскакивают  с  салфетками  на  шеях
несколько клиентов, как за ними вслед появляется ни жив ни мертв Альфонс -
тощий и черный пожилой помощник Бишопа.
   - Аль! - кричит  ему  Фрогмор.  -  Куда  вы,  Аль?  Меня  нужно  срочно
перевязать. Я истекаю кровью. Аль!.. Доктор там?
   Но Аль даже не поворачивается в его  сторону.  Непослушными  руками  он
пытается  запереть  аптеку,  но  у  него  ничего  не  получается.   Громко
выругавшись, он пускается наутек с ключом в вытянутой руке.
   - Негодяй! - кричит ему вслед бакалейщик, и слезы бессильной  ярости  и
страха текут по его грязному и окровавленному лицу. - Ты у меня сгниешь  в
тюрьме! Я тебе это припомню, нищий пес!
   Он вбегает в аптеку. Так  и  есть,  пусто.  Ни  души.  И  доктора  нет.
Доктора, будь он трижды  проклят,  нет  на  его  посту,  когда  одному  из
виднейших граждан Кремпа еще не сделана прививка! Он  осыпает  проклятиями
отсутствующего доктора, пока не вспоминает, что его еще в пятницу  вечером
арестовали по доносу Джейн, как коммуниста. Он долго и бестолково шарит по
полкам и, наконец, находит и марлю, и вату, и йод и  кое-как  перевязывает
себе рану. Фу, благодарение господу, кажется, бомбежка кончилась.  Неужели
опять  взбунтовалась  какая-то  шальная  авиаэскадрилья?  Или  это   вдруг
действительно напали русские? По совести говоря, он раньше как-то не очень
верил в такую возможность. То есть публично он никогда  не  высказывал  ни
малейшего сомнения в агрессивных  замыслах  Советов,  но  в  глубине  души
расходился в этом вопросе с официальной точкой зрения. Но если  это  и  на
самом деле были русские самолеты, то почему мальчишка Довора  говорил  про
каких-то "полигонских холуев"?
   Теперь Фрогмор жалеет, что не расспросил юного  Довора  поподробней.  И
вообще напрасно он  сразу  не  присоединился  к  демонстрации.  Это  может
произвести кое на кого крайне невыгодное впечатление... И тогда бы его  не
ранило.
   А проклятый баритон из бишопской дряхлой радиолы знай себе мурлычет про
дуреху Лиззи. Только что-то в пластинке заело, и теперь баритон  монотонно
и без конца канючит одно слово: "Лиззи... Лиззи... Лиззи..."
   Пошатываясь, Фрогмор выходит на крыльцо аптеки. Теперь на  улице  черно
от народа. И снова, как четыре дня назад, люди  покидают  город,  не  зная
куда и зачем. Мужчины, женщины, дети. Шагом,  бегом,  на  велосипедах,  на
машинах, оглашая воздух криками,  воплями,  детским  ревом,  велосипедными
клаксонами, звонками, автомобильными гудками и сиренами.
   Кто-то примчался оттуда, где упали первые две бомбы:
   - Тюрьму разнесло вдребезги!
   Кто-то видел, как взлетели на воздух два других здания.
   -  От  склада  Флеша  только  стены  остались,  да  и   то   наполовину
рассыпались. Я сам видел...
   - Совсем как в Корее! - бормочет человек, волоча за  руку  девочку  лет
восьми. - Так было под Сеулом!.. Это я хорошо помню. Совсем как в Корее...
   Он бормочет, ни к кому не  обращаясь.  Это  страшно,  и  девочка  молча
плачет, тоскливо заглядывая в отсутствующие глаза отца.
   "Лиззи... Лиззи... Лиззи..." - несется из аптеки.
   - Они нам за это заплатят, эти  чертовы  полигонцы!  -  кричит  молодой
человек в длинном  добротном  темно-синем  пальто.  -  Мало  мы  им  добра
сделали!
   Кто-то клянется, что ему точно  известно  число  убитых:  двести  сорок
восемь, не считая тех, кто погиб в тюрьме. Вскоре  эту  цифру  раздули  до
четырехсот, а потом и до полутора  тысяч  человек.  Говорят,  очень  много
жертв в Монморанси... Кажется,  бомбили  и  Эксепт...  Во  всяком  случае,
самолеты показались со стороны Эксепта...
   Снова, как и  в  прошлую  среду,  над  Кремпом  полыхают  черно-красные
маслянистые языки пожаров. Только сегодня, в этот ясный  и  теплый  вешний
денек,  на  фоне  чистого  голубого  неба  они  выглядят  еще  страшней  и
неправдоподобней.
   Тысячи людей устремились вон из города по  автостраде.  Вдруг  впереди,
километрах в трех, грохнуло два бомбовых разрыва, а несколько  подальше  -
еще два. И все бросились назад в только что покинутый город.
