Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
Как я понимаю, создается фантом Ройгу, с помощью которого они хотят
вломиться в город. Возможно, этот безумец, объявивший себя главой Церкви,
хочет выдать его за знамение собственной святости. Ведь, если я не
ошибаюсь, какая-то из ваших святых часто изображается с оленем?
  - Да, святая Циала, - кивнул Рене, - ты прав, явление Оленя потрясет
многих, но защитники города убеждены, что с ними святой Эрасти, так что
все не так уж и безнадежно, особенно если мы сдержим фантом. Или я что-то
упустил?
  - Упустили прежде всего они. То ли в их заклинания вкралась ошибка -
как-никак ничего подобного не делали тысячи лет, то ли кто-то очень тонко
и умело подправил заклятье и теперь оно направлено не против стен Кантиски
и рассудка его защитников, а на разрушение Великого Барьера.
  - Что это значит?
  - Нас учили, что Великий Барьер появился много раньше всего Сущего,
тогда же, когда Свет был отделен от Тьмы, и что его суть познать
невозможно, но если его проломить или обойти, в мир ворвется нечто, не
совместимое с самим его существованием. Так ли это, никто не знает -
проверять это утверждение, хвала Великому Лебедю, еще не приходилось.
  Вы, люди, привыкли относить к Запретной магии все, что не
укладывается в Кодекс Циалы, но это лишь отзвук древнего великого Запрета,
наложенного на те области знания, овладев которыми безумец или глупец мог
преодолеть Барьер...
  - Ты допускаешь?
  - Я не допускаю, я уверен. Михай, думая, что ударит по Кантиске,
ударит по Барьеру, и никто не знает, к чему это приведет.
  - Значит, нужно сдаваться, хотя смерть - это только смерть, жизнь под
игом бледных много хуже.
  - Для тебя, для меня, но не для звезд, деревьев и птиц, которые знать
не знают о наших терзаниях. Но я не думаю, что нам оставят жизнь, мы
слишком опасны.
  - Сегодня мы сдадимся, а завтра Годой переругается с бледными,
замахнется на Идакону или Атэв и все равно пустит в ход Оленя.
  - Ты ошибаешься, уж не знаю, к счастью или нет. Нам нужно пережить
лишь сегодняшний день, день Светлого Рассвета, затем все вернется на круги
своя. Не стану читать тебе лекцию по Запретной магии, так что поверь на
слово. Для того чтобы обойти Барьер, нужно, чтобы в одной точке сошлось
множество дорог и тропинок от положения звезд до человеческих снов. Только
тогда такая относительно слабая Сущность, как на время обретший что-то
похожее на тело один из старых богов одного из миров, сможет пробить
преграду, поставленную чуть ли не самим Творцом, и туда устремится нечто,
губительное и для Тарры, и для других миров. Да, да! Поглотив наш мир,
чуждое рано или поздно прорвется в другие. Так уж вышло, что мир без богов
и без магии оказался самым слабым звеном Барьера. Именно об этом и
предупреждает Пророчество, жаль, что мы слишком поздно это поняли.
  - И сколько времени нам будет грозить это самое чуждое?
  - Искажающее заклятье, открывающее ему пути, проживет до захода
солнца, не долее, после чего Олень снова подчинится тем, кто питает его.
Он и его хозяева по-прежнему будут опасны, но с ними можно и нужно будет
бороться. Та же Герика, Эстель Оскора... Она должна остановить Оленя,
возможно, она смогла бы что-то сделать даже сейчас, но до Идаконы слишком
далеко даже для Гиба. Да и слишком драгоценна она, чтобы рисковать ее
жизнью сегодня и сейчас.
  - Что ж, война с нашей смертью не кончится, - на лице Арроя не
дрогнул ни один мускул, но Эмзар понял, что тот принял решение и не
отступится, - Феликс - хороший Архипастырь, Мальвани - готовый маршал, а
Шани - таянский король. Хорошо, что он пока в безопасности. Так же, как и
Роман.
  - Рамиэрль мой наследник, - Эмзар сказал это так, что герцог понял -
уговаривать эльфа исчезнуть из обреченной крепости бессмысленно, - он не
станет прятаться в болотах и не даст тем, кто с ним пришел. Ты сможешь
остановить армию Мальвани?
  - Конечно, не беспокойся, но не лучше ли тебе...
  - Не лучше, - Эмзар гордо вскинул голову, - иногда смерть Короля
нужнее его жизни, к тому же, если нас не убьют до вечера, мы и в плену
сможем что-то сделать. Годой знает, кто сейчас в Кантиске, если он кого-то
не найдет, он пустит по следу своего монстра, а этого допустить нельзя.
  - А он не отправит его за Герикой?
  - Нет, так как Пророчество утверждает, что их силы равны.
  - Да, пожалуй, держа нас в руках, он попробует поторговаться с теми,
кто остался в Эланде.
  - Ты решил?
  - Да, я выеду навстречу Годою, а те, кому я верю, откроют ворота. Мы
сделаем это в последний момент. Люди готовы к битве, рассчитывают на
победу и могут расправиться с "предателями" на месте.
  - Согласен. Ты сам объяснишь все Шаде и Иоахиммиусу?
  - Да, но сначала я хочу собраться с мыслями.
  - Что ж, я тоже хочу вспомнить обо всем, что нужно и не нужно.
Встретимся на рассвете у Малахитовых ворот.
  Эльф бесшумно исчез в зарослях монастырского сада - стройная, легкая
тень, порожденная благоуханной летней ночью. Рене какое-то время смотрел
ему вслед, затем негромко окрикнул:
  - Жан-Флорентин, ты все слышал?
  - Разумеется, - последовал незамедлительный ответ, - мой слуховой
аппарат хоть и не столь совершенен, как, скажем, у обыкновенной кошки, но
все же много лучше, чем у почитающих себя венцом мироздания двуногих
существ...
  - И что ты скажешь?
  Философский жаб перебрался с браслета на рукав и, забравшись по нему
наверх, устроился на краю воротника, задумчиво скрестив лапы.
  - Логика подсказывает, что Эмзар верно оценил обстановку. Завтра нас
ждет не бой с Михаем Годоем за власть над Арцией, а конец Света,
инспирированный не идентифицированными на данный момент силами. Сработал
тот самый неизвестный фактор, о котором я неоднократно предупреждал, так
как, исходя из причинно-следственной связи...
  - Жан, - прервал его адмирал, - у нас слишком мало времени и слишком
многое нужно сделать. Я хочу попросить тебя об одной вещи.
  - К вашим услугам, - жаб изобразил нечто, долженствующее,
по-видимому, изображать рыцарский поклон.
  - Вы ведь ладите с Гибом?
  - Настолько, насколько можно ладить с созданием, живущим одними
эмоциями и не способным думать о Вечном. Впрочем, это не его вина, так как
вся история этих существ...
  - Сейчас не до родословной Водяных Коней. Нужно предупредить
Мальвани, и сделать это, кроме тебя, некому.
  - Нет! - жаб категорично рубанул воздух лапой, оставив за собой
огненную черту. - Я поклялся не оставлять тебя, и я сдержу слово.
  - Ты пойдешь, - устало повторил Рене, - потому что больше некому.
  - Не пойду!
  - Пойдешь! Я приказываю тебе, ты присягнул мне как своему сюзерену, и
твой рыцарский долг повиноваться.
  - Да, действительно, - жаб вздохнул, приняв оттенок красной яшмы, - я
присягал, и рыцарский долг меня обязывает. Я сделаю так, как ты хочешь.
  - А хочу я многого. Ты передашь Мальвани, чтобы он ни в коем случае
не пытался нас спасти. Его забота - армия и беженцы. Он должен вместе с
уцелевшими эльфами запереться за Аденой и ждать. Мое завещание у Герики
Ямборы, пусть она отдаст его Шандеру, когда тот вернется. Надеюсь, он
привезет подписанный договор. Майхуб понимает больше, чем хочет показать,
и потому исполнит обещанное даже без меня. А теперь главное. Мальвани и
Шани сделают все, что в человеческих силах, но от вас с Гибом потребуется
больше. Вы должны спрятать Герику так, чтобы ее никто не нашел. Если она
Эстель Оскора...
  - Все можно подвергать сомнению, но не это...
  - Михай не должен ее получить. Когда она будет укрыта, вы найдете
Романа - он жив, я в этом уверен. Дальше все будет зависеть от вас. Эстель
Оскора, кольцо Проклятого, Водяной Конь и твои мозги - этого должно
хватить для победы, потому что это все, что осталось у Тарры.
  - Я понял, - жаб был на удивление краток, - и я исполню.
  - Не будем откладывать, - Рене поднял руку, и Жан-Флорентин вновь
привычно устроился на браслете.
  Цвел жасмин, и его аромат мешал думать о смерти как о чем-то
неизбежном. В дальнем конце сада бил небольшой источник, заботливо
обрамленный резным белым камнем. За источником в стене виднелась
полукруглая ниша, из которой выступала сделанная с немалым искусством
фигура какого-то арцийского святого, сзади которой хитрый мастер поместил
большое, слегка помутневшее зеркало, так что пришедшие к водоему паломники
видели себя как бы идущими по стопам святого. Рене ухмыльнулся, подумав о
том, что многочисленные святые и угодники, якобы хранящие эту землю, давно
должны были бы вмешаться и покончить с Годоем и его колдунами. Вместо
этого узурпатор при полном попустительстве небес объявил себя главой
Церкви и в таковом качестве осаждает Святой город... Что ж, если боги и
святые отвернулись, придется рассчитывать на эльфийскую магию и копыта
Гиба.
  Водяной Конь появился сразу - видно, болтался где-то поблизости. Рене
в который раз убедился, что Гиб понимает все или почти все. На сей раз он
не ржал, не рыл копытами землю, а тихо стоял, опустив голову, пока
Жан-Флорентин переползал на шею скакуна и цеплялся за спутанную гриву.
  - Клянусь честью, - философский жаб сделал правой лапой жест, похожий
на гвардейское приветствие, - ваша жертва будет не напрасной. Потомки
узнают, кому они обязаны жизнью. Никто не будет забыт, и ничто не будет
забыто!
  - Главное, чтобы они были, эти потомки, - отмахнулся Рене, - ну,
вперед! Прощайте! - Гиб черной молнией рванулся куда-то вбок и ввысь, лишь
слегка тронув копытами сонную воду. Рене, хоть и не раз ездил на черном
жеребце, так и не понял, какими путями тот иногда ходит, да это было и
неважно, главное, сооруженный осаждающими двойной вал для него не помеха.
Не пройдет и оры, как он доберется до лагеря Мальвани.
  Странное дело, Жан-Флорентин бывал порой совершенно невозможным, но,
расставшись со своим многословным спутником, Рене почувствовал себя
невыносимо одиноким. Оно, наверное, было и к лучшему, с учетом того, что
адмиралу предстояло завтра. Одинокие могут себе позволить быть стойкими,
ничего не бояться и ни о чем не жалеть. Хорошо, что Герика в Эланде и
Годой знает об этом, иначе он потребовал бы и ее, а Рене не мог
поручиться, что отдал бы Геро Михаю, даже зная, чем грозит
неповиновение... И Шандер... Как удачно вышло, что он отправил его в
Эр-Атэв, избавив от ужаса повторного плена. Шани был откровенен с Арроем
настолько, насколько в подобных вещах можно быть откровенным, так что
адмирал насчет собственной участи не обольщался...
  Эландец машинально поднял взгляд к луне, исходившей неистовым
серебряным светом, казалось, она понимала, что эта ночь может оказаться
последней. Птицы молчали, в застывшем воздухе стоял дурманящий аромат...
Праведник провел бы такую ночь в молитвах, воину более приличествовало
отдать ее какой-нибудь случайной подруге... Но подруги не было, и искать
ее не хотелось, а молиться, просить упорно молчавшего все это время Творца
о помощи? Зачем? Если тот всезнающ, всеблаг и всемогущ, это излишне, а
если нет, то бесполезно.
  Аррой присел на край бассейна, повернувшись спиной к гроту святого,
чье имя он запамятовал, и опустил руку в воду. Он не молился в прямом
смысле этого слова, повторяя красивые заученные слова, но мысленно
обращался к любым высшим силам, если таковые все-таки где-то есть. Герцог
заранее соглашался на любую жертву, пусть только эта луна и завтра
отразится в прохладной воде и над ней склонятся распустившиеся к ночи
цветы. Этот мир должен жить, и если за это он должен положить жизнь,
разум, душу, то, что клирики называют вечным спасением, то он сделает это
без колебаний.
  Усыпанные звездами небеса молчали, молчал и тот, кто некогда столь
щедро поделился с Рене силой, чуть этим его не прикончив. Не раздавался
Трубный Глас, не спускался с горных высей воин в сверкающей броне, в
кустах не вспыхивал негасимый огонь, белоперый голубь Творца не садился на
плечо... Да и пропахший серой и нечистотами Антипод не спешил забрать душу
адмирала в обмен за помощь. Не случилось ничего, что обычно происходит в
легендах в ответ на отчаянный и искренний призыв смертного. Высшие силы
безмолвствовали, только луна скрылась за горизонтом - ее время истекло.
Небо быстро светлело, скоро поднимется солнце, и в храмах слитно ударят
колокола, возвещая приход Светлого Рассвета, с которым истечет и срок
ультиматума. Если Рене и Эмзар ответят отказом, Годой бросит против них
своего монстра и тем подпишет приговор Тарре, так как остановить Оленя ни
Михай, ни его бледные не в состоянии, хоть и не знают об этом. Правду им
не объяснить.
  - Ваше Высочество, вы тут? - кардинал Иоахиммиус торопливо пробирался
по узкой тропинке, опираясь на свой цветущий посох.
  - Да, знаете ли, захотелось вспомнить, какими бывают летние ночи, -
Счастливчик Рене встал, повернулся и быстро пошел навстречу кардиналу
Кантисскому, - что-то случилось?
  - Да, хоть этого и следовало ожидать, да мы и ожидали, зная, сколь
вероломен узурпатор. Он не стал дожидаться оговоренного срока, а напал
прямо сейчас. Видимо, понимал, что мы не собираемся сдаваться, и решил
застать нас врасплох. И, - кардинал с явным усилием произнес
отвратительное слово, - он пустил в ход магию. Они собрались за Канном и
начали какой-то омерзительный ритуал... Со стены видно.
  Рене, не дослушав, бросился из сада, сразу же опередив осанистого
клирика. Он думал, что у него есть выбор, что своей головой он выкупит
передышку... Выбора не было.

  Эстель Оскора

  Белка весело трещала, в очередной раз передразнивала старую няньку
жены Рене, которую здесь считали ведьмой. На самом деле старуха не
заколдовала бы и ежа, но ей нравилось представлять себя опытной колдуньей,
благо синякам в Эланде дело до не было, а опасливое почтение окружающих и
перепадающие время от времени подарочки бабку вполне устраивали.
  Как-то так вышло, что дочка Шани возненавидела все, что было связано
с Ольвией Арройей, и своих чувств не скрывала. Старуха огрызалась, Белка
не отступала, и вскоре война между дочкой уважаемого всеми Шани Гардани и
старой ведьмой стала любимым развлечением обитателей герцогского дворца. Я
смеялась вместе со всеми, хоть и с оттенком грусти. Старуха из кожи вон
лезла, чтоб прослыть ведьмой, не будучи таковой, я же, будучи нелюдью, изо
всех сил скрывала свою сущность. Великие Братья, как же мне это надоело!
Скорей бы вернулся Рене, будь что будет, я почти решилась рассказать ему
всю правду, тем паче что если я буду молчать, это рано или поздно сделают
эльфы. А может, уже сделали. Хотя вряд ли. Наверняка все их мысли занимает
предстоящее сражение. Они должны победить, только бы Луи Арцийский не
пропустил к Годою резервы! Я мало что смыслила в военном искусстве, но
понимала, что общий расклад пока был не в пользу Мальвани, хотя выиграть
было все-таки можно.
  Белка замолчала, раздались привычные взрывы смеха. Идакона жила
обычной жизнью. Похоже, здесь не сомневались в конечной победе, особенно
после того, как взбесившееся море уничтожило чуть ли не до последнего
человека армию Марциала, не тронув при этом побережье севернее Адены. Мне
же казалось, что здесь, как бы ни благодарил за чудо Творца кардинал
Максимилиан, что-то не так. Конечно, гибель армии здорово улучшила, наше
положение и развязала руки Феликсу и Мальвани, но, захоти Всевышний
вмешаться и защитить нас от еретика-узурпатора и его чудовищных подручных,
он бы прежде всего поразил главного виновника несчастий, а не губил бы
тысячами людей и гоблинов, не дав им даже возможности покаяться.
  Скорее уж я была готова поверить в пресловутых Великих Братьев,
опекавших Эланд. Эти могли утопить чужаков, не позволив при этом
чудовищным волнам обрушиться на побережье я хранимой земли. Только вот
что-то не слышала я преданий о вмешательстве в дела эландцев высших сил;
маринеры всегда гордились тем, что отвечали за себя сами, а Братьев
поминали скорее наперекор Церкви, чем ожидая от тех помощи.
  Теплый ветер бросил мне в лицо пригоршню белых лепестков. Весной
всегда очень хочется жить, и я не была исключением. Хотелось забыть о
зиме, Годое, войне, о собственной порченой крови и просто слушать шепот
ветра да любоваться на море. Я решила подняться на башню, но перед этим
зашла к себе оставить сдуру захваченную с утра теплую накидку. Голос Рене
застал меня врасплох. Умом я понимала, что герцога в Идаконе нет. Нет и

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг