Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
   - Ну так вот, зиганьер сказал, что предполагал такой поворот дел,
поэтому заранее написал письмо для вас, госпожа баронесса.
   - Письмо? - Найя попыталась вновь вскочить, но ноги ее не послушались,
и она лишь подалась вперед всем телом.
   - Да, вот оно, - служанка достала из широкого рукава сложенный в
несколько раз лист желтоватой бумаги местного кустарного производства.
   - Зиганьер сказал, что искал кого-нибудь заслуживающего доверие, кто бы
смог подбросить вам это письмо. Наверное, он посчитал, что на меня можно
положиться.
   Если бы глаза Найи не были прикованы к заветной бумаге, она могла бы
заметить, как при этих словах Робка слегка покраснела и потупила
заблестевшие глаза.
   - Ты замечательная девушка, - сказала Найя, принимая письмо. - Я
запомню твою верность.
   "Я запомню твою верность," - эти слова дочь барона прочитала в какой-то
старой книге про благородных рыцарей и прекрасных принцесс.
   Насколько она помнила, простолюдинов полагалось благодарить именно так.
Надежда на будущую награду должна была еще более усиливать их преданность
своему господину.
   - Благодарю вас, госпожа баронесса, - Робка склонилась в глубоком
реверансе. - А теперь я должна удалиться. Мне надо вернуть ключ на место.
   - Да, да, конечно, иди, - механически произнесла Найя, тогда как все ее
мысли были заняты письмом Гензо.
   Несмотря на свою полноту, служанка проскользнула сквозь полуоткрытую
дверь также неслышно, как и вошла. Найя услышала, как она заперла дверь
снаружи. Но теперь скрежет замка звучал для влюбленной девушки приятнее
любой музыки.
   Время завтрака еще не наступило. И у Найи имелось в запасе время, чтобы
без опасений прочитать послание. Она развернула бумагу, и ей показалось,
что в комнате зазвучал нежный и страстный голос Гензо Беньтиата:
   - Прекраснейшая баронесса Найя Кайдавар! Пишет тебе Гензо Беньтиат,
любящий тебя и страдающий от недостижимости счастья. Я не в силах излить
на бумагу то горе, которое мучает меня с момента нашего расставания.
Жестокие обстоятельства не позволяют мне увидеть тебя, хотя я делаю для
этого все возможное и невозможное. Пусть хотя бы этот листок бумаги станет
отражением моей души. Я люблю тебя, Найя! Я готов написать слово "люблю"
десять тысяч раз, но и тогда не раскрою тебе всей глубины и широты своего
чувства. Я не представляю своей жизни без тебя, без твоих глаз, без твоих
волос, без твоей улыбки. Умоляю тебя, о драгоценнейшая моя, подай мне хотя
бы знак, что не забыла меня, что разлука не стерла мой образ из твоего
сердца. Служанка, которая передаст тебе это письмо, кажется мне достойной
доверия девушкой. Она сможет передать мне твое письмо, если ты сочтешь мои
чувства заслуживающими твоего внимания. Я буду ждать служанку возле
дороги, ведущей из замка в город, там, где мы встретились с ней в первый
раз.
   Я буду ждать весь день, всю ночь и все десять суток, что наш лагерь
будет находиться возле города. Если же ты не ответишь мне, то я пойму, что
мои слова не смогли убедить тебя в моей безграничной любви. И тем не менее
я буду любить тебя всю свою недолгую оставшуюся жизнь, пока когти степного
льва не прекратят мои страдания. Навечно твой Гензо Беньтиат.
   Последние строчки письма Найя прочитала с трудом, так как видела их
сквозь слезы, навернувшиеся на глаза. Еще вчера утром она вела
размеренно-унылую жизнь и даже не могла представить, что пламя любви
охватит всю ее душу. Девушка соскочила с кровати и бросилась к столу с
письменными приборами. Но на половине пути остановилась и застонала,
словно от зубной боли.
   - Как же я не подумала? - схватилась она за голову. - Я отослала
служанку, и теперь мне не с кем передать ответное письмо.
   В отчаянии Найя глядела на запертую дверь, которая отделяла ее от
свободы и от Гензо, и в ее возбужденном сознании строились самые
невероятные планы побега. Впрочем, все они были настолько далеки от
реальности, что немедленно отвергались из-за невозможности их исполнения.
   Наступило время завтрака. Дверь в покои Найи открылась, и девушка с
удивлением увидела собственную мать с подносом в руках. Найя сразу же
демонстративно отвернулась к стене и накрылась с головой одеялом.
   Впрочем, по звуку шагов и легкому звону посуды она догадывалась, что
мать поставила поднос на стол и приблизилась к кровати.
   Аймарилла присела на край кровати и игриво потрясла дочь за плечо:
   - Пора просыпаться, Найя, солнышко уже взошло!
   Найя подумала про себя, что взрослые очень часто допускают огромную
ошибку, полагая, будто ненатуральный слащаво-ласковый тон лучше всего
подходит для разговора с детьми. Если бы мать заговорила с ней серьезно,
на равных, как женщина с женщиной, то Найя, может быть, и попыталась ей
объяснить, что она уже выросла, что ее сердце жаждет любви, что она просит
совсем немного - позволить ей видеться с Гензо Беньтиатом.
   Но в ответ на раздражающее сюсюканье матери Найя лишь дернула плечом и
буркнула:
   - Оставьте меня в покое.
   Аймарилла повторила попытку:
   - Найя, доченька, перестань делать глупости. Ты сама не понимаешь,
насколько серьезную ошибку допустила вчера. Поэтому не надо продолжать
думать об этой ерунде.
   Найя отбросила одеяло в сторону и вскочила на кровати, глядя на мать
горящими от возбуждения глазами:
   - Глупости?! Ерунда?! Такими словами ты называешь мою любовь?
   Значит, и я для тебя - всего лишь глупость и ерунда? Вот возьму, и
убегу в степь!
   Последние слова сорвались с языка Найи совершенно внезапно. Лишь
произнеся их, девушка поняла, что эта мысль давно уже зрела у нее в
голове, но только теперь проявилась в своей законченной и решительной
форме.
   Аймарилла лишь ласково улыбнулась:
   - Доченька, какой же ты еще ребенок. Тебе пора бы уже повзрослеть.
   Найя поняла, что мать просто не слышит ее или не понимает, как будто
они говорят на разных языках. Это разозлило ее еще больше, чем если бы она
услышала суровую отповедь. Не в силах перенести душевную боль, она рухнула
на колени и зарыдала.
   Аймарилла обняла Найю за плечи:
   - Доченька, милая, я понимаю, что мы мало разговаривали с тобой
по-душам. Но матрона Раймилна уверяла меня, что ты делаешь большие успехи
в учебе и прилежно выполняешь...
   - Раймилна - сушеная акула! Чудовище! - сквозь слезы выпалила Найя.
   К ее удивлению, Аймарилла звонко, совсем по-девичьи рассмеялась:
   - Ты знаешь, иногда мне тоже так кажется.
   Найя по инерции всхлипнула, но с новым интересом посмотрела на мать. В
ее душе затеплилась надежда на взаимопонимание.
   И тут Аймарилла встала и произнесла:
   - Мы с твоим отцом долго думали сегодня ночью и решили, что тебе надо
сменить обстановку. На днях должен прийти корабль моего двоюродного брата
Кейдо. Он отвезет тебя домой к моей сестре Лайдайе.
   "Домой" - это означало на Базайский архипелаг. Аймарилла продолжала так
называть родину морского народа, хотя и Найя, и барон Гайан, и другие
обитатели замка сказали бы "на острова". Найя знала, что ее мать родилась
на острове Крайдан, который находился неподалеку от королевской столицы
Дадрапрайта. Практически вся мамина родня занимала высокие посты при
королевском дворе. Аймарилла покинула столичное общество только из-за
любви к Гайану Кайдавару, но по-прежнему считала архипелаг своим родным
домом.
   Слова матери прозвучали для Найи, как смертный приговор ее первой
любви. Она робко попыталась возразить:
   - Но, мама...
   - И слушать ничего не хочу! Мы с твоим отцом приняли решение. Так что
можешь начинать складывать вещи. Моя сестра, а твоя тетя Лайдайя - не
самый последний человек в государстве. Она обеспечит тебе место при
королевском дворе! Ты увидишь самых прекрасных дам и самых мужественных
кавалеров морского народа.
   Глаза Аймариллы мечтательно затуманились. Она прочила своей дочке такое
будущее, о котором когда-то мечтала сама. Родители всегда переносят
собственные нереализованные фантазии на своих детей.
   Но Найя не разделяла восторгов матери:
   - Не хочу на острова! Не хочу наряжаться в тяжелые парчовые платья и
цеплять на себя украшения! Я хочу мчаться на коне по степи в одной рубашке
и чувствовать, как теплый встречный ветер ласкает мою грудь!
   Про себя Найя добавила, что позволит ласкать свою грудь не только ветру.
   Аймарилла, все еще думая о своем, рассеяно сказала:
   - Ты станешь самой завидной невестой при дворе короля. Тебя будут
постоянно окружать кавалеры. И один из них станет твоим избранным
супругом...
   - Ни-ког-да! - выкрикнула Найя.
   Аймарилла направилась к двери:
   - Доченька, ты напрасно противишься своему счастью. Впрочем, ты сама
потом будешь нас благодарить. А пока, чтобы ты не наделала новых
глупостей, посиди-ка в своих покоях до отхода корабля.
   Дверь закрылась. Щелкнул замок. На пол шлепнулась подушка, в сердцах
брошенная Найей.
   Вначале девушка решила, что не притронется к принесенной еде. Но
молодой здоровый организм взял вверх, и Найя хоть и без аппетита, но
все-таки поела. Замок Кайдавар был выстроен лучшими архитекторами морского
народа. Он был снабжен системами водоснабжения и канализации, так что Найя
могла находиться взаперти сколь угодно долго.
   Девушка выглянула в узкое зарешеченное окно. Во дворе замка кипела
жизнь. Въезжали и выезжали телеги, бегали слуги, чинно шествовали купцы,
чеканили шаг дружинники. Найя почувствовала себя всеми забытой и никому
ненужной. Из ее глаз вновь потекли слезы.
   Внезапно она услышала скрип отпираемого замка. В покоях также неслышно,
как и в первый раз, появилась Робка.
   Прикрыв за собой дверь, служанка быстро зашептала:
   - Я утащила ключ всего на несколько минут. Я снова встречалась с
зиганьером Гензо и рассказала ему, что вас, госпожа баронесса, держат под
замком. Он умоляет вас написать ему хотя бы несколько строчек.
   После обеда я еще раз забегу к вам за ответом. Вы напишете?
   - Да! Да! - Найя подбежала к Робке и расцеловала ее в обе щеки.
   От неожиданности служанка покраснела и попыталась упасть на колени.
Найя схватила ее за плечи:
   - Ты моя спасительница! Я обязательно напишу ответ. И я щедро награжу
тебя. Только передай мое письмо Гензо!
   - Я все сделаю, госпожа баронесса. А сейчас я должна бежать, пока ключа
не хватились.
   Служанка исчезла, а Найя поторопилась к письменному столу. Она достала
лист самой тонкой бумаги, налила свежих чернил в чернильницу, взяла в руки
остро оточенное гусиное перо...
   И застыла. В ее голове роились тысячи мыслей, но она не знала, что
написать. Она любит Гензо Беньтиата? Любит. Она напишет это?
   Напишет. А что дальше? Признание в любви ничего не стоит, если оно не
подкрепляется поступками.
   Найя задумчиво осмотрела свои покои. Здесь все так привычно и знакомо.
И в то же время пусто. Без любимого человека пусто и одиноко везде: и в
уютной комнате, и посреди роскоши королевского дворца. Найя достала письмо
Гензо и еще раз перечитала его. Как прекрасно звучали слова любви, сколько
страсти вложил влюбленный зиганьер в написанные на бумаге строки!
   Наконец, собравшись с мыслями, Найя начала писать ответ: "Любимый мой
Гензо Беньтиат! Пишет тебе баронесса Найя Кайдавар, самая счастливая и
самая несчастная девушка на свете. Я счастлива, потому что люблю и знаю,
что любима самым замечательным человеком - тобой, милый Гензо. Я
несчастна, потому что сотни препятствий стоят на пути нашей любви. Но я
верю, что мы можем быть вместе. Я хочу видеть тебя каждый день, я хочу
быть с тобой всю жизнь. Из замка к берегу ведет подземный ход. О нем знают
лишь избранные, поэтому он не охраняется.
   На берегу подземный ход выходит в одну из пещер. Нужную пещеру ты
найдешь под большим белым камнем. Других таких у подножия замка нет, так
что ошибиться невозможно. Жди меня возле пещеры сегодня ночью, когда в
порту погасят последние факелы и люди разойдутся по домам.
   Гензо, любимый, я буду считать каждую минуту до встречи с тобой.
   Навечно твоя Найя Кайдавар."
   Закончив писать, Найя пробежала глазами свое послание. Ей показалось,
что оно не идет ни в какое сравнение с пылким письмом Гензо: переход от
слов любви к "деловой части" описания подземного хода слишком резок, да и
свои чувства она выразила как-то неумело, нескладно. Дочь барона могла бы
придумать более изысканные и изящные выражения.
   Найя решила переписать письмо и потянулась за новым листом бумаги.
   В это время дверь в покои раскрылась. Найя лихорадочно скомкала письмо
и спрятала его в складках платья. Только после этого она обернулась, чтобы
посмотреть, кто вошел.
   - Обед! - объявила круглолицая светловолосая служанка.
   Найя бросила взгляд в окно. Как же она не заметила?! Пока она писала
письмо, солнце прошло по небу половину своего дневного пути.
   - Поставь поднос на стол, - распорядилась Найя.
   Служанка выполнила приказ, поклонилась и вопросительно посмотрела на
баронессу:
   - Госпожа, будут ли еще пожелания?
   - Нет. Можешь идти.
   - Мне приказано подождать, пока вы поедите, а потом унести посуду.
   Чтобы поскорее избавиться от посторонних глаз, Найя быстро запихнула в
себя обед, даже не почувствовав вкуса пищи и напитков.
   Служанка смотрела на девушку с некоторым удивлением. Ей могло
показаться, что Найя не ела по крайней мере несколько дней.
   Закончив, Найя встала из-за стола:
   - Все. Ты можешь уходить.
   Служанка собрала грязную посуду на поднос и, пятясь, вышла за дверь.
Найя поняла, что в коридоре был еще кто-то, так как обе руки служанки были
заняты, и она не могла самостоятельно запереть за собой замок.
   "Как же наивны мои тюремщики, - порадовалась про себя девушка. - Они
боятся, что я решу сбежать во время еды, но даже не подозревают, что Робка
может выпустить меня в любой момент."
   Найя вновь достала свое письмо и разгладила мятую бумагу. Рядом на стол
она положила послание Гензо. Девушка подумала, что вскоре она точно также
окажется рядом с самым дорогим человеком. Забыв, что собиралась переписать
свое письмо, Найя положила ладони на два листа бумаги, закрыла глаза и
замерла, дав волю своему воображению.
   Сладкие грезы настолько захватили Найю, что звук отворяемой двери стал
для нее полной неожиданностью. Но, также как и при появлении служанки,
тело действовало быстрее разума. Оба листка мгновенно исчезли со стола.
   Правда, предосторожности оказались излишними. Это была верная Робка.
   - Вы написали ответ, госпожа баронесса? - спросила служанка.
   - Да, вот он.
   Робка аккуратно сложила листок и спрятала его в рукаве.
   Найя заговорщицки прошептала:
   - Робка, ты должна выпустить меня, когда в замке сменится первая ночная
стража.
   Служанка удивленно посмотрела на Найю:
   - Но куда же вы пойдете, госпожа баронесса? Из замка нельзя незаметно
выбраться.
   - Можно. К берегу ведет подземный ход. Я назначила Гензо встречу.
   - Ой, как здорово! - у Робки загорелись глаза. - Вы хотите убежать из
замка?
   - Не знаю. Не сегодня, - Найя мечтала о встрече с Гензо, но не
задумывалась о последствиях. - Так ты сможешь меня выпустить?
   - Конечно. Ночью ключ свободно висит на гвоздике. Ой! Я побегу, пока
меня здесь не заметили.
   - Беги, - Найя проводила служанку до двери и тихо шепнула ей вслед: -
Не забудь, сразу после первой ночной стражи.
 
   * * *
 
   Весь остаток дня Найя не находила себе места. Если время с завтрака до
обеда промелькнуло незаметно, то теперь оно тянулась невыносимо медленно.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг