Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   - Есть хотите? Я вам гренок с яичницей нажарю.
   - Ох... - спохватился Федя.
   - Не охай, - велела Оля. - Не отказывайся.
   - Я бы и не отказался,  правда.  Потому что не обедал,  -  бесстрашно
признался Федя.  Хорошо ему здесь было.  -  Но я от дома уехал только на
минуту. Сейчас там уже переполох... Тут поблизости нет телефонной будки?
   - У нас дома телефон есть! - обрадовалась Оля.
   Федя никак не  ожидал,  что  в  этой квартире,  где  уместнее был  бы
граммофон с трубой,  имеется телефонная связь. Аппарат, кстати, оказался
подстать дому и мебели.  Висячий, с деревянной ручкой на трубке, с двумя
чашечками звонков.
   - Его  еще мой дедушка ставил,  после войны.  И  до  сих пор работает
лучше нового. Крепкие вещи в старину делали...
   Телефон и в самом деле работал отлично. Мамин голос - будто рядом:
   - Федор, это ты? Где тебя носит?
   - Меня не  носит.  Я  у  одной девочки...  Ну,  заехал на  минуту,  и
пришлось фильмами заняться,  крутим их тут...  Господи,  да какое видео!
Она сама снимает,  по заданию школы...  Как это - я при чем? - Он весело
глянул на Олю.  -  Я помогаю!  Это...  консультирую... Нет, недалеко, на
Декабристов...
   - Ничего себе "недалеко", - сказала мама. - Чтобы через час был дома!
А  то катаешься где-то,  а  Степку одного домой отправил.  А  он в лифте
застрял! Минут пятнадцать сидел...
   - Какая балда! Я же ему русским языком велел: иди пешком!
   Мама сказала, что вот придет отец и разберется, кто там у них балда.
   - И не носись, как на гонках! Понял?
   Когда  Федя  повесил  трубку,   Оля  сказала  -   опять  с   какой-то
скованностью:
   - Слушай... а может, ты правда мне поможешь?
   - Как?
   - При съемках... Понимаешь, хорошо, если будет не просто город, а как
бы со своим героем.  Который ходит и  смотрит...  Город -  глазами этого
человека...
   - Меня, что ли, снимать хочешь?
   - Да...   Я   в   классе  кого  только  не   просила,   все  на  лето
разъезжаются... Ой, а ты, может, тоже уезжаешь?
   - Не-а...  -  с  удовольствием отозвался Федя.  -  У родителей отпуск
осенью будет.  Меня,  естественно,  собирались в  лагерь запихать,  но я
отбился.
   - Значит, договорились?
   - Да какой из меня артист...
   - Нормальный будет артист! Не Гамлета ведь играть!
   - А снимать научишь?
   - Конечно!..  Ох, только хватило бы пленки. У меня всего пять катушек
осталось...
   На кухне трещало масло и доносился оттуда восхитительный запах.
    
   Лифт
    
   Ночью прогремела наконец обещанная синоптиками гроза -  трескучая,  с
белыми вспышками и  бурливым дождиком.  Но  долгой прохлады не принесла.
Утром,  по дороге в детсад,  Степка еще хлопал сандалиями по лужицам, но
скоро они  высохли без следа.  И  когда Федя после школы шагал на  улицу
Декабристов,   день  опять  плавился  от  жары,   как  масло  на  желтой
сковородке.
   На Пушкинской, у Дома пионеров, раскидывал струи фонтан. В бассейне с
чугунными  осетрами  по  углам  плескался  народ  Степкиного возраста  и
постарше.  Федя поколебался: не скинуть ли кроссовки и не пробежаться ли
по колено в воде под струями? Нет, не солидно...
   Но все же не зря он поторчал у фонтана! Заметил, как дрожат в брызгах
радуги и  салютом рассыпаются искры.  Хорошо бы  это  снять для фильма о
Городе.  Жаль только,  пленка не цветная, но все равно должно получиться
красиво:  такой праздник воды и  солнца!  Да  и  веселящаяся среди струй
малышня не будет лишней в этом кино... И Федя заторопился к Оле.
   Он  собирался  прийти  к  ней  позже,  после  обеда,  но  теперь  все
складывалось иначе.  В  школе Хлорвиниловна сказала,  что работы сегодня
никакой нет,  потому что ремонтники не подвезли материалы,  и  что всем,
кто добросовестно ходил сюда две недели (в том числе и ему,  Кроеву) она
"практику закрыла" -  гуляйте  с  чистой  совестью до  сентября.  Только
последняя просьба к  Феде:  если ему не  очень трудно,  пусть он отнесет
посылку Анне Ивановне Ухтомцевой.  Это старушка,  учительница на пенсии.
Когда-то  она  работала  в   этой  школе,   а   сейчас  живет  одна,   и
преподавательский коллектив опекает ее  как  может.  Вот вчера отоварили
талоны,  надо  теперь поскорее доставить продукты по  назначению,  а  то
здесь нет холодильника.
   - А у тебя как раз вон какая сумка!
   Холщовую сумку-мешок с портретом Майкла Джексона Федя прихватил дома,
чтобы  после  школы  забежать  в  булочную.  А  сейчас  пригодилась  для
посылки...
   И не только для посылки! Бывают же на свете удачи!..
   Когда Федя,  пряча в  карман с  "орлиной" нашивкой бумажку с адресом,
скакал  с  тяжелой  сумкой  вниз  по  лестнице,  его  перехватил Дмитрий
Анатольевич (в просторечии -  Дим-Толь). Учитель физики. Он был неплохой
мужик,   с  учениками  держался  по-свойски  и  порой  любил  изобразить
рубаху-парня.
   - Дружище! Если ты не очень спешишь, помоги мне разгрузить стеллажи в
кабинете!  Я  зашиваюсь!  Придут штукатуры,  а  там бардак!  -  так он и
выразился.
   Федя сказал,  что вообще-то  он спешит.  В  сумке сливочное масло для
Анны Ивановны растает.
   - Ни фига с  ним не сделается за пять минут!  А  я  тебе радиодеталей
подкину, у меня там их куча. Интересуешься?
   - Не-а, я гуманитарий... Ну ладно, идемте.
   В  кабинете физики Дим-Толь  забрался на  стремянку,  начал снимать с
полок коробки,  ящики, вольтметры, лейденские банки и реостаты. Федя все
это  ставил  и  укладывал посреди помещения (столы уже  были  вынесены).
Потом на голову Феде упало пыльное чучело совы,  неизвестно как попавшее
в мир механики и электричества. Федя сел на половицы, поматывая головой.
   - Жив?  -  спросил Дим-Толь.  - А, черт! - И, закачавшись, с грохотом
прыгнул со  стремянки.  А  на  Федю упали картонные коробки.  Похожие на
сигаретные блоки,  только потяжелее. Одна открылась, рассыпались красные
коробочки,  вроде  упакованных лент  для  пишущей машинки (была  такая у
отца).  Федя  машинально взял  одну,  прочитал на  крышке:  "Пленка  для
любительских   кинокамер.    ОЧ-45.    Черно-белая,    обратимая.   1\8.
Чувствительность 45 ед. ГОСТа. Казань".
   - Ой, Дмит-Тольич, откуда это?!
   - Сверху, естественно! Сильно трахнуло?
   - Да я не про то! Это же кинопленка! Она... зачем здесь?
   - Когда-то  кинокружок  был.   Потом  камеры  рассыпались,   и   дело
благополучно скончалось. Как все на этом свете...
   - Я возьму несколько штучек,  а? Мы... с одним товарищем кино снимаем
камерой "Экран". А пленки нигде нету...
   - Да забирай всю!  В порядке компенсации за контузию.  Смотри только,
тут срок годности кончился.
   - Ничего, сойдет!
   Из  вчерашних разговоров с  Олей Федя знал,  что  она  уже снимала на
просроченную пленку, и получалось вполне прилично...
   В  двух упаковках было по  двадцать катушек.  Богатство!  Федя уложил
коробки на дно сумки,  под продуктивный пакет,  и решил,  что отдаст эту
славную добычу Оле не просто так,  а как-нибудь по-хитрому, с сюрпризом.
Вот она запры-гает!..
    
    
   Оля обрадовалась, когда он пришел:
   - Хорошо, что пораньше! Надо летнюю лабораторию оборудовать. Во дворе
маленький гараж есть,  от дедушкиного мотоцикла. Мотоцикл давно продали,
там сейчас просто кладовка...
   Федя уже знал,  что Олин дедушка был геологом,  профессором.  Научные
книги писал.  И  до  конца жизни оставался неутомимым путешественником и
спортсменом.  И  умер не от старости и  долгих немощей,  а от жестокого,
скоротечного воспаления легких,  которое подхватил в  поездке где-то  на
севере... В прихожей, рядом с большим зеркалом в бронзовой раме и старым
телефоном, висела полка, и на ней поблескивали друзы хрусталя и какие-то
золотистые минералы - из коллекции деда...
   Феде вдруг показалось, что в этой прихожей с желтым светом фарфоровых
рожков на стене,  с оленьими рогами и гнутой вешалкой он бывал тыщу раз,
а  вовсе не  вчера оказался здесь впервые.  И  девчонку эту  с  зелеными
капельками-сережками и забинтованным локтем знает с детсадовских времен.
   - Ольга,  -  заявил он по-свойски.  -  С гаражом - это после. Заряжай
камеру, и пошли.
   - Куда?
   - К одной бабушке-старушке. Я ей пакет тащу от учителей, она живет на
двенадцатом этаже.  Где новые дома за стадионом. Можно будет с верхотуры
из  окна панораму города снять.  Помнишь,  ты вчера говорила,  что нужна
панорама?
   ...Да,  вчера говорили и про это. И еще много про чего. И Федя явился
домой не через час,  а  через два с  половиной,  за что и поимел крупное
внушение. Отец даже сказал задумчиво:
   - Девочки -  это хорошо, но не посидеть ли тебе, голубчик, денька три
дома, чтобы ты мог обдумать, как плохо трепать родителям нервы?
   - Не посидеть!  -  взвыл Федя.  Торопливо и  жалобно заобъяснял,  что
никак это нельзя, потому что, во-первых, все равно в школе еще практика,
во-вторых, он обещал помочь Оле в съемках, а в-третьих, изматывать нервы
любимым родителям он  никогда больше не будет,  а  будет их,  родителей,
всячески почитать и слушаться до собственной старости.
   - Смотри у меня, - сказал папа.
   На том и кончилось.  И теперь, когда Оля спросила, не попало ли дома,
он ответил просто:
   - Дело житейское...
   Она засмеялась:
   - Ты у  Карлсона этой поговорке научился?  -  Тронула мизинцем на его
майке значок (булавка вчера приклеилась прочно).
   - Точно, - засмеялся и он. - Пошли...
    
    
   Анна  Ивановна  Ухтомцева  жила  в  однокомнатной  квартире.   У  нее
горьковато  пахло  лекарством.  Оказалась  Анна  Ивановна  сухой  бойкой
старушкой,  совсем не  похожей на  учительницу,  даже на  бывшую.  Очень
обрадовалась продуктам:
   - На днях дочка из Ленинграда приедет, я пирожков нажарю и ватрушек с
творогом напеку,  она их с детства любит...  -  И огорчилась:  -  Ох,  а
вас-то и угостить нечем!
   Федя и Оля дружно заверили ее,  что оба они "только что из-за стола".
И заторопились обратно. Потому что снимать из окон было нечего, панораму
заслоняли соседние дома,  такие же  высокие.  Не было здесь и  намека на
Синий город...
   Уже на пороге Оля вдруг обернулась:
   - Анна  Ивановна,  может,  вам  помочь чем-нибудь?  Прибраться или  в
магазин сходить...
   - Ой, что вы, что вы! И так уж помогли. Спасибо, мои хорошие...
   "Мои хорошие"!  Это она,  Ольга,  хорошая,  а ему и в голову такое не
пришло.  А мог бы ведь и догадаться. Одна живет бабка-то, как ей со всем
управиться?
   - Вот,  пожалуй,  что помогите,  - засуетилась вдруг Анна Ивановна. -
Мусор прихватите, бросьте на дворе в контейнер, если не трудно. А то я к
нашему лифту с  электроникой никак не  привыкну,  боюсь...  -  Она мелко
засмеялась,  принесла пластиковый пакет с  мусором,  пустыми консервными
банками и картофельной кожурой.
   Федя торопливо отдал Оле сумку и схватил пакет.
   - А ты ведь из сумки не все выложил! - сказала Оля.
   - Там еще...  мои покупки кой-какие...  -  Он до сих пор не придумал,
как поинтереснее преподнести Оле пленку.
    
    
   Дом был новый,  и лифт -  самый современный.  Просторный,  с плафоном
дневного света,  с огоньками внутри кнопок на пульте,  с красивой сеткой
на  диспетчерском динамике.  Двери задвинулись с  вкрадчивым шорохом,  и
кабина услужливо ухнула вниз.  Но  почти  сразу затормозила -  с  мягкой
перегрузкой.  Двери раздвинулись,  шагнул в кабину мальчишка лет девяти.
Слегка  взъерошенный,  забавно  курносый и  толстогубый.  В  белоголубой
клетчатой  рубашке-распашонке  поверх  серых  трикотажных  шортиков.   С
широким замызганным бинтом  пониже  колена.  Глянул  на  незнакомых чуть
настороженно и сказал излишне вежливо:
   - Вы, наверно, тоже на первый этаж, да?
   - Куда ж  еще...  -  Федя нетерпеливо нажал кнопку с  единицей.  Лифт
плавно провалился в глубину, но через несколько секунд вновь затормозил.
   - Еще пассажир, - вздохнула Оля.
   Но кнопка с номером этажа не зажигалась.
   - Это не пассажир,  - сказал незнакомый мальчик виновато, будто из-за
него задержка. - Это, кажется, зас'стряли. Здесь такое с'случается. - Он
заметно запинался на букве "с".  Может,  от досады,  а  может,  так,  от
природы.
   Федя нажал опять "единицу". Кабина не шелохнулась.
   - Ну, яс'сно. Приехали... - Мальчик протянул мимо Феди руку и надавил
красную клавишу "Вызов диспетчера".
   Динамик зашелестел, жирный дамский голос произнес:
   - Ну, что у вас?
   - То,  что пос'стоянно, - капризно сказал мальчишка. - Опять с'стоим.
Дом номер три, второй подъезд.
   - Хулиганили небось там!
   - У вас как неполадка, так всегда кто-то виноват! - со звоном сообщил
мальчишка. - Лучше бы наладили с'систему!
   - А-а!  Это  опять товарищ Березкин застрял!  Ждите...  -  И  динамик
отключился.
   - Ну вот, - печально подвел итог виноватый Березкин. - Теперь она нас
промаринует назло мне. Я с ней уже с'сорился...
   Он завздыхал и стал поправлять сползающий бинт.
   - Подвешенный в пространстве лазарет,  - заметил Федя. - Все в бинтах
и ссадинах...
   - Ты-то ведь, кажется, целый пока, - возразила Оля.
   - Я душевно травмирован. Вчера Степка в лифте застрял, сегодня я сам.
Сплошные ДТП. Не к добру...
   Мальчик сказал, согнувшись и поглядывая исподлобья:
   - Даже с'совершенно непонятно, отчего он отключается...
   Оля прищурено поглядела на потолок:
   - А может, неподалеку пришельцы пролетали на своей тарелке. Когда они
пролетают над дорогой,  у  автомобилей зажигание отключается.  Читали?..
Может быть, и здесь так же...
   Федя пообещал:
   - Ну, поймаю одного из них, оборву щупальца.
   - Разве у них есть щупальца?  -  удивилась Оля.  -  Говорят,  что они
гуманоиды,   с  руками-ногами.  Только  головы  квадратные.  Помните,  в
Воронеже приземлялись?
   Мальчик оставил бинт и объяснил со знанием темы:
   - Они  ведь  всякие  бывают,  эти  пришельцы и  НЛО.  Потому что  они
звездный плафон.
   - Что за плафон? - изумилась Оля.
   - Ну,  знаете,  в океане плавает! Им еще киты питаются. Это крошечные
такие живые существа.  Все  одинаково малюсенькие,  а  если  поглядеть в
микроскоп  -   тысячи  разных  пород...   -   Березкин  объяснял,  часто
перетаптываясь от убедительности тона,  и  бинт у него опять съезжал.  -
Ну, это океанский плафон, а в космосе - звездный. Тысячи разных разумных
существ  и   аппаратов.   Некоторые  на   Землю  случайно  попадают,   а
некоторые... со всякими целями...
   Оля засмеялась, поднося к губам костяшки. Весело глянула на Федю. Тот
сказал мальчишке:

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг