Русская фантастика / Книжная полка WIN | KOI | DOS | LAT
Предыдущая                         Части                         Следующая
чавкала  грязь.  Торжество  левых  идей  здесь,  в  небольшом  районе,
выглядело точно  так же,  как торжество  левых идей где бы то ни было.
Правда, в  баре свободно  продавалось пиво,  и хотя  полы в баре были,
вероятно, самыми  грязными в  западном мире,  пиво, как  и всюду, было
нормальное. А  если присмотреться  к посетителям  бара, можно было и в
них  обнаружить  -  под  цветным  рваньем,  кожей,  молниями,  черными
майками, серьгами,  выбритыми затылками  и косичками  - старательных и
аккуратных   школьников    на   каникулах    и   умелых    мастеровых,
костюмированных для рекламы. Настоящих чокнутых было процентов десять.
Они и  выглядели по-настоящему:  довольно аккуратно,  но старомодно  и
потерто, хотя и стильно одетая пьянь. Розовые набрякшие лица, плывущие
глаза и  тонкие ноги женщин - одинаковые у пьющих баб от Трех Вокзалов
до, вероятно, Патагонии.

     Справа  черной   засвеченной  кинопленкой   тек  канал.   Тяжелое
инопланетное тело  баржи возникало  гигантской тенью, небольшие катера
поблескивали легкомысленными  разводами  декоративных  росписей,  яхты
све- тились  будуарными окошками  кают. Вечная контра- банда жизни шла
вполголоса на палубах. Вода была беззвучна и лежала тяжело, ровно.

     В медленно  движущемся по  набережной одиноком "мерседесе" сидели
двое -  водитель и  еще один  человек на  заднем  сиденье,  напряженно
глядящий вперед.  Шляпу он  снял и  держал на коленях, и когда в глубь
машины проникал  случайный свет  редкого  уличного  фонаря,  мертвенно
белела  лысая   голова  и   желто-красным  звериным  огнем  вспыхивали
неподвижно, внимательно глядящие глаза.

     Из боковой  улицы вышли  трое. Два  обычных  здешних  парня  -  в
высоких ботинках  "Doctor Martin", в узких, высоко подвернутых джинсах
и старых,  обвисших драповых  пальто с блошиного рынка - вели под руки
невысокого, полного  и очень  элегантного господина  в длинном светлом
плаще. Господин  шагал неуверенно.  Машина остановилась. Трое подошли,
шофер открыл  правую переднюю  дверцу, и  маленький  господин  тут  же
оказался на  сиденье рядом  с ним. Дверца захлопнулась, парни остались
снаружи  -  один  прямо  возле  машины,  другой  отошел  чуть  вперед,
закурил...

     - Скажи ему,  - хрипловато  произнес человек с заднего сиденья, и
маленький живо  обернулся на  звук его речи, обнаружив темную повязку,
закрывающую почти  все его  лицо, от  поросшей редкими черными кудрями
неаккуратной плеши до скошенного подбородка в редкой же черной бороде,
- скажи  ему,  что  у  нас  все  идет  по  известному  плану.  Поворот
произойдет.  Он  уже  произошел,  как  известно,  но  мы  на  этом  не
остановимся. Теперь  человек, о  котором мы  говорили в  прошлый  раз,
будет всегда  действовать по  нашему плану. Повтори это ему, он должен
понять. Поэтому и дальше все должно идти по нашему общему плану. Скажи
ему, что  они начали  неплохо, но  если они  остановятся  на  половине
дороги, ни  им, ни нам не удастся ничего. Объясни ему, что на этот раз
ни мы,  ни они не можем отступать - надо показать всем, что идея жива.
Скажи ему...

     Шофер быстро,  слитным кашлем,  выплюнул десяток  арабских  фраз.
Повернув  теперь   уже  к  нему  перетянутое  черным  лицо,  маленький
внимательно слушал.  Когда  переводчик  закончил,  в  машине  зазвучал
тонкий, дет-ский  голос, придыхания  восточной речи плохо сочетались с
таким тембром.

     - Он говорит,  что ваша  информация только  подтвердила их оценку
происшедшего, - перевел шофер. - Они не придают значения неудаче...

     - А откуда  они знают,  что вообще  неудача произо-шла? - перебил
лысый. - У нас утечки не было, он блефует...

     Шофер бормотнул  вопрос, выслушал  сладкоголосый ответ,  и, когда
переводил его,  в его  собственном голосе  был едва  уловимый  оттенок
усмешки.

     - Он  говорит,  что  утечки  информации  действительно  не  было,
информация шла только по нормальным каналам: вам и им. Он говорит, что
они не могут получить только ту информацию, которой не существует.

     Дождавшись,  когда   переводчик  замолчал,   тонкий  голос  снова
наполнил машину клекотом.

     - Он говорит, что они в целом удовлетворены ходом дела. Они рады,
что   сатанинскому    духу   индивидуализма    бедные   страны   снова
противопоставляют  единую   силу  народов,  которые  не  променяют  на
дьявольский соблазн  благополучия великое  счастье  умереть  за  общее
равенство. Он  говорит, что  вся история  есть история  противостояния
человеческого моря  Востока западным жрецам горделивой личности. И они
счастливы, говорит  он, что  великая евразийская держава, сбившаяся на
несколько лет  со своего исторического пути, возвращается в сообщество
покорных единому Аллаху.

     Дверца распахнулась, маленький господин вылез. Тут же парни взяли
его под руки. Раздался едва слышный стук мотора, по каналу - темное на
темном - скользнул катер и пристал точно в том месте, где остановились
трое.

     Хлопнула дверь, машина рванула с места и помча-лась - мимо биржи,
мимо старого  дворца, мимо  быстро сменившихся  окраинными  коттеджами
деловых небоскребов  черного стекла  - на  шоссе, к  аэропорту.  Лысый
надел шляпу, откинулся, прикрыл погасшие желтые огоньки тонкими, как у
птицы, веками  - задремал.  Шофер смотрел  на дорогу, выражение лица у
него было  устало-брезгливое. За  три года  службы в  резидентуре  ему
осточертели эти  визитеры, не знающие ни одного языка и обращающиеся к
нему не  то что  без имени-отчества - просто "ты", без имени. Этот еще
оказался приличней  других: прилетел, сделал дело - и назад. Не шастал
днем по  магазинам, не поручал поиски всякого дерьма на распродажах по
бабьему списку.  Видно, действительно  - с  самого верха. Впрочем, все
равно сволочь...

     Маленький господин  ступил на  палубу катера.  Палуба была пуста,
никто не  вышел из  каюты, в  ее освещенных окнах вообще не было видно
людей. И  то, что  катер тихо  скользил,  что  тихонько  бормотал  под
палубой двигатель, наводило на мысль о призраках, таких уместных среди
черных домов,  черной воды,  черных шпилей  на черном  небе  и  черных
человеческих фигур, неподвижно стоявших на палубе.

     Переведя маленького господина по короткому трапу на палубу, парни
отпустили его  и отошли  в сторону.  Господин, вытянув короткие ручки,
пытался нащупать  перед собой  и по  сторонам какую-нибудь  опору,  но
ничего не  находил. Черную  повязку он  снять  не  пытался  -  видимо,
соблюдая достаточно  серьезный уговор.  Тем временем один из парней на
цыпочках, беззвучно,  шагнул ему  за спину  и вынул  из  кармана  чуть
блеснувшую тонкую  цепочку. Это  была обычная,  сантиметров в тридцать
пять цепочка  для ключей,  и на  одном ее конце действительно звякнули
нанизанные на  кольцо ключи,  а на другом болтался брелок - маленькое,
но тяжелое  каменное яйцо.  В случае  необходимости, хорошо  раскрутив
цепочку, этой штукой можно было проломить висок.

     Парень накинул  цепочку сзади  и, резко рванув, прервал уже почти
вышедший из  глотки маленького  человека крик.  Тут же  убийца  стянул
концы цепочки  под затылком  - они  едва сошлись на толстой и короткой
шее -  и, еще  раз резко  рванув,  разведя  руки  в  стороны,  задушил
человека. Потом он снял с его шеи цепочку и сунул в карман.

     Второй уже  вытащил из-под  светлого плаща маленький магнитофон и
положил его в свое пальто.

     Тело осталось  лежать  на  палубе,  возвышаясь  неопознаваемым  с
набережной мешком.  Катер быстро  шел к  мосту,  парни,  наклонившись,
трудились над трупом.

     Под мостом они спихнули его в воду. Когда тело опустилось на дно,
заложенные во  все карманы  плаща, пиджака,  брюк  небольшие  взрывные
устройства разнесли  его на  куски. Взрыв  из-под воды  был  почти  не
слышен. Куски не должны были всплыть - к рукам и ногам, голове и груди
стальной проволокой были примотаны грузила от больших сетей.

     - Everything  o'key,  I  think,  -  сказал  тот,  который  душил.
Покачиваясь, распахнув пальто, он мочился с борта. - Life is life, eh?
We don't  need this  kid more.  He has  made his last connection - our
bosses can  have their fucken caviar at their fucken dachas... Well. I
hope,  his   blackassholes,  his   friends  willn't   find   him   for
reconstruction. I  don't wish  such bad  thing to  them, to  our  dear
friends from the East...

     - Shut up, you! - Второй прикуривал, и ответ его был неразборчив.
- You are so brave here... But I wonna see you in Lebanon... With your
fucken chain...

     3

     Неужели вы не понимаете, сказал Сочинитель, что я не имею влияния
на них?  Это они  действуют, а не я. Это ведь так элементарно, и всюду
написано, вы  не могли  этого не  читать. Ну,  вспомните  же,  Татьяна
удрала такую  штуку, вышла  замуж! И  он удивился, а сделать ничего не
мог. А  ведь не мне, согласитесь, чета, даже и говорить неловко... Они
имеют самостоятельную волю, поймите! Вы должны понять...

     Ликбез  мне   читаете,  усмехнулся  седой,  классику...  Это  все
оставьте для  поклонниц, у  нас разговор серьезный. Либо вы продолжите
ваш сценарий  таким образом,  чтобы он  нас устраивал,  либо...  Через
несколько  минут   здесь  установят  монитор,  мы  вам  хотим  кое-что
показать.

     Я ничего  не могу сделать, сказал Сочинитель мертвым голосом, и в
этот только момент сам окончательно понял, что действительно не может,
даже если  бы решил. Сюжет будет развиваться единственно возможным для
него и  для нас всех путем. Все, что должно произойти, произойдет, и я
не могу  ничего с этим поделать. Есть вещи, которые сделать не можешь,
понимаете? Даже  если хочешь.  Просто  ты  так  устроен  и  не  можешь
написать то,  что не  можешь, как  не можешь  прыгнуть в высоту на два
метра... То, что вы хотите, может написать только другой человек, но и
он не  напишет, потому  что Сюжет  - мой.  Иногда со  стороны это  все
кажется несерьезным.  Например, во  мне  многие  запреты  на  развитие
Сюжета связаны  с моим застарелым, с детства, желанием казаться лучше,
чем я есть на самом деле. С желанием выглядеть красиво, понимаете? И я
не могу...

     Сможешь, перебил  его  седой,  и  Сочинитель  понял,  что  допрос
вступил в  новую фазу  - грубый  тон, обращение  на  "ты"  и,  видимо,
угрозы... Сможешь,  повторил седой,  и яйца тебе откручивать не будем.
Сам сможешь. Ты же ведь все равно будешь додумывать свой Сюжет, никуда
не денешься,  не выключишься.  Так  что  не  в  наших  интересах  тебя
лупцевать, а  то и  правда сочинять перестанешь. Сиди, думай... Заодно
посмотришь, что  ты можешь,  а что  нет.  Продемонстрируем  тебе  твои
возможности, ты их еще не знаешь...

     Он вышел,  не прикрыв дверь, в которую тут же протиснулся тощий и
очень длинный  солдатик. Рукава  гимнастерки ему  были чуть за локоть,
сапоги свободно  болтались на  худых ногах.  Не глядя  на  Сочинителя,
солдатик поставил на стол в углу небольшой телевизор. Монитор, вот это
и есть  монитор, подумал  Сочинитель. Переросток  в форме  уже воткнул
разъем со  многими штырями в ранее не замеченную Сочинителем розетку в
углу и вышел.

     Экран медленно  осветился, но  еще до  того, как на нем появилось
изображение, Сочинитель  похолодел. Он услышал частые выстрелы, грохот
вертолетного мотора и  понял, что, если он будет продолжать свой Сюжет
со всеми подробностями, он окажется, дей- стви- тельно, предателем. Он
уже не  имел больше  права на точные адреса - они пойдут по ним, будут
действовать по  его подсказке.  Он зажмурился и несколько раз повторил
про себя:  "Просто - страна... Просто - страна... Страна - и все..."

     Если не  выдать место,  у ребят  еще будет  шанс, подумал  он. И,
следовательно, будет шанс у нас всех.

     Наконец картинка на мониторе высветилась.

     Страна. Февраль
     Сергей гнал  "уазик" наискось  через плац,  мотая его  зигзагами.
Стреляли из  окон второго  этажа, видимо,  из того  помещения, которое
когда-то было в этой казарме каптеркой.

     Юра  уже  прилаживался  со  своим  гранатометом,  но  нужно  было
высунуться с  ним наружу,  а из "уазика" это было невозможно - окна не
открывались.

     - Поворачивай кругом, - сказал Олейник. - Кругом и притормози, но
совсем не останавливайся... Поворачивай...

     - Озверел, что  ли?! -  заорал Сергей.  - Куда кругом? Уходить? А
бабы? Ты что?..

     - Говорю, кругом,  - повторил Олейник, уже перелезая через спинку
в маленькое  пространство между  сиденьем и  задним бортом. В руке его
был офицерский  швейцарский нож.  Упершись ногами в борт, он выщелкнул
лезвие. В  зеркале Сергей  увидел красную с белым крестиком рукоятку и
сообразил. Круто, едва не опрокинув, развернул машину и, так же виляя,
поехал  назад.   Затрещал  под   ножом  Олейника   брезент,  вывалился
квадратом, вместе  с задним  окном. Юра  уже стоял  коленями на заднем
сиденье...

     - Стой! -  крикнул Олейник,  и Сергей,  словно ткнувшись в стену,
затормозил. Юра  высунулся со  своей трубой  по пояс.  Из окна ударила
длинная очередь,  но одновременно с нею харкнул гранатомет. Сергей уже
лежал с  автоматом  у  левого  заднего  колеса  на  асфальте  плаца  и
полосовал по  замолчавшему окну  без перерыва,  на весь  рожок. В окне
мелькнул силуэт,  Олейник выстрелил, держа "кольт" в двух руках, как в
тире, -  высунувшись вместо  Юры в  прорезанную дыру.  Юра, с  "калаш-
никовым" в  руках, стреляя  на ходу,  широкими шагами  несся к входу в
казарму. Из  развороченного гранатой  окна вывалился  ручной  пулемет,
следом за  ним, раскинув  руки, кувыркаясь,  медленно выпала  фигура в
пятнистой форме...

     В коридоре  Олейник пнул  первую же  дверь ногой  и  отскочил  за
косяк. Из  двери ударил автомат. Замолк. В полный рост встал Олейник в
дверном проеме.  В углу  комнаты  он  увидел  мальчишку  в  тельняшке,
выламывающего  из   автомата  заклинившийся   пустой  рожок.   Олейник
выстрелил, чуть приподняв ставший еще тяжелее обычного "кольт"...

     Галя сидела на полу в следующей комнате, руки ее были пристегнуты
наручниками к  отопительной  трубе.  Окна  здесь  выходили  на  другую
сторону,  это   было  счастье,  что  они  не  догадались  загородиться

Предыдущая Части Следующая


Купить фантастическую книгу тем, кто живет за границей.
(США, Европа $3 за первую и 0.5$ за последующие книги.)
Всего в магазине - более 7500 книг.

Русская фантастика >> Книжная полка | Премии | Новости (Oldnews Курьер) | Писатели | Фэндом | Голосования | Календарь | Ссылки | Фотографии | Форумы | Рисунки | Интервью | XIX | Журналы => Если | Звездная Дорога | Книжное обозрение Конференции => Интерпресскон (Премия) | Звездный мост | Странник

Новинки >> Русской фантастики (по файлам) | Форумов | Фэндома | Книг