   Вместе с другими вернулся в Кремп и Фрогмор. Уже на  обратном  пути  он
случайно встретился с Джейн, которая его разыскала  в  толпе.  Но  они  не
побежали домой, чтобы прятаться в подвале, как  это  сделали  другие,  они
побежали в аптеку Кратэра.
   Они бежали мимо покойников и тяжело раненных, валявшихся  на  тротуарах
перед своими и чужими жилищами, и старались не обращать на  них  внимания.
Покойниками и ранеными пускай занимается полиция, пожарами -  пожарные.  У
супругов Фрогмор и без того забот по горло. Теперь уже Фрогмору можно было
не страшиться любопытных взглядов. Теперь уже никому не было дела  до  его
судьбы, до его клятвы, до его жизни.  У  всех  болтунов  и  сплетников  за
последние полчаса прибавилось собственных забот.
   Джейн по причине одышки вскоре отстала, а Фрогмор,  не  останавливаясь,
добежал до места, где была аптека Кратэра, и увидел, что ее больше  нет  и
хозяина ее больше нет. Только куча почерневшего битого кирпича - и все.
   - И доктора... тоже?  -  спросил  Фрогмор  у  пожарных,  хлопотавших  у
дымившихся развалин. Он с трудом переводил дыхание. - Ради бога,  скажите,
доктора тоже... засыпало? Почему здесь нет... доктора?
   - Теперь ему уже ничего  не  поможет,  никакой  доктор!  -  разрыдалась
госпожа Кратэр. Фрогмор не заметил ее вначале. - Ах, дорогой мой  господин
Фрогмор, ему ничто, ничто уже не поможет!
   - Кому? - удивленно уставился на нее Фрогмор. - Кому... не поможет?
   - Моему  бедному  мужу,  господин  Фрогмор,  моему  бедному,  славному,
старому Айку...
   - Ах, да, конечно. Мне очень жаль, госпожа  Кратэр,  искренно  жаль!  -
пробормотал бакалейщик, посмотрел на  нее  бессмысленным  взглядом,  круто
повернул назад и рысью кинулся к третьему эпидемиологическому пункту.
   Он был примерно на полпути  к  лечебнице  доктора  Люссака,  когда  над
городом   появился    второй    эшелон    полигонских    бомбардировщиков,
сопровождаемых истребителями. Почти тотчас же (полигонцы  успели  сбросить
лишь несколько бомб) с противоположной стороны показалось  две  эскадрильи
атавских истребителей,  и  впервые  за  существование  Кремпа  и  атавской
цивилизации над атавским городом  развернулся  по  всем  правилам  военной
тактики бой между самолетами двух воюющих стран...
   С небольшими перерывами бой продолжался до поздних сумерек.
   В начале восьмого часа вечера Фрогмор вернулся домой, так и  не  сделав
себе прививки.  Он  напрасно  прождал  в  лечебнице,  двери  которой  были
распахнуты настежь, как во время капитального ремонта.  Оба  врача  и  все
медицинские сестры и сиделки,  кроме  двух,  не  решившихся  оставить  без
присмотра лежачих больных, разбежались вместе с легко больными еще в самом
начале первой бомбежки, и найти их не было никакой возможности. Они где-то
прятались, опасаясь ночного налета. Фрогмор отправился на квартиру сначала
к одному, потом к другому врачу. Их не оказалось и на квартирах. Ни с  чем
Фрогмор вернулся домой.
   Его слегка знобило.
   - Не надо было бегать в расстегнутом пальто,  -  упрекнула  его  нежная
супруга. - Ты всегда забываешь про свое хлипкое здоровье. Хочешь ужинать?
   Господин Фрогмор не хотел ужинать.


   Три налета в течение понедельника двадцать седьмого февраля  продержали
почти все население Кремпа и Монморанси за городом до позднего вечера.  Но
Фрогмор оставался в городе. Он караулил доктора, бегал к нему на квартиру,
один раз уже почти договорился с ним, и они уже совсем было отправились  в
аптеку, когда начался новый налет. Доктор сел в  машину,  забрал  с  собой
жену, ребенка  и  прислугу,  корзинку  с  бутербродами  и  велел  Фрогмору
караулить его у аптеки, куда он на  сей  раз  обязательно  заглянет,  лишь
только минует воздушная тревога.
   Но вскоре после отбоя воздушной тревоги снова завыли сирены, и на  этот
раз отбой прозвучал только с наступлением сумерек.
   Фрогмор сидел на ступеньках аптеки. Заслышав шум приближающейся машины,
он поднял голову и посмотрел на доктора усталыми, безразличными глазами.
   - Дайте мне поначалу что-нибудь против  гриппа,  -  сказал  он  скучным
голосом, когда они оба очутились в  пустом  помещении  эпидемиологического
пункта. - От сидения на холоду я, кажется, подхватил грипп.
   - Если бы вы вовремя сделали  себе  прививку,  -  наставительно  сказал
доктор, - вам не пришлось бы целый день сидеть на холоде. Пеняйте на себя.
   Он дал Фрогмору таблетки против гриппа, сделал,  наконец,  долгожданную
прививку и укатил домой.
   А  Фрогмор  вернулся  к  себе.  Его  встретила  Джейн,  осунувшаяся   и
подобревшая. На столе был ужин, но, как  и  вчера,  Фрогмору  не  хотелось
есть. Он выпил стакан  холодной  воды,  разделся  и  лег  в  постель.  Его
знобило.
   - Козлик! - обратилась к нему Джейн, и голос у нее  вдруг  задрожал.  -
Козлик, может быть, позвать доктора, а?
   Тринадцать лет она его  уже  не  называла  козликом.  Боже  мой,  целых
тринадцать лет! Значит, она  здорово  испугалась.  Неужели  он  так  плохо
выглядит? Он встал с кровати, подошел, шлепая ночными туфлями, к  зеркалу.
Из зеркала на него смотрел преждевременно состарившийся человек  с  кислым
длинным лицом, изрезанным глубокими морщинами,  некрасивый  и  неприятный.
Да, неприятный. Это обстоятельство впервые за долгие  годы  пришло  ему  в
голову и страшно его расстроило.
   "Это из-за тебя, коровища ты этакая! - подумал он о жене с  ненавистью.
- Был я веселый, бойкий, душа общества, а  чем  стал?  Противно  смотреть.
Замучила  ты  меня  за  свою  копеечную  лавчонку,  дралась,  как  грузчик
какой-нибудь, срамила перед всем городом, а теперь хнычешь, испугалась!  А
как  только  я  выздоровею,  снова  начнешь  драться  и  попрекать   своей
лавчонкой... У-у-у, проклятая!"
   Было горько думать,  что  вот  была  у  него  единственная  возможность
выбиться в большие  люди,  прославиться,  разбогатеть,  стать  влиятельным
человеком, и нет больше этой возможности, потому  что  коровища  заставила
его осрамиться перед всем городом, перед всей страной, нарушить клятву. Он
не желал вспоминать, что сам всей душой  стремился  нарушить  эту  нелепую
клятву.
   - Господи, какая  дура!  -  проворчал  он,  глядя  на  жену  невидящими
глазами. - Я ведь только что от доктора. Дай мне спокойно уснуть!
   Она не возразила ни словом, покорно погасила свет и  улеглась  рядом  с
ним на опостылевшей старомодной кровати.
   - Мне жарко! -  поднялся  он  и  стал  раздраженно  засовывать  ноги  в
шлепанцы. - Мне жарко вдвоем. Пойду на диван... Господи, даже больному нет
покоя!
   - Лучше я, лучше я на диван! -  всхлипнула  в  темноте  Джейн,  забрала
подушку и ушла в гостиную.
   "Испугалась! - мстительно подумал Фрогмор. - За себя  испугалась.  Даже
гриппом нельзя заболеть! Боится овдоветь. Кто ее возьмет,  старую,  жирную
корову, вот она и струсила...  Войны  испугалась.  Одной  в  лавке  ей  не
справиться, вот и боится... А чего бояться? Грипп  -  пустяковая  болезнь.
Другое дело, если бы вдруг чума.  Хорошо,  что  удалось  все-таки  сделать
прививку. Совсем не болело... Жарко, черт возьми. Всегда так натопит,  как
в прачечной. Африка, а не квартира...  Африканцы  и  те  бы  запарились...
Дьяволы они - эти африканцы,  довели  его  до  дурацкой  клятвы  и  такого
позора. Хорошо, что началась война,  а  то  бы  проходу  не  было...  И  в
газетах, может быть, перестанут о нем писать... Война... Неплохая штука  -
война, если только она не коснулась твоего города: всеобщая занятость, все
получают работу, больше денег  у  населения,  больше  покупателей,  больше
прибыли. Надо будет завтра узнать, не пора ли уже повышать цены, а  то  на
эту коровищу полагаться нельзя, она драться  только  умеет  и  реветь  как
девчонка..."
   Он услышал, как тихо скрипнула дверь, и зажмурил  глаза,  притворившись
спящим. Осторожно ступая в одних чулках и тихо сопя, к его постели подошла
жена и легонько коснулась мягкой ладонью его лба. Ему  вдруг  стало  очень
холодно. Он раскрыл глаза.
   - Надо закрывать двери! - крикнул он. - Сейчас не лето!
   Джейн от неожиданности вздрогнула.
   - Что ты, милый! Дверь закрыта.
   - Не ври! Ты как будто нарочно хочешь меня заморозить!
   Она безропотно зажгла свет. Дверь была плотно прикрыта. Он посмотрел на
градусник,  висевший  над  их  кроватью.  Градусник  показывал  нормальную
комнатную температуру.
   - Вот видишь, милый! - в ее голосе  снова  послышались  слезы.  -  Тебя
знобит. Я позову доктора. А ты пока спокойно полежи.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг