Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
  - Арде! - ошеломленно произнесли большинство присутствующих, а в
голове Рене пронеслась еретическая мысль о том, что лучше иметь Церковь
другом, чем врагом, но всего лучше вообще быть от нее подальше...

  2230 год от В. И. 2-й день месяца Собаки.
  Старая Таянская дорога

  - Сигнор Гардани, впереди отряд!
  Шандер тряхнул головой, словно отгоняя докучливый сон:
  - Какой еще отряд?
  - До сотни всадников, какие-то повозки, рассмотреть пока не удается...
  - Далеко? - голос графа звучал чуть устало.
  - С четверть весы, - в глазах молоденького аюданта горело
предвкушение схватки.
  - Хорошо, посмотрим...
  Эти места Шандер Гардани знал, как эфес своей шпаги. Чуть впереди
дорога делала резкий поворот, огибая довольно крутой одинокий холм; здесь
водоносный слой подходил близко к поверхности, и у подножия било несколько
ключей, питавших небольшое, но глубокое озеро, из которого брала начало
речка Гусинка. Лучшего места для того, чтобы рассмотреть хорошенько тех,
кто двигался навстречу, оставаясь до поры до времени невидимыми, нельзя
было и желать. Шандер велел большей части своего отряда отойти под
прикрытие прибрежных зарослей, а сам с двумя десятками всадников поднялся
вверх по склону холма, где в незапамятные времена кто-то расставил
огромные бурые камни, за самым маленьким из которых могла укрыться пара
всадников.
  Оглядевшись, Шани мысленно себя похвалил - дорога просматривалась
отлично, причем их присутствие для проезжающих должно было стать полной
неожиданностью, хотя он, Шандер Гардани, на месте командира неизвестного
отряда, безусловно, отрядил бы кого-то проверить Ключевой холм. Что ж,
посмотрим, кого Проклятый несет...
  Внизу бежала дорога - грязно-белая лента среди золотистой перезрелой
травы, а дальше маячили вершины пирамидальных тополей, отмечая, где еще
недавно были Гусинки, село, давшее название речушке. Сейчас там, как и в
Белом Мосту, как в десятках других фронтерских и таянских деревень, жили
лишь вовремя удравшие кошки, вернувшиеся после ухода убийц на привычное
место. Попытка усиления фантома Ройгу, вливанием в него новых и новых сил,
обернулась жуткой смертью для тысяч людей. Причем Михаю и его приспешникам
было все равно, кого убивать - арцийцев, таянцев, тарскийцев... Шандер
невольно передернул плечами, вспомнив магию "Ожидающих", едва не стоившую
ему жизни и рассудка. Что ж, они научили его ценить жизнь и свободу. Во
всяком случае, смерть от несчастной любви ему не грозит! Он нужен Рене и
Белке, и, в конце концов, без любви живут девять из десяти. Граф проверил,
как ходит в ножнах шпага. Пистоли трогать не стал - на Марко, сменившего
сгинувшего Сташека, можно положиться. Любопытно, кого все-таки сюда несет?
  Облако пыли, появившееся на северо-востоке, двигалось очень медленно.
Это не была походная рысь конницы, а скорее медленная, сонная поступь
воловьего обоза. Что ж, тем лучше. Шандер был бы не прочь помахать шпагой,
сбрасывая напряжение и боль последних дней, но сейчас драка была
нежелательна. Война закончена, и нужно быть предельно осторожным, чтобы
еще тлеющие угли погасли окончательно... Но что же это за обоз?!
  Граф поднес к глазам подаренный Рыгором окуляр - сам бывший войт
относился к подобным игрушкам с суеверной крестьянской опаской и, хоть и
признавал, что от них есть польза, предпочитал обходиться без них. Зато
Шани выдумка некоего магистра точных наук пришлась очень по душе. Пыльная
гусеница неторопливо ползла по дороге, и Шандер с удивлением разглядел,
что впереди на толстой гнедой лошади едет клирик с кардинальской
орифламмой.
  Максимилиану тут делать явно было нечего, да он и не мог бы его
обогнать. Других же клириков столь высокого ранга после смерти Иннокентия
в этих краях не водилось. Тем не менее за ним двигались пара десятков
человек в черно-зеленых одеяниях Церковной Стражи, затем тащился возок,
запряженный четверкой мулов, опять же с кардинальскими знаками на дверях и
крыше, а за ним две воловьих упряжки тащили нечто, напоминающее клетку на
колесах, по краям которой также трусили черно-зеленые. Затем ехали
всадники в дорожных одеждах, явно не воины и не церковники, замыкали же
процессию повозки с поклажей и пять или шесть десятков воинов.
  - Что бы это могло быть? - пробормотал Шандер, опуская трубу.
  Как бы то ни было, но клирики вряд ли могли представлять опасность, к
тому же численное превосходство Шандера было очевидным. Граф дождался,
когда замыкающий отряд поравнялся с высоким явором, росшим на берегу
Гусинки, и, махнув Марко, выехал из-за прикрывавших его камней. Это
послужило сигналом. "Серебряные" четко и быстро окружили незнакомцев. Они
не проявляли враждебных намерений, но каждый мало-мальски сведущий в
воинском деле человек понимал, что любая попытка к сопротивлению
равнозначна смертному приговору. Впрочем, путники и не думали
сопротивляться. Сначала они оторопело остановились, а затем дверца
переднего возка отворилась, на дорогу спрыгнул молоденький клирик, который
помог сойти тучному человеку в зеленых кардинальских одеждах.
  Шандер не поверил собственным глазам - перед ним был Тиберий!
Самозванец также узнал графа, и на холеном лице с бегающими глазками
появилась самая медоточивая из всех возможных улыбок. Он явно вознамерился
благословить чадо, и Шандеру пришлось действовать быстро и решительно -
сама мысль о прикосновении этой ядовитой жабы вызывала ни с чем не
сопоставимое отвращение.
  Гардани дал знак, и "Серебряные", на лицах которых читалось полное
соответствие с чувствами, обуревавшими их капитана, обнажили оружие.
  - Тиберий, - Шани слегка замялся, не зная, как обращаться к
расстриженным клирикам, - бывший епископ Таяны и Тарски, вы виновны в
государственной измене и ереси, и именем короля и Архипастыря я вас
арестовываю!
  Улыбка Тиберия стала еще слаще. Видимо, он готовился к подобному
разговору, так как ответил не задумываясь, громко и внятно. Хорошо
осведомленный о трусости клирика, Шандер .насторожился: столь спокойное и
уверенное поведение ничего хорошего не предвещало.
  - Сын мой, - объявил самозваный кардинал, - в тебе говорит излишнее
усердие и гнев, застилающий твои глаза. Ведаю что я был оклеветан в глазах
Его Святейшества, - заплывшие глазки попытались подняться к небу, - и Его
Величества Рене да продлит Творец их дни, но я, скромный служитель Церкви
нашей Единой и Единственной, не ропщу, но с кротостью принимаю клевету и
попреки. Сам же, как пчела, неустанно ношу мед свой в улей общего нашего
дела.
  Да будет тебе известно, что я, недостойный сын Всеобщего Отца нашего,
с Его помощью и по Его велению открыл врата Высокого Замка, этого оплота
ереси, чернокнижия и злонравия, и низверг нелюдей и богомерзких еретиков,
его захвативших, - Тиберий перевел дух, заодно пытаясь понять, какое
впечатление произвели его слова, но строгое лицо Шандера оставалось
спокойным, как изображение на старинной эльфийской медали, расстрига
набрал воздуху и продолжал еще более проникновенно:
  - Я, молясь неустанно о здравии Славы и Надежды Благодатных земель
Благочестивого и Победоносного Рене из рода Волингов и его воинства, внес
посильную лепту в победу над самозваным регентом Михаем Годоем и его
сподвижниками-еретиками. Но, будучи скромным служителем Церкви нашей
Единой и Единственной, я не счел для себя возможным воспользоваться
плодами сей победы и в сопровождении верных сынов Церкви решил отправиться
к престолу Архипастырскому, дабы передать в руки Его Святейшества Феликса
Первого ключи от Высокого Замка, а также то, что сейчас с видимым
удовольствием передаю в ваши руки. Ибо я, человек мирный, с невольным
страхом думал, удастся ли мне доставить то и тех, что я везу, в Кантиску.
Я немолод, - Тиберий горестно вздохнул, - и нездоров, - ты же есть первый
из воинов Его Величества...
  - Рене Аррой еще не коронован, - оборвал затянувшийся монолог Шандер
Гардани, - а ты решением Архипастыря, подтвержденным конклавом, лишен сана
и объявлен предателем и преступником.
  - Ведаю о том, - скорбно кивнул Тиберий. - Но безгрешных на грешной
земле нет и не может быть. Даже владыки мирские, даже князья Церкви и те
ошибаются... Я прошу тебя пройти со мной, и ты поймешь, что оклеветанный и
оказавшийся в логове зверя, я, с Божией помощью, одержал победу над
Антиподом и прошу лишь о праве сложить ее к ногам Архипастыря...
  - Хорошо, я посмотрю, - кивнул Шандер, - но сначала ваши люди сложат
оружие.
  - Да будет так, - значительно кивнул толстяк, - они сделают это с
радостью, ибо вооружились токмо по моей просьбе, дабы сопровождать меня
через дикие и опасные земли. Под защитой же ваших мечей, сын мой, мы
чувствуем себя в безопасности.
  Шандер не ответил, но "Серебряные", ловко и споро перемещавшиеся с
обозниками, быстро сделали свое дело. Отряд Тиберия был разоружен. Граф,
наблюдая за происходящим, заметил странное, граничащее с ужасом выражение
на лицах некоторых воинов, но на худом лице по-прежнему не отразилось
ничего - в застенках у Михая Шандер научился владеть собой.
  Граф спешился, бросив поводья подбежавшему Марко, и неторопливо пошел
за переваливающимся Тиберием. Тот прошествовал через строй клириков с
напряженными лицами к сооружению на колесах, которое Шандер заметил еще с
холма. Это действительно была клетка, водруженная на большой соляной воз,
более того, Шани ее узнал по особым образом изогнутым прутьям. Когда-то в
прежние времена она стояла в замковом зверинце. Теперь же в ней находились
два живых человека и одна голова.
  Как Шандер ни владел собой, но, столкнувшись с остекленевшим тяжелым
взглядом Михая Годоя, он побледнел. Сколько раз, прикованный к постели, он
представлял себе встречу с магом-регентом, сколько раз во сне и в мечтах
всаживал ему в горло клинок и вот теперь встретился с ним на пыльной
дороге. Страшный Михай, таинственный Михай, непобедимый Михай был мертв и
являлся всего лишь разменной монетой, за которую его жалкий сообщник хотел
купить себе прощение и, возможно, даже награду...
  Наверное, потому, что взгляд Годоя слишком долго преследовал Шани по
ночам, граф видел только голову своего мучителя, и Тиберий, явно
озадаченный и недовольный затянувшимся молчанием, вмешался:
  - Человек, возомнивший себя равным Творцу нашему и поднявший руку на
святую Церковь и властителей земных, мертв, его ближайшие приспешники
предстанут перед судом духовным и светским. Вот они - блудница и
злокозненный язычник, упорствующие в своих многомерзких грехах!
  Шандер с трудом оторвал взгляд от мертвой головы и попал из огня да в
полымя, столкнувшись с тяжелым, нехорошим взглядом гоблина. Шандер
окаменел, словно Годой снова наложил на него свои чары. Пленник медленно
отвел глаза, даже не попытавшись заговорить. Ни гневных обличений, ни
просьб о пощаде не было. Воины умирают молча. Уррик дал клятву хранить
тайну, и он ее хранил. Шандер такой клятвы не давал. Выхватив из кучи
отобранного оружия алебарду, граф с силой рубанул по замку, даже не
подумав спросить о ключе. Лезвие со звоном отскочило. Шани ударил еще и
еще, вкладывая в эти удары всю свою прежнюю и нынешнюю боль и ярость.
Гоблин с каменным лицом следил за руками Шандера, но женщина, лежащая
ничком на дне клетки, даже не обернулась на шум.
  Тиберий пытался что-то бормотать, Шандер в ответ удостоил его лишь
одним взглядом, но таким, что расстрига то ли пискнул, то ли хрюкнул и
постарался спрятаться за спинами своих подручных, однако "Серебряные"
решительно вытолкнули его назад. Замок наконец подался, и Шандер рывком
распахнул дверцу.
  - Выходите!
  Пленник не пошевелился.
  - Выходите! - повторил Шандер.
  - Ты забываешься, граф, - завизжал Тиберий. - Это - преступники и
еретики...
  - Кто бы они ни были, - отрезал Шандер, - они не звери, чтоб возить
их в клетках. А вот ты, - лицо Шандера скривилось от отвращения, словно он
наступил босой ногой на что-то мерзкое, - ты жрал из рук Михая, принял от
него фальшивый сан, благословил на войну... Пока он ходил в победителях,
он для тебя еретиком не был. Ты двойной предатель и, если это будет
выгодно, будешь предавать и дальше. Неужели ты думаешь, что Архипастырь
или Рене после всего примут тебя с распростертыми объятиями?!
  - Как бы то ни было, именно я победил еретика и схватил его
приспешников! И мои заслуги будут оценены по достоинству. - Тиберий еще
что-то говорил, но Шандер его не слышал, так как в растрепанной, прятавшей
лицо женщине, с трудом вылезавшей из клетки, он узнал Ланку. Ланку,
которую он пытался спасти перед тем, как угодить в плен! Ланку, которую он
когда-то учил скакать верхом и держать шпагу. Сестру его друга и сюзерена
и... жену Михая Годоя!
  - ... сообщница богомерзкого еретика, чьи руки по локоть в крови
невинных жертв, - бубнил Тиберий.
  Воины затаили дыханье. Ланка молчала, опустив голову, и только
безуспешно пыталась стянуть на груди разодранное платье, а Уррик как мог
прикрывал ее от посторонних взглядов.
  - ... за преступления перед Церковью Единой и Единственной,
запрещенное ведовство и непотребную связь, - зудел Тиберий.
  Шандер отвел глаза от Иланы и поднял их к небу. Оно было огромным,
чистым и равнодушным. Ему явно не было дела до того что творится на
грешной земле.
  - ... как ведьму! - конечный взвизг лжекардинала вернул Шандера к
действительности.
  Никогда и никто, включая Михая Годоя, не вызывал у графа Гардани
такого отвращения. Но Тиберий был прав. Вдова Михая и командир гоблинской
стражи были ценной добычей, а взятие Высокого Замка и уничтожение
владеющего магией Годоя - заслугой, за которую можно простить многое. Но
Шандеру Гардани отчего-то не хотелось благодарить толстого клирика.
Напротив!
  Молчание затянулось. Нужно было что-то делать. Собственно говоря, все
казалось очевидным. Пленных вместе с Тиберием, которому следовало выразить
благодарность - как же, политика, Проклятый бы ее побрал! - надо было
отправить в Кантиску в сопровождении сотни-другой "Серебряных", ему же
надлежало мчаться в Гелань и принимать дела, но душа графа к столь
очевидному решению не лежала.
  Шандер был воином, а не интриганом, и победа, одержанная при помощи
подонка и предателя, его не только оскорбляла, но казалась чем-то не
правильным и опасным. Тем не менее в одном Шандер был уверен - к женщине,
в каком бы преступлении она ни обвинялась, нельзя относиться по-скотски.
Может, не расскажи ему в свое время Рене о судилище в Белом Мосту,
затеянном синяками, он бы и повел себя иначе, хотя вряд ли... Граф Гардани
был воспитан в убеждении, что врага следует убить, но не издеваться, и что
глумление над тем, кто не может себя защитить, унижает не слабого, а
сильного. Это все и решило.
  - Бласко! - Молодой додекан появился немедленно. - Командуйте привал.
Вон там, на лугу у озера. Выше Высочество, - он решительно поклонился
Ланке, - я сожалею, что вынужден задерживать вас, вашу судьбу будут решать
другие, но я выражаю свое сожаление о том, что с вами так обращались. Вы
немедленно получите все необходимое. Ваш телохранитель может оставаться с
вами и далее, впрочем, это как вам будет угодно! Да, Коста?
  Темнобровый "Серебряный" что-то прошептал графу на ухо, и тот
стремительно пошел за ним, велев Бласко приглядывать за Тиберием и его
людьми.
  Вернулся он быстро и совсем в другом настроении - мир вновь стал с
головы на ноги и делился на порядочных людей и подлецов, с которыми можно
было не церемониться.
  - Где тут Гонза Когуть, клирик, известный под именем Евлалия, и
братья Цокай?
  Двое названных, зябко поводя плечами, вышли вперед, третий попробовал
затеряться в кучке черно-зеленых, но был ими вытолкнут. Люди Тиберия явно
не относились к тем, кто будет закрывать собой товарища.
  - Признаете ли вы, - Шандер говорил тоном, не допускающим возражений,
- что доносили на недовольных Михаем Годоем, получая за это
вознаграждение, а Евлалий к тому же нарушал тайну исповеди?
  Трое молчали, причем физиономия Гонзы стала багрово-красной, а клирик
и Курай смертельно побледнели.
  - Что вы можете сказать в свое оправдание? Ничего? Повесить их.
Немедленно.
  Если "Серебряные" и удивились, то виду не показали. Трое были
немедленно схвачены, и начались те жуткие приготовления, без которых не
обходится ни одна война.

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг